УДК 347.9:346.93

Страницы в журнале: 71-75

 

Т.В. Шакитько,

кандидат юридических наук, доцент кафедры гражданского процессуального права Северо-Кавказского филиала Российского государственного университета правосудия Россия, Краснодар tatvas31@gmail.com

 

Анализируются различные позиции ученых, посвященные исследованию вопросов необходимости сближения гражданского и арбитражного процессов. Автор полагает, что одноименные институты и в гражданском, и в арбитражном процессе должны получить одинаковое решение.

Ключевые слова: унификация норм, судебное разбирательство, нормы, регулирующие гражданское судопроизводство, суд, судья, судебная реформа, гражданское судопроизводство, административное судопроизводство.

 

Современные международные стандарты защиты прав и свобод человека делают возможной разработку единой модели международного судебного права как необходимого инструмента в достижении идей демократизации и гуманизации при осуществлении правосудия. Международное и национальное законодательство должно определить основные принципы правосудия, с тем чтобы судебная деятельность воспринималась как высшая форма социального контроля за процессами, происходящими в обществе. Таким образом, правосудие и по гражданским, и по арбитражным, и по уголовным делам должно рассматриваться как разновидности единого процесса судопроизводства. Сказанное не означает обезличивание каждого из них, напротив, самостоятельность каждого вида должна устанавливаться законодательно в связи со спецификой вида производства, однако основополагающие моменты должны быть установлены как единое правило. Так, по мнению ряда ученых, арбитражное судопроизводство складывается из разновидностей гражданского и административного судопроизводства [7, с. 475] — эта точка зрения, на наш взгляд, прекрасно иллюстрирует единую природу процесса, общую основу, позволяющую существовать всем представленным сегодня его разновидностям.

В процессуальной доктрине последних лет неоднократно обращалось внимание на необходимость сближения таких видов процесса, как гражданский и арбитражный процесс [1, с. 100—116; 2, с. 54—61; 3, с. 122; 5, с. 87; 18, с. 274; 19].

По мнению В.М. Жуйкова, «процедуры рассмотрения дел в судах общей юрисдикции и арбитражных должны быть максимально сближены, между ними не должно быть неоправданных различий, ставящих участников гражданского и арбитражного процессов в неравное положение при решении наиболее важных вопросов (возбуждение дел, вступление решений в законную силу, их обжалование и т. д.)» [3, с. 122].

Н.И. Клейн вполне обоснованно указывала на то, что «одноименные институты и в том, и другом процессе должны получить одинаковое решение. Иное решение следует применять тогда, когда действительно есть потребность в этом в зависимости от предмета спора» [5, с. 87].

Мнения ученых о потребности реформирования процесса нашли воплощение в системе судоустройства Российской Федерации, о чем свидетельствуют конституционные преобразования, произведенные в соответствии с Законом РФ о поправке к Конституции РФ от 05.02.2014 № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» (далее — Закон № 2-ФКЗ) [12]. Однако осуществленная в связи с данным нормативным актом процедура объединения Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ не является финалом, она закономерно потребует реформирования всей судебной системы, в частности судоустройства и судопроизводства. В связи с этим «должен быть разработан единый кодекс гражданского судопроизводства с учетом накопленного правоприменительного опыта и заимствованием всего лучшего» [9, с. 41], с чем трудно не согласиться.

После вступления в силу Закона № 2-ФКЗ П.В. Крашенинников одним из первых в марте 2014 года заявил о создании «единого» Гражданского процессуального кодекса РФ, «где будут учитываться все вопросы, начиная от экономических и налоговых споров и заканчивая штрафами за нарушения Правил дорожного движения» [22, с. 39—45]. Так, ученый обозначил ключевую задачу, которую должен будет решить единый ГПК РФ: «Концепция и впоследствии сам Кодекс должны устранить противоречия между двумя отраслями процессуального права» [22, с. 40].

Следует обратить внимание на то, что в настоящее время одновременно с процессом создания единого ГПК РФ идет работа по совершенствованию действующего процессуального законодательства, унификации норм российского процессуального законодательства.

Еще в 2014 году в целях стандартизации порядка гражданского судопроизводства в судах общей юрисдикции и арбитражных судах Федеральным законом от 28.06.2014 № 186-ФЗ «О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации» в АПК РФ введены нормы ч. 2 ст. 291.7 и ч. 2 ст. 308.5, воспроизводящие предусмотренный ч. 3 ст. 382 и ч. 2 ст. 391.6 ГПК РФ порядок продления срока рассмотрения кассационной и надзорной жалоб соответственно судебной коллегией и Президиумом ВС РФ [13].

Хотелось бы обратить особое внимание также на Федеральный закон от 30.04.2010 № 69-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок”» (далее — Закон № 69-ФЗ) [14], который модифицировал ряд нормативных документов Российской Федерации.

