УДК 349.222

Страницы в журнале: 58-65 

Г.А. Трофимова,

эксперт научно-исследовательского  объединения «Правовая инициатива» Россия, Иркутск trofimova_galy@mail.ru

 

Дана общая характеристика правового качества Трудового кодекса РФ, выделены его концептуальные недостатки, влекущие ущемление прав работников, в частности права на возмещение материального ущерба и морального вреда вследствие принятия и применения «дефектного» нормативного правового акта, и также умаление прав работодателя. Предложены варианты совершенствования кодекса.

Ключевые слова: трудовые отношения, правовое качество закона, концептуальные недостатки, пробелы в законодательстве, регулирование трудовых отношений, защита трудовых прав, права работодателя, восстановление прав, право на компенсацию.

 

Более чем десятилетний срок действия Трудового кодекса РФ (принят в 2001 году и введен в действие с 1 января 2002 г.) выявил ряд его достоинств и немалое количество недостатков.

Характеризуя данный правовой акт, можно сделать вывод, что с точки зрения юридической техники (т. е. нормативного воплощения  концептуальных положений) он превосходит иные ныне действующие кодифицированные акты, за исключением, пожалуй, Гражданского кодекса РФ. Текст изложен лаконично, понятно, систематизированно. Уделено должное внимание общим положениям осуществления трудовых отношений и их аспектам, касающимся отдельных институтов (трудового договора, социального партнерства, материальной и дисциплинарной ответственности и др.), а также особенностям регулирования труда отдельных субъектов трудовых отношений (работников в возрасте до 18 лет; руководителей и членов коллегиального исполнительного органа организации; лиц, работающих по совместительству; работников, занятых на сезонных работах; лиц, работающих вахтовым методом; надомников; дистанционных работников; работников транспорта; педагогических работников; научных работников; работников религиозных организаций; спортсменов, тренеров и работников других категорий).

Вместе с тем с концептуальной точки зрения ТК РФ является актом устаревшей формации: очень многое заимствовано им из советской системы регулирования трудовых отношений без соотнесения этих положений с современными экономическими и структурно-организационными реалиями. Поэтому, наверное, в исследованиях отмечается, что многие нормы трудового права носят декларативный характер [2, c. 349; 3, c. 22—27; 9, c. 67—68].

Если рассматривать положения ТК РФ объективно, то, с одной стороны, данный нормативный акт не содержит должных гарантий трудовых прав, допуская на практике реализацию по отношению к работникам дискриминационных норм (произвольного назначения заработной платы, определения других условий труда и оснований для увольнения), с другой стороны, возлагает целый спектр обязанностей по социальному обеспечению работников на работодателя и ограничивает право на выбор работников, соответствующих определенным психологическим характеристикам.

Попробуем подробнее рассмотреть недостатки ТК РФ.

І. Дефекты и пробелы правового регулирования, влекущие ущемление прав работников.

1) Установленный порядок защиты прав работника сопряжен с возникновением конфликта между работником и работодателем. Нарушение трудовых прав работников носит латентный характер. Работники, как правило, не решаются обращаться за защитой своих прав, так как оспаривание тех или иных закрепленных законом прав (на отдых, сокращенную продолжительность рабочего дня перед праздничным днем, разделение отпуска только по соглашению с работником, выплату работникам со сдельной оплатой труда межразрядной разницы в случае выполнения ими работ, тарифицируемых ниже присвоенных им разрядов, и др.) возлагается главным образом на работника. Отстаивание не признаваемых работодателем прав работника часто связано со вступлением работника в конфликт с работодателем, что может негативным образом сказаться на дальнейших взаимоотношениях с работодателем, от которого напрямую зависит решение о поощрении работника, повышении в должности, об увольнении ввиду сокращения штата, определение уровня выполнения трудовых обязанностей и т. д., а в ряде случаев еще и продление контракта.

В этой связи во избежание возникновения конфликта между работником и работодателем, во-первых, должна действовать такая система защиты трудовых прав, где инициатором обращения в соответствующие органы защиты — инспекцию по трудовым спорам или  суд — может выступать не только сам работник, но и иной субъект, защищающий его интересы. Во-вторых, государственные инспекторы труда должны быть наделены правом по собственной инициативе проводить проверку соблюдения трудового законодательства тем или иным работодателем не чаще одного раза в полгода, а при наличии в течение предшествующих 6 месяцев зафиксированного правонарушения, по факту которого было вынесено решение в административном или судебном порядке, — ежемесячно.

