И.А. ОРЛОВ,

начальник отдела правового обеспечения Управления ФССП России по Ханты-Мансийскому автономному округу — Югре

 

Установление вида стоимости арестованного имущества должника в рамках исполнительного производства очень важно как с теоретической, так и с практической точки зрения.

Частью 1 ст. 85 Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон об исполнительном производстве) установлено, что оценка имущества должника, на которое обращается взыскание, производится судебным приставом-исполнителем по рыночным ценам, если иное не установлено законодательством Российской Федерации.

Понятие рыночной стоимости объекта оценки дано в ст. 3 Федерального закона от 29.07.1998 № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации» (далее — Закон об оценочной деятельности): это «наиболее вероятная цена, по которой данный объект оценки может быть отчужден на открытом рынке в условиях конкуренции, когда стороны сделки действуют разумно, располагая всей необходимой информацией, а на величине цены сделки не отражаются какие-либо чрезвычайные обстоятельства, т. е. когда:

—одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение;

—стороны сделки хорошо осведомлены о предмете сделки и действуют в своих интересах;

—объект оценки представлен на открытом рынке посредством публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки;

—цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей-либо стороны не было;

—платеж за объект оценки выражен в денежной форме».

Аналогичное определение рыночной стоимости оценки объекта установлено п. 6 Федерального стандарта оценки «Цель оценки и виды стоимости (ФСО № 2)», утвержденного приказом Минэкономразвития России от 20.07.2007 № 255.

По нашему мнению, понятие рыночной стоимости объекта оценки неприменимо к правоотношениям, возникающим в ходе исполнительного производства, поскольку на стоимость объекта оценки, определенную в рамках исполнительного производства, влияют как раз те самые чрезвычайные обстоятельства, которые перечислены в ст. 3 Закона об оценочной деятельности и в п. 6 ФСО № 2.

Рассмотрим подробнее, каким образом эти чрезвычайные обстоятельства могут влиять на окончательную цену арестованного в ходе исполнительного производства имущества должника.

 

1. Одна из сторон сделки не обязана отчуждать объект оценки, а другая сторона не обязана принимать исполнение.

По смыслу Закона об исполнительном производстве, в рамках исполнительного производства судебный пристав-исполнитель обязан принять меры к принудительному исполнению, в том числе направленные на принудительную реализацию имущества должника, с целью удовлетворения требований взыскателя. Следовательно, критерию, указанному в Законе об оценочной деятельности, цена объекта оценки, определенная в рамках исполнительного производства, не отвечает.

2. Стороны сделки хорошо осведомлены о предмете сделки и действуют в своих интересах. Данное положение полностью соответствует требованиям и задачам исполнительного производства. Так, п. 3 ч. 4 и ч. 6 ст. 85 Закона об исполнительном производстве обязывают судебного пристава-исполнителя извещать стороны исполнительного производства о произведенной оценке арестованного имущества. В случае реализации имущества на торгах соответствующее извещение, содержащее исчерпывающую информацию о реализуемом имуществе, в том числе о его начальной продажной стоимости, должно быть опубликовано в периодическом печатном издании и в информационно-телекоммуникационной сети Интернет[1].

При реализации имущества на комиссионных началах реализатор также информирует потенциальных покупателей об основных характеристиках продаваемого имущества, его цене.

Таким образом, потенциальные покупатели имущества, реализуемого в рамках исполнительного производства, осведомлены как о наименовании реализуемого имущества, так и о его цене.

3. Объект оценки представлен на открытом рынке посредством публичной оферты, типичной для аналогичных объектов оценки. Данное обстоятельство оценки объекта неприменимо к оценке объекта в ходе исполнительного производства. Не возникает сомнений, что имущество, реализуемое в рамках исполнительного производства в соответствии с требованием закона, представляется на открытом рынке. Однако здесь теоретический и практический интерес вызывает указание на аналогичность объектов оценки.

Полагаем, в данном случае понятие «рынок» должно применяться не в широком, а в узком смысле: рынок, который формируется в результате реализации арестованного имущества должников в рамках исполнительного производства. А при таком понимании рынка практически невозможно найти аналогичный объект оценки, представленный на рынке имущества, реализуемого в рамках исполнительного производства, что свидетельствует о невозможности использования указанного критерия оценки объекта по отношению к его цене, определяемой в рамках исполнительного производства.

4. Цена сделки представляет собой разумное вознаграждение за объект оценки, и принуждения к совершению сделки в отношении сторон сделки с чьей-либо стороны не было. Указанное обстоятельство также не в полной мере отражает все факторы, связанные с реализацией имущества, поскольку имущество в рамках исполнительного производства подлежит реализации в принудительном порядке и наличие или отсутствие согласия на это собственника имущества (должника) не имеет значения.

В пункте 6 ФСО № 2 также разъяснено, что отсутствие чрезвычайных обстоятельств означает, что у каждой из сторон сделки имеются мотивы для совершения сделки, при этом в отношении сторон нет принуждения совершить сделку.

