УДК 343.214

Страницы в журнале: 110-116 

 

О.А. Михаль,

кандидат юридических наук, доцент кафедры уголовного права Омской академии МВД России Россия, Омск michal_71@mail.ru

Н.А. Черемнова,

кандидат юридических наук, старший преподаватель кафедры уголовного права Омской академии МВД России Россия, Омск zeremnowa@list.ru

 

Анализируются объективные и субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст. 322.2 Уголовного кодекса РФ. Исследуются содержащиеся в ст. 322.2 УК РФ термины, анализируются примеры из практической деятельности.

Ключевые слова: фиктивная регистрация, место жительства, место пребывания, жилое помещение, понятие, признак, состав преступления.

 

Термин «фиктивная регистрация», так же как и «фиктивная постановка» на учет, имеет в своем содержании признаки, аналогичные (сходные) с термином «фиктивное банкротство». Объективная сторона последнего характеризуется действием, заключающемся в заведомо ложном объявлении соответствующим субъектом о своей несостоятельности. С субъективной стороны состав такого преступления характеризуется только прямым умыслом. Субъект осознает заведомую ложность производящегося им объявления о несостоятельности. Аналогично должно разрешаться толкование термина «фиктивность» применительно к ст. 322.2 Уголовного кодекса РФ.

В соответствии с Федеральным законом от 25.06.1993 № 5242-1 «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации» (далее — Закон о праве на свободу передвижения) [3] в ст. 322.2 УК РФ под фиктивной регистрацией гражданина России по месту пребывания или по месту жительства понимается регистрация гражданина России по месту пребывания или по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации либо его регистрация в жилом помещении без намерения пребывать (проживать) в этом помещении, либо регистрация гражданина России по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица. Таким образом, фиктивная регистрация предполагает обязательное наличие в действиях должностных и иных лиц, являющихся субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, признака заведомости, т. е. достоверного знания указанными лицами об отсутствии оснований для регистрации гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства.

В ст. 2 Закона о праве на свободу передвижения дается легальное (законодательное) толкование понятия «регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания» — постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учет по месту пребывания, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учета сведений о месте пребывания гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте пребывания. В этой же статье трактуется термин «регистрация гражданина Российской Федерации по месту жительства» — постановка гражданина Российской Федерации на регистрационный учет по месту жительства, то есть фиксация в установленном порядке органом регистрационного учета сведений о месте жительства гражданина Российской Федерации и о его нахождении в данном месте жительства.

Поскольку ст. 322.2 УК РФ размещена законодателем в главе о преступлениях против порядка управления, непосредственным объектом данного состава преступления будет являться законная деятельность должностных и иных лиц по порядку регистрационного учета граждан России по месту пребывания и по месту жительства, а также снятие гражданина России с регистрационного учета по месту пребывания и по месту жительства. Размещение указанного состава преступления в главе о порядке управления, а не в главе о преступлениях против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления (как, например, ст. 292.1 УК РФ — незаконная выдача паспорта гражданина Российской Федерации) свидетельствует о том, что применительно к ст. 322.2 УК РФ речь идет не только о таком специальном субъекте преступления, как уполномоченное должностное лицо Федеральной миграционной службы (далее — ФМС), осуществляющее государственную услугу по регистрационному учету граждан России по месту пребывания и по месту жительства в пределах России, но и иных лицах, осуществляющих регистрацию граждан России  по месту пребывания и по месту жительства.

Нельзя также относить к субъекту анализируемых преступлений, помимо уполномоченных должностных лиц ФМС, еще только таких лиц, которые хотя и не являются должностными, но в силу своих полномочий и профессиональных обязанностей осуществляют регистрацию граждан России по месту пребывания в гостинице, санатории, доме отдыха, пансионате, кемпинге, на туристской базе, в медицинской организации или другом подобном учреждении, учреждении уголовно-исполнительной системы, исполняющем наказания в виде лишения свободы или принудительных работ. Подобный вывод вытекает из анализа объективной стороны ст. 322.2 УК РФ, поскольку признание субъектом преступления только вышеперечисленных лиц приведет к тому, что не будут подлежать уголовной ответственности, например, частные лица, представившие заведомо недостоверные сведения или документы для регистрации; что в этом случае они будут подвергнуты лишь уголовному преследованию за подстрекательские действия по фиктивной регистрации уполномоченными лицами. В связи с этим невозможно было бы ставить вопрос об уголовном преследовании за фиктивную регистрацию лиц, которые уже зарегистрировались в жилом помещении без намерения пребывать (проживать) в жилом помещении, либо осуществили регистрацию гражданина России по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица.

