УДК 342.95

Страницы в журнале: 38-42 

 

К.Х. ИБРАГИМОВ,

 доктор сельскохозяйственных наук, кандидат юридических наук, профессор, докторант Российской правовой академии Минюста России

 

Наука должна быть самым возвышенным воплощением Отечества, ибо из всех народов первым будет всегда тот, кто опередит другие в области мысли и умственной деятельности.

Луи Пастер

 

Рассматриваются административно-правовые проблемы развития агропромышленного комплекса России в контексте перехода общества в состояние напряженного выживания. Раскрываются некоторые теоретические аспекты общества напряженного выживания. Обосновываются причины необходимости развития аграрной сферы в условиях глобального изменения климата. Предлагаются конкретные административно-правовые меры по выводу агропромышленного производства страны из кризиса.

Ключевые слова: аграрная сфера, общество напряженного выживания, глобальное изменение климата, эскалация стихийных природных бедствий, рискологический стиль мышления, административно-правовые меры развития сельского хозяйства.

 

Is administrative-legal problems of reboot  agrarian sphere in the conditions of society transition in a condition of an intense survival

 

Ibragimov K.

 

Is administrative-legal problems of development of agriculture of Russia in a context of transition of a society in an intense survival are considered. Some theoretical aspects of a society of an intense survival are opened. The reasons of necessity of development of agrarian sphere in the conditions of global climate change are proved. Concrete is administrative-legal measures on a conclusion of agro industrial manufacture of the country from crisis are offered.

Keywords: agricultural sphere, the strain survives society, global climate change, elemental natural disaster escalation, risk style mentality, administrative-law measures of agricultural development.

 

В  последние годы наблюдается беспрецедентное причинение вреда окружающей среде со стороны человека (разлив нефти в Мексиканском заливе, загрязнение природной среды отходами производства и потребления, лесные пожары, аварии на танкерах и т. д.), значительное увеличение числа природных катастроф, имеющих огромную разрушительную силу (стихийное бедствие в Индийском океане, извержение вулкана в Исландии, наводнения в Европе и Азии и др.). Страны и народы мира стали легкоуязвимыми вследствие воздействия стихийных природных бедствий — результата глобального изменения климата на Земле, явления, которое прочно закрепилось в человеческом сознании как серьезная угроза планетарной цивилизации. Можно с уверенностью утверждать, что человечество, став свидетелем череды страшных наводнений и засух, смерчей, тайфунов, лесных пожаров, разрушения вечной мерзлоты и других стихийных бедствий, перешагнуло рубеж периода устойчивого развития и вступило в стадию напряженного выживания.

Под обществом напряженного выживания следует понимать такое конституирование состояния общества и государства, при котором органы государственной власти, граждане и юридические лица страны ставят главной целью недопущение экологических катастроф при приоритете ответственных методов ведения хозяйственной и иной деятельности, а в случае их возникновения располагают определенным резервом факторов жизнеобеспечения, достаточных для поддержания политической стабильности и сбалансированного социально-экономического развития. Новое состояние общества напряженного выживания актуализирует проведение исследований по выработке общих понятий и методов, принципов и системы «выживательной» теории. В языке необходимо артикулировать такие понятия данной теории, которые позволили бы формировать в сознании представителей власти и граждан идейную убежденность в необходимости осуществления экологически грамотного поведения при приоритете охраны жизни и здоровья человека.

Казалось бы, что очевидность данной трансформации современного человеческого существования после произошедших природных катастроф не должна вызывать никаких сомнений, однако большинство народов мира и их лидеры до сих пор продолжают жить по-старому и руководствуются императивами устойчивого развития. Пассивное ожидание очередного стихийного бедствия, к сожалению, уже становится рефлексной нормой современного лидера. Действительно, повторяющиеся действия стихийных сил, локализованные в одном пространственно-временном контексте, способствуют тому, что постепенно непредвиденные последствия в сознании лидеров переходят в разряд упорядоченных и стандартных[1]. Соответственно, драматические изменения в мире, порождаемые природными стихиями, по мнению М.Н. Дэниэла, вызывают недоверие у народов к своим лидерам[2], которые забыли о наставлении Мориса Кенделла: «Человечество изымает контроль над обществом (а мы бы добавили: и контроль над природой. — К.И.) из компетенции Божественного Провидения… не для того, чтобы отдать его на милость случайности»[3].