Часть 1 ст. 69 Закона об исполнительном производстве прямо указывает, что обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его принудительную реализацию. Из этого следует, что реализация имущества должника является необходимым условием для достижения целей исполнительного производства, т. е. налицо фактор принуждения должника к совершению сделки.

Кроме того, основной целью реализации имущества должника является правильное и своевременное исполнение судебных актов для удовлетворения требований кредиторов, т. е. действия судебного пристава в интересах взыскателя, а не максимизация прибыли в интересах должника.

5. Платеж за объект оценки выражен в денежной форме. Этот критерий формирования цены соблюдается, поскольку основная цель реализации имущества —выручить денежные средства от его продажи для последующего удовлетворения требований взыскателя.

Изложенное свидетельствует, что из пяти критериев, характеризующих понятие «рыночная цена» в ст. 3 Закона об оценочной деятельности, только два применимы при оценке стоимости имущества должника, на которое обращается взыскание. Следовательно, можно говорить о том, что отсутствие всех присущих понятию «рыночная цена» критериев в совокупности не позволяет использовать этот термин в рамках исполнительного производства.

Статьей 3 Закона об оценочной деятельности установлено, что под оценочной деятельностью понимается профессиональная деятельность субъектов оценочной деятельности, направленная на установление в отношении объектов оценки рыночной, кадастровой или иной стоимости. Иные виды стоимости объекта оценки установлены абзацем вторым п. 5 ФСО № 2. Это:

—рыночная стоимость;

—инвестиционная стоимость;

—ликвидационная стоимость;

—кадастровая стоимость.

Полагаем, из указанных видов стоимости объектов оценки наиболее правильно и логично было бы использовать ликвидационную стоимость, поскольку именно эта стоимость полностью отвечает всем признакам цены, которая формируется в рамках исполнительного производства.

В соответствии с п. 9 ФСО № 2 ликвидационная стоимость объекта оценки определяется с помощью расчетной величины, отражающей наиболее вероятную цену, по которой данный объект оценки может быть отчужден за срок его экспозиции, меньший типичного срока экспозиции для рыночных условий, в ситуации, когда продавец вынужден совершить сделку по отчуждению имущества.

При определении ликвидационной стоимости, в отличие от рыночной стоимости, учитывается влияние чрезвычайных обстоятельств, вынуждающих продавца продавать объект оценки на условиях, не соответствующих рыночным.

Такие факторы, как ограниченный срок реализации арестованного имущества, вынужденность реализации, риск оспаривания должником процедуры реализации его имущества, как раз имеют место быть в исполнительном производстве. Именно эти основные признаки предопределяют не столько возможность, сколько необходимость применения ликвидационной стоимости в исполнительном производстве.

В настоящее время судами России сформирована иная практика, свидетельствующая об обязательности установления в рамках исполнительного производства именно рыночной стоимости арестованного имущества[2].

Думается, с точки зрения действующего законодательства России это правильно, поскольку в ч. 1 ст. 85 Закона об исполнительном производстве указывается на необходимость установления именно рыночной стоимости, а не какой-либо иной. Однако, учитывая, что одним из принципов исполнительного производства, установленным ст. 2 Закона об исполнительном производстве, является своевременность совершения исполнительных действий и использования мер принудительного исполнения, применение ликвидационной стоимости арестованного имущества отвечает целям и задачам исполнительного производства.

В ряде случаев суды принимают рыночную стоимость арестованного имущества, рассчитанную с учетом ограниченного срока реализации имущества в рамках исполнительного производства[3].

Эта правоприменительная практика противоречит понятию рыночной цены, установленной законом, поскольку одним из критериев этой цены является как раз отсутствие каких-либо факторов, свидетельствующих о чрезвычайных обстоятельствах, заставивших продавца, от имени которого в рамках исполнительного производства выступает судебный пристав-исполнитель, реализовать имущество.

Решение проблемы видится только в одном: внести в Закон об исполнительном производстве изменения в части определения судебным приставом-исполнителем не рыночной, а ликвидационной стоимости арестованного имущества.

Данное изменение будет способствовать реальному восстановлению нарушенных прав и законных интересов взыскателей, а для недобросовестных должников явится дополнительным стимулом, побуждающим к добровольному исполнению требований исполнительных документов. И конечно, оно определит единообразие практики толкования и применения Закона об исполнительном производстве судами России.

 

Библиография

1 Статья 448 ГК РФ, ч. 1 ст. 87, ч. 3 ст. 90 Закона об исполнительном производстве, ст. 57 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)», постановление Правительства РФ от 23.06.2009 № 526.

2 Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 15.09.2009 по делу № А79-108/2009; Определение Санкт-Петербургского городского суда от 16.02.2011 № 2211; Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 01.12.2011 по делу № А22-1177/2010.

3 Решение Арбитражного суда Иркутской области от 04.10.2007 по делу № А19-12183/07-28; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 28.05.2010 по делу № А26-11811/2009; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 01.06.2010 по делу № А75-116/2010; Определение судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 22.09.2010 по делу № 13142; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.08.2008 по делу № А19-11219/07-28-39.