Е.В. МИЦКАЯ,
кандидат юридических наук, доцент, декан гуманитарного факультета Южно-Казахстанского гуманитарного института им. М. Сапарбаева
 
Проблеме исследования сущности и ценностного смысла прав и свобод человека и гражданина за прошедшие два столетия их правоприменения посвящено немало работ видных ученых-юристов, философов, социологов. Феномен прав и свобод состоит в том, что через их осознание человек нашел свое место в окружающей его действительности. История человечества наполнена стремлением проникнуть в тайны созданного им бытия. Индивид, группа людей, общество, народ, нация, государство — все эти категории относятся исключительно к человеку, связаны непосредственно с его деятельностью и до его появления в природе не существовали. 
 
Они взаимообусловлены, взаимосвязаны, а правовой статус человека и гражданина выступает необходимым элементом их взаимодействия.
Общество — подлинный творец всех прав и обязанностей, свободы и ответственности, чести и достоинства, справедливости, равенства, социальных ценностей и антиценностей, социальных определений. Потребности и интересы личности формируются в социальной среде и под ее воздействием. Официальное признание, защиту и поддержку со стороны общества и государства потребности и интересы находят в институте прав человека, закрепляемом конституционными нормами.
Несмотря на мозаичность общества, сосуществование различных цивилизаций, стоящих на разных уровнях развития, международное сообщество выработало перечень прав и свобод человека, носящий всеобщий характер и придающий ценностный смысл человеческому существованию. Принятые в последние две трети XX века международные акты в области прав человека признаны и ратифицированы большинством государств. Приверженность страны этим актам показывает степень ее интеграции в международное сообщество и те позиции, на которых в ней строятся общественные отношения.
Государственно-правовой статус прав и свобод характеризует взаимоотношения государства и общества или, скорее, соотношение права и власти. Стремление к абсолютной власти остается одним из основных пороков человека. Власть, не ограниченная правом, формируется в самодовлеющую силу.
В истории человечества можно найти немало примеров подчинения общества государством. Последние из них — реализация марксистской доктрины «обобществления» человека (СССР, КНДР, КНР) и диктаторские режимы (Ирак, Ливия, Парагвай). Результатом их действия стало формирование тоталитарно-авторитарных систем, подавляющих индивидуальность и ставящих интересы власти выше интересов личности. В историческом времени они недолговечны, так как чуждые обществу законы приводят к стагнации в его развитии, а жизнеспособность любого государственного образования зависит от внутреннего состояния общества.
Государство — это сфера санкционированного насилия, у него нет конкурентов и выбора. Либеральное государство действует по принципу правопорядка и сводит насилие к минимуму. Ограничить властные возможности государства, придать демократичный характер взаимодействию власти и общества (государства и индивида) можно только признанием приоритета прав человека во всех сферах общественных отношений. Исходя из тезиса «государство есть продукт общества», государство должно подчиняться обществу и обязано ставить свои интересы в зависимость от общественных потребностей и интересов.
Связь общества и государства должна оставаться взаимной: общество содержит государство, а государство, используя различные инструменты воздействия на общественные отношения, устраняет социальные конфликты внутри общества, создает условия для его развития, находясь в строгих правовых рамках и не превышая своих властных полномочий. В этом состоит ценностный смысл либеральной доктрины «от человека к государству», провозгласившей свободу, юридическое равенство и верховенство закона на основе закрепления правового статуса человека.
Институт прав и свобод — центральный в конституционном праве. Он закрепляет свободу народа и каждого человека от произвола государственной власти. Однако осуществление прав и свобод человека и гражданина имеет ограничительные рамки, а именно не должно нарушать права и свободы других лиц, посягать на конституционный строй и общественную нравственность.
Новая теория правового статуса личности закреплена в Казахстане. В основе концепции конституционных прав и свобод, содержащихся в Конституции 1995 года, лежат общечеловеческие ценности, в том числе многие положения Всеобщей декларации прав человека 1948 года. Человек согласно естественно-правовой концепции прав и свобод является источником своих естественных прав и свобод, которые признаются абсолютными и неотчуждаемыми в соответствии со ст. 12 Конституции Республики Казахстан. Права и свободы человека независимо от гражданской принадлежности признаются государством, гарантируются и защищаются им.
Конституционные права и свободы — это не все права и свободы, которыми обладает человек, а только основные, фундаментальные. Почти все демократические конституции при перечислении прав и свобод признают, что перечень не является исчерпывающим, т. е. за человеком и гражданином остаются и другие права и свободы. Перечисление в конституциях основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина. Если бы эти «другие», да еще и общепризнанные, права и свободы были известны законодателю, они должны были бы попасть в перечень конституционных. А раз этого нет, то данную формулировку можно толковать только как признание неисчерпаемости свободы и как уважение многогранных прав и свобод, которые при всей их важности не относятся к категории основных. Такие права и свободы неконституционного уровня закрепляются всеми отраслями национального законодательства.