Целью же принятого 21.12.2013 Федерального закона № 376-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [2] является в том числе усиление ответственности (вплоть до уголовной) за нарушение правил регистрационного учета граждан Российской Федерации по месту пребывания и по месту жительства в пределах России. Таким образом, речь идет не только об уполномоченных лицах, осуществляющих собственно регистрационный учет граждан, но и об общем субъекте преступления — частных лицах, регистрирующихся на законном основании в жилом помещении, но не имеющих намерения пребывать (проживать) в таком помещении, либо нанимателях (собственниках) жилых помещений, которые регистрируют на законном основании граждан Российской Федерации по месту жительства или по месту пребывания, но в то же время не имеют намерения предоставить жилое помещение для пребывания (проживания) указанных лиц. По этой причине органы регистрационного учета не имеют возможности направлять достоверные сведения о реальном месте жительства граждан России в налоговые органы (ст. 85 Налогового кодекса РФ), военные комиссариаты (ст. 4 Федерального закона от 28.03.1998 № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»), судебные органы и другие государственные органы при исполнении возложенных на них в соответствии с законодательством Российской Федерации функций. Органы миграционного учета не могут предоставлять также информацию о местонахождении иностранных граждан и лиц без гражданства, зарегистрированных в «резиновых домах», заинтересованным федеральным органам исполнительной власти. Это затрудняет прогнозирование миграционной ситуации и нивелирует саму идею миграционного учета.

УК РФ предусматривает устранение предпосылок для фиктивной регистрации граждан в жилых помещениях, различных спекуляций в данной сфере правоотношений и злоупотребления своими правами недобросовестных нанимателей (собственников) жилых помещений. Очевидно, что применительно к спекуляциям фиктивной регистрацией речь идет, как правило, о так называемой фактической продаже нанимателями (собственниками) регистрации по месту пребывания или месту жительства без намерения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица или, наоборот, покупку такой регистрации лицами, не имеющими намерения пребывать (проживать) в таком помещении. К подобным действиям по фиктивной регистрации могут быть отнесены обмен услугами (чаще всего — бесплатный ремонт квартиры), получение в дар чего-либо за такую регистрацию и иные незаконные действия. Из изложенного следует вывод, что уголовный закон на основе бланкетных норм, и в частности Закона о праве на свободу передвижения и ряда других нормативных правовых актов, к субъекту преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, относит общего субъекта преступления.

Таким образом, фиктивная регистрация понимается законодателем не только как какая-то поддельность (подложность) такой регистрации граждан России без соответствующих оснований, т. е. предоставление заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, но и как законная по процедуре регистрация таких граждан, но без намерения предоставления нанимателями для пребывания (проживания) жилых помещений.

Объективная сторона ст. 322.2 УК РФ состоит из трех видов альтернативных действий.

1) Регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации предполагает введение в заблуждение уполномоченных лиц, ответственных за прием и передачу в органы регистрационного учета документов для снятия с регистрационного учета граждан России по месту пребывания и по месту жительства в России, об основаниях регистрации по месту пребывания или по месту жительства посредством представления поддельных документов, сообщения сведений или умолчания о фактах, которые имеют юридическое значение для законной регистрации.

Примером регистрации гражданина России по месту пребывания или по месту жительства на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации могут служить случаи из правоприменительной практики правоохранительных органов до введения в действие ст. 322.2 УК РФ, когда имелись случаи совершения общественно опасных деяний сотрудниками, уполномоченными на осуществление функций по контролю и надзору в сфере миграции, которые из корыстных побуждений или иной личной заинтересованности регистрировали по месту жительства или месту пребывания граждан в жилых помещениях без ведома их собственников (нанимателей), что существенно нарушало права и законные интересы последних. Современный уголовный закон с принятием ст. 322.2 УК РФ позволяет квалифицировать подобные деяния по данной уголовно-правовой норме.

