Е.В. КОРШИКОВА,

аспирант кафедры гражданского и семейного права МГЮА

 

Автор дает анализ разных характеристик понятия удержания как способа исполнения обязательств и отмечает недостатки правового регулирования права удержания, не способствующие активному использованию этого института гражданского права в гражданском обороте.

Ключевые слова: обязательственное право, право удержания, кредитор, должник.

 

Current issues of implementation of a lien as a way to ensure commitment.

Korshikova E.

 

The author analyzes the different characteristics of the concept of containment as a way of performance bonds and notes the shortcomings of legal regulation of the lien is not conducive to active use of the institution of civil rights in public circulation.

Keywords: law of obligations, liens, creditor, debtor.

 

С  развитием экономических отношений, вопрос обеспечения обязательств, стал одним из актуальнейших вопросов в гражданском обороте. Еще в древнем Риме существовали такие понятия как obligation — обязательство, creditor — кредитор, debitor — должник, mоrа — просрочка, jus retentionis — право удержания.

Современное российское законодательство также содержит специальные правовые средства, которые созданы для предварительного обеспечения имущественных интересов кредиторов. Это такие виды обеспечения обязательств как неустойка, задаток, поручительство, банковская гарантия, залог, удержание.

Наиболее интересным и малоизученным представляется такой способ обеспечения обязательств как удержание, в силу широкого использования его в гражданско-правовых отношениях как физическими, так и юридическими лицами.

В литературе часто отмечается, что нормативного определения понятия «удержание» и «право удержания» не существует до сегодняшнего дня. Гражданский кодекс содержит лишь основания и устанавливает порядок удовлетворения требований кредитора за счет удерживаемого имущества.

Попытки вывести определение данного понятия и выявить его сущность предпринимались различными учеными. Так, С.В. Пахман рассматривал удержание в трех различных формах: как правомочие на приостановление лицом, удерживающим вещь исполнения своего обязательства по отношению к должнику до тех пор, пока тот не исполнит другого обязательства по отношению к нему; как правомочие на задержание вещей, принадлежащих должнику и находящихся уже в руках у кредитора; как правомочие на отобрание у должника вещей[1].

С.В. Сарбаш определяет удержание как способ обеспечения исполнения обязательств, представляющий имущественную гарантию кредитору, реализуемую в судебном порядке путем продажи удерживаемой вещи с публичных торгов[2].

Некоторые авторы считают удержание односторонней сделкой[3], другие — договором[4].

В.С. Ем считает, что право удержания относится к числу правоохранительных мер обеспечительного характера, предусмотренных непосредственно законом[5].

Л.Н. Якушина предлагает различать термины «удержание» и право удержания» и рассматривать именно право удержания как способ обеспечения обязательств.

Отсутствие в действующем российском законодательстве понятия «удержание» или «право удержания» является большим недостатком в правовом регулировании механизма обеспечения обязательств юридических и физических лиц. Параграф 4 главы 23 Гражданского кодекса  РФ содержит всего две статьи — 359 и 360, которые определяют лишь основания удержания и порядок удовлетворения требований за счет удерживаемого имущества.

Из смысла п. 1 ст. 395 Гражданского кодекса РФ следует, что удержание заключается в праве кредитора, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещению кредитору связанных с ней издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено.

Несмотря на простоту изложенных норм об удержании, налицо — неполнота правового регулирования права удержания в действующем законодательстве, а различные подходы к определению удержания в науке, обуславливают исследование этого явления с различных сторон и выявление его особенностей.

Удержание как способ обеспечения обязательств носит дополнительный (акцессорный) характер, т.е. призвано обеспечить исполнение главного, основного обязательства, при этом основное обязательство должно быть действительным, т.к. недействительность основного обязательства влечет недействительность обеспечивающего его обязательства, если иное не установлено законом. При переходе права требования от первоначального кредитора к новому кредитору к последнему переходят права, обеспечивающие исполнение основного обязательства.

Традиционно удержания призвано стимулировать должника к исполнению своих обязанностей в рамках существующего между ним и кредитором обязательственного правоотношения с целью предотвращения или уменьшения неблагоприятных для кредитора последствий.

