Е.П. ГРИШИНА,

кандидат юридических наук, доцент,

С.А. САУШКИН,

кандидат юридических наук

 

Достижение целей уголовного судопроизводства в силу специфики процесса доказывания как особой познавательной и удостоверительной деятельности, осуществляемой в рамках закона, практически невозможно без консультативно-справочной, вспомогательно-сопроводительной и собственно процессуальной деятельности специалистов.

Согласно ч. 1 ст. 58 УПК РФ специалист — лицо, обладающее специальными знаниями, привлекаемое к участию в процессуальных действиях в порядке, установленном УПК РФ, для содействия в обнаружении, закреплении и изъятии предметов и документов, в применении технических средств и исследовании материалов уголовного дела, для постановки вопросов эксперту, а также для разъяснения сторонам вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

Совершенствование правового регулирования производства следственных действий с участием специалиста является одной из важнейших проблем реформирования уголовно-процессуального законодательства в области доказательственного права вообще и порядка собирания, проверки и оценки доказательств в частности.

Пробелы и недостатки правового регулирования вопросов участия специалиста в доказывании — результат поспешности и неоправданной корпоративности правотворческой деятельности, превращающей процесс создания нового закона, в том числе кодифицированного, в поле для реализации авторских амбиций.

УПК РФ не содержит четкого разграничения процессуальных и непроцессуальных форм использования знаний специалиста, а также градации форм этого использования на:

а) привлечение специалиста для оказания научно-технического сопровождения производства следственного действия;

б) производство следственного действия самим специалистом;

в) производство следственного действия при непосредственном участии специалиста.

УПК РФ не содержит также указания на уголовную ответственность специалиста за дачу заведомо ложного заключения, не регламентирует процессуальный порядок получения показаний и заключения специалиста, права иных участников процесса в связи с получением заключения специалиста. Специалист вправе проводить предварительное исследование объектов. Однако неопределенность в вопросе проведения предварительного исследования объектов специалистом, закрепления результатов этого исследования и придания им силы доказательств является весьма серьезным препятствием для деятельности по раскрытию и расследованию преступлений.

Предоставление права предварительного исследования объектов эксперту или возложение на него соответствующих обязанностей с последующим оформлением справки эксперта недопустимо, поскольку эксперт в рассматриваемом случае является субъектом оперативно-розыскной деятельности и потому не предупреждается об ответственности по ст. 307 УПК РФ и не располагает достаточным временем для всестороннего, полного и объективного исследования вопроса.

Полагаем, что ч. 3 ст. 86 УПК РФ следует дополнить нормой о признании справки (акта) предварительного исследования объектов специалистом иным документом, а именно: после фразы «которые обязаны представлять запрашиваемые документы или их копии» должна следовать запятая, а за ней фраза «а также истребования справки (акта) предварительного исследования объектов специалистом».

Выводы специалиста, проводившего исследование, не могут быть доказательствами по уголовному делу, однако акт предварительного исследования может быть приобщен к материалам уголовного дела в качестве иного документа. Тогда сведения, содержащиеся в акте или справке (именно сведения, фактические данные, а не выводы специалиста), приобретают силу доказательств.

Серьезная проблема правового регулирования участия специалиста в уголовном судопроизводстве — незавершенность в вопросе определения процессуальной судьбы справок, информационных писем, письменных консультаций и разъяснений специалиста.

Бессмысленно отрицать, что информация, содержащаяся в справках и иных документах справочного характера, выдаваемых специалистом, может оказаться весьма ценной и даже незаменимой для установления обстоятельств совершенного и готовящегося преступления. Прежде всего необходимо отграничить справки специалиста от других справочных и информационных документов, приобщаемых к материалам уголовного дела (справок из архивов, отделов и управлений по работе с кадрами, из загса, ЖЭКа, вузов и других учебных заведений, а также характеристик) и не требующих наличия специальных знаний, интересующих следствие, у лица, их выдающего.

Справки специалиста могут быть получены по простому запросу следователя, процессуальный порядок их получения законом не предусмотрен. Возникает проблема легализации, внедрения в процесс подобного рода информации, придания справкам специалиста силы доказательств. Для ее решения необходимо в ч. 1-1 ст. 84 УПК РФ внести дополнение следующего содержания: «Письменные документы, содержащие сведения консультативного, справочного, разъясняющего характера, имеющие значение для установления обстоятельств, указанных в статье 73 настоящего Кодекса, представленные сторонам и суду специалистом, допускаются в качестве иных документов».

