С.А. ВЕТОШКИНА,
соискатель кафедры коммерческого права СПбГУ
 
В  соответствии со ст. 34 Конституции РФ каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности. Все больше граждан становятся участниками предпринимательской деятельности, приобретая статус индивидуального предпринимателя, либо занимаются предпринимательством посредством создания различных коммерческих организаций, становясь их участником, вкладчиком, акционером и т. д.
 
Статус участника коммерческой организации предоставляет гражданам совокупность прав как имущественного, так и неимущественного характера. К имущественным можно отнести право участника (акционера, члена производственного кооператива) на получение части прибыли (дивидендов) общества, кооператива; право на выплату действительной стоимости доли (пая) или выдачу имущества в случае выхода из общества, кооператива; право на получение имущества или его стоимости в случае ликвидации общества, кооператива и т. д. Неимущественными являются права, связанные с участием в управлении организацией (права на участие в общем собрании, на созыв внеочередного собрания, на включение вопросов в повестку дня и т. д.) и контролем за ее деятельностью (права на получение информации о деятельности организации, на знакомство с бухгалтерской и иной документацией и т. д.).
В связи с широким участием граждан в коммерческих организациях, формированием семейного бизнеса, а также заинтересованностью собственников в эффективном продолжении деятельности юридических лиц актуальными становятся вопросы правового регулирования отношений по переходу прав в порядке наследственного правопреемства. Категория и объем связанных с участием граждан в коммерческих организациях прав, которые могут передаваться по наследству, порядок передачи этих прав зависят от организационно-правовой формы юридического лица, участником которого являлся наследодатель.
Коммерческие организации чаще всего создаются в форме хозяйственных обществ. Федеральный закон от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» не содержит норм, устанавливающих специальный правовой режим наследования акций. В том случае, когда наследодатель был участником акционерного общества, порядок наследственного правопреемства регулируется положениями п. 3 ст. 1176 ГК РФ, которые определяют, что в состав наследства участника акционерного общества входят принадлежащие ему акции, а наследники, к которым перешли эти акции, становятся участниками общества.
Акционеры не имеют вещных прав непосредственно на имущество акционерного общества, они наделены лишь обязательственными правами в отношении общества (п. 2 ст. 48 ГК РФ). Право собственности возникает на приобретенные акции, в силу обладания которыми собственник наделяется статусом акционера и приобретает комплекс имущественных и неимущественных прав в отношении акционерного общества.
Акция — эмиссионная ценная бумага, закрепляющая права ее владельца (акционера) на получение части прибыли акционерного общества в виде дивидендов, на участие в управлении обществом и на часть имущества, остающегося после его ликвидации (ст. 2 Федерального закона от 22.04.1996 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг»). Акция является специфическим видом имущества (ст. 128 ГК РФ). Однако документарная акция сама по себе ничего не стоит, если не брать в расчет стоимость бумаги, на которой она изготовлена, равно как и бездокументарная акция, представляющая собой, по сути, электронную запись, подтверждающую взаимосвязь между хозяйственным обществом и его участником. Акция лишь удостоверяет обязательственные права акционера по отношению к обществу, которые и имеют ценность.
Что же является объектом наследственных правоотношений и входит в наследственную массу в случае, когда наследодателем является акционер: принадлежавшие ему акции или комплекс прав, связанных с участием наследодателя в акционерном обществе? Анализируя положения п. 3 ст. 1176 ГК РФ, можно сделать вывод, что в состав наследства (наследственную массу) участника акционерного общества входят принадлежавшие ему акции как особый вид имущества. Однако специфика и ценность этого имущества состоят в том, что оно предоставляет владельцу определенный набор имущественных и неимущественных прав в отношении акционерного общества, являющегося эмитентом акций. Лицо, унаследовавшее акции общества, одновременно приобретает статус акционера и наделяется полным объемом прав, которым обладал наследодатель.
