УДК 343.85(44) 

Страницы в журнале: 149-153

 

И.А. АНДРЕЕВА,

кандидат исторических наук, доцент, докторант Омской академии МВД России e-mail: irinandreeva3812@rambler.ru

 

Рассматривается социальная медиация во Франции. Политика городской безопасности позволила медиации институционализироваться как способ социального регулирования. Первые исследования практики социальной медиации доказали ее полезность.

Ключевые слова: Франция, социальная медиация, безопасность, медиатор.

 

The social mediation in France

 

Andreeva I.

 

In the article is considered the social mediation in France. Thе policy of urban safety has established mediation institutionally as a means of social regulation. The first observations of local practices in mediation have proved its social use.

Keywords: France, the social mediation, the security, the mediator.

 

В  современных обществах роль права постоянно возрастает. При этом речь зачастую идет об экстенсивном процессе расширения его действия, выражающемся в увеличении объема правового регулирования и нормативно-правового массива в ущерб возрастанию авторитета права как средства согласования различных интересов. Процесс юридификации[1] общества сопровождается уменьшением эффективности права не только по причине расширения поля юридических коллизий, но и вследствие разрушения социальных связей, ведущего к деструктивному сокращению в социальном регулировании роли иных, неправовых методов. В связи с этим выработка и изучение альтернативных форм регулирования общественных отношений становятся настоятельной потребностью социальной практики. Развитие института посредничества (медиации) при разрешении социальных, в том числе правовых, конфликтов вписывается в этот контекст. В отечественной науке проблемы медиации в последнее время стали достаточно популярны и рассматриваются в основном (что совершенно оправданно) в рамках работ, посвященных вопросам альтернативного разрешения споров и примирения. Медиация также изучается в рамках юридической конфликтологии. Если развитие уголовной, семейной, школьной медиации, представляющей собой особым образом организованную процедуру переговоров с участием нейтрального посредника, содействующего сторонам в обсуждении условий урегулирования правового спора и принятии взаимовыгодного решения, в иностранных государствах освещается в юридической литературе, то вопрос социальной медиации, или медиации в местной общине, пока практически не изучен.

Во Франции медиация получила значительное развитие в последние десятилетия в самых разных общественных сферах, а концепт «медиация» имеет довольно разный смысл в зависимости от области его применения. Начало медиации в современном понимании достаточно условно можно связать с Законом от 3 января 1973 г., создавшим институт медиатора Французской Республики, назначаемого декретом президента сроком на 6 лет в целях улучшения взаимоотношений между французской администрацией и гражданами. Работа медиатора заключается в оказании поддержки лицам, обжалующим решения государственных органов, а также в посредничестве между ними и государственным органом для заключения мировой сделки. Медиатор также уполномочен вести расследование и получать любую информацию и объяснения, касающиеся его работы, от государственных органов и располагает в каждом департаменте своими представителями. В 2000-е годы в рамках партнерства с министерством, которому были делегированы вопросы городского развития, число представителей медиатора республики на местах было увеличено, особенно в кварталах, важных для осуществления политики города. В 2003 году медиатор республики и его 282 представителя рассмотрели более 50 000 дел (в тот же период в административных судах зарегистрировано 109 443 дела)[2].

В уголовном процессе медиация, направленная на смягчение уголовно-правового конфликта, впервые получила регламентацию законом от 4 января 1993 г., который ввел дополнения в ст. 41 Уголовно-процессуального кодекса Франции: «Прокурор Республики может, наконец, до своего решения об уголовном преследовании и с согласия сторон решить прибегнуть к медиации, если он сочтет, что такая мера способна возместить ущерб, причиненный жертве, прекратить негативные последствия преступления и способствовать исправлению правонарушителя»[3].

Практика семейной медиации (в 2001 году по инициативе С. Руайяль, в то время министра по делам семьи, был создан Национальный консультативный совет по семейной медиации, который в 2004 году завершил свою работу, обобщив практику и выработав рекомендации по ее развитию) подкреплена законом от 26 мая 2004 г., касающимся развода[4].

Наряду с этими видами медиации широкое развитие получила так называемая социальная медиация. Она определена на первом общеевропейском семинаре по вопросам социальной медиации, проходившем в г. Крейтель в 2000 году, «как процесс создания и восстановления социальной связи и урегулирования конфликтов повседневной жизни, в котором беспристрастная и независимая третья сторона пытается посредством организации обмена информацией и диалога между индивидами или между индивидами и учреждениями помочь им улучшить отношения или урегулировать разделяющий их конфликт»[5]. Термином «социальная медиация» обозначаются разнообразные направления деятельности, как правило, на местном уровне, в целях снижения конфликтности повседневной жизни, укрепления социальной связи, улучшения отношений между учреждениями, социальными группами и лицами, связанными принадлежностью к определенному территориальному сообществу.