Для обеспечения активной деятельности инспекторов труда следует увеличить их число, так как сейчас на одного инспектора труда приходится в среднем 2,9 тыс. контролируемых субъектов, причем в некоторых регионах эта цифра намного выше [4, c. 371—372], и ввести для них систему сдельной оплаты труда, зависящей от количества сделанных предписаний об устранении выявленных нарушений трудового законодательства, рассмотренных в пределах полномочий дел об административных правонарушениях, подготовленных и направленных в правоохранительные органы и в суд материалов (документов) о привлечении виновных к ответственности в соответствии с федеральными законами и иными правовыми актами Российской Федерации. 

В-третьих, необходимо закрепить положение о том, что работодатель несет ответственность: а) за нарушение трудового права конкретного лица; б) за нарушение трудовых прав неопределенного круга лиц; в) за систематическое нарушение трудовых прав.

В-четвертых, следует наделить государственных инспекторов труда правом обращения в суд с иском о признании принятого работодателем решения (правового акта), влекущего массовое нарушение трудовых прав граждан, неправомерным, что, в свою очередь, должно являться основанием для получения работником самостоятельно или через посредничество трудовой инспекции судебного приказа о восстановлении своих трудовых прав, нарушенных вследствие оспоренного решения (правового акта), и компенсации имущественного ущерба и морального вреда в фиксированном размере (ранее определенном судьей при принятии решения об удовлетворении иска в защиту неопределенного числа граждан).

2) Срок защиты имущественных и неимущественных прав работника меньше срока защиты аналогичных прав в гражданско-правовых отношениях, а также трудовых прав работодателя. Одной из причин роста числа нарушений прав работников, не знающих или не понимающих в должной мере трудового законодательства, является недостаточный срок для обращения за защитой своего права [1, c. 365].

В соответствии с нормами ТК РФ работник имеет право обратиться в суд за разрешением индивидуального трудового спора (в том числе касающегося обязанности работодателя возместить работнику материальный ущерб, причиненный в результате незаконного лишения его возможности трудиться; вследствие причиненного ущерба имуществу работника; в результате задержки работодателем выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику; вследствие причинения работнику неправомерными действиями или бездействием морального вреда) в течение 3 месяцев, когда он узнал или должен был узнать о нарушении своего права, а по спорам об увольнении —в течение одного месяца со дня вручения ему копии приказа об увольнении либо со дня выдачи трудовой книжки. Работодатель же имеет право обратиться в суд по спорам о возмещении работником ущерба, причиненного работодателю, в течение одного года со дня обнаружения причиненного ущерба (ст. 292 ТК РФ).

Между тем общий срок защиты имущественного права в гражданско-правовых отношениях равен 3 годам (ст. 196 ГК РФ), а по требованиям о защите личных неимущественных прав и других нематериальных благ этот срок не ограничен (ст. 208 ГК РФ).

Но защита работника в случае причинения ему работодателем вреда не может быть меньше срока, установленного в ГК РФ, так как, во-первых, и в том и в другом случае возмещается аналогичный вред (моральный или имущественный, так как материальный ущерб имеет характер имущественного вреда), во-вторых, положение лица в трудовых отношениях не может быть хуже положения лица в гражданско-правовых отношениях, иное бы требовало обоснования, которое никем не создано.

Меньший срок защиты прав в трудовых отношениях существовал в советское время при общем порядке функционирования предприятий и организаций, стабильном законодательстве, мощной системе профсоюзной защиты. Сейчас этот порядок неприемлем.

Защита материальных прав работника не может иметь меньший срок, чем защита аналогичных прав работодателя, так как права работника не могут иметь меньший объем, чем права работодателя. Иной вариант указывает на существование дискриминационного положения работника при возмещении ему причиненного вреда.

Необходимо сроки защиты права на возмещение материального ущерба и морального вреда в трудовых отношениях сделать соразмерными срокам защиты как прав работодателя, так и субъектов гражданско-правовых отношений, т. е. равными 3 годам (по восстановлению трудовых прав, причинения материального ущерба) и не ограничивать сроком (при причинении морального вреда).