Несмотря на существенные отличия закрытого и открытого акционерных обществ, касающиеся продажи акций, законодатель не делает различий в порядке наследования в зависимости от типа общества (открытое или закрытое) и не ставит приобретение статуса акционера в зависимость от воли как общества, так и его участников. При переходе акций к другому владельцу в порядке наследования законодатель не предоставляет преимущественных прав при разделе наследства на получение в счет своей доли входящих в состав наследства акций общества наследникам, уже являющимся на день открытия наследства акционерами общества (как это предусматривается ст. 1178 ГК РФ о наследовании предприятий). Законодатель также не устанавливает ограничений, связанных с согласием остальных участников закрытого акционерного общества на приобретение статуса акционера общества наследником бывшего участника общества (как это предусматривает п. 1 ст. 1176 ГК РФ в отношении общества с ограниченной или дополнительной ответственностью).
Наследники, к которым перешли акции, становятся участниками акционерного общества (п. 3 ст. 1176 ГК РФ). Ни специальные законы в отношении обществ, ни учредительные документы как открытых, так и закрытых акционерных обществ не могут устанавливать какие-либо ограничения для наследников, препятствующие им в приобретении статуса полноправного акционера. В случае если ограничения подобного рода содержатся в уставе общества, они не должны приниматься в расчет в силу их противоречия п. 3 ст. 1176, так как «руководство любого акционерного общества не вправе препятствовать наследнику акционера стать участником этого общества при условии, что лицо, претендующее на акции выбывшего акционера-наследодателя, уже приобрело правовой статус наследника, выполнив все предусмотренные законодательством формальности»[1].
Иной порядок наследования предусматривается в том случае, если наследодатель являлся участником общества с ограниченной или дополнительной ответственностью. В состав наследства участника общества с ограниченной (дополнительной) ответственностью входит доля этого участника в уставном капитале общества (п. 1 ст. 1176 ГК РФ). Участник общества не имеет вещных прав на долю, так как с момента внесения какого-либо имущества в уставный капитал общества он утрачивает вещные права на принадлежавшее ему имущество, и имущество становится собственностью общества, а участник общества приобретает обязательственные права в отношении общества. От наследодателей—участников обществ с ограниченной или дополнительной ответственностью к наследникам в порядке наследственного правопреемства переходят не доли как таковые, а комплекс имущественных и неимущественных прав, связанных с участием в обществе.
Объем переходящих по наследству прав зависит от того, требуется ли согласие остальных участников общества на вступление наследника в общество и получено ли такое согласие. Как указывает В.В. Пронин, «при наступлении полного наследственного преемства в комплексе таких прав и обязанностей наследники, наследуя долю, становятся участниками хозяйственных обществ. Если полного наследственного правопреемства не возникает, то к наследникам переходит только строго ограниченный законом круг прав и обязанностей. В этих случаях наследуется, как правило, стоимость доли, а также право получения дивидендов за определенный период»[2].
В соответствии с п. 1 ст. 1176 ГК РФ и статьями 21, 23 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью) доля в уставном капитале общества, представляющая собой комплекс прав, связанных с участием в обществе, переходит к наследникам в том случае, если уставом общества не предусмотрено, что на переход доли необходимо согласие всех участников общества. Если необходимость получения согласия предусмотрена уставом, согласие считается полученным, если в течение 30 дней с момента обращения к участникам общества или в течение иного определенного уставом общества срока поступило письменное согласие всех участников общества или не поступило письменного отказа в согласии ни от одного из участников. В случае отказа в принятии наследника в состав участников общества доля наследодателя переходит к обществу. При этом наследник имеет право получить от общества действительную стоимость унаследованной доли либо соответствующую ей часть имущества (п. 6 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью и п. 1 ст. 1176 ГК РФ). Действительная стоимость доли определяется на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий дню смерти наследодателя.
