УДК 340.11

Страницы в журнале: 

 

В.Л. Кабанов,

кандидат педагогических наук, зам. директора Департамента государственной политики в сфере защиты прав детей Министерства образования и науки Российской Федерации Россия, Москва  vlkabanov@mail.ru

 

Рассматриваются актуальные, малоисследованные, дискуссионные проблемы возрастной типологии детей, подростков, молодежи и ее учета в нормах современного российского законодательства. Автором раскрываются содержание и особенности правосубъектности молодых людей в различных отраслях права.

Ключевые слова: ювенальный возраст, границы ювенального возраста, несовершеннолетие, малолетние дети, подростки, молодые люди, молодые трудящиеся, зрелость.

 

Под ювенальным возрастом в данной статье понимается начальный период жизнедеятельности человека, гражданина, предшествующий периоду его зрелости, этап завершения комплексной первичной социализации личности, становления полноправного члена конкретного социума, в данном случае — российского социума. В юридическом смысле это возраст, когда различного рода легитимные попечители, представляющие семью, родителей, государство, институты гражданского общества, структуры бизнеса в той или иной мере соучаствуют в оптимизации правового бытия, правовой социализации молодого человека, как правило, не достигшего совершеннолетия.

В качестве фактологически-лингвистической, понятийно-юридической основы рассмотрения проблем ювенального возраста в его правовом, правосубъектном смысле будем использовать тексты Конституции Российской Федерации 1993 года (далее — Конституция РФ), Гражданского кодекса Российской Федерации 1994 года (далее — ГК РФ), Семейного кодекса Российской Федерации 1995 года (далее — СК РФ), Трудового кодекса Российской Федерации 2001 года (далее — ТК РФ), Уголовного кодекса Российской Федерации 1996 года (далее — УК РФ).

В целях сравнения соответствующего понятийного аппарата указанных российских нормативных правовых документов с соответствующей терминологией международных правовых актов рассматриваются тексты Конвенции о правах ребенка 1989 года и пересмотренной в 1996 году Европейской Социальной Хартии 1961 года (далее — Хартия).

Для характеристики тех или иных периодов взросления молодых людей в отечественном и международном праве используются термины «детство», «юность», «молодость», причем в весьма различных контекстах. Стоит обратить внимание и на то обстоятельство, что часто граница между ювенальным возрастом и возрастом зрелости в нормативных правовых актах определяется способностью молодых людей самостоятельно в полном объеме осуществлять свои права.

В ст. 60 Конституции РФ записано, что гражданин Российской Федерации может самостоятельно осуществлять в полном объеме свои права и обязанности с 18 лет. В ст. 43 Конституции РФ, в которой речь идет о праве на образование, сказано, что родители или лица, их заменяющие, обеспечивают получение детьми основного общего образования. В этом положении верхние возрастные границы детства не обозначены, но, вероятно, следует предполагать, что речь идет о детях в возрасте до 18 лет.

Обратим внимание на ст. 38 Конституции РФ, где указано, что материнство и детство, семья находятся под защитой государства, забота о детях, их воспитание — равное право и обязанность родителей. Трудоспособные дети, достигшие 18 лет, должны заботиться о нетрудоспособных родителях. Специфика контекста, в котором используется термин «дети, достигшие 18 лет», априори предполагает предельно широкое понимание верхних границ детства, возрастных границ взрослых детей. Очевидно, что многие из этих детей выходят за пределы ювенального возраста, хотя, вероятно, и не все.

Обратимся к первой части текста Хартии, где речь идет, в частности, о ювенальной проблематике. Так, согласно Хартии, дети и подростки имеют право на особую защиту от опасности физического и морального ущерба, которой они подвергаются. Дети и молодые люди имеют право на надлежащую социальную, правовую и экономическую защиту. Вероятно, союз «и» и в первом, и во втором случае использован разработчиками Хартии для того, чтобы выделить некие демографические, социальные и правовые особенности детей и подростков, детей и молодежи, подростков и молодежи.

Вернемся к российскому законодательству и используемой в нем ювенальной терминологии. В ч. 1 ст. 21 ГК РФ «Дееспособность гражданина» отмечено, что «способность гражданина своими действиями приобретать и осуществлять гражданские права, создавать для себя гражданские обязанности и исполнять их (гражданская дееспособность) возникает в полном объеме с наступлением совершеннолетия, то есть по достижении восемнадцатилетнего возраста. Следует подчеркнуть, что при этом, в соответствии со ст. 17 ГК РФ, правоспособность любого гражданина возникает в момент его рождения.