Ситуация настолько серьезная, что требует через формирование рискологического стиля мышления срочного перестроения всей системы жизнеобеспечения стран и народов и, соответственно, всего государственного и общественного уклада. Проблема осложняется тем, что невозможно четко предвидеть ни вида стихийного природного бедствия (за исключением цунами), ни срока его начала и окончания, ни масштабности его разрушений, ни вероятности одновременного проявления на одной и той же территории различных вариаций стихийных бедствий.

В наибольшей степени страдает от эскалации природной стихии сферой человеческой деятельности аграрное производство, поскольку сельское хозяйство, «погруженное в природу», напрямую зависит от благополучия природно-климатических факторов. И именно сельскохозяйственные товаропроизводители, так же как и их поставщики и клиенты, как справедливо заметил ученый-рисколог П.Л. Бернстайн, окажутся подвержены прямым экологическим рискам, вызванным глобальным потеплением. Экологические изменения будут оказывать более частое и более серьезное влияние на их работу[4].

Между тем, как известно, в XXI веке именно продовольствие наряду с питьевой водой будут лимитировать выживание человечества, а не какой-либо иной фактор жизнеобеспечения. Уже сегодня потребление россиянами дорогих, просроченных, захимиченных продуктов питания (в основном с содержанием генно-модифицированных объектов) детерминирует большую часть заболеваний и низкую продолжительность жизни. Следовательно, продовольственная безопасность должна быть возведена в степень главной ценности, а развитию отечественного сельского хозяйства необходимо уделять самое пристальное внимание. Нельзя допустить — и к этому призывают известные ученые, — чтобы под напором ВТО произошло дальнейшее сокращение объемов предоставляемых государством субсидий российскому селу, которые и без урезания являются недостаточными, а в реальной жизни в десятки раз меньше тех, что получают фермеры стран Западной Европы и США[5]. С учетом увеличения из года в год числа природных стихийных бедствий сумма государственной поддержки сельского хозяйства России в 9 млрд руб., которая к 2014 году, как было обещано 27 сентября 2010 г. главой Минсельхоза РФ Е. Скрынник  ВТО, будет урезана вдвое, в ближайшие годы окажется просто смехотворной. Это свидетельствует о том, что в угоду сомнительным выгодам от вступления страны в ВТО и вопреки здравому смыслу продовольственная безопасность населения России будет брошена на произвол судьбы, и это в условиях чрезвычайного осложнения экологической обстановки в стране и в мире, когда четко известно, что катастроф, подобных засухам и наводнениям, нам не избежать. К сожалению, очередная трагедия из-за смерчей и наводнения в Краснодарском крае 17 октября 2010 г. тому очевидное подтверждение.

Несмотря на то, что власти современной России совершают множество благоразумных действий (например, в социальной сфере, при оказании помощи пострадавшим от стихийных бедствий, по развитию инновационной сферы), ими принимаются и такие решения, которые свидетельствуют о том, что они, по-видимому, как и лидеры многих развитых стран, не прониклись осознанием чрезвычайного усугубления экологического неблагополучия, вызванного глобальным изменением климата, и не воспринимают должным образом страшную пагубность, разрушительность предстоящих природных катастроф, а следовательно, не относятся серьезно к идее трансформации современного общества в общество напряженного выживания. Иначе как объяснить, что в Послании Президента РФ Федеральному собранию РФ в 2009 году ни слова не говорится об опасностях, которые сулят населению страны последствия изменения климата? Или то обстоятельство, что власти Российской Федерации в 2008 году не прислушались к тревоге ученых, озабоченных состоянием лесного дела в стране и предлагавших немедленные действия по недопущению катастрофы в виде обвальных лесных пожарищ. Ученые так и пишут: «После ввода в действие нового Лесного кодекса и фактической ликвидации лесничеств и ликвидации Авиалесоохраны как единой структуры любой достаточно засушливый год может стать катастрофическим… Для изменения негативных тенденций в области пожаротушения в России, могущих при неблагоприятных условиях привести к масштабной катастрофе, необходимо…»[5] (далее следуют те самые конкретные рекомендации, которые мы слышим сегодня, к сожалению, с опозданием, с экранов ТВ).