Моментом перехода доли наследодателя к обществу в случае отказа на переход доли к наследнику является получение от любого из участников общества отказа в согласии на переход доли к наследнику (п. 7 ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью). При этом общество обязано выплатить наследнику действительную стоимость доли или выдать в натуре имущество такой же стоимости в течение года с момента перехода к обществу доли, если меньший срок не предусмотрен уставом общества.
По истечении 6 месяцев, отведенных на принятие наследства, нотариус выдает свидетельство о праве на наследство. Созывается собрание участников, на котором принимается решение о согласии на вступление наследника в состав участников общества и внесении изменений в учредительные документы общества. Изменения регистрируются в налоговых органах, и с момента регистрации изменений наследник становится полноправным участником общества, приобретая комплекс имущественных и неимущественных прав в отношении общества.
Коммерческие организации могут создаваться в форме товариществ — полного и на вере (коммандитного товарищества). Товарищества так же, как и общества, наделены общей правоспособностью и имеют в собственности обособленное имущество. Участник товарищества, как и участник общества, не имеет вещных прав на имущество товарищества, а приобретает в отношении него лишь обязательственные права. Как и в случае наследования в обществах с ограниченной или дополнительной ответственностью это наследование не доли как таковой, а прав, связанных с участием в товариществе.
Несмотря на некоторое сходство с обществами, организация и деятельность товариществ имеет особенности. Основное отличие заключается в том, что целью создания общества является объединение капиталов для ведения предпринимательской деятельности, а товарищества — прежде всего «объединение лиц для совместного ведения предпринимательской деятельности под общим именем»[3]. Полные участники товарищества обязаны принимать личное участие в деятельности товарищества. Личные качества участников (а не вклады в складочный капитал) приобретают решающее значение в деятельности товариществ. В обществах могут участвовать любые субъекты гражданского оборота, за исключением тех, кому это прямо запрещено, а участниками полных товариществ и полными товарищами в коммандитных товариществах могут быть только индивидуальные предприниматели и (или) коммерческие организации. Лица, не имеющие статуса предпринимателя, могут быть только вкладчиками в товариществе на вере, поскольку последние участвуют в товариществе лишь своим имущественным вкладом.
По-разному решается вопрос о возможности участия одного лица одновременно в нескольких обществах или товариществах. Законодательством допускается участие лица в качестве полного товарища только в одном товариществе (п. 2 ст. 69, п. 3 ст. 82 ГК РФ). Возможность участия одного лица одновременно в нескольких обществах не ограничивается, равно как и возможность быть вкладчиком в нескольких товариществах на вере. Поскольку личность участника для товарищества имеет существенное значение, в товариществах более сложный, чем в обществах, порядок передачи участником своего права на участие в товариществе другим лицам. Изменение состава участников, а также выход участника влекут за собой ликвидацию товарищества (ст. 76).
Особенности, характерные для товариществ, а также наличие двух разновидностей товариществ (полных и на вере) определяют порядок наследственного правопреемства, когда наследодателем является участник товарищества. Можно выделить два различных подхода законодателя к регулированию наследования прав участников в товариществах. Первый связан с участием наследодателя в качестве полного товарища в полном или коммандитном товариществе, второй — с участием наследодателя в качестве вкладчика в коммандитном товариществе.
Наследование доли в складочном капитале товарищества, т. е. комплекса имущественных и неимущественных прав, связанных с участием в товариществе, переходит к наследникам в том случае, если другими законами или учредительными документами не предусмотрено, что переход доли допускается только с согласия остальных участников товарищества (п. 1 ст. 1176 ГК РФ). В отличие от обществ нет специальных законов, регулирующих статус товариществ. Их правовое положение определено нормами разделов II и III § 2 главы 4 ГК РФ, а ст. 78 ГК РФ предусматривает, что в случае смерти участника полного товарищества его наследник может вступить в полное товарищество лишь с согласия других участников. Такой подход законодателя обусловлен тем, что в полных товариществах «важна личность не только каждого из участников как таковая, поскольку они совместно участвуют в управлении и по общему правилу в хозяйственной деятельности общества, но и имущественное положение вступающего участника, поскольку они несут солидарную субсидиарную ответственность по долгам товарищества всем своим имуществом»[4].