В ст. 26 ГК РФ «Дееспособность несовершеннолетних в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет» выделяются два периода несовершеннолетия — от четырнадцати до восемнадцати, когда с письменного согласия своих законных представителей, за рядом исключений, они имеют право совершать те или иные сделки, и от четырнадцати до шестнадцати лет, когда данная категория несовершеннолетних вправе быть членами кооперативов в соответствии с законами о кооперативах.

Согласно ст. 28 ГК РФ, малолетние в возрасте от шести до четырнадцати лет вправе самостоятельно совершать: 1) мелкие бытовые сделки; 2) сделки, направленные на безвозмездное получение выгоды, не требующие нотариального удостоверения либо государственной регистрации; 3) сделки по распоряжению средствами, представленными законным представителем или с согласия последнего третьим лицом для определенной цели или для свободного распоряжения. Во всех других случаях за малолетних детей в возрасте от шести до четырнадцати лет сделки могут совершать от их имени только их родители, усыновители или опекуны, при этом имущественную ответственность по сделкам малолетнего ребенка, в том числе по сделкам, совершенным им самостоятельно, несут его родители, усыновители или опекуны, если не докажут, что обязательство было нарушено не по их вине. Эти лица также отвечают за вред, причиненный малолетними детьми.

Современными разработчиками ГК РФ достаточно детально определяются возрастные параметры различных групп несовершеннолетних, способных выполнять те или иные гражданско-правовые функции с той или иной мерой своей юридической самодостаточности и одновременно прописаны мера участия в их реализации тех или иных законных попечителей, мера их ответственности за созданные детьми гражданские обязанности.

Понятия, отражающие те или иные характеристики ювенального возраста, используются в СК РФ. В ст. 13 СК РФ «Брачный возраст» указано, что брачный возраст устанавливается в восемнадцать лет. При наличии уважительных причин органы местного самоуправления по месту жительства лиц, желающих вступить в брак, вправе по просьбе данных лиц разрешить вступить в брак лицам, достигшим возраста шестнадцати лет. Порядок и условия, при наличии которых вступление в брак в виде исключения с учетом особых обстоятельств может быть разрешено до достижения возраста шестнадцати лет, могут быть установлены законами субъектов Российской Федерации. Таким образом, на основе нормативных правовых актов различных субъектов правотворчества брачный возраст может устанавливаться в восемнадцать лет и выше, от восемнадцати до шестнадцати лет и даже для лиц моложе шестнадцати лет.

В ст. 54 СК РФ «Право ребенка жить и воспитываться в семье» сформулировано положение о том, что ребенком признается лицо, не достигшее возраста восемнадцати лет (совершеннолетия). Логично предположить, что синонимом термина «ребенок» выступает термин «несовершеннолетнее дитя» или во множественном числе «несовершеннолетние дети». Отсюда следует, если пользоваться подобной синонимичностью, что и ребенок, и несовершеннолетние дети, при известных обстоятельствах, могут вступать в брак.

В ряде статей СК РФ в особую номинацию выделен десятилетний возраст ребенка. Так, в ст. 57 СК РФ «Право ребенка выражать свое мнение» установлено, что ребенок вправе выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы, а также быть заслушанным в ходе любого судебного или административного разбирательства. Учет мнения ребенка, достигшего возраста десяти лет, обязателен, за исключением случаев, когда это противоречит его интересам. В случаях, предусмотренных СК РФ (статьи 59, 72, 132, 134, 136, 143, 145), органы опеки и попечительства или суд могут принять решение только с согласия ребенка, достигшего возраста десяти лет. Одним из таких случаев является усыновление ребенка. Согласно ст. 132 СК РФ для усыновления ребенка, достигшего возраста десяти лет, необходимо его согласие.

В законодательстве зарубежных стран применяются и иные возрастные параметры подобного согласия. Так, в ст. 360 Гражданского кодекса Французской Республики 1804 года сформулировано положение о том, что усыновляемый старше тринадцати лет должен дать свое личное согласие на усыновление. По итальянскому законодательству требуется согласие усыновленного в том случае, если он достиг двенадцатилетнего возраста. По законодательству ФРГ требуется согласие ребенка на усыновление в возрасте четырнадцати лет.