Встречались и случаи, когда отдельные лица, как являющиеся, так и не являющиеся должностными, были ответственны за прием и передачу в органы регистрационного учета документов граждан России по месту пребывания и по месту жительства в Российской Федерации, но из корыстной заинтересованности (например, продаже регистрации), не вносили в базу информационного ресурса регистрационного учета своего региона сведения о гражданах России по месту пребывания или месту жительства. Не во всех подобных примерах речь могла идти об уголовном преследовании, поскольку не все подобные лица относились к числу должностных, а какого-либо ущерба путем обмана своими действиями они не причиняли. Так, в частности, могли поступать паспортистки, которые регистрировали к себе граждан за плату, не внося сведения о них в базовый государственный ресурс, при этом в жилом помещении были установлены счетчики на все ресурсы потребления (воду, газ, электроэнергию) и никакого имущественного ущерба управляющей компании (или иной организации), оказывающей услуги по содержанию и ремонту жилья, они не наносили.

2) Регистрация гражданина Российской Федерации в жилом помещении без намерения пребывать (проживать) в этом помещении предполагает такую фиктивную регистрацию граждан по месту пребывания или месту жительства, которая не имеет умысла и цели пребывания (проживания) в жилом помещении. Термин «намерение» необходимо толковать в контексте того законодательства и практики, которое сейчас имеется. В частности в ст. 159.4 УК РФ под мошенничеством в сфере предпринимательской деятельности понимается такое мошенничество, которое сопряжено с преднамеренным неисполнением договорных обязательств в сфере предпринимательской деятельности.

Согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 27.12.2007 № 51 «О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате» в случаях, когда лицо получает чужое имущество или приобретает право на него, не намереваясь при этом исполнять обязательства, связанные с условиями передачи ему указанного имущества или права, в результате чего потерпевшему причиняется материальный ущерб, содеянное следует квалифицировать как мошенничество, если умысел, направленный на хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество, возник у лица до получения чужого имущества или права на него [4]. О наличии умысла, направленного на хищение, могут свидетельствовать, в частности, заведомое отсутствие у лица реальной финансовой возможности исполнить обязательство или необходимой лицензии на осуществление деятельности, направленной на исполнение его обязательств по договору, использование лицом фиктивных уставных документов или фальшивых гарантийных писем, сокрытие информации о наличии задолженностей и залогов имущества, создание лжепредприятий, выступающих в качестве одной из сторон в сделке.

Таким образом, отсутствие намерения при совершении преступления законодателем и правоприменителем толкуется в том смысле, что преднамеренность характеризует собой прямой умысел, свидетельствующий о том, что умысел на обман или злоупотребление доверием при мошенничестве, так же как и умысел при фиктивной регистрации, должен возникнуть у гражданина до совершения деяния. Иными словами, применительно к регистрации гражданина России в жилом помещении фиктивной регистрацией будет признана такая регистрация, которая в момент ее оформления не имела за собой намерения со стороны такого гражданина пребывать (проживать) в этом помещении.

Об отсутствии намерения пребывать (проживать) в жилом помещении может свидетельствовать, в частности, большое количество зарегистрированных и (или) проживающих в жилом помещении граждан на момент регистрации гражданином России своего пребывания (проживания) в таком помещении вопреки нормам предоставления и учетной норме площади жилого помещения. Так, в соответствии со ст. 50 Жилищного кодекса РФ учетной нормой площади жилого помещения является минимальный размер площади жилого помещения, исходя из которого определяется уровень обеспеченности граждан общей площадью жилого помещения в целях их принятия на учет в качестве нуждающихся в жилых помещениях. Учетная норма устанавливается органом местного самоуправления. В г. Омске, например, она составляет 15 кв. м на одного человека [1].

