С.В. ЗУЕВ,
кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры уголовного процесса Челябинского юридического института МВД России
 
Накопленный в XX веке зарубежный опыт противодействия организованной преступности имеет как положительные, так и отрицательные стороны. Этот опыт может быть заимствован отечественным законодателем и правоприменителем.
Страны с развитой инфраструктурой выработали различные направления противодействия организованной преступности, среди которых можно выделить следующие.
 
Физическое уничтожение лиц, причастных к организованной преступности. В Италии пришедший к власти в 20-е годы прошлого века Муссолини для борьбы с организованной преступностью широко использовал оперативную информацию, которая служила основанием подозревать кого-либо в причастности к мафии. Эти лица физически уничтожались, если доказать их вину в суде представлялось затруднительным.
В Израиле функционирует сверхсекретный орган, действующий на основании «списка подлежащих уничтожению» и личной санкции премьер-министра. Численность фамилий, занесенных в список, постоянно увеличивается. Требование о внесении кого-либо в список после подписания премьер-министром передается в специальный секретный судебный комитет, который заседает как военный трибунал и судит заочно[1].
Применение пыток к лицам, причастным к организованной преступности. В те же годы в Италии способы получения признательных показаний мало чем отличались от средневековых: пытки с использованием раскаленного железа и электротока, помещение на длительное время в ящик, угрозы расстрелом. В результате преступники стали выдавать друг друга властям, а мафия перестала быть грозной силой[2].
Демонстрация применения законных сил и средств. В США большое значение в противодействии организованной преступности имел судебный процесс над одним из участников «коза ностра», демонстрировавшийся по телевидению. Это мероприятие показало обществу реальную возможность противостоять организованной преступности.
Открытость судебного разбирательства свидетельствовала о демонстрации способности правоохранительных органов и судебной власти защитить общество от преступных посягательств, казалось бы, недосягаемых влиятельных людей криминального мира.
Проведение научных исследований организованной преступности. Параллельно применению правовых, организационных, иных средств противодействия активно проводились криминологические исследования организованной преступности как феномена. Всему миру известны работы таких ученых, как Д. Кресси, Х. Хесс, А. Блок, Ф. Айэнни, В. Тереза.
Проведение войсковых операций в войне с организованной преступностью. В 1970-е годы в Колумбии пришедший к власти Турбай повел настоящую войну с господствовавшей в стране наркомафией. Использовались вооруженные силы, боевые отряды спецслужб, авиация и войска противовоздушной обороны. Мафия ответила отчаянным сопротивлением с применением средств ведения боевых действий. Жертвами террора стали неподкупные судьи, журналисты, высшие должностные лица государства. Война шла многие годы. Способность организованной преступности к самовозрождению длительное время не давала властям побороть мафию.
После прихода к власти в 1990 году президента Гавириа были созданы специальные группы, состоявшие из представителей спецслужб и армейских подразделений. Война включала в себя серию войсковых и специальных операций. В результате в 1991 году глава колумбийской организованной преступности Эскобар и 17 руководителей кокаиновых картелей были привлечены к уголовной ответственности.
Во многих странах формируются отряды, состоящие из сирот. Открытие особых боевых качеств у подразделений, сформированных из сирот, принадлежит туркам. Именно на этой основе они формировали непобедимые войска янычар (новых воинов).
Наиболее дееспособные специальные подразделения карабинеров в Италии формировались из молодых людей, не имевших семьи. Единственной силовой структурой, оставшейся до конца верной законному правительству в ходе переворота в середине 1980-х годов в Румынии, было специальное формирование, состоящее из сирот (так называемые дети Чаушеску)[3].
Привлечение средств массовой информации к пропаганде противодействия организованной преступности. Во время войны с организованной преступностью в Колумбии одновременно с военными действиями была развернута мощная пропагандистская кампания. Информационное обеспечение имело большое стратегическое и политическое значение; были изменены приоритеты в политике. Особое внимание уделялось использованию внутренних, а не внешних сил и средств.
Применение системного подхода в противодействии организованной преступности. Перед началом военных действий в Колумбии была проведена значительная работа, направленная на кадровое, правовое, материальное, информационное, организационное и боевое обеспечение войны с организованной преступностью, которая планировалась как акция системного разрушающего воздействия на мафию.
Другой пример стратегического противодействия организованной преступности продемонстрирован США в борьбе с итало-американской мафией. Особый акцент делался на системности в разрешении международной сети организованной преступности, т. е. на раскрытии маршрутов контрабанды, источников финансирования, установлении лидеров преступной организации, определении ее слабых мест с целью нанесения одновременного удара и разрушения всей системы[4].
Совершенствование правовой базы борьбы с организованной преступностью. В 1970 году в США был принят закон «О контроле организованной преступности», который несколько упрощал процедуру привлечения к уголовной ответственности членов организованных преступных формирований. С 1981 по 1985 год в отношении «крестных отцов» 17 из 24 семей итало-американской преступной организации были вынесены приговоры с таким видом наказания, как лишение свободы.
Создание информационной базы на лиц, причастных к организованной преступности. В Канаде важным элементом противодействия организованной преступности является создание специального банка информации, где собираются сведения обо всех гражданах, в отношении которых имеются данные о причастности к организованной преступности, терроризму, торговле наркотиками.
Использование негласных сотрудников для получения оперативно-розыскной информации. В Германии тенденция использования сведений, полученных негласным путем, в уголовном процессе получила значительное развитие, и в УПК ФРГ были включены нормы, регулирующие применение секретных методов оперативно-розыскной деятельности. Впервые в кодексе регулируются вопросы агентурной работы, в частности использование в качестве секретных агентов официальных сотрудников полиции—нелегалов для внедрения в преступные организации.
Секретным агентам изменяются подлинные данные о личности в соответствии с разработанной легендой, готовятся фиктивные документы. С санкции прокурора по делам о тяжких преступлениях им разрешается посещать и осматривать жилые и иные помещения[5]. На основании судейского решения секретные агенты проводят негласно оперативно-розыскные мероприятия с использованием специальных технических средств, например прослушивание и запись разговоров граждан, наружное наблюдение за обвиняемыми и связанными с ними лицами, их транспортными средствами.
Результаты исследования доказательств суд оценивает по своему свободному убеждению, сложившемуся на основании рассмотрения всех обстоятельств в их совокупности. Подлежат оценке и материалы секретных агентов официальных сотрудников полиции.
Применение средств и методов оперативно-розыскной деятельности допускается по следующим делам:
· о тяжких преступлениях, совершенных в области запрещенного обращения наркотических средств и оружия;
· о государственных преступлениях;
· о преступлениях, совершенных в виде промысла;
· о преступлениях, совершенных членом банды или иным образом организованной группы.
Такие меры, как негласное фотографирование, зарисовка, негласное прослушивание и звукозапись частных переговоров граждан, применение особых технических средств для негласного наблюдения, полицейское наблюдение, машинная обработка информации, проводятся только на основании предписания судьи, а в случае неотложности действий — прокурором, но с последующим подтверждением судьи в течение 3 дней. Если судейское подтверждение не последовало, эти меры теряют законную силу. Использование в качестве секретных агентов сотрудников полиции—нелегалов допускается с согласия прокурора.
Все эти меры применяются тогда, когда раскрытие и расследование преступлений, установление лиц, совершивших преступление или находящихся в розыске, иными мерами было бы менее успешно или затруднительно[6].
Использование результатов оперативно-розыскной деятельности в качестве доказательств по уголовным делам об организованной преступности. В конце XX века все более значимыми признаются результаты оперативно-розыскной деятельности при раскрытии сложных, тщательно замаскированных преступлений. Это проявляется в стремлении, с одной стороны, закрепить в уголовно-процессуальном законодательстве или комплексных нормативных актах общие правила использования в доказывании по уголовным делам негласной оперативно-розыскной информации о преступлении и лицах, их совершивших, а с другой — выработать у судей лояльное отношение к этому.
В американской специальной юридической литературе и судебной практике обсуждается и находит решение проблема использования в качестве доказательств информации тайных агентов и осведомителей. В Германии аналогичная ситуация по непосредственному использованию в уголовном процессе доказательств негласных, агентурных сведений определяется Верховным судом ФРГ[7].
Поиск компромисса в законодательстве по привлечению к уголовной ответственности лиц, причастных к организованной преступности. Несмотря на сохранение жестких правил доказывания виновности, изыскиваются возможности использования законодательного компромисса.
В США признается неправомерной деятельность, цель которой — провокация преступления, т. е. действия, направленные на то, чтобы побудить человека, не имевшего преступного умысла, совершить преступление. Вместе с тем согласно решениям Верховного суда США не считается провокацией деяние, в результате которого лицу, намеревавшемуся совершить преступление, предоставляется возможность осуществить свой противоправный замысел[8].
В 1989 году вступил в законную силу УПК Итальянской Республики, в котором закреплен запрет на использование в суде показаний, даваемых служащими уголовной юстиции. Это означало и непризнание доказательством полученных секретных материалов о расследуемом преступлении. Однако многие прокуроры и судьи, представляющие следствие, были крайне недовольны тем, что доказательства, полученные в предварительном следствии, не считаются таковыми в судебном разбирательстве.
Отмечалось, что УПК не в состоянии обеспечить борьбу с организованной преступностью. В 1992 году запрет на показания служащих уголовной полиции был снят, и секретные материалы следствия стали поступать в суд[9].
Создание аналитических структур по выработке национальной стратегии, а также рекомендации по применению сил и средств противодействия организованной преступности. По инициативе Р. Рейгана в США была создана Национальная комиссия по изучению деятельности организованных групп преступников и выработке рекомендаций по противодействию организованной преступности. Постоянно отслеживалась и изучалась преступная деятельность, имеющая организованный характер, строились прогнозы ее развития, определялись ее слабые стороны.
Активное содействие федеральных служб в  обеспечении безопасности в стране. В конце XX века в США в борьбу с организованной преступностью включились агенты ФБР. В 1979 году в ФБР было 6 млн досье на лиц, оказавшихся в сфере внимания агентов. Бюро располагало дактилокартами 172 млн человек, 7797 след-ственно-сыскных агентов занимались оперативной разработкой преступных групп в различных штатах. Агенты ФБР располагали великолепной подслушивающей аппаратурой, которая позволяла им получать немало ценной информации[10]
Создание специальных подразделений по борьбе с организованной преступностью. В 1960-х годах в США были созданы специальные подразделения по борьбе с организованной преступностью, куда, помимо полицейских, входили представители информации службы внутренних доходов, таможенного управления, федерального бюро по борьбе с распространением наркотиков, секретной службы Министерства труда, отделения Министерства финансов по налоговому обложению и даже почтовые инспекторы. За два года они арестовали больше лидеров криминального мира, чем полиция штатов и ФБР за 12 лет[11]. В 1967 году было создано 12 таких групп, в 1980 году — еще 26.
Переоценка некоторых институтов демократического правосудия. Одним из источников неуязвимости организованной преступности является чрезмерная сложность доказывания ее преступной деятельности. В зарубежной практике постепенно утверждается принцип презумпции виновности. Правоохранительные органы доказывают незаконность происхождения доходов подозреваемого (обвиняемого), а сам он должен доказать их законность и легальность. Такая норма рекомендована в качестве модельной для всех участников Европейского сообщества[12].
По УПК Итальянской Республики допускаются некоторые изъятия из общепринятого правила, касающегося бремени доказывания. Предусмотрена возможность перенесения на обвиняемого доказывания его алиби. Более того, обвиняемого ограничивают жесткими временными рамками: закон обязывает представить доказательства, подтверждающие алиби, не позднее чем за 7 дней до начала судебного разбирательства. Непредставление доказательств в этот срок лишает обвиняемого возможности исправить свою оплошность в ходе судебного разбирательства, если он не сможет показать, что представляемые вниманию суда доказательства алиби являются вновь открывшимися (стали известны обвиняемому по истечении требуемого срока или в ходе судебного разбирательства).
УПК Королевства Бельгия не распространяет полностью действие презумпции невиновности на уголовные дела о так называемых формальных преступлениях (связанных с нарушением или несоблюдением каких-либо конкретных, предусмотренных в нормативных актах правилах). Основа дел — протоколы, составляемые чинами судебной полиции, показаниям которых закон придает особое доказательственное значение. Чтобы не быть осужденным на основании протокола, обвиняемый обязан представить доказательства, опровергающие содержащиеся в протоколе утверждения о допущенном нарушении правил[13].
Создание сложной системы защиты свидетелей, осведомителей, сотрудников правоохранительных органов, судей. В отношении свидетелей успешно применяются следующие меры:
· оглашение свидетельских показаний без их явки в суд и без обнародования их имен;
· изменение фамилий, внешности и выезд для жительства за пределы страны;
· усиленный режим охраны в период следствия и судебного разбирательства, вплоть до сокрытия в специальных охраняемых бункерах. Так, следственного судью Д. Фальконе, который разоблачил мафию в Палермо, охраняли 36 телохранителей[14];
· судейская специализация6[15];
· специальные федеральные программы защиты свидетелей. Такие программы действуют в США, Канаде, Германии, Италии и других странах и позволяют финансировать защиту свидетелей, выступающих в суде с показаниями против опасных преступников;
· ограничение прав стороны защиты. В соответствии с УПК ФРГ, если в материалах дела еще не сделана отметка об окончании расследования, защитнику может быть отказано в ознакомлении с материалами дела, содержащими сведения о личности свидетеля, если есть серьезные опасения, что на него может быть оказано давление не в интересах следствия;
· на законодательном уровне защита лиц, сотрудничающих с оперативно-розыскными ведомствами[16].
В США существуют так называемые иммунитет использования и иммунитет сделки. Первый означает, что показания, данные свидетелем, в дальнейшем не могут быть использованы против него в каких-либо процессуальных действиях; они также не могут быть использованы для возбуждения уголовного дела. Второй  предоставляет подозреваемому полное освобождение от судебного преследования в связи с конкретным преступлением[17].
Создание системы тотального финансового контроля. Постоянный финансовый контроль необходим для получения оперативной информации с целью проведения дальнейшей проверки и обоснованного использования оперативно-розыскных сил и средств.
В 1982 году в США был создан специальный информационный центр по отслеживанию банковских финансовых операций и сбору информации о расходах граждан, не соответствующих их доходам.
Определенный интерес представляет мексиканский опыт борьбы с отмыванием незаконных доходов. В УК Мексиканских Соединенных Штатов предусмотрена уголовная ответственность банковских служащих (вплоть до тюремного заключения), если те своевременно не проинформируют полицию о подозрительных финансовых операциях.
Если клиент уклоняется от представления банку требуемой информации или дает общие и неясные ответы на запросы; в случае появления видимой сложности в получении от клиента информации и документов по проводимым операциям; если клиент стремится не полностью изложить содержание проведенной финансовой операции или пытается склонить банковского работника к тому, чтобы он не требовал представления необходимых документов финансовой отчетности, об этом сразу же ставится в известность полиция[18].
Надлежащее финансирование правоохранительных органов в противодействии организованной преступности. Лидеры организованной преступности обладают значительными финансовыми возможностями. Для борьбы с организованной преступностью необходимо финансирование сил, им противостоящих. Недостаточность финансовых средств — одна из причин неудач оперативных служб и подразделений, следственных органов и прокуратуры.
Принцип материального обеспечения означает некоторое превышение нормы, с тем чтобы успех был гарантирован. Так, сенатская комиссия США по изучению организованной преступности установила, что на подкуп правоохранительной системы преступная конфедерация выделяла 9 млрд долл. США в год (полиции доставалась половина этой суммы)[19], в то время как государство на содержание правоохранительных органов ассигновывало около 3 млрд[20].
Противодействию транснациональной организованной преступности мешают политические и дипломатические противоречия. Договор о взаимопомощи в борьбе с организованной преступностью между США и Колумбией был дезавуирован из-за того, что Конгресс США по политическим мотивам запретил поставку обещанных по договору радиолокационных средств, без которых уничтожение авиации наркомафии оказалось практически невозможным. Аналогичным образом взаимодействие США и Пакистана по борьбе с мафией было прервано из-за начала разработок последним ядерного оружия.
Таким образом, зарубежный опыт показывает, что противодействие организованной преступности может быть эффективным при грамотном использовании имеющихся сил и средств по всем стратегически важным направлениям деятельности человека в обществе и государстве: идеологическому, правовому, информационному, политическому, военному, финансовому и т. п.
 
Библиография
1 См.: Организованная преступность-4. — М., 1998. С. 155—156.
2 См.: Ежов А.Н., Самойлов А.С., Спиваковский А.А. Зарубежный опыт противодействия организованной преступности: Спецкурс. — Архангельск, 2002. С. 13.
3 См.: Ежов А.Н., Самойлов А.С., Спиваковский А.А. Указ. соч. С. 44.
4 См.: Борьба администрации США с наркоманией // Борьба с преступностью за рубежом. 1993. № 6. С. 15.
5 См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Уголовный процесс западных государств. — М., 2001. С. 422.
6 См.: Филимонов Б.А. Основы доказательств в германском уголовном процессе. — М., 1994. С. 128—157.
7 См.: Булатов Б.Б., Николюк В.В. Меры уголовно-процессуального принуждения (по главе 14 УПК России). — М., 2003. С. 41, 43.
8 См.: Николайчик В.М. Уголовный процесс США. — М., 1981. С. 73.
9 См.: Марра Т. Уголовный процесс Италии: (Реформа и контрреформа) // Гос-во и право. 1994. № 1. С. 129—130.
10 См.: Ежов А.Н., Самойлов А.С., Спиваковский А.А. Указ. соч. С. 31.
11 См.: Кларк Р. Преступность в США. — М., 1975. С. 100—104.
12 См.: Организованная преступность-4. С. 144.
13 См.: Гуценко К.Ф., Головко Л.В., Филимонов Б.А. Указ. соч. С. 21, 22.
14 См.: Ежов А.Н., Самойлов А.С., Спиваковский А.А. Указ. соч. С. 43.
15 См.: Дементьева Е.Е. Экономическая преступность и борьба с ней в странах с развитой рыночной экономикой (на материалах США и Германии). — М., 1992. С. 50.
16 См.: Зайцев О.А. Государственная защита участников уголовного процесса. — М., 2003. С. 218.
17 См.: Топильская Е.В. Организованная преступность. — М., 1999. С. 153.
18 См.: Борьба с «отмыванием» денег в мексиканской банковской системе // Борьба с преступностью за рубежом. 1994. № 3. С. 9.
19 См.: Геворгян В.М. Организованная преступность в США. — М., 1980. С. 126.
20 См.: Борьба с мафией в США и Италии // Проблемы преступности в капиталистических странах. 1983. № 5. С. 31.