Под конституционными правами и свободами понимаются наиболее важные права и свободы человека и гражданина, раскрывающие естественное состояние свободы и получающие высшую юридическую защиту. Конституционные права и свободы — главный элемент конституционных правоотношений, возникающих между человеком (гражданином) и государством, порождающих обязанность государства защищать и охранять основные и другие права и свободы каждого человека (гражданина). Он вправе не просить, а требовать защиты прав, которые государство признало естественными и неотъемлемыми.
В то же время конституция связывает основные права и свободы с обязанностями человека и гражданина. Совокупность основных прав, свобод и обязанностей образует конституционно-правовой статус человека и гражданина. Этот статус и есть мера свободы, т. е. сочетание возможного и должного в поведении каждого человека.
Понимание отношений человека и государства как правоотношений не означает полной регламентированности. Для человека смысл этих правоотношений состоит в получении защиты своих прав (при необходимости), а для государства — в обязанности оказать их защиту. Одновременно человек и государство «выясняют отношения» по поводу конституционных обязанностей человека (гражданина), и тогда государство во имя правопорядка и в законных формах требует (а порой принуждает) соблюдать эти обязанности. Но за пределами своих выполненных обязанностей и в рамках охраняемых государством прав человек остается свободным.
Конституционные права и свободы обладают следующим специфическим набором средств и методов своей защиты:
· конституционно-судебным механизмом;
· судебной защитой (суды общей юрисдикции);
· административными действиями органов исполнительной власти;
· законной самозащитой человеком своих прав;
· международно-правовым механизмом.
Две категории прав — конституционные права и права человека и гражданина — обычно упоминаются вместе, однако их содержание не тождественно. Права человека проистекают из естественного права, а права гражданина — из позитивного, хотя и те и другие носят неотъемлемый характер. Права человека исходные, присущие всем людям от рождения, независимо от того, являются они гражданами государства, в котором живут, или нет, а права гражданина включают в себя те права, которые закрепляются за лицом только в силу его принадлежности к государству (гражданства).
Каждый гражданин обладает комплексом прав, относящихся к общепризнанным правам человека, плюс всеми правами гражданина, признаваемыми в государстве. Поэтому правомерен термин «гражданские права и свободы», синтезирующий обе категории прав и свобод.
Права гражданина — своеобразное ограничение равенства между людьми, поскольку их лишаются лица, живущие в стране, но не имеющие гражданства. Эти права обычно предполагают возможность участия в государственных делах, выборах высших и местных органов государственной власти, допуске в своей стране к государственной службе. Лица, не имеющие гражданства, этих прав не имеют. Такая дискриминация, допускаемая международным сообществом, объясняется правомерным желанием каждого государства предоставить эти права только лицам, устойчиво связанным с судьбой страны и в полной мере исполняющим конституционные обязанности. Это не означает, что лица без гражданства не исполняют никаких обязанностей (например, не соблюдают конституцию, не уплачивают налоги).
В современном праве теоретически конструируются две категории — «права человека» и «права гражданина». Под первыми, первоначально возникшими, понимаются права и свободы, присущие всем людям, независимо от их гражданства, вытекающие из естественного права; под вторыми — права и свободы, предоставляемые позитивным правом государства своим гражданам.
Термин «права человека» употребляется всегда в международном праве, а термин «права гражданина» — в конституционном и другом внутригосударственном праве. Термин «права человека» употребляется и в конституционном праве Казахстана, поскольку предоставляет права и свободы не только своим гражданам, но и негражданам, находящимся на территории государства. Права человека, исходящие из естественного, надгосударственного права, не исключают их позитивного оформления в конституционном и другом законодательном материале. Таким способом сглаживается определенная противоречивость двух категорий прав и свобод, имеющих различное происхождение[1].
Права и свободы человека и гражданина в правовой литературе делятся на основные и иные, «производные». Однако, как отмечает Е.А. Лукашева, это не означает отнесение иных прав к «второсортным», требующим меньших усилий государства по их обеспечению. Просто основные права и свободы составляют стержень правового статуса индивида. В них коренится возможность возникновения других многочисленных прав, необходимых для нормальной жизнедеятельности человека[2].
