И.Ю. ГАСПАРЕВИЧ,

аспирант кафедры гражданского и хозяйственного права Академии управления при Президенте Республики Беларусь

 

В данной статье рассматриваются некоторые актуальные вопросы оказания гражданско-правовой помощи и осуществление гражданско-правового сотрудничества между странами, входящими в состав Содружества Независимых Государств, что имеет своей целью обеспечение прав и законных интересов физических лиц в сфере международного частного права. В статье проанализированы аспекты применения Минской Конвенции в сфере обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, и их соотношение с международным частным правом в целом.

Ключевые слова: Минская Конвенция, правовая помощь и сотрудничество стран СНГ, разрешение гражданско-правовых споров, обеспечение прав и законных интересов физических лиц в сфере международного частного права в рамках СНГ.

 

Actual aspects of legal cooperation of the CIS countries in sphere of the international private law

In given article some pressing questions of rendering of the civil-law help and realization civil-law cooperation between the countries which are a part of the Commonwealth of Independent States that has the purpose maintenance of the rights and legitimate interests of physical persons in sphere of the international private law are considered. In article aspects of application of the Minsk Convention in sphere of the obligations arising owing to a tresspass, and their parity with the international private law as a whole are analysed.

Keywords: the Minsk Convention, legal aid and cooperation of the CIS countries, the permission of civil-law disputes, maintenance of the rights and legitimate interests of physical persons in sphere of the international private law within the limits of the CIS.

 

В  начале 1990-х годов, после распада СССР новые независимые государства столкнулись с проблемой обеспечения прав и законных интересов своих граждан на территории теперь уже иностранного государства. Однако к пониманию общности проблем государства подходили постепенно.

Хотя соглашение о создании Содружества Независимых Государств было принято еще в 1991 году [12], Устав этой организации был подписан значительно позже — 22 января 1993 го-да [9]. Отметим, что в этот же день в Минске была заключена Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях в сфере международного частного права на территории стран СНГ [3]. Именно этот обширный и многоплановый документ заложил фундамент для сотрудничества в данной сфере. Вместе с тем надо отметить, что соглашения по отдельным аспектам правовой помощи заключались как до подписания, так и после подписания указанной Минской конвенции.

После распада СССР в отношениях между странами только что созданного Содружества сложилась ситуация, когда они оказались связанными друг с другом в правовом смысле на-много слабее, чем с государствами дальнего зарубежья. Внутреннее правовое регулирование не могло в полной мере обеспечивать гражданам лицам правовую защиту в сфере гражданского права за пределами своей страны. Содружество Независимых Государств, созданное в 1991 году, прошло сложный и неоднозначный путь развития, в начальный период которого заключались лишь соглашения по отдельным вопросам, требовавших незамедлительного разрешения. Однако для осознания необходимости многостороннего сотрудничества, в том числе и в правовой сфере, потребо-валось определенное время, и лишь к концу 1992 года были подготовлены к подписанию основополагающие документы, закрепившие стратегические направления развития СНГ.

Важной вехой в отношениях государств  СНГ стала Минская встреча руководителей стран Содружества, состоявшаяся в январе 1993 года, основными результатами которой явились принятие Устава СНГ [9] и подписание ряда документов, основное место среди которых принадлежит Конвенции, которая, по сути, стала органичным продолжением Устава СНГ. В статье 2 Конвенции взаимная правовая помощь и сотрудничество в правовых отношениях названы в числе важных целей Содружества [3].

Подчеркнем, что углубление такого правового сотрудничества направлено на разрешение споров, возникающих, в том числе между гражданами и юридическими лицами государств Содружества, а поскольку число таких споров с каждым годом растет, то проблема обеспечения прав и законных интересов становится все более важной.

Как известно, основным способом защиты прав лица в отношениях по гражданским, семейным и трудовым делам выступает судебная защита нарушенного права по иску заинтересованного лица. Именно эта процедура частично регулируется положениями договоров о правовой помощи. Так, согласно Минской конвенции граждане каждой из сторон, являющихся участниками указанной конвенции, а также лица, проживающие на территории этих договаривающихся сторон, пользуются на их территории в отношении своих личных и имущественных прав такой же защитой, как и собственные граждане [3]. Таким образом, к собственным гражданам Республики Беларусь приравниваются в этом государстве, например, граждане Российской Федерации, равно как и те граждане, которые проживают на территории договаривающихся государств.

С другой стороны, к собственным гражданам каждой из стран-участниц Конвенция приравнивает и других лиц, проживающих на территории договаривающихся сторон, если они проживают на их территории. Следовательно, можно сделать вывод, что постоянно проживающий в Республике Беларусь гражданин, имеющий гражданство одной из стран СНГ, либо лицо без гражданства, как и любой гражданин Республики Беларусь,  в отношении правовой защиты приравнен в каждой из стран СНГ к ее собственным гражданам. Обратим особое внимание на тот факт, что при рассредоточении граждан бывшего СССР по территориям СНГ это правило имеет важнейшее практическое значение. Аналогичные положения действуют и в отношении юридических лиц, созданных в соответствии с законодательством договаривающихся государств.

Поскольку речь шла об обретших независимость государствах, обеспечить сохранение прежних тесных правовых связей можно было лишь на межгосударственном уровне. Здесь открывались два пути международного урегулирования: заключение с каждой из бывших союзных республик двустороннего соглашения об оказании правовой помощи и правовом сотрудничестве либо подписание по этим вопросам единой многосторонней конвенции [1, c. 57].

На наш взгляд, оба варианта имеют определенные преимущества. Понятно, что при подписании двустороннего соглашения можно полнее учесть все вопросы, требующие урегулирования и правовой регламентации. В то же время, во-первых, многосторонняя конвенция дает возможность достигнуть единообразного регулирования указанных вопросов, обеспечивающего общий подход.

Во-вторых, гражданам обращаться к единому документу намного удобнее и это также влечет за собой облегчение в сфере применения конвенции в практической деятельности.

Напомним, что отказ от заключения многосторонних конвенций, как правило, обусловлен трудностями в согласовании позиций сразу несколькими государствами, имеющими свою правовую систему, свои законодательные нормы. И в этом отношении двум государствам, бесспорно, значительно легче найти общие рычаги регулирования. Однако в отношении стран СНГ указанные трудности не возникали в силу исторически сложившихся обстоятельств. Налицо было схожее, а в некоторых случаях и полное совпадение внутренних законодательств. Следует также иметь в виду, что все бывшие союзные республики, а ныне  государства — участники СНГ имели многолетний опыт применения на своих территориях договоров СССР с иностранными государствами об оказании правовой помощи. Немаловажно и то обстоятельство, что все государства были в полной мере заинтересованы в продолжении правового сотрудничества друг с другом.

С учетом вышеизложенной позиции был разработан проект многосторонней конвенции о правовой помощи. В настоящее время правовое сотрудничество между государствами — участниками СНГ определяется Минской Конвенцией [3]. Кроме того, государства СНГ приняли в Кишиневе в 2002 году новую редакцию указанной Конвенции (далее — Кишиневская конвенция) [8], которая должна заменить  Минскую конвенцию и Дополнительный протокол к ней 1997 года.

Многосторонняя Минская конвенция, так-же, как и Кишиневская конвенция 2002 го-да, призваны содействовать развитию сотрудничества в сфере оказания правовой помощи. Конвенции также устанавливают положение о том, что стороны оказывают такую помощь друг другу посредством выполнения процессуальных и иных действий, предусмотренных законодательством запрашиваемой стороны. Особая важность Конвенции о правовой помощи заключается в том, что впервые в СНГ обоснован правовой статус граждан каждой из стран-участниц Конвенции в других странах-участницах.

Рассмотрим некоторые положения Минской конвенции в сфере обязательств вследствие причинения вреда. Так, например, Конвенция закрепляет положение о том, что внедоговорные обязательства о возмещении вреда определяются по законодательству договаривающейся стороны, на территории которой имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возме-щении вреда. Если причинитель вреда и потерпевший являются гражданами одной страны, применяется законодательство этой стороны (пункты1—2 ст. 42 Конвенции). Таким образом, позиция государств — членов СНГ заключается в том, что под местом причинения ущерба понимается место совершения вредоносного действия. Такая позиция Минской конвенции несколько отличается от норм российского права, хотя определяющий признак места совершения вредоносного действия выходит на первый план и в последнем случае. При общем гражданстве сторон возможна привязка к законодательству страны, в суд которой подан иск.

В договоре между Российской Федерацией и Туркменистаном о правовом статусе граждан обязательства по возмещению вреда в случае, если деликвент и пострадавший постоянно проживают в одной стране, определяются в соответствии с законодательством государства проживания сторон [10].

Нормы Соглашения государств — участников СНГ от 20 марта 1992 г. «О порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности» [7], в отличие от большинства других договоров, участником которых является Российская Федерация, не предусматривают отсылки к законодательству страны, гражданами и/или юридическими лицами которой являются деликвент и потерпевший. Вместе с этим, Соглашение содержит правило, исключающее применение законодательства страны, где имело место действие или иное обстоятельство, послужившее основанием для требования о возмещении вреда, если это действие или иное обстоятельство, не является противоправным по законодательству места рассмотрения спора.

Соглашение СНГ о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защите трудящихся-мигрантов, установило, что порядок возмещения работнику вреда, причиненного увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением им трудовых обязанностей, регулируется законодательством страны трудоустройства, если иное не предусмотрено отдельным соглашением [11].

Отметим, что потребность в обращении к нормам национального законодательства возникает и в результате невозможности в отдельных случаях всесторонней регламентации поведения сторон внешнеторгового договора правилами, прописанными во внешнеторговом договоре и в международных договорах, регулирующих соответствующие отношения. Подчеркнем, что выбор конкретной системы внутреннего законодательства для регулирования отношений сторон необходим в силу возможности подчинения внешнеторгового договора нескольким правовым системам и вероятности возникновения неопределенности вследствие неоднозначного регулирования отношений нормами различных государств.

В настоящее время интенсивное развитие экономик суверенных государств — участников СНГ требует дальнейшего совершенствования правового механизма коллизионного регулирования.

На сегодняшний день вопрос о выборе права, применимого к отношениям сторон в странах СНГ, представляет особый интерес ввиду наличия регулирующих данную процедуру международных соглашений и сложившейся практики применения данных норм, принятых государствами-участниками Содружества.

Спор, возникший в рамках договорных отношений сторон, находящихся в разных государствах-участниках СНГ, разрешается конкретным хозяйственным (арбитражным) судом или коммерческим арбитражем (третейским судом), которые должны, в случае отсутствия применимой нормы в контракте или международном договоре, обратиться к нормам внутреннего законодательства одного из государств.

Нормы международного права и нормы внутреннего законодательства стран СНГ, как это уже было нами отмечено, предоставляют приоритет в выборе права, применимого к договору, воле сторон, которая, в свою очередь, должна быть выражена в договоре. В случае отсутствия соглашения о применимом праве суд обращается к коллизионной норме. Вопрос, какую коллизионную норму необходимо применить для выбора применимого к договору права, в первую очередь разрешается в зависимости от органа, рассматривающего спор [5, c. 32].

Полагаем, что обращение к арбитражным органам в лице третейских судов, наряду со сложившимися преимуществами по отношению к судам государственной системы, предусматривает более широкую свободу органа, разрешающего спор, в выборе коллизионной привязки. Подчеркнем тот факт, что законодательство не обязывает коммерческий арбитраж, в отличие от государственного суда, применять какие-либо конкретные коллизионные нормы [6, c. 24].

Таким образом, рассмотрев некоторые проблемы  применения Минской конвенции в сфере гражданско-правовых отношений, мы приходим к выводу, что такие отношения регулируются в целом согласно общепринятым нормам международного частного права, материально-правовое регулирование которых все чаще обуславливается участием стран СНГ в международных договорах, в результате чего внутреннее право воспроизводит нормы международных соглашений или использует разработанные международно-правовые конструкции, что еще раз подчеркивает общие взгляды сторон на пути разрешения возникающих споров.

 

Литература

 

1.            Евдокимов В.Б., Михайленко К.В. Международная правовая помощь по гражданским и уголовным делам. На примере стран СНГ /

В. Б. Евдокимов, К. В. Михайленко. — М.: ОЛМА-ПРЕСС. — 645 с.

2.            Егиян И.Р., Никогосян С.С. Правовые основы развития внешнеэкономического сотрудничества и укрепления интеграционных процессов СНГ / И. Р. Егиян, С. С. Никогосян // Правовое регулирование внешнеэкономического сотрудничества. Материалы Международного научного симпозиума «Перспективы развития регионов в условиях глобализации: экономика, менеджмент, право» (22 — 23 мая 2003 г.). Ч. 3. — Самара: Изд-во Самар. гос. эконом. акад., 2003. — С. 61-63.

3.            Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 года (с изменениями, внесенными Международным протоколом от 28 марта 1997 года) [Электрон. ресурс] // ООО «НПП Гарант Сервис. Режим доступа.  http://base.garant.ru/10119702.htm.  Дата доступа 20.03.2010.

4.            Моисеев Е.Г. Международно-правовые основы сотрудничества стран СНГ / Е. Г. Моисеев. — Москва: Юристъ, 1997. — 272 с.

5.            Новацкий К.Н., Арбенян А.Г. Правовые проблемы в рамках функционирования Содружества Независимых Государств: от теории к практике / К. Н. Новацкий, А. Г. Арбенян // Гражданин и государство. — 2009. — № 2. — С. 32—37.

6.            Поличев М.В. Международно-правовое сотрудничество между РФ и СНГ / М. В. Поличев// Правовая система России: этапы становления. — СПб., 2008. — С. 24-28.

7.            Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности (Киев, 20 марта 1992 г.). // Сборник международных договоров Российской Федерации по оказанию правовой помощи. — М.: СПАРК, 1996. — С. 53 — 57.

8.            Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам (Кишинев, 7 октября 2002 года) // Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. 2002. № 2(41) — С. 82 — 130.

9.            Решение Совета глав государств Содружества Независимых Государств «О принятии Устава Содружества Независимых Государств» (Вместе с «Уставом Содружества Независимых Государств») (Принято в г. Минске 22.01.1993) // Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество». — 1993. — № 1.

10.          Договор между Российской Федерацией и Туркменистаном о правовом статусе граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Туркменистана, и граждан Туркменистана, постоянно проживающих на территории Российской Федерации (Подписан в г. Москве 18.05.1995) // СЗ РФ. 1997. —

№ 32. — Ст. 3748.

11.          Соглашение о сотрудничестве в области трудовой миграции и социальной защиты трудящихся-мигрантов. (Заключено в г. Москве 15.04.1994) // Бюллетень международных договоров. 1997. — № 2. —С. 3 — 7.

12.          Соглашение о создании Содружества Независимых Государств от 8 декабря 1991 г. [Электрон. Ресурс] // Единый реестр правовых актов и других документов Содружества Независимых Государств. Режим доступа http://www.cis.minsk.by/webnpa/text.aspx?RN=N09100001>. Дата доступа.  08. 08. 2010.