3) Не предусмотрена должная защита трудовых прав в случае их нарушения, причинения материального ущерба и морального вреда посредством принятия нормативного правового акта, признанного впоследствии недействующим, не соответствующим Конституции РФ, неверно примененным в силу сложившейся практики и пр., т. е. принятия «дефектного» нормативного правового акта.  По общему правилу, нормативный правовой акт, признанный не действующим полностью или в части судом, не применяется с момента вступления в силу решения суда или иной даты, указанной в решении суда (статьи 215, 216 Кодекса административного судопроизводства РФ).

Закон, иной нормативный правовой акт, признанный не соответствующим Конституции РФ, не подлежит применению с момента провозглашения (если проводится слушание дела), опубликования или со дня принятия решения Конституционного Суда РФ (ст. 79 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном Су-де Российской Федерации» [5]).

Однако в процессе применения такого акта (т. е. с момента его введения в действие и до утраты им юридической силы) могли быть нарушены права граждан, в том числе трудовые права. Решение суда, принятое на основе неконституционного, незаконного, неправильно примененного нормативного акта, можно оспорить в связи с наличием новых обстоятельств по делу, к числу которых, в частности, относятся признание КС РФ не соответствующим Конституции РФ закона, примененного в конкретном деле, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в КС РФ; установление Европейским судом по правам человека нарушения положений Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года при рассмотрении судом конкретного дела, в связи с принятием решения по которому заявитель обращался в ЕСПЧ; определение (изменение) в постановлении Президиума Верховного Суда РФ практики применения правовой нормы, примененной судом в конкретном деле, в связи с принятием судебного постановления, по которому подано заявление о пересмотре дела в порядке надзора, или в постановлении Президиума ВС РФ, вынесенном по результатам рассмотрения другого дела в порядке надзора, или в постановлении Пленума ВС РФ (пункты 3—5 ч. 4 ст. 392 Гражданского процессуального кодекса РФ).

Однако следует заметить, что срок для обращения в связи с появлением таких обстоятельств крайне мал: 3 месяца со дня установления оснований для пересмотра (ст. 394 ГПК РФ), и это явно препятствует реализации заявителем своих прав. Между тем в уголовном процессе создан иной подход: пересмотр оправдательного приговора или определения, постановления о прекращении уголовного дела или обвинительного приговора в связи с мягкостью наказания либо необходимостью применения к осужденному уголовного закона о более тяжком преступлении допускается в течение сроков давности привлечения к уголовной ответственности; пересмотр обвинительного приговора никакими сроками не ограничен (ст. 414 Уголовно-процессуального кодекса РФ).

Весьма распространена ситуация, когда нормативный правовой акт признается «дефектным» уже после того, как права того или иного лица были нарушены, а обладатель нарушенного права не обращался в суд, опираясь на нормы актов, которые после были отменены (практика применения которых изменена), предполагая отсутствие у него права на защиту. И в данном случае не стоит основываться на постулате о том, что у каждого есть право на защиту своих прав в суде, в том числе и по оспариванию тех или иных нормативных правовых актов, так как временные, материальные издержки и уровень знаний простого обывателя несравнимо ниже предоставляемых на сегодняшний день возможностей по судебной защите его прав.

Факт признания нормативного правового акта не соответствующим вышестоящему нормативному акту, в том числе Конституции РФ (неверное применение правового акта, сложившееся в судебной практике), указывает, во-первых, что такой акт влек нарушение прав с момента его вступления в силу (начала применения), во-вторых, что нарушенные права должны быть восстановлены, притом не только права лица, обращавшегося в суд по поводу оспаривания действия (применения) нормативного правового акта.

Иное толкование привело бы к нивелированию утвержденного Конституцией РФ положения о том, что права и свободы человека являются высшей ценностью, подлежат защите, которая гарантируется государством; права потерпевших от злоупотреблений властью охраняются законом, а вред, причиненный незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти и их должностных лиц, должен быть возмещен (ст. 2, ч. 1 ст. 45, статьи 52, 53 Конституции РФ).