Согласно п. 2 ст. 82 ГК РФ к товариществу на вере применяются правила Кодекса о полном товариществе. Можно предположить, что на вступление наследника полного товарища в коммандитное товарищество требуется согласие других участников, однако должно учитываться лишь мнение участников, являющихся полными товарищами. Мнение вкладчиков (коммандитистов) не должно приниматься в расчет, так как они не участвуют в деятельности товарищества и управлении им.
Порядок и сроки получения согласия участников законодательно не урегулированы, эти вопросы должны быть отражены в учредительных документах. Если учредительными документами не определен порядок получения согласия на вступление в товарищество, у наследника есть два варианта поведения: письменно обратиться к каждому из участников товарищества либо обратиться непосредственно к товариществу с просьбой рассмотреть данный вопрос на общем собрании участников. Однако в какие сроки наследнику должен быть предоставлен ответ? В случае отказа в принятии наследника в состав участников товарищества расчеты с наследником производятся в том же порядке, что и расчеты с участниками, выбывшими из товарищества, т. е. ему выплачивается стоимость доли участника на момент выбытия из товарищества или выдается имущество в натуре на соответствующую сумму. Моментом выбытия следует считать день смерти наследодателя.
При вступлении в права наследства необходимо учитывать и то, что к правопреемнику переходят не только права, но и обязанности предшественника, связанные с участием последнего в товариществе. На наследника полного товарища, независимо от того, принят он в товарищество или нет, возлагается ответственность по обязательствам товарищества. Если наследник вступил в товарищество и приобрел статус полного товарища, он принимает на себя равные с остальными участниками обязанности и несет субсидиарную ответственность в полном объеме по всем долгам товарищества, в том числе по тем, которые образовались до его вступления в товарищество. Если наследнику выплачена стоимость доли участника товарищества, он несет субсидиарную ответственность по долгам товарищества, образовавшимся до выбытия наследодателя из товарищества, в течение двух лет со дня утверждения отчета о деятельности товарищества за год, в котором наследодатель выбыл из товарищества (п. 2 ст. 75 ГК РФ). Эта ответственность в отличие от ответственности выбывшего участника носит ограниченный характер, так как правопреемник отвечает по долгам товарищества в пределах перешедшего к нему имущества выбывшего участника.
Ряд ограничений на переход по наследству полного объема прав, принадлежавших наследодателю как участнику товарищества, связан со статусом наследника. Не все участники гражданского оборота могут участвовать в полном товариществе или являться полными товарищами в товариществе на вере. В частности, это недопустимо для некоммерческих организаций, государства и муниципальных образований. Физическое лицо для участия в товариществе в качестве полного товарища должно обладать статусом индивидуального предпринимателя (ст. 66 ГК РФ). Не может быть принято в товарищество даже с согласия остальных участников лицо, которое в силу законодательных ограничений не может являться участником товарищества. Это правило применяется в случае наследования как по закону, так и по завещанию. Правопреемниками полных товарищей не могут быть юридические лица хотя и указанные в завещании, но являющиеся некоммерческими организациями, и физические лица, не обладающие статусом индивидуального предпринимателя.
При переходе по наследству доли полного товарища комплекс имущественных и неимущественных прав, связанных с участием в товариществе, может приобрести только наследник, зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя. Наследник, не являющийся индивидуальным предпринимателем, вправе получить лишь стоимость имущества, соответствующего доле наследодателя в складочном капитале товарищества. Наследник, не обладавший на момент принятия наследства статусом индивидуального предпринимателя, может зарегистрироваться в качестве такового и с согласия остальных товарищей стать участником товарищества. При этом существует категория граждан, которые в силу служебного положения не могут заниматься предпринимательской деятельностью (например, государственные служащие, судьи, работники правоохранительных органов, адвокаты). В качестве наследника полного товарища они могут претендовать только на выплату стоимости доли, а не на комплекс имущественных и неимущественных прав, связанных с участием в товариществе.