Подобного рода нововведение устранит как теоретические, так и правовые терминологические проблемы, вызванные разночтением вопросов, касающихся выдачи специалистам письменных документов и материалов. Прямое указание на признание письменных документов, выданных специалистом, иными документами определит и последующую правовую регламентацию дачи специалистом заключения, а также определение этого заключения в качестве самостоятельного источника доказательств по уголовным делам.

Допрос специалиста и дача специалистом заключения — самостоятельные следственные действия, процессуальный порядок которых до настоящего времени УПК РФ не урегулирован. Отсутствие нормы, закрепляющей процессуальный порядок производства следственного действия, является прямым законодательным запретом на производство этого следственного действия. Не следует также существенно расширять границы возможного применения аналогии в уголовно-процессуальном праве, например, допрашивать специалиста по правилам, установленным для допроса свидетеля или эксперта.

Отсутствие надлежащей правовой основы истребования и получения заключения специалиста создает серьезные проблемы в правоприменительной деятельности. На практике встречаются случаи отождествления заключения специалиста с результатами предварительного исследования объектов или даже с заключением эксперта.

Заключение специалиста — специфичный вид доказательств, не имеющий длительной и стабильной практики использования в процессе производства по уголовным делам. Статья 80 УПК РФ дает общее определение заключения и показаний специалиста, а между тем вопросы, касающиеся структуры и содержания заключения эксперта, урегулированы дополнительно в ст. 204 УПК РФ.

Одним из дискуссионных считается вопрос о возможности получения заключения специалиста до возбуждения уголовного дела. Вынесение специалистом заключения не требует такого продолжительного времени, как заключение эксперта. Более того, заключение специалиста не носит характер выводного знания, следовательно, не предполагает детального исследования того или иного объекта с использованием апробированных научных методик.

Необходимость получения заключения специалиста до возбуждения уголовного дела может возникнуть, когда без этого заключения невозможно решить вопрос о возбуждении уголовного дела. Если говорить об экспертном исследовании, то оно может быть назначено только до возбуждения уголовного дела.

В 2002 — начале 2005 гг. нами был проведен опрос слушателей заочного отделения ГОУ ВПО «Российская таможенная академия», служащих в отделах дознания органов Федеральной таможенной службы, а также начальников и заместителей отделов дознания таможенных органов, проходящих переподготовку и повышение квалификации в Российской таможенной академии (всего 183 человека). Все опрошенные высказали мнение о целесообразности получения заключения специалиста до возбуждения уголовного дела. В качестве аргументов в пользу этой процедуры были высказаны следующие доводы: а) без подобного заключения подчас невозможно решить вопрос о наличии в деянии лица состава преступления (представляет ли перемещаемый через таможенную границу предмет культурную или историческую ценность; является ли вещество ядовитым и т. п.); б) сотрудники таможенных органов не обладают специальными познаниями либо правом их применения; в) в отличие от предварительного исследования объектов получение заключения специалиста является следственным действием и добытые с его помощью сведения могут быть использованы в дальнейшем в качестве доказательств по уголовному делу.

Считаем необходимым внести предложение о дополнении перечня отдельных следственных действий по закреплению следов преступления и установлению лица, его совершившего, указанных в ч. 4 ст. 146 УПК РФ (неотложных следственных действий), получением заключения специалиста. Предварительное исследование объектов (экспресс-метод) с составлением справки эксперта в ряде случаев приводит к необоснованным затратам времени, к утере, порче самих объектов, которые могут стать вещественными доказательствами по уголовному делу. «Как правило, в случае подтверждения выводами предварительного исследования объектов признаков состава преступления, после возбуждения уголовного дела назначаются экспертизы для исследования тех же самых обстоятельств»[1]. Эксперты выполняют двойную работу: вначале в виде предварительных, а затем — в виде экспертных исследований. Заключение специалиста в рассматриваемом случае может стать самостоятельным доказательством. Получение заключения специалиста до возбуждения уголовного дела, таким образом, целесообразно с двух позиций: установления признаков состава преступления и закрепления следов преступления.

При получении заключения специалиста до возбуждения уголовного дела остро встает проблема обеспечения прав личности. Отсутствие на данном этапе таких участников процесса, как подозреваемый, обвиняемый, потерпеший, свидетель, создает проблемы в реализации прав этих лиц. Обеспечение прав личности при получении заключения специалиста как до возбуждения уголовного дела, так и после, затрудняется отсутствием статьи УПК РФ, регламентирующей права этих лиц при вынесении постановления об истребовании заключения специалиста и после получения указанного заключения следователем. Следовательно, подобная статья должна быть включена в УПК РФ.