Дифференцированное отношение к ювенальному возрасту выражено и в федеральном трудовом законодательстве. Так, в соответствии со ст. 63 ТК РФ заключение трудового договора допускается с лицами, достигшими возраста шестнадцати лет. В данной норме сформулировано положение о том, что в случаях получения основного общего образования либо оставления в соответствии с федеральным законом общеобразовательного учреждения трудовой договор могут заключать лица, достигшие возраста пятнадцати лет. С согласия одного из родителей (опекуна, попечителя) и органа опеки и попечительства трудовой договор может быть заключен с учащимся, достигшим возраста четырнадцати лет, для выполнения в свободное от учебы время легкого труда, не причиняющего вреда его здоровью и не нарушающего процесса обучения. В организациях кинематографии, театрах, театральных и концертных организациях, цирках допускается с согласия одного из родителей (опекуна, попечителя) и органа опеки и попечительства заключение трудового договора с детьми, не достигшими возраста четырнадцати лет, для участия в создании и (или) исполнении произведений без ущерба здоровью и нравственному развитию.

При этом для работников в возрасте до шестнадцати лет нормальная продолжительность рабочего времени сокращается на 16 часов в неделю, а продолжительность ежедневной работы (смены) не должна превышать 5 часов. Для работников в возрасте от шестнадцати до восемнадцати лет нормальная продолжительность рабочего времени сокращается на 4 часа в неделю.

Ювенальный возраст в той или иной мере учитывается и в сфере уголовной ответственности. В соответствии со ст. 20 УК РФ уголовной ответственности подлежит лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста. В этой же статье сформулирована норма, в соответствии с которой за ряд преступлений определенной тяжести к уголовной ответственности привлекаются и лица, достигшие ко времени совершения преступления четырнадцатилетнего возраста.

Вновь вернемся к понятиям, используемым в тексте Хартии применительно к ювенальной проблематике. В ст. 7 Хартии «Право детей и молодежи на защиту» используются термины «дети», «молодые трудящиеся», «ученики», «подростки», «работающие лица в возрасте до 18 лет», «дети и молодые люди». Термин «дети и молодежь» неоднократно используется без указания верхних границ молодежного возраста в ст. 17 Хартии.

Обратим внимание на то, что в Хартии используются термины «молодые люди и взрослые», «взрослые трудящиеся», «лица пожилого возраста».

Следует отметить, что, по сути, при разработке норм национального законодательства, процедур, механизмов правоприменительной практики Хартия рекомендует ориентироваться на особенности трех поколений — восходящего поколения, или молодежи, самодостаточного, зрелого поколения (взрослых трудоспособных людей) и поколения людей пожилого возраста.

С нашей точки зрения, системное рассмотрение проблем ювенального возраста, в том числе использования данного понятия в современном российском законодательстве следует соотносить с пониманием содержания категории «зрелость», ибо ювенальный возраст — это период неполной жизненной, социальной, правовой и иной зрелости. «Зрелость, — записано в акмеологическом словаре, — длительный возрастной период, среднее звено жизни человека между юностью и старостью (примерно от 25 до 65 лет)» [1, с. 38].

Если следовать данному пониманию возрастных границ зрелости, то возраст до 25 лет — это ювенальный возраст, период молодости, этап социализации, в том числе становления правовой субъектности представителей молодого поколения.

В Большой энциклопедии отмечено, что молодежь — социально демографическая группа, выделенная на основе обусловленных возрастными особенностями социального положения людей, их места и функций в социальной структуре общества, интересов и ценностей. Одно из первых определений понятия «молодежь» было дано в 1968 году В. Лисовским: «Молодежь — поколение людей, проходящих стадию социализации, усваивающих, а в более зрелом возрасте уже усвоивших образовательные, профессиональные, культурные и другие социальные функции; в зависимости от конкретных исторических условий возрастные критерии молодежи могут колебаться от 16 до 30 лет. Молодежь часто рассматривают как переходный период между детством и взрослостью» [2, с. 231].

Безусловно, юридическая терминология отличается от категорий, понятий философии, тех или иных социально-гуманитарных наук четкой лексикой, конкретной предметностью, но и в этих условиях, как нам представляется, следует учитывать и то, как понятия «детство», «молодость», «ювенальность» используются в социологии, психологии, иных науках о человеке и социуме.