Важно, что действия по удержанию имущества должника не прекращают обязательства, не изменяют установленные в его рамках права и обязанности сторон.

Появление нового субъективного права — удержание вещи должника — является дополнительным правом кредитора, которое не устраняет основные права и обязанности сторон. Наличие этого дополнительного (факультативного) права кредитора свидетельствует о том, что оно лишь порождает возможность частично изменить базовое правоотношение, не затрагивая его сути. И реализация этого права кредитора, т.е. действие кредитора по удержанию вещи должника не прекращает обязанности должника, не прекращает обязательства, существующего между ними. Указанное действие, совершаемое по воле кредитора, не прекращая существующего обязательственного правоотношения, побуждает должника выполнить свою основную обязанность в рамках установленного обязательства.

В отличие от других способов обеспечения обязательств, закрепленных Гражданским кодексом РФ, удержание — единственный способ обеспечения обязательств, возникающий непосредственно из закона и для его применения не требуется внесения каких либо положений в основной договор или заключения дополнительных соглашений. Основанием для применения удержания является сам факт неисполнения обязательства по существующему между должником и кредитором договору. Следует отметить, однако, что норма ст. 359 Гражданского кодекса РФ является диспозитивной и позволяет сторонам такого договора отразить в основном договоре условия, ограничивающие или запрещающие удержание.

Стоит особо подчеркнуть, что кредитор обладает правом удержания только той принадлежащей должнику вещи, которая поступила во владение кредитора на законных основаниях. Следовательно, основанием для поступления вещи во владение кредитора (до момента осуществления права удержания) должно быть волеизъявление должника. Незаконно же полученная вещь на основании предъявленного иска собственника может быть изъята из чужого незаконного владения (ст. 302 ГК РФ), и тогда уже кредитору придется возмещать убытки, связанные с незаконным удержанием[6].

Актуальным и спорным вопросом удержания является проблема объекта удержания. Из смысла ст. 359 Гражданского кодекса РФ следует, что предметом удержания могут быть только вещи.

Закон не содержит никаких ограничений права удержания в зависимости от вида вещей, находящихся у кредитора. Так, по мнению М.И.Брагинского, «существует возможность удержания любой, не изъятой из оборота вещи, включая деньги»[7] .

Аналогичной позиции придерживается и О.Н. Садиков[8].

Другие цивилисты (например, В.В. Витрянский, С.В.Сарбаш) предметом удержания рассматривают только вещи за исключением денег[9]. Противоположной позиции придерживается Б.М. Гонгало, утверждая, что «гражданское законодательство, относя деньги к вещам, частично пользуется фикцией: безналичные деньги в виде вещи реально не существуют, однако признаются ею (ст. 128, 140 ГК РФ)»[10].

На наш взгляд, законодатель, ограничивая предмет удержания только вещами, выводит безналичные денежные средства, являющиеся по своей юридической природе правами требования, из перечня объектов предмета удержания.

Вместе с тем отметим, что в доктрине не ясным остается вопрос: можно ли рассматривать деньги только как наличные и противопоставлять им денежные средства как права требования? Или правильнее квалифицировать деньги как родовое понятие, разделяя на два видовых — наличные (бумажные) деньги и безналичные деньги, т.е. рассматривать денежные средства как права требования?

Отсутствие ясности в вопросе о правовой природе денег и денежных средств, на наш взгляд, и вызывает отмеченное расхождение во взглядах цивилистов по проблеме предмета удержания в отношении денег.

Кроме того, неясным остается вопрос о возможности использования недвижимого имущества как предмета удержания. На наш взгляд, недвижимость не следует исключать из круга объектов предмета удержания. Более того, отметим, что в ряде государств континентальной правовой системы законодательно закрепляются отдельные случаи удержания недвижимости.

Например, Гражданский кодекс Нидерландов предоставил арендатору недвижимости право удерживать ее в случае невыплаты собственником причитающегося в определенных случаях арендатору возмещения (ст. 100 книги 5 Гражданского кодекса Нидерландов)[11].

Еще одним недостатком правового регулирования удержания как способа обеспечения обязательств является вопрос об основаниях и моменте прекращения права удержания. Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит специальной статьи, посвященной основаниям прекращения удержания.

По смыслу п. 1 ст. 359 Гражданского кодекса прекращение удержания возможно в случае исполнения должником обеспеченного удержанием обязательства, поскольку в соответствии с указанной нормой кредитор вправе удерживать вещь, подлежащую передаче должнику либо лицу, указанному должником, до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Если в указанном случае кредитор продолжает удерживать вещь, несмотря на то, что обеспеченное удержанием обязательство исполнено должником, возникает необходимость защиты прав должника путем прекращения удержания в судебном порядке.

Однако в литературе выделяются и такие основания прекращения удержания как утрата кредитором по тем или иным причинам владения удерживаемой вещью, удовлетворение требований кредитора за счет реализации удерживаемой вещи, истечение срока исковой давности по основному обязательству и др.

Момент прекращения права удержания также не урегулирован нормами закона. Представляется, что в данном случае следует применить аналогию с залогом. Так, моментом прекращения права удержания будет момент прекращения обязательства, которое обеспечивалось таким удержанием, т.е. удержание следует судьбе обязательства, исполнение которого оно обеспечивает.

Спорным является и вопрос о процессуальном механизме удовлетворения требований кредитора при удержании. Эффективен ли отсылочный принцип, который применяется в ГК РФ? Законодатель использует известное средство — отсылку в регулировании к нормам другого правового института (в ст. 360 ГК закрепляется, что требования кредитора, удерживающего вещь, удовлетворяются из ее стоимости в объеме и порядке, предусмотренных для удовлетворения требований, обеспеченных залогом)[12].

Таким образом, анализ правовой природы удержания свидетельствует о достаточно высокой степени эффективности рассматриваемого способа обеспечения исполнения обязательств, о его доступности и универсальном характере. Однако стороны гражданских правоотношений зачастую не решаются использовать этот механизм, так как попросту не имеют четкого представления о том, что представляет собой удержание, каким образом действует механизм удержания при обеспечении исполнения обязательств, какими правами и обязанностями будут обладать стороны таких отношений и каким образом они оформляются.

 

Библиография

1 Пахман С.В. Обычное гражданское право России. Юридические очерки. Т. 1. — СПб., 1877. С. 98.

2  Сарбаш С.В. Удержание как способ обеспечения исполнения обязательств. — М, 1998. С. 177.

3  Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. —М.: Статут, 1998, С. 448-449; Южанин Н.В. Удержание как способ обеспечения обязательств: Дис. … канд. юрид. наук. — Рязань, 2001. С. 13.

4  Гонгало Б.М. Учение об обеспечении обязательств. — М.: Статут, 2002. С. 194.

5 Ем В.С. Обеспечение надлежащего исполнения обязательств // Гражданское право: В 4 т. Т. 3: Обязательственное право / Отв. ред. - Е.А. Суханов. — М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 224.

6 Малышева Т. Способы обеспечения обязательств: гражданско-правовые аспекты // Финансовая газета. Региональный выпуск. 2006. № 22. С. 16.

7 Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой (постатейный). — М.: Контракт, ИНФРА-М, 1997. С. 612.

8  Гражданское право: Учебник. Т. 1 / Oтв. ред. О.Н.Садиков. — М.: Контракт, ИНФРА-М, 2006.  С. 187.

9 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 448—449; Сарбаш С.В. Указ. соч. С. 157.

10 Гонгало Б.М. Указ. соч. С. 202. К аналогичному выводу приходит Л.Г. Ефимова (см.: Ефимова Л.Г. Правовые проблемы безналичных денег // Хозяйство и право. 1997. № 2. С. 39-49.

11 Гражданский кодекс Нидерландов. Новая кодификация / Отв. ред. Ф.Й.М. Фельдбрюгге. — Лейден. 1996. С. 267.

12 Южанин Н.В. Указ. соч.  С. 17.