Лицо может быть участником только одного полного товарищества, а также полным товарищем только в одном товариществе на вере и при этом не может являться участником полного товарищества (п. 2 ст. 69 и п. 3 ст. 82 ГК РФ). Наследник, на момент принятия наследства уже являющийся полным товарищем в каком-либо товариществе, не может стать полным товарищем в товариществе наследодателя, а получит лишь стоимость доли в складочном капитале товарищества.
Однако возможна ситуация, когда несколько наследников, претендующих на долю умершего участника товарищества, отвечают требованиям, предъявляемым законодателем к полным товарищам. Положения ГК РФ о наследовании не устанавливают определенного порядка и не содержат каких-либо запретов на этот счет, поэтому правильно мнение Ю. Харитоновой о том, что с согласия остальных полных товарищей все наследники умершего товарища могут быть приняты в состав участников товарищества, а доля умершего будет передана наследникам по частям[5]. Размер и порядок определения доли каждого наследника в складочном капитале товарищества будет производиться в соответствии с общими положениями ГК РФ о наследовании (с учетом размера доли, причитающейся наследнику в наследственном имуществе умершего) и учредительным договором товарищества.
Еще одна особенность наследования заключается в том, что в случае приобретения наследником полного товарища комплекса прав, связанных с участием в товариществе, может по-
требоваться изменить наименование товарищества, так как в соответствии с п. 3 ст. 69 и п. 4 ст. 82 ГК РФ фирменное наименование товарищества в ряде случае содержит имена (наименования) всех его участников.
При определении порядка наследования долей в полном товариществе необходимо также учитывать, что в соответствии с п. 1 ст. 76 ГК РФ выход или смерть кого-либо из участников полного товарищества прекращает товарищество как таковое. Деятельность товарищества может быть продолжена только в случае, если учредительным договором или последующим соглашением остающихся участников товарищества принято решение о продолжении деятельности товарищества. В случае прекращения полного товарищества в связи со смертью одного из его участников наследники становятся кредиторами и получают стоимость унаследованной доли в процессе ликвидации товарищества.
По-иному решается вопрос в отношении перехода по наследству прав, принадлежавших наследодателю-вкладчику (коммандитисту) в товариществе на вере. Права вкладчиков в коммандитном товариществе (так же, как и риски и ответственность) существенно ограничены по сравнению с правами полных товарищей. Согласно п. 2 ст. 85 ГК РФ вкладчик товарищества на вере имеет право получать часть прибыли товарищества, причитающуюся на его долю в складочном капитале; знакомиться с годовыми отчетами и балансами товарищества; по окончании финансового года выйти из товарищества и получить свой вклад; передать свою долю в складочном капитале или ее часть другому вкладчику или третьему лицу. Практически все права вкладчиков, предусмотренные ГК РФ, носят имущественный характер. Это связано с тем, что коммандитисты не принимают участия в деятельности товарищества и управлении им.
Правила наследования правопреемниками вкладчиков в товариществе на вере сходны с правилами наследования акций в акционерных обществах. В состав наследства вкладчика входит его доля в складочном капитале товарищества, которая, по сути, представляет собой комплекс обязательственных прав участника в отношении товарищества. Наследник, к которому перешла доля, становится вкладчиком товарищества на вере. Согласия на это иных участников товарищества или самого товарищества не требуется. В случае если наследников несколько, вклад может быть разделен между ними, на что также не требуется согласия остальных участников. Законодатель не предъявляет никаких обязательных требований и ограничений в отношении статуса наследника для перехода к нему доли, принадлежавшей вкладчику в товариществе на вере.