Вместе с тем, следует иметь в виду, что Закон о праве на свободу передвижения не подменяет уведомительного характера регистрационного учета граждан России, не предусматривает увеличение количества документов, представляемых при регистрации по месту пребывания и по месту жительства в пределах России, и по сути никоим образом не ограничивает права граждан России, связанные с частной собственностью, жилищные права, предусмотренные Конституцией РФ. Поэтому отсутствие учетной нормы площади жилого помещения может быть лишь одним из возможных доказательств отсутствия у гражданина России намерения пребывать (проживать) в этом помещении на момент регистрации и фиксации государственными органами такой регистрации.

При этом следует иметь в виду, что не может в соответствии со ст. 31 ЖК РФ рассматриваться как фиктивная регистрация гражданина России по месту пребывания или по месту жительства регистрация даже с превышением учетной нормы площади жилого помещения, если речь идет о членах семьи собственника жилого помещения. Согласно ч. 1 ст. 31 ЖК РФ к членам семьи собственника жилого помещения относятся проживающие совместно с данным собственником в принадлежащем ему жилом помещении его супруг, а также дети и родители данного собственника. Другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы и в исключительных случаях иные граждане могут быть признаны членами семьи собственника, если они вселены собственником в качестве членов своей семьи. Следовательно, одним из возможных доказательств отсутствия намерения пребывать (проживать) по месту жительства или месту пребывания может быть такая фиктивная регистрация, которая не связана с признанием тех или иных граждан России членами семьи собственника жилого помещения, проживающими совместно с ним (собственником).

В исключительных случаях членами семьи собственника могут быть признаны и такие граждане, которые не состоят с собственником жилья ни в каких родственных или свойственных отношениях и не являются его нетрудоспособными иждивенцами. Условием признания этой группы граждан членами семьи собственника является то, что в свое время они были вселены собственником в принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение именно в качестве членов своей семьи (приживальцы). Такие случаи сами по себе являются исключением в соотношении с понятием семьи как объединением совместно проживающих граждан, связанных между собой браком или иными родственными узами. Однако вселение в качестве членов семьи и последующее проживание в жилом помещении совместно с собственником и другими членами его семьи становятся решающими факторами, которые обеспечивают единство совместно проживающих граждан, включая приживальцев, и являются основанием для определения состава семьи собственника жилого помещения.

В связи с этим необходимо иметь в виду, что ни ст. 322.2 УК РФ, ни ЖК РФ, ни законодательство в сфере миграции ни в коей мере не нарушают прав граждан, имеющих в соответствии с Конституцией РФ в собственности несколько жилых помещений и проживающих в одном из них. При этом он (собственник) имеет право предоставить во владение и (или) в пользование принадлежащее ему на праве собственности жилое помещение любому гражданину на основе договора найма, договора безвозмездного пользования или на ином законном основании, соответствующим образом зарегистрировав нанимателя в своем жилье без проживания совместно с последним.

Нельзя рассматривать как уголовно наказуемое деяние, квалифицируемое по ст. 322.2 УК РФ, и действия граждан России, зарегистрированных по месту жительства, но не зарегистрированных по месту пребывания в срок, превышающий 90 дней со дня прибытия гражданина в жилое помещение по месту пребывания, если умысел на пребывание в ином регионе возник у такого гражданина уже после того, как он зарегистрировался и реально проживал по месту его предыдущего жительства. Например, отсутствует уголовная ответственность в случаях, когда, имея регистрацию и постоянно проживая в г. Омске, гражданин переезжает через некоторое время (для проживания и работы) в Москву и там не регистрируется. Отсутствие регистрации по месту пребывания при наличии подтверждающих доказательств проживания по месту предыдущего жительства должно влечь для граждан Российской Федерации привлечение лишь к административной ответственности по ст. 19.15.2 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

3) Регистрация гражданина Российской Федерации по месту пребывания или по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица предполагает такую фиктивную регистрацию граждан России по месту пребывания или месту жительства, которая не имеет умысла и цели предоставления жилого помещения для пребывания (проживания) в жилом помещении.