Первоначально деятельность социальных медиаторов осуществлялась на добровольной основе. Постепенно эти гражданские инициативы были использованы и развиты в рамках общенациональной политики внутренней безопасности и политики развития городов, составными частями которых стало обеспечение безопасности на местном уровне, а важнейшей задачей — интеграция усилий государства и местных органов власти в этом направлении. Вовлечение муниципалитетов в сферу обеспечения безопасности граждан было ответом на ясно выраженные потребности жителей в улучшении охраны общественного порядка в жилых кварталах и неудовлетворенность ограниченным вниманием, которое могли уделить этим проблемам государственные полицейские службы. Была признана необходимость развивать профилактическую деятельность на основе партнерства, а роль его организатора и координатора возлагалась на органы местного самоуправления. Согласно подходу Международного центра криминальной превенции под предупреждением преступности на местном уровне понимаются «все действия, позволяющие изменить местные условия, которые влияют на преступность, на виктимизацию и на чувство небезопасности»; этот подход подчеркивает значимость мобилизации территориальной общности в целях улучшения условий совместной жизни, что позволяет противостоять преступности и улучшить качество жизни жителей[6].

К началу 2000-х годов во Франции сложилось пять основных видов социальных медиаторов[7].

1. Агенты медиации и превенции в открытых публичных местах. Они действуют чаще всего при муниципальных органах власти, а также при учреждениях межкоммунального сотрудничества и различных ассоциациях. В некоторых случаях их работа оплачивается объединениями арендодателей, но преимущественно финансирование осуществляется на основе партнерства (две трети всех рабочих мест), при этом главный взнос принадлежит государству. В большинстве случаев набор осуществляется на основе так называемого вспомогательного контракта (временные рабочие места, оплачиваемые государством в размере 80% от минимальной заработной платы, создаваемые для категорий населения, испытывающих затруднения в поиске работы). В 1997 году была разработана программа «Новая служба — для молодых»[7] для содействия реализации партнерства государства, органов местного самоуправления и различных общественных организаций на основе территориального подхода к обеспечению безопасности в рамках локальных контрактов безопасности[8], введенных приказом МВД Франции 28 октября 1997 г. 13% рабочих мест для молодежи, созданных в рамках этой программы, принадлежало сфере «превенции и безопасности условий жизни» (местные агенты социальной медиации — ALMS, агенты медиации на общественном транспорте, агенты по взаимодействию населения и арендодателей); 22% медиаторов осуществляли социальное и социально-медицинское сопровождение лиц и семей, имеющих социальные затруднения)[9]. По истечении срока контрактов (45% контрактов завершались в 2003 году) встал вопрос о целесообразности их институционализации в рамках муниципальной службы. С созданием служб, имеющих различные наименования, — Служба профилактики и общественного спокойствия, Служба городской превенции, Служба превенции и медиации и т. д. — произошла институционализация политики безопасности внутри муниципальных аппаратов. Многие местные агенты социальной медиации по истечении их вспомогательных контрактов были интегрированы в соответствующие муниципальные службы, некоторые из них получили преимущество при участии в конкурсе на доступ к муниципальной службе. Постепенно социальная медиация профессионализируется, складывается система подготовки кадров для этих служб на национальном уровне.

2. Агенты по улучшению среды на транспорте. Начало было положено в 1990 году, когда несколько транспортных компаний, столкнувшись с проблемами антисоциального поведения, финансировали создание более 300 подобных постов.

3. «Ночные корреспонденты». Впервые появились по инициативе местных властей в городах Руан и Ренн в рамках политики приближения властных органов к населению для обеспечения постоянного доступа к публичной власти, включая ночное время. В середине 2000-х годов действовало приблизительно 500 медиаторов, работающих в период с 17 до 4 часов.

4. Социальные и культурные медиаторы. В 2000 году межведомственным комитетом городов была введена программа вспомогательных контрактов для взрослых (старше 30 лет), занятых в сфере социальной медиации. Срок контракта — 3 года. Участники программы «Взрослые — посредники», чаще всего женщины, которые уже выполняли посреднические функции на добровольной основе, должны были работать в неблагополучных городских кварталах. По решению Совета внутренней безопасности от 30 января 2001 г. 40% рабочих мест создавалось в рамках местных контрактов безопасности. В 2004 году работу по социальной и культурной медиации осуществляли около 3300 человек. По решению Межведомственного комитета городов от 9 марта 2006 г. программа была продолжена, признана необходимость создания постоянных рабочих мест для социальных и культурных медиаторов и их профессионализации. Сегодня более 4000 человек работают по вспомогательному контракту «Взрослый — посредник».