При принятии или неверном толковании нормативного правового акта вследствие незаконности действий органов государственной власти и их должностных лиц либо злоупотребления властью (в том числе по причине некомпетентности, непрофессионализма лиц, осуществляющих властные полномочия) происходит нарушение прав граждан, а потому в силу признания защиты прав человека и ее гарантирования государством законом должен быть установлен порядок, направленный на компенсацию вреда, причиненного применением не соответствующего вышестоящему акту (неправильным применением соответствующего вышестоящему нормативному акту) нормативного правового акта в течение всего периода его действия.

Таким образом, по тем основаниям, что признаны процессуальным законодательством в качестве новых обстоятельств, влекущих пересмотр дела (в частности, в ст. 392 ГПК РФ),  лицо, чье право было нарушено посредством действия признанного «дефектным» нормативного правового акта, но которое не обращалось за защитой своих прав во время действия такого нормативного правового акта, должно получить право на компенсацию причиненного ему имущественного ущерба и морального вреда. Право на компенсацию вреда должно быть закреплено отдельным законом аналогично праву на компенсацию в связи с нарушением разумного срока рассмотрения дела [6]. Срок же для защиты такого права должен быть равен 3 годам с момента вступления в силу решения суда о признании утратившим силу в части или полностью соответствующего нормативного правового акта или о неверной практике истолкования его положений.

Право на компенсацию причиненного вреда должно принадлежать каждому гражданину независимо от того, судебным или административным органом были нарушены его права вследствие применения «дефектного» нормативного правового акта или неверного применения нормативного правового акта.

Должны быть предусмотрены меры защиты и на случай нарушения прав граждан посредством применения нормативного правового акта, который впоследствии был признан недействующим. В частности, основанием для восстановления нарушенных прав и предъявления требования о компенсации причиненного имущественного и морального вреда должно быть признано введение лица в заблуждение относительно наличия или отсутствия у него тех или иных прав «дефектным» нормативным правовым актом (т. е. впоследствии признанным судом недействующим). Субъектом, вводящим в заблуждение, должен признаваться тот орган (должностное лицо), который принял соответствующий акт, а также то должностное лицо, которое, заведомо зная (в силу презумпции профессионализма лица, занимающего административную должность) о несоответствии примененного акта акту вышестоящей силы и тем не менее игнорируя требование о соблюдении иерархии нормативных правовых актов (в частности, ст. 15 Конституции РФ), применило нормативный правовой акт, которым могли быть нарушены права того или иного гражданина.

Применитель «дефектного» правового акта (лицо, занимающее должность в системе управления государственной или негосударственной организации, государственный или муниципальный служащий) должен пересмотреть решение, нарушившее права гражданина (определенного или неопределенного числа граждан), а права гражданина должны быть восстановлены, в том числе возмещен имущественный ущерб и моральный вред; субсидиарную ответственность по таким искам должен нести орган (должностное лицо), принявший соответствующий правовой акт.

Важен вопрос и о сроках применения права на восстановление нарушенных прав и компенсацию причиненного вреда после введения в действие закона о нем в связи с тем, что Конституцией РФ предусмотрено, что закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет (ч. 1 ст. 54). Образуются ли посредством признания права на компенсацию вреда и восстановление прав в том виде, что был выше охарактеризован, положения, устанавливающие или отягчающие ответственность?

Если иметь в виду правила, касающиеся возмещения вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностными лицами, то следует признать, что такое положение давно установлено Конституцией РФ и подкреплено нижестоящими актами, а потому введение механизма компенсации вреда, возникшего вследствие действия «дефектных» правовых актов до момента нивелирования их юридической силы, т. е. до введения соответствующих дополнений в законодательство, может быть признано правомерным на основании принципа прямого действия норм Конституции РФ (о защите прав и свобод и права на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями или бездействием органов государственной власти или их должностных лиц). Поскольку на практике чаще прибегают не к прямому использованию Конституции РФ, а подробному регулированию ее норм, представленному главным образом в федеральном законодательстве, внесение вышеуказанных дополнений лишь усилит гарантии реализации закрепленного права на возмещение вреда.