Основные права и свободы индивида — это не только его конституционные права и свободы, но и права, а также свободы, зафиксированные в международно-правовых актах. Вместе с тем это утверждение будет верным лишь в том случае, если государство является участником соответствующих международных актов — Международного пакта о гражданских и политических правах (1966) и двух дополнительных протоколов к нему, Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (1966) или для стран Европейского региона — Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950) и Европейской социальной хартии (1961). Признание международно-правовых актов в качестве обязательных — суверенное право каждого государства, его исключительная прерогатива. Не все государства могут быть участниками международных документов по правам и свободам человека, а значит, в роли основных прав и свобод будут выступать только конституционные права и свободы.
Кроме того, положения международно-правовых актов по правам человека применяются в большинстве случаев опосредованно, их реализация обеспечивается нормами национального права. Мировое сообщество не осуществляет реализацию предоставленных индивиду прав и свобод, а лишь содействует в этом, а также контролирует исполнение государством-участником своих международных обязательств, для чего, в частности, в рамках международных пактов 1966 года создан Комитет по правам человека, которому страны ежегодно представляют отчет по соответствующему вопросу.
Основные права и свободы, закрепленные в международно-правовых актах, должны рассматриваться в роли своеобразного критерия оценки прав и свобод, установленных национальным законодательством, на основе которого определяется объем и качество последних или их соответствие международным стандартам.
Казахстан с момента обретения независимости признал Всеобщую декларацию прав человека (далее — Декларация), а также объявил о присоединении к Международному пакту о гражданских и политических правах и Международному пакту об экономических, социальных и культурных правах. Нормы Декларации носят рекомендательный характер и конкретных обязательств перед государством не ставят, а лишь обусловливают стремление государств по мере возможности к приведению своего законодательства в соответствие с положениями этого документа. Пакты же имеют силу обязательных юридических предписаний, и хотя большинство их норм основаны на положениях Декларации и содержат, как правило, детальную характеристику этих прав и свобод, в текстах пактов о правах человека содержатся и такие права личности, которых нет в Декларации. Точно так же некоторые права и свободы индивида, содержащиеся в Декларации, отсутствуют в пактах. Так, в числе прав и свобод личности, гарантированных Международным пактом о гражданских и политических правах, но не упомянутых в Декларации, можно назвать:
· свободу от тюремного заключения за неуплату долга;
· право всех лиц, лишенных свободы, на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего личности;
· право каждого ребенка на приобретение гражданства и на предоставление ему таких мер защиты, которые требуются в его положении как малолетнего.
В Декларации провозглашаются некоторые важные права, о которых не упоминается в Международном пакте о гражданских и политических правах, в том числе права владеть собственностью, просить и получать политическое убежище, иметь гражданство. В Международном пакте об экономических, социальных и культурных правах также представлен более обширный перечень этих прав, чем в Декларации[3].
Перечень прав и свобод личности, установленный национальным законодательством, должен учитывать положения и Декларации, и международных пактов. При оценке соответствия национального законодательства страны международным нормам самостоятельное (разное) юридическое значение имеет исполнение государством как рекомендаций (общих требований) мирового сообщества по Декларации, так и конкретных обязательств как участника пактов.
В Казахстане обеспечивается комплекс прав и свобод индивида в соответствии с международными актами. При этом заранее были учтены не только различия в перечне и содержании прав и свобод между Декларацией и международными пактами, но и юридические свойства положений этих документов (рекомендации с акцентом на условия государства и конкретные обязательства страны, также, впрочем, не исключающие некоторых оговорок).
Конституция Республики Казахстан установила основы правового статуса личности на уровне международных стандартов. Аналогичные характеристики в рамках реализации конституционных положений о правах и свободах человека и гражданина имеет и законодательство, что не предполагает каких-либо реформ правовой системы в связи с присоединением нашего государства к международным пактам, а также дальнейшим исполнением рекомендаций по Декларации.
Одни права и свободы закрепляются в конституциях, другие — в текущем законодательстве. Так, Н.Л. Гранат обоснованно утверждает, что к причинам закрепления их в Конституции Республики Казахстан принято относить:
· значимость этих прав и свобод для человека и общества;
· изначальный, прирожденный и неотчуждаемый характер принадлежащих человеку прав и свобод;
· верховенство конституционных (основных) прав и свобод, делающее все иные права и свободы в той или иной сфере жизни (трудовые, социальные и т. д.) производными;
· принадлежность основных прав и свобод каждому человеку либо каждому гражданину;
· всеобщность основных прав, свобод и обязанностей, т. е. их равенство и единство для всех без исключения;
· невозможность приобретения или отчуждения основных прав, свобод и обязанностей по воле гражданина;
· действие основных прав, свобод и обязанностей на всей территории государства[4].
Таким образом, конституционные права и свободы личности — основные права и свободы, зафиксированные в Конституции Республики Казахстан, соответствующие общепризнанным принципам и нормам международного права и являющиеся наиболее существенными для государства и человека.