Вероятно, в современных дискуссиях о содержании термина «ювенальный возраст» целесообразно учитывать контекст его использования в праве, в том числе в правовой идеологии, правовой политике, правовой науке, текстах конкретных законов, а также сфере соответствующей правоприменительной практики, деятельности институтов, структур ювенальной юстиции. При этом следует преодолевать определенные предубеждения о том, что предметом ювенального права, ювенального законодательства, деятельности системы ювенальной юстиции по преимуществу являются проблемы юридического воздействия на детскую, юношескую, молодежную деструктивность. Это, безусловно, важная функция ювенального права, но далеко не единственная.

Размышляя о теории личностно-возрастного развития Э. Эриксона, известный российский психолог Р.С. Немов отмечает, что «в своей концепции Эриксон представляет две возможные линии личностного изменения человека с возрастом: нормальную и аномальную. Нормальная линия характеризует позитивные изменения, происходящие в личности с возрастом; аномальная — представляет негативные изменения» [4, с. 368].

В советском и постсоветском правосознании доминируют представления о ювенальном праве, ювенальном законодательстве, ювенальной юстиции, призванные оказывать то или иное корректирующее юридическое воздействие на правонарушения, совершаемые теми или иными представителями молодого поколения, главным образом, воздействие на несовершеннолетних детей.

Между тем в современном международном праве, в том числе праве, посвященном детской проблематике, можно проследить более системный, гуманистический подход к правам детей, молодежи, созданию благоприятных юридических условий для их реализации, созидательно-конструктивным функциям ювенального права. При этом в международных правовых актах, а также в комментариях к ним затрагиваются и проблемы ювенального возраста.

В ст. 1 Конвенции о правах ребенка 1989 года записано: «Для целей настоящей Конвенции ребенком является каждое человеческое существо до достижения 18-летнего возраста, если по закону, применимому к данному ребенку, он не достигает совершеннолетия ранее». Такое понимание возраста детей-несовершеннолетних является предельно универсальным ориентиром для национального законодательства, в том числе российского. При этом вполне правомерна постановка вопроса для дискуссий о том, является ли восемнадцатилетний возраст универсальной границей для возрастного измерения современного ювенального права, его предметного пространства.

Вероятно, следует обратить внимание и на то, что в законодательстве Российской империи, предметом которого были проблемы молодежно-ювенальной преступности, выделялся период отрочества (от 10 до 14 лет) и период юности (от 14 лет до 21 года), с учетом данных возрастных групп дифференцировались юридические санкции [3, с. 55; 6, с. 57].

На сороковой сессии Комитет по правам ребенка ООН 12—30 сентября 2005 года рассмотрел третий периодический доклад Российской Федерации и 30 сентября 2005 года принял в адрес России 22 замечания-рекомендации.

22-е замечание-рекомендация звучит следующим образом: «Комитет рекомендует государству-участнику принять всеобъемлющую стратегию по активизации его усилий в направлении обеспечения широкого распространения и понимания положений и принципов Конвенции как взрослыми, так и детьми (например, через радио и телевидение). Он также рекомендует усилить надлежащую и систематическую профессиональную подготовку всех групп специалистов, работающих с детьми и в интересах детей, в частности сотрудников правоохранительных органов, преподавателей, медицинских работников, психологов, социальных работников и персонала учреждений по уходу за детьми» [5, с. 13].

Обратим внимание на то, что авторы рекомендации в российском социуме выделяют два поколения — детей и взрослых. Подобная возрастная типология, широко применяемая в международной лексике, в том числе экспертов ООН, с нашей точки зрения, может служить ориентиром для осмысления общих и частных проблем ювенального возраста и использования данного термина в современном российском законодательстве.

Список литературы

 

1. Акмеологический словарь / под общ. ред. А.А. Деркача. 2-е изд., стереот. — М., 2010.

2. Большая энциклопедия: В 62 т. — М., 2006. Т. 30.

3. Карнозова Л.М. Российское уголовное правосудие в отношении несовершеннолетних и ювенальная юстиция // Государство и право. 2008. № 3.

4. Немов Р.С. Психология: учеб. — М., 2010.

5. Российская Федерация и Конвенция о правах ребенка. — М., 2008.

 

6. Толстая А.И. Правовое положение несовершеннолетних в истории России // Ювенальное право: учеб. пособие для вузов. — М., 2011.