Понятие фиктивности рассмотрено выше. Отсутствие намерения при совершении преступления законодателем и правоприменителем также должно толковаться в том смысле, что преднамеренность характеризует собой прямой умысел, свидетельствующий о том, что при фиктивной регистрации такой умысел должен возникнуть у нанимателя (собственника) до совершения деяния. Иными словами, применительно к регистрации гражданина России в жилом помещении фиктивной регистрацией будет признана такая регистрация, которая в момент ее оформления не имела за собой намерения со стороны нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица.

Под фиктивной регистрацией иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации понимается регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в России на основании представления заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, либо его регистрация в жилом помещении без намерения проживать в этом помещении, либо регистрация иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства без намерения нанимателя (собственника) жилого помещения предоставить это жилое помещение для проживания указанного лица.

Вместе с тем правоприменительная практика показывает, что субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, является только такой общий субъект, который непосредственно осуществляет регистрацию граждан России и иностранных граждан по месту пребывания в жилом помещении без намерения предоставить жилое помещение для проживания.

Так, Чхетиани Э.В., имея умысел на фиктивную регистрацию гражданина Российской Федерации и иностранного гражданина по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации, во исполнение своего преступного умысла в начале января 2014 года обратилась к Чхетиани В.М. с предложением произвести регистрацию гражданина Российской Федерации (1) и иностранного гражданина (2) по адресу проживания последнего (Чхетиани В.М.) за денежное вознаграждение без намерения предоставить гражданину России и иностранному гражданину данное жилое помещение в качестве места пребывания. Далее Чхетиани Э.В., вступив с Чхетиани В.М. в преступный сговор, заведомо зная о том, что (1) и (2) не будут проживать по адресу регистрации в г. Сочи, имея корыстные побуждения в получении денежных средств от (1) и (2) за регистрацию данных граждан, 10 января 2014 г. в неустановленное дознанием время обратились в муниципальное унитарное учреждение г. Сочи «Информационно-вычислительный центр», где Чхетиани В.М. предоставил специалисту паспортно-регистрационного отдела необходимый пакет документов с целью дальнейшей регистрации гражданина Российской Федерации (1) по адресу в г. Сочи. В продолжение своего преступного умысла Чхетиани Э.В. совместно с Чхетиани В.М.

10 января 2014 г. в неустановленное дознанием время обратились в отделение управления по г. Сочи УФМС России по Краснодарскому краю в Хостинском районе, где Чхетиани В.М. предоставил специалисту-эксперту необходимый пакет документов с целью дальнейшей регистрации иностранного гражданина (2) по адресу в г. Сочи. Таким образом, Чхетиани Э.В. и Чхетиани В.М., преследуя свою цель, выразившуюся в фиктивной регистрации гражданина Российской Федерации и иностранного гражданина по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации и получении денежных средств от регистрируемых ими граждан, вступили между собой в преступный сговор и совместно осуществили фиктивную регистрацию [5].

К сожалению, исходя из этого приговора и некоторых других, вынесенных судами в особом порядке судебного разбирательства по ст. 322.2 УК РФ, не ясно, имели ли граждане России и иностранные граждане намерение фактически проживать по месту пребывания в жилом помещении. Если изначально намерение на проживание у таких граждан отсутствовало, то такие лица должны являться субъектом данного преступления. Сами регистрируемые к уголовной ответственности не должны привлекаться, но это должно делаться лишь при условии, что в момент регистрации они желали проживать по месту регистрации — месту пребывания, но по каким-либо причинам в последующем фактически в нем не пребывали, например, если им после регистрации не было предоставлено жилое помещение. Фактически же судебная практика как по

ст. 322.2, так и по ее аналогу — ст. 322.3 УК РФ (предполагающей фиктивную постановку на учет иностранных граждан или лиц без гражданства по месту пребывания в жилом помещении в Российской Федерации) складывается таким образом, что привлекаются лишь регистраторы , а не регистрируемые. В частности, по приговору Уссурийского районного суда Приморского края Ф. была осуждена по ст. 322.3 УК РФ за фиктивную постановку на учет иностранного гражданина по месту пребывания в жилом помещении.