Указанные документы призваны конкретизировать положение п. 1 ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года [20], являющейся согласно ч. 4 ст. 15 Конституции РФ составной частью российской правовой системы, о праве каждого при определении его гражданских прав на справедливое разбирательство дела судом в разумный срок [16].

Как отмечается в научных кругах, в указанных нормах не упоминалось о введении в арбитражный процесс института продления срока рассмотрения дела всеми инстанциями арбитражных судов [22, с. 42].

Как верно заметила Е.А. Калмыкова, «Европейский суд по правам человека в своей деятельности применяет эту категорию ситуационно, соотнося разумность с понятием “срок судебного разбирательства”» [4, с. 35]. При этом разумность срока применительно к судебному разбирательству устанавливается в зависимости от конкретных обстоятельств спора, сложности дела, поведения сторон в процессе, добросовестности судебных структур, рассматривающих спор и выдающих исполнительные документы [11].

Непосредственно после вступления в силу поправок, внесенных Законом № 69-ФЗ, институт продления сроков судебного разбирательства стал активно применяться судьями арбитражных судов, что еще раз подчеркивает эффективность процесса унификации норм, регламентирующих судебное разбирательство.

Существующие в юрисдикционном процессе различия в содержании, например, апелляционного производства ставят участников гражданского, арбитражного процессов в неравное положение, что не может не отразиться на реализации их конституционного права на судебную защиту. Поскольку «суть унификации состоит в тождественности фиксации правовой природы явления» [21, с. 16], то следует согласиться с мнением Е.А. Борисовой, что в гражданском и арбитражном процессах институт проверки не вступивших в законную силу судебных постановлений должен быть, безусловно, тождественным [2, с. 57].

Конечная цель унификации норм процессуального права — разработка единого кодифицированного акта. Принятие Кодекса административного судопроизводства РФ [6] представляется одним из этапов на пути к этой цели.

В частности, уделив существенное внимание процессуальным аспектам примирения сторон в гражданском процессе, в науке гражданского процесса неоднократно высказывалась мысль о необходимости придания статуса самостоятельного института примирению в процессуальном праве [10, с. 113—124], основы которого заложены в Концепции единого ГПК РФ (одобрена решением Комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Государственной Думы от 08.12.2014 № 124(1); далее — Концепция единого ГПК РФ). Так, несмотря на разрозненность процессуальных норм о примирении сторон, отсутствие их обособленности (как элемента правового института), можно говорить об их определенной совокупности. Кроме того, очевидна одинаковая целевая направленность указанных выше норм: они регулируют взаимосвязанные отношения, возникающие в процессе в связи с реализацией судом задачи содействия примирению сторон. Таким образом, в действующем законодательстве уже заложены основы института примирения сторон в гражданском судопроизводстве [10, с. 118].

Поэтому при разработке унифицированного процессуального кодекса требуется последовательно завершить формирование норм о примирении сторон, направленное на создание целостного института. Также в качестве одной из задач стандартизации прямо называется необходимость укрепления альтернативных способов разрешения споров, примирительных процедур [8].

Внимание тождественности апелляционного производства в гражданском и арбитражном процессах нами уделяется в связи с тем, что цель рассмотрения проблемы единства процесса связывается с унификацией права участников процесса на участие в судебном разбирательстве.

Взаимосвязи уголовного и гражданского процесса уделяли пристальное внимание многие ученые. Так, И.Я. Фойницкий писал: «Примыкая к уголовному праву по содержанию и задачам, уголовное судопроизводство стоит в самой тесной связи с процессом гражданским по построению и по форме. Вместе с ним оно образует систему судебного права, ее второй член, подле которого постепенно развивается новый третий член той же системы, административная юстиция» [17, с. 32]. Поэтому необходимо показать тенденцию современного законодателя к единству процессов, унификации их норм. В частности, можно утверждать, что сущность судебных прений в уголовном процессе и гражданском процессе одинакова. Стороны в уголовном процессе со своей позиции дают анализ и оценку доказательств, исследованных в судебном заседании, высказывают собственное мнение о доказанности или недоказанности обвинения, квалификации преступления и по другим вопросам, подлежащим разрешению. Так же как и в гражданском процессе, участники прений не имеют права ссылаться на доказательства, которые не были рассмотрены судом или были исключены как недопустимые.

Развивая мысль о единстве процесса, необходимо провести сравнительный анализ судебного разбирательства, поскольку в каждом виде процесса эта стадия достаточно апробирована, подтверждена правовой позицией Конституционного Суда РФ, ВС РФ и может быть использована в качестве положительного опыта для достижения целей унификации судопроизводства.