Право на восстановление нарушенных прав и компенсацию вреда, причиненного действиями (бездействием) административных органов и их должностных лиц, не относящихся к органам и должностным лицам государственной власти, должно основываться на факте реализации (нереализации) ими принципа добросовестности при применении того или иного позднее в судебном порядке признанного «дефектным» нормативного правового акта. Если посредством применения такого нормативного правового акта административный орган мог вынести решение, влекущее или не влекущее ущемление прав гражданина, то тогда требование о компенсации вреда, причиненного вследствие применения этого акта, должно касаться всех действий (бездействия) административного органа, когда он принял решение не в пользу гражданина, независимо от момента вступления в силу закона о восстановлении прав и компенсации вреда, так как в этом случае административный орган действовал на основании нарушения конституционного положения о том, что права и свободы человека являются высшей ценностью.

Во всех остальных случаях, т. е. когда должностное лицо административного органа действовало добросовестно (хотя и непрофессионально), применяя не соответствующий по юридической силе нормативный правовой акт, право на восстановление прав и компенсацию вреда вследствие применения такого акта может возникнуть лишь после вступления в силу закона, устанавливающего такое право, и распространяться на отношения, возникшие после вступления такого закона в силу.

Полагаем, что для информирования граждан о нормативных правовых актах, признаных недействующими, не соответствующими Конституции РФ или по иным основаниям признанных утратившими силу или изменившими практику применения, следует создать специальную страничку в официальном региональном издании обнародования нормативных правовых актов и официальный сайт в каждом регионе.

В ТК РФ необходимо определить право на восстановление трудовых прав и компенсацию материального ущерба и морального вреда в связи с недобросовестностью работодателя, выраженной в выборе при применении впоследствии признанного утратившим юридическую силу нормативного правового акта (его положений) такого положения, которое влекло нарушение трудовых прав гражданина, и  несоблюдение, соответственно, ст. 2 Конституции РФ о признании прав и свобод человека высшей ценностью; установить, что данная норма имеет обратную силу, так как не закрепляет новых прав и обязанностей участников трудовых отношений, а создает лишь дополнительную гарантию для действия норм Конституции РФ, которые могут применяться как непосредственно, так и посредством детализации порядка их реализации в нижестоящих нормативных актах.

Следует внести поправку в ст. 12 ТК РФ о возможности обратного действия закона в случае установления им механизма реализации закрепленного в Конституции РФ положения (обладающего свойством прямого действия). Добровольное восстановление прав работника работодателем должно снимать с него ответственность по компенсации морального вреда, причиненного применением такого акта.

Возникает вопрос: в каком размере должна быть произведена компенсация причиненного материального ущерба?

Представляется, что размер неполученного или недополученного заработка, иных выплат должен соответствовать размеру заработка, иных выплат, причитающихся работнику, равных заработку, иным выплатам работников, занимающих соответствующую должность на данном или реорганизованном предприятии, учреждении, организации на момент вынесения решения суда или получения судебного приказа о восстановлении нарушенных прав, за весь период, когда он был лишен возможности осуществлять трудовые функции, что также должно быть закреплено в ТК РФ. В целом все положения о применении мер защиты, восстановлении трудовых прав и компенсации причиненного вреда вследствие действия «дефектного» нормативного правового акта должны быть включены в главу 62 ТК РФ «Ответственность за нарушение трудового законодательства и иных актов, содержащих нормы трудового права» и сформулированы в новой ст. 419.1 «Ответственность работодателя и иных субъектов права в результате нарушения ими посредством принятия или (и) применения нормативного правового акта, признанного впоследствии не соответствующим вышестоящему нормативному правовому акту или неправильно истолковываемому на практике». В этой статье должна быть ссылка и на федеральный закон о компенсации вреда, причиненного действием «дефектного» нормативного правового акта, т. е. того, что выступает в процессуальном законодательстве основанием для пересмотра дела по новым обстоятельствам.

3) Конструирование положений о правах и обязанностях сторон трудовых отношений на основе презумпции наличия заинтересованности работодателя в качестве труда (профессионализме) работника. Ряд должностей, особенно в учреждениях, реже — в иных организациях предполагают заинтересованность работодателя в исполнении работником своих обязанностей, но не в качестве их труда. Таким образом, профессионализм остается мало востребованным. Перечень таких должностей и формы организаций должны быть закреплены в ТК РФ. Основания поощрения и продвижения по службе в таких организациях либо при исполнении полномочий по соответствующей должности должны носить формализованный характер, не зависящий от субъективного мнения работодателя. Например, присвоение более высокой категории учителю должно определяться по уровню знаний и навыков, полученных учениками в результате его деятельности (этот уровень может устанавливаться, например, при сдаче выпускных экзаменов внешней комиссии, экзаменов при поступлении в другое учебное заведение и т. д.).