Из приговора усматривается, что Ф. ставила на миграционный и регистрационный учет иностранных граждан, но фактически помещение для проживания им не предоставляла. Тем самым предоставляла при осуществлении миграционного учета заведомо ложные сведения об иностранных гражданах и месте их пребывания. Одним из доказательств по делу являлись показания свидетеля — старшего оперуполномоченного ОМВД России, который сообщил суду, что при проведении проверки в отношении Ф. им были установлены и опрошены иностранные граждане, которые фактически у Ф. не проживали, где данный адрес находится не знали, проживать по нему не собирались. Ф они никогда не видели, документы на постановку на учет отдавали посреднику, ему же отдали деньги за каждого члена семьи. При этом интересно, что по данному уголовному делу аналогичные показания дали и иные иностранные граждане, подтвердившие их на очной ставке с обвиняемой [6].

К сожалению, из содержания приговора (без обращения к материалам уголовного дела) не ясно, на каком основании прекращалось уголовное преследование в отношении иностранных граждан и посредника, которые осуществили постановку на учет по месту пребывания в жилых помещениях без намерения пребывать (проживать) в этих жилых помещениях. Как указывалось выше, субъектом преступления правоприменительной практикой фактически признается лишь принимающая сторона, не имеющая намерения предоставить эти помещения для пребывания (проживания). Хотя изначально у регистрируемых также зачастую нет намерения на проживание по месту постановки на учет и они должны являться субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.3 УК РФ или в аналогичных случаях — ст. 322.2 УК РФ.

Резюмируя изложенное, приходим к следующему выводу.

Фиктивная регистрация предполагает обязательное наличие в действиях должностных и иных лиц, являющихся субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, признака заведомости, т. е. достоверного знания указанными лицами об отсутствии оснований для регистрации гражданина России по месту пребывания или по месту жительства, регистрации иностранного гражданина или лица без гражданства по месту жительства в жилом помещении в Российской Федерации. Субъектом преступления, предусмотренного ст. 322.2 УК РФ, будут являться и лица, которые фактически осуществляют продажу нанимателями (собственниками) регистрации по месту пребывания или месту жительства без намерения предоставить это жилое помещение для пребывания (проживания) указанного лица. Или, наоборот, это могут быть лица, которые, не имея намерения пребывать (проживать) в таком помещении, осуществляют покупку такой регистрации.

Таким образом, фиктивная регистрация понимается законодателем не только в узком смысле как какая-то поддельность (подложность) такой регистрации без соответствующих оснований, т. е. предоставление заведомо недостоверных сведений или документов для такой регистрации, но и законная по процедуре (административным регламентам) регистрация, но без намерения принимающей стороны предоставить регистрируемым помещения для их пребывания (проживания) или такая регистрация, которая не имеет намерения у регистрируемых в проживании (пребывании) по месту регистрации.

 

 

Cписок литературы

 

1. Об установлении учетной нормы площади жилого помещения и нормы предоставления площади жилого помещения по договору социального найма: постановление Мэра города Омска от 06.05.2005 № 251-п (ред. от 25.07.2011) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

2. О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации: федер. закон от 21.12.2013 № 376-ФЗ // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

3. О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации: федер. закон от 25.06.1993 № 5242-1 (ред. от 21.12.2013) // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

4. О судебной практике по делам о мошенничестве, присвоении и растрате: постановление Пленума ВС РФ от 27.12.2007 № 51 // Доступ из СПС «КонсультантПлюс».

5. Приговор Хостинского районного суда г. Сочи Краснодарского края от 04.08.2014 № 1-203/2014. URL: http://www.sudact.ru/regular/doc/ BydTHfIYdqLu/ regular-txt=%D1%81%D1%82.322 2+%D1%83%D0%BA+%D1%80%D1%84&regular-case_doc=&regular-doc_type=1008&regular

6. Приговор Уссурийского районного суда Приморского края от 17.09.2014 № 1-905/2014. URL: http://www.sudact.ru/regular/doc/ GsSa4pV5r8Hj/?regular-txt=%D1%81% D1%82.322