При проверке сообщений о готовящемся или совершенном преступлении не всегда в поле зрения правоохранительных органов попадает конкретное лицо, которое можно заподозрить в совершении преступления и права которого могут быть нарушены при истребовании заключения. Что же касается пострадавшего от преступных действий, то подобное лицо, как правило, заинтересовано в раскрытии преступления и проведении неотложных мероприятий.

В целях устранения этих недочетов правоприменительной практики полагаем необходимым внести предложение о дополнении УПК РФ главой 27-А «Заключение и допрос специалиста» (такая нумерация предлагается в целях сохранения последующей нумерации глав УПК РФ), состоящей из пяти статей.

Статья 207-1 «Порядок получения заключения специалиста» может быть представлена в следующей редакции:

«1. Признав необходимым получение заключения специалиста, следователь выносит об этом постановление.

2. В постановлении о получении заключения специалиста указываются:

1) основания получения заключения специалиста;

2) фамилия, имя, отчество специалиста;

3) вопросы, требующие разъяснения;

4) материалы, предоставленные в распоряжение специалиста.

3. Заключение специалиста выдается лицами, обладающими специальными знаниями.

4. В случаях, не терпящих отлагательства, а также при невозможности принятия решения о возбуждении уголовного дела до получения заключения специалиста, заключение специалиста может быть получено до возбуждения уголовного дела.

5. Следователь знакомит с постановлением о получении заключения специалиста подозреваемого, обвиняемого, его защитника, потерпевшего, свидетеля и разъясняет им права, предусмотренные частями первой и второй статьи 207-3 настоящего Кодекса. Об этом составляется протокол, подписываемый следователем и лицами, которые ознакомлены с постановлением».

Статью 207-2 целесообразно посвятить представлению заключения специалиста защитником. Защитнику, согласно ч. 3 ст. 53 УПК РФ, предоставлено право привлекать специалиста, однако УПК РФ не дает ответа на вопрос, в какой конкретно форме подобное привлечение может иметь место. В любом случае допрашивать специалиста может только лицо, ведущее процесс.

В целях устранения возможных разночтений и терминологических неточностей полагаем оправданным изложение ч. 3 ст. 53 УПК РФ в следующей редакции: «привлекать специалиста, получать заключение специалиста в соответствии со статьей 58 настоящего Кодекса». К тому же дополнение ст. 307 УК РФ уголовной ответственностью специалиста за заведомо ложное заключение способно уравнять чашу весов в решении вопроса о юридической силе доказательств, представляемых защитником и лицом, ведущим процесс.

Подобного рода законодательное нововведение навсегда покончит с порочной практикой привлечения защитником специалиста только по ходатайству, которое следователь может удовлетворить либо отказать в его удовлетворении.

Предлагаем следующую редакцию статьи 207-2 «Представление заключения специалиста защитником»: «Заключение специалиста может быть представлено защитником в порядке части третьей статьи 53 настоящего Кодекса».

Статья 207-3 «Права подозреваемого, обвиняемого, потерпевшего, свидетеля при вынесении постановления о получении заключения специалиста» возможна в следующей редакции:

«1. При вынесении следователем постановления о получении заключения специалиста подозреваемый, обвиняемый, его защитник вправе:

1) знакомиться с постановлением о получении заключения специалиста;

2) заявлять отвод специалисту;

3) ходатайствовать о привлечении в качестве специалистов указанных ими лиц;

4) ходатайствовать о внесении в постановление о получении заключения специалиста дополнительных вопросов специалисту;

5) знакомиться с заключением специалиста или сообщением о невозможности дать заключение, а также с протоколом допроса специалиста по поводу данного им заключения.

2. Свидетель и потерпевший, интересы которых могут быть затронуты заключением специалиста, вправе знакомиться с заключением специалиста. Потерпевший пользуется также правами, предусмотренными пунктами 1 и 3 части первой настоящей статьи.

3. В случае вынесения постановления о получении заключения специалиста до возбуждения уголовного дела подозреваемый, обвиняемый, их защитник, потерпевший и свидетель (если их права затрагиваются заключением специалиста) должны быть ознакомлены с постановлением о получении заключения специалиста немедленно после возбуждения уголовного дела».

Заключение специалиста — самостоятельное полноценное доказательство по уголовному делу, поэтому требования к его форме, структуре и содержанию необходимо закрепить в отдельной статье УПК РФ — статье 207-4 «Заключение специалиста»:

«1. В заключении специалиста указываются:

1) дата, время и место дачи заключения;

2) основания истребования заключения специалиста;

3) должностное лицо, вынесшее постановление о получении заключения специалиста;

4) фамилия, имя и отчество специалиста, его образование, специальность, квалификация, стаж работы, ученая степень и (или) ученое звание, занимаемая должность;

5) сведения о предупреждении специалиста об ответственности за дачу заведомо ложного заключения;

6) вопросы, поставленные перед специалистом;

7) объекты и материалы, представленные специалисту для дачи заключения;

8) суждение специалиста по вопросам, поставленным перед ним сторонами.

Если при работе над заключением специалист установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении».

Ответы или указания на некоторые вопросы, которые не были заданы специалисту, в постановлении о получении заключения специалиста — реализация права специалиста на инициативу, которым, по нашему мнению, должен быть дополнен статус этого участника процесса.

Чтобы специалист мог стать полноценной фигурой в процессе доказывания, необходимо предусмотреть не только процессуальный порядок производства следственных действий с его участием, права специалиста, но и его ответственность за дачу заведомо ложного заключения. Без этого требования невозможно оценить заключение на предмет его допустимости и достоверности.

В связи с тем что заключение специалиста закреплено в УПК РФ в качестве самостоятельного вида доказательств, следует внести изменения и в УК РФ. Так, ч. 1 ст. 307 УК РФ необходимо изложить в следующей редакции: «Заведомо ложные показания свидетеля, потерпевшего либо заключение или показание эксперта, заключение или показание специалиста, а равно заведомо неправильный перевод в суде либо при производстве предварительного расследования...»

Соответствующие изменения должны быть внесены и в ст. 58 УПК РФ: ч. 4 ст. 58 нужно изложить в следующей редакции: «За дачу заведомо ложного заключения специалист несет ответственность в соответствии со статьей 307 Уголовного кодекса Российской Федерации»; ч. 4 УПК РФ в нынешней редакции перенумеровать в часть 5.

Структура заключения специалиста — принципиально важное требование; унификация этой структуры способна существенно модернизировать процесс использования познаний специалиста в уголовном судопроизводстве.

Типовая форма заключения специалиста должна быть установлена специализированными ведомственными актами Минюста России, ФСБ России, МВД России, ФТС России. Главное, чтобы между этими актами не было ведомственной разобщенности; при разработке требований к типовой форме заключения специалиста должны учитываться нормы уголовно-процессуального законодательства, соблюдаться иерархия нормативных правовых актов.

Допрос специалиста — самостоятельное следственное действие, которое недопустимо проводить по правилам, установленным для допроса эксперта или свидетеля.

Статья 207-5 «Допрос специалиста» может быть изложена в следующей редакции: «Следователь вправе по собственной инициативе или по ходатайству лиц, указанных в статье 207-6 настоящего Кодекса, допросить специалиста в целях  разъяснения сторонам и суду вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию.

В случае дачи специалистом заключения в порядке статьи 207-4 настоящего Кодекса специалист может быть допрошен в целях разъяснения данного им заключения.

Специалист не может быть допрошен по поводу сведений, ставших ему известными в связи с производством исследования, если они не относятся к предмету данного заключения специалиста.

Протокол допроса специалиста составляется в соответствии со статьями 166 и 167 настоящего Кодекса».

Заключение специалиста должно быть предъявлено для ознакомления заинтересованным лицам. Подобного рода процедура УПК РФ также не предусмотрена, поэтому в кодекс следует включить статью 207-6 «Предъявление заключения специалиста» следующего содержания:

«1. Заключение специалиста или его сообщение о невозможности дать заключение, а также протокол допроса специалиста по поводу данного им заключения предъявляются следователем подозреваемому, обвиняемому, его защитнику, которым разъясняется при этом право ходатайствовать о получении повторного заключения либо о назначении экспертизы.

2. Защитнику разъясняется право представить заключение назначенного им специалиста.

3. Если заключение специалиста дано по ходатайству потерпевшего либо в отношении потерпевшего (или) свидетеля, им также предъявляется заключение специалиста».

Предложенные автором законодательные новеллы способны существенно облегчить процесс доказывания по уголовным делам на стадии предварительного расследования.

Состязательный процесс предполагает, что в доказывании не может быть бесправных или малозначительных фигур. Дополнение УПК РФ главой, посвященной специалисту, обеспечит этому участнику процесса равное с экспертом положение, а также механизм получения доказательств посредством допроса специалиста или заключения специалиста.

Придание участию специалиста в производстве по уголовному делу вообще и предварительном следствии в частности надлежащей процессуальной формы будет способствовать реализации принципа состязательности в уголовном процессе России.

 

Библиография

1 Зайцева Е.А. Правовой институт судебной экспертизы в современных условиях. — Волгоград, 2003. С. 198.