Порядок наследования в товариществе на вере объясняется тем, что личное участие вкладчиков в деятельности товарищества и управлении им, в отличие от полных товарищей, не предусматривается. Изменение состава вкладчиков—участников коммандитного товарищества не играет существенной роли для товарищества.
Одна из разновидностей коммерческих организаций — производственные кооперативы (артели) — представляет собой добровольное объединение граждан (членов кооператива) с целью совместной производственной или иной хозяйственной деятельности. Эта деятельность основывается на личном трудовом или ином участии членов кооператива, а имущественной базой коммерческой деятельности кооператива является объединение имущественных паевых взносов его членов.
Порядок наследования прав, связанных с участием в производственном кооперативе, в основном подобен порядку наследования прав полных товарищей и участников обществ. В соответствии с п. 1 ст. 1176, а также п. 4 ст. 111 ГК РФ и п. 3 ст. 7 Федерального закона от 08.05.1996 № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» (далее — Закон о производственных кооперативах) в случае смерти члена кооператива его наследники могут быть приняты в члены кооператива, если иное не предусмотрено уставом кооператива. Если устав кооператива содержит запрет на вступление наследника в кооператив или вступление возможно только с согласия остальных участников кооператива, а в таком согласии наследнику отказано, он вправе требовать выплаты стоимости пая умершего члена кооператива. Поскольку п. 3 ст. 111 ГК РФ устанавливает необходимость получения согласия кооператива при передаче пая или его части гражданину, не являющемуся членом кооператива, на принятие в качестве наследства пая умершего члена кооператива наследником, уже являющимся членом кооператива, какого-либо согласия не требуется.
Особенностью производственных кооперативов является то, что в большинстве случаев между кооперативом и его членами существуют трудовые отношения. Статья 7 Закона о производственных кооперативах предусматривает обязанность кооператива выплатить наследнику не только стоимость пая, но и не полученные наследодателем заработную плату, премии и иные доплаты. Статья 1183 ГК РФ регулирует порядок наследования невыплаченных сумм, предоставленных гражданину в качестве средств к существованию. Право на получение подлежавших выплате наследодателю, но не полученных им при жизни сумм заработной платы и приравненных к ней платежей принадлежит проживавшим совместно с умершим членам его семьи, а также его нетрудоспособным иждивенцам. Требование о выплате этих сумм должно быть предъявлено обязанным лицам в течение 4 месяцев со дня открытия наследства. При отсутствии лиц, имеющих право на получение сумм, не выплаченных наследодателю, или непредъявлении такими лицами требований о выплате в установленный срок соответствующие суммы включаются в состав наследства и наследуются на общих основаниях.
Если наследник, принявший пай в производственном кооперативе, не являлся членом семьи умершего или его нетрудоспособным иждивенцем, он, несмотря на наследование пая, не приобретает права на получение заработной платы, премий и иных доплат наследодателя как работника кооператива.
В силу разнообразия организационно-правовых форм, в которых могут существовать коммерческие организации, и особенностей каждой из них порядок наследования прав, связанных с участием в организации, имеет специфику. От вида организационно-правовой формы зависят состав и объем переходящих по наследству прав участников коммерческой организации.
 
Библиография
1 Широков Ю. Акции по наследству: пустят ли чужака в стаю // Бизнес-адвокат. 2004. № 17. С. 21.
2 Пронин В.В. Наследование паев, акций, долей, дивидендов предприятий // Бюллетень нотариальной практики. 2005. № 4. С. 37.
3 Гражданское право: Учеб. В 3 т. 6-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. А.П. Сергеев, Ю.К. Толстой. — М., 2006. Т. 1. С. 169.
4 Гусева Т.А., Головин Ю.И. Наследование прав участников юридических лиц и некоторого имущества в сфере предпринимательской деятельности // Законодательство и экономика. 2005. № 4. С. 36.
5 См.: Харитонова Ю. Права, связанные с участием в хозяйственных товариществах, как объект наследственного права // Рос. юстиция. 2003. № 9. С. 24.