Не дана должная юридическая оценка ущербу, нанесенному лесными пожарами биосфере Земли, который, без сомнения, из разряда планетарных. Во время лесных пожаров даже на расстоянии 2 часов полета от Москвы атмосферный воздух был пропитан дымом. Думается, что в радиусе 1,5 тыс. км задымлено было и все остальное огромное пространство над Россией. По-видимому, страны «Группы восьми» «не заметили» этого катаклизма, поскольку сами виноваты в не менее страшной катастрофе — разливе нефти в Мексиканском заливе, — причинившей Мировому океану и всем экосистемам Земли колоссальный вред.

Должностные лица, непреднамеренно допустившие эти чудовищные экоциды, но недобросовестно или ненадлежаще исполнявшие свои профессиональные обязанности на всех уровнях, должны были понести хотя бы моральную ответственность. Еще десяток таких техногенных катастроф в сочетании с природными (наподобие извержения вулкана в Исландии) — и биосфера Земли не выдержит опасной нагрузки. По-видимому, пришло время, когда при ООН необходимо создать всемирный экологический суд, который привлекал бы к ответственности виновных в совершении аналогичных глобальных экологических преступлений (экоцидов). Всем странам мира следует делегировать ООН полномочия общепланетарного правительства[6], которое по рекомендациям лучших ученых своего всемирного стратегического центра изучения последствий изменения климата осуществляло бы экологическое регулирование глобальных процессов жизнедеятельности народов на планете Земля.

Драматический переход стран мира в эру напряженного выживания требует от их лидеров кардинальной перестройки своего мышления в управленческой деятельности в строгом соответствии с рекомендациями ученых. Особенно это касается России, располагающей огромной территорией, весьма уязвимой для природных катастроф: низкорасположенные прибрежные зоны морей и океанов подвергаются затоплению; наблюдается размерзание и заболачивание вечной мерзлоты, которая занимает до 60% территории Российской Федерации; в полузасушливых регионах юга России будут прогрессировать процессы опустынивания; повсеместно могут интенсивно развиваться вредные для сельского хозяйства энтомофауна и болезни растений и животных; многие сельскохозяйственные культуры и даже их отдельные сорта, равно как и породы сельскохозяйственных животных, окажутся неадаптированными к новым условиям климата.

В ближайшие 2—3 года, если мы не подготовимся соответствующим образом, Россию ждет продовольственная катастрофа по причине того, что и в Российской Федерации, и в странах—экспортерах продовольствия из-за природных стихийных бедствий будут серьезные проблемы в данной сфере. В преддверии непредсказуемых по разрушительности и частоте природных стихий ни в коей мере нельзя допустить, чтобы из-за предвыборных страстей отношения между членами руководства Российской Федерации испортились. Разумно было бы отложить выборы Президента России до посткризисного периода, хотя бы до 2015 года.

Нынешние власти России, используя также опыт СССР и развитых стран, срочно должны разработать комплекс решительных мер, в том числе и непопулярных (даже ценой временного отказа от реализации множества, как казалось ранее, приоритетных проектов), по скорейшему выводу агропромышленной отрасли из кризиса. Располагая самыми большими запасами чернозема в мире и всеми необходимыми ресурсами, Россия вполне способна выполнить эту задачу. Причем, учитывая предстоящую дороговизну продовольствия в мире, рентабельное сельское хозяйство сулит стране огромные финансовые выгоды. Хотя вряд ли нам наша российская духовная щедрость позволит продавать продовольствие голодающим народам. В этом смысле Россия должна в очередной раз стать спасительницей человечества, как это было и при Петре I, и в 1812 году, и в 1941—1945 гг., и даже в 1995—2000 гг.

Возможный прогресс в развитии сельского хозяйства вполне соответствует обещанию, данному Президентом РФ Д.А. Медведевым Федеральному собранию 12 ноября 2009 г.:

«У нас есть все возможности, чтобы сделать сельское хозяйство одним из лидеров экономического роста на годы вперед». Действительно, благополучие в сфере сельского хозяйства «потянет наверх» и многие отрасли промышленности, поскольку, с одной стороны, значительная часть урожая будет нуждаться в промышленной переработке, сортировке, хранении, транспортировке, с другой стороны, аграрному сектору экономики окажутся необходимыми сельхозмашины, оборудование, запчасти, агрохимикаты, инструменты, спецодежда и т. д., т. е. получат развитие машиностроение, легкая промышленность и иные виды промышленности.

Чтобы вывести аграрный сектор российской экономики из кризиса, на наш взгляд, необходимо:

1) усилить взаимодействие Минсельхоза России с Российской академией сельскохозяйственных наук, последнюю переименовать в научно-производственную академию (далее — РНПАСХН). Во всех регионах Российской Федерации имеются отраслевые научно-исследовательские институты сельского хозяйства данной академии (далее — НИИСХ), в большин-стве из которых служат ученые-аграрии, десятилетиями наработавшие мощный научный потенциал и, кроме того, четко ориентирующиеся в инновационных достижениях аграрно развитых стран мира. Эти региональные НИИСХ также должны быть научно-производственными, причем предварительно им следует пройти жесткую процедуру аттестации на соответствие вызовам времени. Мобилизовать на службу селу аграрные наработки ученых РАН и других отраслевых академий; в учебных заведениях необходимо открыть сектора по научному обеспечению развития агропромышленного комплекса;

2) переориентировать систему исполнения наказания таким образом, чтобы все лица, не совершившие тяжких или особо тяжких преступлений, отбывали свои сроки, работая в аграрной сфере;

3) в системе Минобороны России организовать специальные аграрные подразделения, которые под методическим руководством служб РНПАСХН производили бы основное количество продовольственных товаров для своих нужд;

4) возобновить систему подсобных хозяйств в промышленных, торговых и иных неаграрных предприятиях, учреждениях и организациях страны;

5) восстановить в школах дисциплину «Основы сельского хозяйства», а на пришкольных или иных доступных для учащихся территориях сельских поселений заложить опытные участки, работая на которых ученики применяли бы на практике теоретические знания. Возобновить практику СССР, когда рабочих аграрных специальностей обучали в ПТУ, а студенты перед началом осенних занятий принимали участие в уборке урожая сельхозкультур;

6) актуализировать с ориентацией на формирование у населения адекватной выживательной рефлексии телепрограмму «Сельский час». Считать обязательной пропаганду аграрных знаний и достижений во всех теленовостях страны. Формировать в сознании населения страны рефлексию крайней необходимости развития приусадебного, дачного и фермерского сельского хозяйства, а также убеждения в необходимости соблюдения норм безопасного поведения в критической природогенной ситуации. Предоставлять населению своевременную, полную и достоверную информацию о вероятности и масштабах надвигающихся стихийных бедствий;

7) за депутатами Федерального собрания закрепить право контроля в сфере агропромышленного производства в «своих» регионах;

8) усилить в Минсельхозе России подразделение мелиорации и посредством него восстановить в стране оросительную и осушительную системы сельскохозяйственных угодий, повысить плодородие земель;

9) заимствовать опыт Китая в аграрной сфере, который рационально сочетает преимущества социализма и капитализма;

10) предусмотреть в миграционной политике страны рациональную мобилизацию аграрных мигрантов;

11) осуществлять разумное кредитование села. Поручить это кредитование не одному Россельхозбанку, а множеству банков и взять под особый контроль возможную коррупционную составляющую этих банков;

12) направлять в соответствии с Болонским процессом российских студентов из аграрных вузов в ведущие аграрные университеты Европы;

13) формировать систему страхования экологических рисков в сельском хозяйстве;

14) организовать систему раннего предупреждения всех возможных природных стихийных бедствий и разработать систему стандартов по оценке ущерба, нанесенного стихийным бедствием;

15) разработать федеральную стратегию снижения риска природных катастроф и региональные концепции управления этими рисками;

16) развивать все отрасли сельского хозяйства только в наиболее благоприятных для них почвенно-климатических условиях;

17) включить в программу всех аграрных и юридических вузов страны в качестве обязательной дисциплину «Аграрное право». В аграрных вузах, кроме того, ввести дисциплину «Управление рисками возникновения в сельском хозяйстве чрезвычайных природных ситуаций»;

18) в РНПАСХН проводить исследования по формированию наиболее адекватных направлений деятельности агропромышленного комплекса при возможных различных сценариях развития стихийных природных бедствий, а также по разработке сельскохозяйственных технологий, безвредных или маловредных для окружающей среды;

19) подготовить федеральную и региональные целевые программы по снижению рисков и смягчению последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера;

20) создать Министерство сельскохозяйственной промышленности, которое  было бы ответственным за поставку селу техники, оборудования, удобрений, гербицидов, ядохимикатов и других промышленных товаров, а также за организацию технического обслуживания поставляемой им техники и оборудования;

21) разработать карту рисков природных бедствий для всей сельской территории Российской Федерации, дающую оценку каждой опасности, степени ее вероятности и порога вредоносности;

22) восстановить в стране интеграционные синергетические объединения-комбинаты типа «Плодопром», «Мясомолпром», «Овощепром», «Виноградпром», «Зернопром», «Агродеткомбинат», в которых один руководитель отвечал бы и за производство, и за переработку, и за хранение, и за реализацию свежей и переработанной продукции. В одних и тех же хозяйствах нельзя допустить развитие отраслей-антагонистов, например, садоводство и овощеводство открытого грунта; в то же время эти отрасли удачно сочетаются с животноводством: оно получает от них на корм нестандартную продукцию и отходы переработки, а садоводство и овощеводство — необходимые для своих рабочих молоко, мясо и т. д. В «Агродеткомбинате» должна производиться экологически чистая продукция для детсадов, школ, больниц и санаториев;

23) разработать федеральный закон «О государственной аграрной политике в условиях высокого риска и частоты возникновения природных катастроф», в котором отразить все перечисленные выше меры по снижению вредоносности данных рисков.

Таким образом, выживание человеческого рода на планете Земля в XXI веке, его безопасное существование во многом будет зависеть от того, насколько народы и их лидеры сумеют взойти до уровня осознания хрупкости биосферы, ее уязвимости от реализации экологически непродуманных решений и смогут интегрировать экологические императивы во все направления хозяйственной и иной деятельности. Особенно в адекватной рефлексии государственных органов власти в связи с лавинообразным нарастанием экологического неблагополучия нуждается аграрная сфера, производящая продукты питания, детерминирующие элементарные условия жизнеобеспечения.

 

Библиография

1 См.: Гидденс Э. Устроение общества: Очерк теории структурации. — М., 2003. С. 55.

2 См.: Daniell M.N. World of Risk. — Singapore, 2000. P. 293.

3 Kendall M.G. Measurement in the Study of Society. Цит. по: Бернстайн П. Против богов: Укрощение риска. — М., 2006.С. 351. Вспомним также актуальный для своего времени лозунг И.В. Мичурина: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача».

4 См.: Бернстайн П. Освободительная борьба с неопределенностью // Пикфорд Д. Управление рисками. — М., 2004. С. 286.

5 См.: Боголюбов С.А., Духно Н.А. Что есть аграрное право // Аграрное и земельное право. 2010. № 7. С. 8.

6 Кудрявцев М.Ю., Лукин В.В., Малинецкий Г.Г. Управление рисками лесных пожаров на территории Российской Федерации. — М., 2008. С. 26—27.

7 См.: Ибрагимов К.Х. Правовой режим земель сельскохозяйственного назначения. — М., 2004. С. 279.