5. Координаторы команд медиаторов. Руководство деятельностью медиаторов, одновременно обеспечивающее их контроль и поддержку, служит гарантом качества их работы.

Общественному признанию социальной медиации и ее роли в осуществлении политики превенции преступности во Франции способствовало развитие правового регулирования. Межведомственный циркуляр от 7 июня 1999 г.[10], касающийся локальных контрактов безопасности, назвал социальную медиацию в числе первостепенных направлений предупреждения преступности, определил необходимость улучшения набора, подготовки и деятельности агентов социальной медиации в целях их встраивания в политику превенции на местном уровне, развития у них способности участвовать в диагностике локальной безопасности. Декрет от 17 июля 2002 г. о создании местных советов безопасности и предупреждении преступности (CLSPD)4 предусматривал, что в состав одной из трех коллегий совета входят работники служб социальной медиации наряду с другими представителями профессий, сталкивающихся с проявлениями преступности. Декрет был упразднен в 2007 году, и соответствующие положения вошли в ст. D2211-2 Основного кодекса административно-территориальных образований Франции. Циркуляр от 17 июля 2002 г.[11] подчеркнул, что задача CLSPD — мобилизовать и обеспечить постоянное сотрудничество всех заинтересованных лиц, а в числе представителей административно-территориальных образований (муниципальная полиция, социальные работники, управление транспорта) названы и агенты медиации. Закон о внутренней безопасности от 18 марта 2003 г.[12] в первой статье, определив безопасность как фундаментальное право граждан, упоминает посредничество как одно из актуальных направлений реализации политики безопасности наряду с превенцией, помощью жертвам преступлений.

Эксперты — участники первого общеевропейского семинара по вопросам социальной медиации в 2000 году отмечали, что французская практика социальной медиации не вполне отвечает условиям беспристрастности или независимости, так как она развивается в тесной связи с государственными и муниципальными органами власти. Определенные проблемы порождались трудностями в координации и разграничении деятельности социальных медиаторов и социальных работников. В ходе дискуссий, организованных Национальным советом городов (CNV), были осмыслены и сформулированы отличия профессиональной деятельности социальных медиаторов от деятельности других представителей публичных служб, связанные с урегулированием конфликтов в повседневной жизни и восстановлением разрушенных социальных связей на основе неправовых методов[13]. Это и позволяет рассматривать социальную медиацию в качестве вида медиации.

Аналитики отмечают трудность оценки социальной медиации в измеримых показателях. Тем не менее в первые годы их деятельности была установлена взаимосвязь между присутствием медиаторов и уменьшением числа актов вандализма на конкретной территории, увеличением доходов общественного транспорта, сокращением незанятого жилья, снижением числа переездов из квартала, увеличением числа посещений жителями культурно-спортивных сооружений, снижением количества жалоб на муниципальные службы. Признано, что медиация может способствовать положительному изменению имиджа соответствующей территории как у жителей, так и у публичных служб. Необходимость социальной медиации была признана Межведомственным административным органом по вопросам городского развития (DIV) и Национальным центром подготовки кадров территориального уровня (CNFPT) в 2005 году.

Приведем некоторые данные, полученные в ходе масштабного исследования итогов социальной медиации во Франции в 2008 году[14]. Социальная медиация показала себя как эффективный инструмент урегулирования соседских конфликтов, которые создают острые проблемы в ряде кварталов, в 60—90% случаев — в зависимости от применяемых методов («челночная медиация», метод «круглого стола»). Таким образом, медиация способствует восстановлению социальных связей, предотвращающих насилие в общественной жизни. Деятельность агентов-медиаторов в форме «разубеждающего присутствия», развития коммуникации, напоминания и объяснения социальных норм и т. д. способствует поддержанию общественного спокойствия на территории местного сообщества. В первый же год присутствия медиатора на территории квартала фиксируется снижение на 25—30% числа актов антиобщественного поведения, наносящих ущерб объектам собственности или приводящих к их разрушению. Медиация улучшает отношения с государственными органами и иными организациями (полиция, арендодатели, мэрия, социальные организации). 36% опрошенных показали, что медиатор вносит успокоение в кризисные моменты, 28% — способствует взаимоуважению, 15% — взаимопониманию. Чисто экономическое выражение полезности социальной медиации выразилось в существенном сокращении муниципальных расходов на устранение актов вандализма, в уменьшении числа жалоб от граждан.

Хотя некоторые местные инициативы и опыты социальной медиации осуществлялись вне политики предупреждения преступности, на развитие социальной медиации во Франции определяющее влияние оказал поиск новых подходов к обеспечению внутренней безопасности. Его итогом стало расширение круга участников обеспечения безопасности. К государственным службам, непосредственно отвечающим за уровень безопасности в стране, — полиции и юстиции постепенно присоединились различные национальные публичные службы (социальные службы, службы путей сообщения и градостроительства, учреждения образования), но главное — органы муниципальной власти. В целях профилактики правонарушений и деятельности по созданию комфортной, безопасной среды на определенной территории развивается стратегическое партнерство между полицией, органами социального обеспечения, образования, жилищно-коммунального хозяйства и санитарного надзора и получившими значительное развитие в последние годы службами социальной медиации.

 

Библиография

1 См.: Денисенко В.В. Юридификация общества и концепции правового регулирования // Вестн. Воронеж. гос. ун-та. 2008. № 2. С. 57.

2 Mеdiation sociale. Une dеmarche de proximitе au service de la cohеsion sociale et de la tranquillitе publique. CNFPTDIV, 2005. Р. 7. URL: www.cnfpt.fr/documents/062005/mediation-sociale.pdf (дата обращения: 05.04.2011).

3 Loi n°93-2 du 4 janvier 1993 portant rеforme de la procеdure pеnale. URL: http://www.legifrance.gouv.fr/ affichTexte.do?cidTexte=LEGITEXT000006080750&dateTexte=20110406 (дата обращения: 05.04.2011).

4 Younes C., Le Roy Е. Mеdiation et diversitе culturelle: pour quelle sociеtе? — Karthala Editions, 2002. Р. 216.

5 Mеdiation sociale et nouveaux modes de rеsolution des conflits de la vie quotidienne. — Paris-Creteil, 2000. Р. 128. URL: http://www.ville.gouv.fr/?Paris-Creteil-21-22-23-septembre (дата обращения: 05.04.2011).

6 Rаpport international sur la prеvention de la criminalitе et la sеcuritе quotienne: tendances et perspectives. — Montrеal, 2010. P. 2. URL: http://www.crime-prevention-intl.org/fr/publications/publication/article/rapport-international-2010-sur-la-prevention-de-la-criminalite-et-la-securite-quotidienne-tend.html (дата обращения: 05.04.2011).

7 Mеdiation sociale. Une dеmarche de proximitе au service de la cohеsion sociale et de la tranquillitе publique. — CNFPT — DIV, 2005. Р. 11—13.

8 Professionnalisation des activites developpees dans le cadre du programme «Nouveaux services — emplois-jeunes» en Ile de France. Etude sur les emplois de la mediation. Rapport final. URL: http://www.emploisjeunes-idf.org/tlc/Finaleffectif.doc. (дата обращения: 30.01.2011).

9 Локальные контракты безопасности (CLS) определяли приоритеты деятельности, конкретизирующиеся в достижимых целях; план действия с обозначением сроков выполнения, форм контроля для каждого мероприятия и уточнением вклада каждого из участников контракта.

10 Mеdiation sociale. Une dеmarche de proximitе au service de la cohеsion sociale et de la tranquillitе publique. — CNFPT — DIV, 2005. Р. 13.

11 Circulaire du 7 juin 1999 relative aux contrats locaux de sеcuritе. URL: http://admi.net/jo/19990615/INTK9900134C.html (дата обращения: 05.04.2011).

12 Dеcret n°2002-999 du 17 juillet 2002 relatif aux dispositifs territoriaux de sеcuritе et de coopеration pour la prеvention et la lutte contre la dеlinquance. URL: http://www.legifrance.gouv.fr/affichTexte.do?cidTexte=LEGITEXT000005633197& dateTexte=20110407 (дата обращения: 05.04.2011).

13 Circulaire du 17 juillet 2002 relative aux dispositifs territoriaux de sеcuritе et de  coopеration pour la prеvention et la lutte contre la dеlinquance. URL: http://admi.net/jo/20020718/INTX0205744C.html (дата обращения: 05.04.2011).

14 Loi n°2003-239 du 18 mars 2003 pour la sеcuritе intеrieure (1). URL: http://www.legifrance.gouv.fr/affichTexte.do;jsessionid=78F6169DD2C46D0A12283BDB5BC6AD48.tpdjo11v_3?cidTexte=JORFTEXT000000412199&categorieLien=id (дата обращения: 05.04.2011).