Качество труда врача может оцениваться в сравнении с аналогичными показателями других врачей того же профиля по следующим критериям: а) уровень и объем брака в работе (т. е. существует ли судебное решение о допущении во врачебной деятельности ошибок, какого они характера, каковы последствия; отмечены ли врачами, принимающими больных от специалистов данного уровня, недостатки в назначенном лечении, сроках его назначения; каковы последствия этих ошибок);б) количество заявок на прием к данному врачу, на обслуживание данной поликлиники, больницы при наличии возможности обратиться в иное лечебное учреждение. И, разумеется, в число этих критериев должны входить отзывы пациентов: они носят субъективный характер, но все же выявляют общую тенденцию в сравнении с деятельностью аналогичных специалистов в том же или подобном учреждении. Такие отзывы могут быть получены проставлением соответствующей отметки в журнале регистрации в поликлинике или больнице, в том числе в электронном  варианте. Если работа соответствующего должностного лица связана с обслуживанием населения (например, работа государственных и муниципальных служащих), то должны быть установлены критерии оценки деятельности этих работников, данные теми, кого они обслуживают.

4) Закрепление дискриминационного положения некоторых категорий работников. В ТК РФ определено, что общая продолжительность ежегодных оплачиваемых отпусков лицам, работающим по совместительству, должна устанавливаться на общих основаниях, хотя  лицам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера, предоставляются дополнительные оплачиваемые отпуска (ст. 321).

Не закреплено право на получение гарантий и компенсаций дистанционным работникам, работающим в районах Крайнего Севера и в местностях, приравненных к районам Крайнего Севера. ТК РФ предусмотрено, что местом заключения договора считается место нахождения работодателя (ст. 312.2), однако особенностью труда дистанционных работников является выполнение трудовой функции вне места нахождения работодателя, следовательно, вполне возможна ситуация, когда работник может находиться в районах с особыми климатическими условиями (справедливо и решение в отношении отсутствия права работника на получение льгот в случае, если он, в отличие от работодателя, будет находиться в месте с обычными климатическими условиями).

5) Использование некачественных правовых понятий. Некоторые из имеющихся в ТК  РФ понятий — испытательный срок, срочный трудовой договор, конкурс при заключении (продлении) трудового договора, аттестация работников — имеют устаревший характер, а их использование в подавляющем большинстве случаев влечет за собой нарушение прав работника. Испытательный срок должен иметь место в отношении работника, не имеющего стажа работы, чтобы проверить его теоретические знания на предмет практической реализации, а не наоборот, как предусмотрено сейчас, когда испытательный срок применяется в отношении работников, обладающих опытом работы. Аттестация работника проводится с целью  проверки соответствия его квалификации занимаемой должности или выполняемым функциям. Вследствие признания аттестационной комиссией уровня квалификации работника недостаточным трудовой договор с ним может быть расторгнут работодателем (п. 3 ч. 1 ст. 81 ТК РФ).

Между тем условия создания и работа аттестационной комиссии в подавляющем большинстве случаев не отвечают принципам добросовестности, объективности и справедливости. Должна быть разработана иная система оценки профессиональных качеств работника, учитывающая наличие у него профильного образования и результаты его деятельности. Срочный трудовой договор (ст. 59 ТК РФ) в отношении лиц, получивших должность на основании результатов конкурса, является способом давления на работника (принуждения его к коррупционной и иной незаконной или аморальной деятельности) посредством угрозы отказа в перезаключении такого договора.

Конкурсный отбор на должность [5; 7] обосновывает субъективный подход применительно к праву работника осуществлять свою деятельность, так как конкурсная комиссия, а точнее, лица, ее представляющие, могут быть как заинтересованы, так и не заинтересованы по своим личным мотивам в сохранении за данным работником трудового контракта.

ІІ. Дефекты и пробелы правового регулирования, влекущие ущемление прав работодателя.