Единство гражданского и арбитражного процессов прослеживается в конституционно-правовых документах. Согласно правовой позиции КС РФ, анализировавшего ч. 2 ст. 118 Конституции РФ во взаимосвязи ее со статьями 126 и 127 Конституции РФ: «…гражданское судопроизводство, посредством которого осуществляют судебную власть суды общей юрисдикции и арбитражные суды, в своих принципах и основных чертах должно быть одинаковым для этих судов» [15].

Таким образом, положения ГПК РФ и АПК РФ должны быть сходными в основополагающих началах, что, в частности, отражено в Концепции единого ГПК РФ.

 

Список литературы

 

1. Борисова Е.А. Об унификации процессуальных норм, регулирующих производство по пересмотру судебных постановлений // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / под ред. М.К. Треушникова. М., 2004. С. 100—116.

2. Борисова Е.А. Проверка судебных актов по гражданским делам. М., 2005. С. 54—61.

3. Жуйков В.М. Несовершенство, искупаемое неисполнением // Отечественные записки. 2003. № 2. С. 122.

4. Калмыкова Е.А. К вопросу о роли оценочных категорий в осуществлении правомочий арбитражного суда // Юрист. 2014. № 3. С. 35.

5. Клейн Н.И. Судебная реформа и развитие арбитражного процессуального законодательства // Судебная реформа в России: проблемы совершенствования процессуального законодательства: по материалам научно-практической конференции. Москва, 28 мая 2001 г. М., 2001. С. 87.

6. Кодекс административного судопроизводства Российской Федерации: федер. закон от 08.03.2015 № 21-ФЗ (ред. от 29.06.2015) // Собрание законодательства РФ. 2015. № 10. Ст. 1391.

7. Конституция Российской Федерации: проблемный комментарий / отв. ред. В.А. Четвернин. М., 1997. С. 475.

8. Крашенинников П.В. Вступительное слово к Концепции единого Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

9. Никитин С.В. Актуальная проблема // Российское правосудие. 2013. № 12. С. 41.

10. Носырева Е.И., Фильченко Д.Г. Основные положения Концепции об институте примирения сторон в гражданском судопроизводстве (часть первая) // Вестник гражданского процесса. 2015. № 1. С. 113—124.

11. Об основных положениях, применяемых Европейским судом по правам человека при защите имущественных прав и права на правосудие: информ. письмо ВАС РФ от 20.12.1999 № С1-7/СМП-1341 // Вестник ВАС РФ. 2000. № 2.

12. О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации: закон РФ о поправке к Конституции РФ от 05.02.2014 № 2-ФКЗ // Собрание законодательства РФ. 2014. № 6. Ст. 548.

13. О внесении изменений в Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации: федер. закон от 28.06.2014 № 186-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2014. № 26 (часть I). Ст. 3392.

14. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок»: федер. закон от 30.04.2010 № 69-ФЗ (ред. от 08.03.2015) // Собрание законодательства РФ. 2010. № 18. Ст. 2145.

15. По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388, 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ «Нижнекамскнефтехим» и «Хакасэнерго», а также жалобами ряда граждан: постановление КС РФ от 05.02.2007 № 2-П // Собрание законодательства РФ. 2007. № 7. Ст. 932.

16. По делу о проверке конституционности ряда положений статьи 18 Федерального закона «О статусе военнослужащих», статьи 5 Федерального закона «Об обязательном государственном страховании жизни и здоровья военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, лиц рядового и начальствующего состава органов внутренних дел Российской Федерации, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, сотрудников учреждений и органов уголовно-исполнительной системы» и статьи 1084 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан А.П. Кузьменко и А.В. Орлова и запросом Избербашского городского суда Республики Дагестан: постановление КС РФ от 17.05.2011 № 8-П // Вестник КС РФ. 2011. № 4.

17. Рязановский В.А. Единство процесса: учеб. пособие. М.: «Городец», 2005. С. 32.

18. Сахнова Т.В. Процессуальное право России: реальные идеалы // Проблемы защиты прав и законных интересов граждан и организаций: Материалы международной научно-практической конференции Краснодар—Сочи, 23—26 мая 2002 г. Краснодар, 2002. С. 274.

19. Сахнова Т.В. Реформа цивилистического процесса: проблемы и перспективы // Государство и право. 1997. № 9.

20. Собрание законодательства РФ. 2001. № 2. Ст. 163.

21. Треушников М.К. Развитие гражданского процессуального права России // Заметки о современном гражданском и арбитражном процессуальном праве / под ред. М.К. Треушникова. ., 2004. С. 16.

22. Ушкин Г.Н. Об унификации норм о продлении срока судебного разбирательства в гражданском судопроизводстве // Государственная власть и местное самоуправление. 2015. № 1. С. 39—45.

 

Чтобы получить короткую ссылку на этот материал, скопируйте ее в адресной строке браузера и нажмите на кнопку: