УДК 340.11
 
А.В. ПЕТУХОВА,
аспирант кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Нижегородского государственного университета им Н.И. Лобачевского
 
Анализируется проблема соотношения права и сферы экономических отношений, решение которой является очень важным при формировании эффективной экономической политики в России.
 
The paper investigates the interdependent of economics and law. The actuality of this research is defined by the fact that economic relations are very important for the development of state and its social life. The wealth of state and the welfare of its citizens depend on the proper development of economic relations.
 
Проблема взаимодействия права, государства и сферы экономических отношений является одной из самых важных для любого современного государства. Влияние государства на экономику происходит посредством со-
здания комплекса юридических норм, формирования законодательства для лучшего развития экономики, защиты интересов субъектов частного сектора экономики, прав потребителей, поддержки конкуренции, производства общественных благ, решения задач по обороне страны, преодоления чрезмерной социальной дифференциации в обществе, поддержки социально незащищенных слоев населения. Актуальность данной проблеме придается не вполне эффективным реформированием экономической сферы в России, отсутствием успешного пути выхода из экономического кризиса. Сложным остается вопрос о том, в какой именно
сфере начинать преобразования: праве или иных, нематериальных (культурных, политических, идеологических).
Понятия «экономика» и «право» в научной литературе определяются по-разному — в зависимости от сферы изучения, времени исследования, методологической основы.
В экономической науке понятие «экономика» рассматривается более содержательно, многосторонне. Например, в учебнике Е.Ф. Борисова можно найти следующее определение: «Экономика — область деятельности людей, в которой создаются нужные им блага. Под благом подразумевается все то, что удовлетворяет потребности людей, отвечает их целям и устремлениям… главная функция (назначение) экономики заключается в создании продуктов, необходимых для жизнедеятельности общества»[1]. Приведем анализ предмета науки экономики, поскольку в предмете отражено понимание сферы экономических отношений. Английский экономист Лайонелл Роббинс предлагает следующее определение предмета: «Экономика является наукой, изучающей человеческое поведение с точки зрения соотношения между целями и ограниченными средствами, которые могут иметь различное употребление»[2]. Таким образом, основными предметами изучения экономики являются «деятельность людей», «человеческое поведение», направленное на удовлетворение «целей», создание «благ».
Другие ученые напрямую связывают экономику с вопросами распределения редких ресурсов. В частности, П.А. Самуэльсон и В.Д. Нордхаус пишут: «Экономика (экономическая теория) — это наука о том, как общество использует редкие ресурсы для производства ценных товаров и распределения их среди людей»[3].
В данном определении делается акцент на том, что экономика есть наука, предметом которой является создание и распределение только «товаров». Оно также не вбирает все аспекты экономической деятельности, поскольку ограничивает ее только использованием «редких ресурсов» для «производства ценных товаров» и дальнейшего «распределения». Все иные экономические процессы, помимо «производства товаров», не рассматриваются как экономические, с чем нельзя согласиться. А кроме того, считается, что если в дальнейшем товар не стал предметом распределения, то данные действия нельзя классифицировать как экономические (создание чего-либо для индивидуального потребления в личном хозяйстве).
Определение экономики в учебнике Макконнелла и Брю звучит следующим образом: «Экономикс — это исследование поведения людей в процессе производства, распределения и потребления материальных благ и услуг в мире ограниченных ресурсов. Экономикс исследует проблемы эффективного использования ограниченных производственных ресурсов или управления ими с целью достижения максимального удовлетворения материальных потребностей человека»[4]. При этом основным предметом изучения является исследование «поведения людей» (хотя речь не идет о социальной экономике) в различных сферах жизнедеятельности.
С.М. Меньшиков в своей работе «Новая экономика» пишет, что «экономические процессы и закономерности наука экономика изучает применительно к каждой общественной системе организации производства с учетом свойственных ей преобладающих форм собственности, производственных отношений между людьми, деления на классы и социальные слои и других особенностей конкретной организации общества»[5]. Нам эта позиция представляется правильной, потому что экономические отношения реализуют интересы людей, их особенности и предпочтения. Уровень экономического развития напрямую зависит от инициативы людей, от человеческого потенциала.
Исходя из приведенных определений, можно сделать вывод о том, что в современной экономической науке под экономикой понимается система экономических отношений, которая напрямую затрагивает важнейшую область жизнедеятельности, связанную с производством материальных и нематериальных благ (например, культурных), призванных удовлетворять потребности человека, строящуюся на основе экономических законов, учитывающих экономическое развитие страны и уровень правового регулирования экономических отношений.
Что касается права, то данная категория трактовалась по-разному, в зависимости от исторического периода. В юридической науке вопрос об определении права всегда был сложным, актуальным и важным, так как в узких рамках дефиниции необходимо раскрыть многоплановую суть данного явления. Существует множество различных подходов к пониманию права.
В соответствии с естественно-правовой концепцией право есть совокупность естественных прав человека (представители: Гоббс, Локк, Радищев и др.). Историческая школа права рассматривает право как совокупность правовых обычаев (Гуго, Пухта, Савиньи и др.). Нормативистская концепция приводит следующее определение: право есть пирамида не зависящих от сущего норм (Штаммлер, Новгородцев, Кельзен и др.). Психологическая школа: право есть правовые эмоции личности (Петражицкий, Росс, Рейснер и др.). Социологическая школа: право есть реализация законов, юридические действия (Эрлих, Муромцев, Паунд и др.).
Не претендуя на всеобъемлющий исторический анализ развития дефиниции «право», возьмем за предмет исследования теоретические подходы, существующие с 1917 года.
Известный юрист советского периода П.И. Стучка писал: «Право — это система (или порядок) общественных экономических отношений, соответствующая интересам господствующего класса и охраняемая организованною силою его (т. е. этого класса)»[6]. Проанализировав данное определение, можно сделать вывод о том, что П.И. Стучка рассматривал право через призму экономических отношений, делая основной акцент на охранительной функции права (исполнение этих отношений гарантировано государственным принуждением). Право отождествлялось с неким порядком общественных экономических отношений, которые должны быть созданы в государстве.
В 1930-х годах господствующее положение в науке заняла меновая концепция Е.Б. Пашуканиса, который рассматривал право как систему правовых отношений и утверждал, будто «совокупность норм, записанных или не записанных, сама по себе скорее относится к области литературного творчества»[7]. Е.Б. Пашуканис так обосновывал теорию о том, что правовые отношения вырастают непосредственно из производственных: «экономические отношения в своем реальном движении становятся источником юридического отношения»[8]. По характеру экономических отношений можно достаточно четко представить себе норму права как абстрактное воплощение определенного логического содержания, а когда «она издана как юридический закон, то представляет из себя только симптом, по которому можно судить с некоторой долей вероятности о возникновении в ближайшем будущем соответствующих отношений»[9]. Таким образом, согласно меновой концепции право рассматривается как система правоотношений, которые берут свое начало из сферы отношений производственных.
Творчество Е.Б. Пашуканиса сыграло большую роль в распространении на область права метода восхождения от абстрактного к конкретному, который применил Маркс в «Капитале». Он призывал к поискам в «правовой материи» такой же элементарной (исходной) клеточки, какой для марксистского анализа капиталистического общества явился товар. Эти и другие методологические установки, опиравшиеся на экономическую и философскую теорию марксизма, знаменовали тогда переворот в подходах к понятию «право» и связанным с ним категориям. Вопреки неоднократно повторяемому марксистскому положению о предопределенности права экономикой Е.Б. Пашуканис выводил его не из экономики в целом, а исключительно из меновых отношений. Естественно, данные выводы не могли претендовать на длительное существование, но в данной концепции главным является метод раскрытия правовых явлений через опосредуемые ими реальные общественные, и прежде всего экономические, отношения, что и является характерной чертой общей методологии, на которую опиралась советская юридическая наука в тот период.
В 1930—1940-х годах исходным положением правопонимания явилось определение, данное в «Манифесте Коммунистической партии», где буржуазное право рассматривалось как возведенная в закон воля класса буржуазии, воля, содержание которой определяется материальными условиями жизни этого класса. Такой подход, на наш взгляд, можно применить к любому праву, т. е. любое право в конечном счете обусловлено волей господствующего класса.
Утвердившееся на этом этапе правопонимание четко отражало классовую природу советского права, его прочные связи с государством и вызвавшими его к жизни общественными отношениями, прежде всего материальными. Такой подход к трактовке права и государства был исторически оправданным, и после победы социализма право должно было бы отмереть за ненадобностью. Все больше право использовалось как способ навязывания интересов партийно-государственного руководства, не отражающего волю и интересы людей в обществе.
Сегодня в юридической науке наиболее распространенным является следующее понимание права: это система общеобязательных, формально-определенных норм, принятых или санкционированных государством, охраняемых его принудительной силой, регулирующих общественные отношения[10].
В теории исторического материализма, созданного еще в ХIХ веке, общественные отношения делились на базовые (экономические) и надстроечные (государственно-правовые) с приоритетным влиянием экономики над иными правовыми явлениями. Маркс в известном предисловии к работе «К критике политической экономии» привел следующее утверждение: «правовые отношения… коренятся в материальных жизненных отношениях, анатомию которых… следует искать в политической экономии»[11]. И далее сделал вывод о влиянии экономики как на правовые явления, так и на общественные: социальные, политические и духовные. К. Маркс и Ф. Энгельс признавали возможность обратного влияния государства посредством права на экономические отношения, но теоретически иного подхода разработано не было.
В современной российской правовой науке многие ученые признают, что марксистская теория была актуальна и абсолютно оправданна с точки зрения времени ее распространения, но на сегодня ее выводы подвергаются сомнению. Ряд авторов очень близко воспроизводят марксистскую концепцию о соотношении права и экономики. Например, в учебнике С.С. Алексеева можно встретить такие высказывания: «государство и право — разные части надстройки над экономическим базисом классового общества»[12]; «особенности права, как и государства, непосредственно обусловлены экономическим базисом»[13]. Таким образом, роль государства и права сводится к обеспечению потребностей экономического развития общества, к четкой зависимости уровня развития права от уровня развития экономики. При этом в соответствии с теорией экономического детерминизма право напрямую зависит от экономики, поэтому иные факторы (культуры, идеологии, политики) носят вторичный характер.
Некоторые ученые относятся к позиции об экономическом детерминизме более осторожно. Так, М.И. Байтин пишет: «Разумеется, можно и нужно спорить с теми положениями теории первенства экономики над государством и политикой, которые абсолютизируют экономический фактор, пытаются объяснить все происходящие в обществе явления и события лишь экономическими причинами, отождествляют “социальное” с “экономическим” и пр.»[15]. Однако далее никаких рассуждений в данном направлении правовед не приводит, и как, с его точки зрения, соотносятся право и экономика, не понятно.
Некоторые теоретики пытаются переосмыслить марксистскую концепцию. Так, Р.З. Лившиц рассуждает: «В странах Западной Европы, с одной стороны, и в США, с другой стороны, производственные отношения, базис общества, как известно, однотипны. Тем не менее в США и Великобритании функционирует правовая система, опирающаяся на так называемое общее право и судебный прецедент, а в других странах Западной Европы (Франции, Германии, Италии и др.) функционирует иная система, опирающаяся на подробно кодифицированное законодательство. Объяснить эти отличия различиями в базисе невозможно». Далее приводится другой бесспорный пример из истории СССР: «В бывшем СССР долгие годы функционировала система социалистических производственных отношений, социалистический базис. Тем не менее правовая система в СССР в основных чертах совпадала с правовой системой континентальных стран Западной Европы. Здесь базисы разные, а правовая надстройка схожая»[16].
В качестве первоосновы Р.З. Лившиц выделяет интересы людей, которые в дальнейшем находят свое выражение в праве либо в экономических отношениях. Интересы эти касаются разных сторон общественных отношений: производственных (базис), правовых, национальных, религиозных, культурных и других (надстройки). Реализация этих интересов в жизнь зависит от десятков многочисленных факторов: от содержания интересов, поддержки интересов и противодействия им, от ситуации в обществе. Р.З. Лившиц указывает, что интересы могут претворяться через право (приоритет права над экономикой) либо через производственные отношения, экономику и только потом закрепляться при помощи права (приоритет экономики над правом)[17].
К сожалению, Р.З. Лившиц не раскрывает содержание интересов людей и факторов, которые эти интересы формируют. Он приходит к следующему выводу: «Соотношение права и экономического базиса может быть охарактеризовано как взаимосвязь, взаимодействие, но не как непременный приоритет одних факторов перед другими»[18]. Именно таким, на наш взгляд, должен быть подход в вопросе об экономическом детерминизме: признание самостоятельности в развитии и экономики, и права, и идеологии, и политики.
Рассуждения на тему об узости теории прямого и непосредственного влияния экономики на право можно встретить в учебном пособии М.Н. Марченко: «… тезис о предопределенности содержания права в конечном счете экономическими отношениями и причинами в лучшем случае означает серьезное упрощение юридической реальности с точки зрения ее генезиса и непосредственного содержания… Собственно экономическая детерминация не только не является единственным фактором, но и не всегда может иметь определяющий, решающий характер в процессе правообразования, уступая ведущую роль другим факторам»[19]. И далее приводятся примеры, когда правообразующими факторами являются идеология (провозглашение главенства всеобщих прав и свобод человека, обусловившее изменения в экономической политике и в экономической жизни общества), религия (для исламских государств), правовые установки (советское государство). В итоге автор приходит к следующему выводу: «По сути, им [правовым нормам] принадлежит роль важного, а порой и незаменимого средства удовлетворения потребностей и интересов людей и, в частности, так называемых правовых представлений и притязаний. Регулятивная функция действующих юридических норм (объективного права) проявляет себя как составная часть объективно, фактически существующей реальности, и в этой связи собственно право автономно также и по отношению ко всякому правосознанию, как с точки зрения его содержания и требований, так и по отношению к непосредственно регулятивной функции, присущей правосознанию»[20].
Приведенный анализ проблемы соотношения понятий «право» и «экономика» показывает, что современная юридическая наука делает попытки переосмыслить взаимодействие права и экономики с учетом новых подходов к их определению. Уже существуют отдельные фрагменты, но целостной концепции  взаимодействия экономики и права в юридической литературе пока не сложилось.
 
Библиография
1 Борисов Е.Ф. Экономическая теория: Учеб. пособие. 2-е изд., перераб. и доп. — М., 1999. С. 5.
2 Роббинс Л. Предмет экономической науки // THESIS: теория и история экономических и социальных институтов и систем. Т. I. Вып. 1. — М., 1993. С. 18.
3 Самуэльсон П.А., Нордхаус В.Д. Экономика. — М., 1999. С. 48.
4 Макконнелл К.Р., Брю С.Л. Экономикс. Принципы, проблемы и политика: В 2 т. Т. 1. — М., 1993. С. 18.
5 Меньшиков С.М. Новая экономика. — М., 1999. С. 15.
6 Стучка П.И. Революционная роль права и государства. — М., 1921. С. 13.
7 Пашуканис Е.Б. Общая теория права и марксизм. 3-е изд. — М., 1927. С. 43—44.
8 Там же. С. 53.
9 Там же. С. 45.
10 См.: Малько А.В. Теория государства и права: Учеб. — М., 2001. С. 102; Алексеев С.С. Теория права. — М., 2004. С. 123; Нерсесянц В.С. Философия права: Учеб. для вузов. — М., 1997. С. 7—28; Теория государства и права: Учеб. / Под ред. проф. В.В. Лазарева. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2001. С. 190; Теория государства и права: Курс лекций / Под ред. Н.И. Матузова и А.В. Малько. — 2-е изд., перераб. и доп. — М., 2004. С. 360.
11 Маркс К. К критике политической экономии: Предисловие // Маркс К., Энгельс Ф. Избр. произв. Т. 1. — М., 1970.
С. 335—336.
12 Алексеев С.С. Общая теория права: В 2 т. Т. 1. — М., 1982. С. 168.
13 Там же. С. 164.
14 Байтин М.И. Теория государства и права. — М., 1998. С. 214.
15 Лившиц Р.З. Теория права. — М., 1994. С. 7.
16 Там же.
17 Там же.С. 8.
18 Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие. — М., 2006. С. 312.
19 Там же. С. 314.
20 Там же.