1) Не закреплена возможность заключения предварительного трудового договора (например, на срок от 2 недель до 6 месяцев, а с учетом специфики осуществления определенного вида деятельности, например съемки телевизионного фильма, реализации курса учебной программы, — до 1 года) с целью определения психологической совместимости нового работника с трудовым коллективом организации и с самим работодателем.  Такой договор должен предусматривать возможность прекращения трудовых отношений с работником по инициативе работодателя. По окончании срока предварительного договора работодатель будет вправе заключить с работником основной договор либо не заключать его. Основанием прекращения трудовых отношений между работником и работодателем в связи с прерыванием предварительного трудового договора либо окончанием его срока и незаключением основного трудового договора должно считаться прекращение трудового договора по соглашению сторон, так как на заключение предварительного трудового договора с правом приостановления отношений (непродления их) выразили волеизъявление обе стороны.

2) На работодателя возложены обязательства, не связанные с обеспечением работника нормальными условиями труда и выплатой вознаграждения за труд. До экономической реформы социальное бремя делилось между органами государственной власти и предприятиями, учреждениями, где работник осуществлял свою деятельность, так как все предприятия и учреждения являлись государственными, а осуществление ряда социальных мер с точки зрения реализации соответствующей функции непосредственно работодателем, т. е. по месту работы лица, было целесообразным.

Но сегодня ситуация иная. Большинство предприятий, организаций имеют частный характер, следовательно, не выступают частью государственного механизма. В связи с этим представляется логичным исключить не относящиеся к обеспечению реализации работником трудовой функции и выплаты ему вознаграждения за труд следующие обязанности работодателя:

1) предусмотренную ст. 183 ТК РФ обязанность выплачивать работнику пособие по временной нетрудоспособности;

2) предусмотренную главой 26 ТК РФ обязанность оплачивать проезд и выплачивать среднюю заработную плату работнику при предоставлении ему дополнительного отпуска в связи с получением им образования (обучением, прохождением аттестации, сдачей экзаменов, подготовкой и защитой выпускной квалификационной работы).

Обязанность работодателя по оплате проезда и выплате средней заработной платы на срок предоставления дополнительного отпуска должна быть сохранена только в случае направления работника на профессиональное обучение и дополнительное профессиональное образование по инициативе работодателя или в соответствии с требованием законодателя о регулярном прохождении работниками курсов повышения профессиональной квалификации. Не должно подлежать оплате работодателем, являющимся государственным или муниципальным учреждением, предприятием, время обучения работника, если он решил занять должность, квалификационные критерии которой требуют получения им образования более высокого уровня, чем то, которое он имеет.

В результате проведенного анализа можно сделать вывод о необходимости исключения из ТК РФ концептуальных недостатков, негативно влияющих на трудовые отношения в целом и в частности – на уважительное, но не иждивенческое отношение сторон трудового договора друг к другу.

Список литературы

1. Ершов А.А. О некоторых гарантиях реализации права работника на достойную заработную плату // Права человека в современном мире: новые вызовы и трудные решения. Материалы междунар. науч. конф. / отв. ред. Т.А. Сошникова. М., 2014. С. 365.

2. Максимова Е.Н. Основные направления реализации принципа социального государства в Российской Федерации // Права человека в современном мире: новые вызовы и трудные решения. Материалы междунар. науч. конф. / отв. ред. Т.А. Сошникова. М., 2014. С. 349.

3. Миронов В.И. Дискриминация в оплате труда // Трудовое право в России и за рубежом. 2014. № 1. С. 22—27.

4. Некрасов Д.Е. Роль федеральной инспекции труда в осуществлении защиты прав работников // Права человека в современном мире: новые вызовы и трудные решения. Материалы междунар. науч. конф. / отв. ред. Т.А. Сошникова. М., 2014. С. 371—372.

5. О Конституционном Суде Российской Федерации:  федер. конст. закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

6. О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок: федер. закон от 30.04.2010 № 68-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

7. О муниципальной службе в Российской Федерации: федер. закон от 02.03.2007 № 25-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

8. О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 30.11.2011 № 342-ФЗ  // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Шишкин В.В. К вопросу о реформе трудового законодательства // Российская юстиция. 2013. № 3. С. 67—68.

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: