УДК  343.98  

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №6 2011 Страницы в журнале: 151-154

 

Э.Ф. КАДНИЧАНСКАЯ,

старший преподаватель кафедры уголовного права и процесса Российского государственного социального университета

 

Дается понятие диагностического и  идентификационного  исследования следов биологического происхождения при следственных действиях: осмотре места происшествия, обыске, освидетельствовании.

Ключевые слова: преступления против личности, диагностика и идентификация, следы биологического происхождения.

 

Actual problems of diagnostics and forensic identification of significant traces of biological origin

 

Kadnichanskaya E.

 

The concept of diagnostic studies and identification of traces of biological origin under investigation activities: inspection of the site, search, examination.

Keywords: crimes against persons, the diagnosis and identification, of traces of biological origin.

 

На протяжении  всего существования человечества преступления против жизни и здоровья считаются самыми тяжкими. Наблюдающийся в нашей стране рост преступности, качественные изменения ее структуры ставят перед правоохранительными органами и представителями науки задачу повышения эффективности процесса расследования. В 2010 году почти на 10% увеличилось общее количество преступлений, относящихся к категориям тяжких и особо тяжких (убийства, изнасилования, умышленное причинение тяжкого вреда здоровью) [1]. В большинстве субъектов Федерации возрастает число убийств, в трети ре-гионов — количество случаев причинения тяжкого вреда здоровью. Не уменьшается число преступлений против половой неприкосновенности граждан.

Одно из направлений повышения эффективности расследования преступлений — проведение комплексных исследований с целью совершенствования уже имеющихся рекомендаций и разработки современных приемов, средств и методов раскрытия преступлений.

Расследование тяжких преступлений представляет определенную сложность, так как преступники при совершении деяния применяют различные способы его сокрытия. После совершения тяжких преступлений, зачастую отличающихся изощренностью и крайней жестокостью, преступники уничтожают следы. И  задача следователя — обнаружить эти объекты и диагностировать их.

Отличительными следами насильственных преступлений, остающихся на месте происшествия, теле и одежде участников, на орудиях преступления, являются объекты биологического происхождения: кровь, волосы, сперма, слюна, индивидуальный запах человека, отдельные ткани и органы человека. В связи с этим обнаружение и изучение следов биологического происхождения, знание закономерностей их образования представляется важным для полного, всестороннего, объективного расследования совершенного преступления.

В работе В.А. Снеткова «Проблемы криминалистической диагностики» [2] говорится, что «криминалистическое диагностирование и криминалистическая идентификация, совпадая по целям (установление объекта, имеющего значение для предупреждения и раскрытия преступления), различаются как два особых вида познавательного процесса». Ю.Г. Корухов считает, что диагностические задачи сводятся к «изучению свойств и состояний объекта с учетом происходивших в нем изменений, определяемых условиями и факторами криминальной ситуации» [3]. Т.Ф. Моисеева отмечает, что «первоначальным этапом каждого идентификационного экспертного исследования является установление природы объектов» [4].

Таким образом, задачи исследования биологических следов преступления носят диагностический и идентификационный характер. Диагностические задачи решаются на стадии предварительного исследования объектов при проведении следственных действий, таких как осмотр места происшествия, обыск, освидетельствование, и основаны на установлении природы этих объектов. Диагностика проводится с использованием пластинок seratec — иммунохромотографического теста для судебно-медицинских целей. При положительных результатах материал можно использовать для дальнейшего  экспертного идентификационного исследования ДНК.

Уголовно-процессуальное законодательство призвано регламентировать практическую деятельность в сфере уголовного судопроизводства и распределение процессуальных функций, компетенции и закрепление правового статуса субъектов судопроизводства: прокурора, следователя, специалиста, эксперта.

В соответствии со статьями 57, 58, 195, 202 УПК РФ следователь может получить помощь от специалиста, обладающего необходимыми для решения возникшей следственной задачи знаниями, умениями и навыками, т. е. специальными знаниями. В нашем случае это лица, чья деятельность постоянно связана с расследованием насильственных преступлений, т. е.  специалисты в области биологии и судебной медицины. Вызов специалиста и порядок его участия в уголовном судопроизводстве определяются статьями 168 и 270 УПК РФ.

Изучение  следственно-экспертной практики показало, что чаще всего в процессе осмотра места происшествия не находят следы биологического происхождения, а если и находят, то место расположения этих следов, их форма и размеры, занимаемая площадь, цвет и физическое состояние в момент обнаружения не фиксируются должным образом ни в протоколе, ни в приложениях к нему. Поэтому утрачивается важная информация о механизме совершения преступления, что в дальнейшем сказывается и на доказывании вины лица, совершившего преступление, поскольку все объяснения, иначе трактующие его действия, ничем объективно не опровергаются.

Наиболее характерны такие упущения при расследовании дел о тяжких и менее тяжких телесных повреждениях, где осмотры места преступления зачастую малоинформативны, а протоколы данного следственного действия не содержат сведений о механизме совершенных деяний. Раскрытие и расследование этих преступлений имеет свои особенности в тактике производства отдельных следственных действий, таких как осмотр места происшествия. Следовая информация по этим делам специфична и отличается от традиционных следов преступлений. Выявление пятен крови, их формы, размеров и других особенностей дает возможность представить положение человека в момент нанесения ему ранений, место их нанесения, высоту, с какой падала кровь на тот или иной предмет. Наличие на орудиях преступления пятен, брызг, потеков крови позволяет судить, какой частью предмета нанесено повреждение и соответствует ли обнаруженное характеру повреждений на трупе.

В результате детального изучения места происшествия могут быть выявлены доказательства, которые послужат основанием к установлению личности преступника и изобличению его в совершенном преступлении. Часто оставляемые на месте преступления следы позволяют сделать вывод, сколько лиц участвовало в претуплении, совершено ли оно преступником-профессионалом, применялись ли специальные орудия преступления. Правильный подход к обнаружению, описанию, фиксации и изъятию вещественных доказательств, объективная их оценка, увязка этих доказательств с полученными данными в результате других мероприятий, проводимых на месте происшествия, помогают проводить первоначальные важные оперативно-разыскные и следственные действия.

В последние годы особую остроту приобрела проблема диагностики и идентификации следов биологического происхождения. В зависимости от изучаемых признаков специалист-биолог, эксперт-биолог выбирает наиболее подходящий для исследования материал, причем им могут использоваться несколько объектов одновременно (кость, волосы, мышца), что увеличивает возможность получения положительных результатов как исследования, так и экспертизы. Осмотр места происшествия специалистом-биологом, применение им специальных знаний и методов генетического исследования    еще более повышают возможности в отношении исследования объектов биологической природы.

Практический опыт работы экспертом-биологом в УВД Алтайского края (1977—1996 гг.)  позволяет нам сделать вывод, что в осмотре места происшествия при расследовании преступлений необходимо обязательное участие специалиста-биолога. Например, в декабре 1995 года гр. Х. заявил в милицию, что у него пропала мать. Был проведен осмотр жилища матери, но видимых следов преступления  обнаружено не было. В апреле следующего года осмотр в этой же квартире провел  специалист-биолог, который обнаружил замытые следы крови на диване. Кровь принадлежала потерпевшей. В ноябре того же года в г. Барнауле жена заявила о пропаже мужа. При первоначальном осмотре дома, где проживали супруги, следов, похожих на кровь, обнаружено не было. И только в марте следующего года в ходе повторного осмотра с помощью специалиста-биолога в подвале дома на внутренней поверхности половых досок была обнаружена кровь человека и  установлено предполагаемое место совершения убийства. Судебно-генетическая экспертиза подтвердила, что кровь принадлежит потерпевшему. В результате жена созналась в совершении преступления.

Мощным инструментом получения доказательственной информации при расследовании уголовных преступлений, связанных с посягательством на жизнь и здоровье граждан, является генетическая идентификация личности. Она незаменима при идентификации погибших, обнаруженных в любом состоянии, даже на стадиях значительных поздних трупных изменений.

Криминалистическая идентификация при проведении судебно-медицинской экспертизы биологических объектов решает две задачи. Первая — идентификация личности посредством установления индивидуального тождества сравниваемых объектов. При этом проводится сопоставление свойств объекта, происшедшего от устанавливаемого лица (например, по следам, обнаруженным на месте происшествия — а это работа специалиста-биолога), со свойствами объекта, происшедшего от известного лица, предположительно являющегося подозреваемым или потерпевшим. Принцип отождествления соответствует тому, который описан в классическом учении о криминалистической идентификации. Другой задачей является идентификация личности посредством установления родства. Процесс отождествления имеет место и здесь: идентифицируется, отождествляется носитель генетических свойств, обусловленных конкретным, определяемым обстоятельствами дела, характером родства.

Таким образом, генетическая идентификация — это исследование генетических свойств сопоставляемых биологических объектов с целью разрешения вопроса об их тождестве или о генетическом родстве.

Определенную трудность в раскрытии представляют дела об изнасилованиях. Здесь редко учитывается специфика следовой информации, а поиск следов ведется нецеленаправленно, без учета показаний потерпевших.В связи с этим следы спермы, характерные для данного вида преступлений, и другие следы биологического происхождения (волосы, слюна) изымаются редко. При этом изъятые следы упаковываются без учета специальных правил хранения объектов биологического происхождения, что приводит к их порче при контакте с внешней средой значительно быстрее, чем любых других следов.

Специалист совместно со следователем  моделирует ту или иную  ситуацию, зависящую от действий предполагаемого преступника, его физических данных и используемых орудий преступления. События могут быть дополнены действиями потерпевшего (сопротивлением насилию, причинением повреждений нападающему) или вмешательством других лиц. В подобных случаях взаимный контакт потерпевшего и преступника, а также каждого из них с предметами окружающей обстановки обусловливает и взаимный перенос различных микрообъектов (волос, крови, слюны и других выделений организма человека, волокон одежды, частиц почвы, пыли, растений, иных веществ), большую часть которых составляют объекты биологического происхождения. Все эти обстоятельства вызывают необходимость более тщательного осмотра тела и одежды потерпевшего и подозреваемого, орудий преступления и других предметов, имеющих отношение к расследуемому событию.

При осмотре одежды потерпевшего (иногда и его освидетельствовании) по вертикальным потекам крови (сверху вниз на одежде (теле)) и каплям крови на его обуви можно сделать предварительный вывод о вертикальном положении потерпевшего в момент причинения ему телесных повреждений. При этом следы крови могут располагаться на верхней передней части одежды подозреваемого, на рукавах, а также на руках.

Если потерпевшего избивали ногами (он находился в состоянии лежа) и причинили ему ранения, то в ходе осмотра его одежды можно обнаружить следы обуви предполагаемого преступника и частицы веществ с подошвы, прилипшие к крови потерпевшего. При осмотре обуви подозреваемого, его носков, брюк на них можно обнаружить брызги крови потерпевшего или ее потеки (в зависимости от источника кровотечения); на обуви кровь может быть и в виде мазков.

Если потерпевшему наносились удары топором, молотком, другим тяжелым предметом, то при осмотре тела и одежды подозреваемого следы крови могут быть найдены в верхней части его одежды, на спине, плечах и груди.

Если потерпевший был одет в плотную одежду, а подозреваемый после причинения  повреждений с потерпевшим не контактировал,  на одежде подозреваемого крови может и не быть (хотя потерпевший имеет ранения).

В настоящее время в практике следователей почти не используется такая разновидность осмотра, как предусмотренное ст. 179 УПК РФ освидетельствование лиц с целью обнаружения следов преступления и особых примет на теле. В этих случаях может быть привлечен специалист-биолог. При производстве освидетельствования необходимо изымать подногтевое содержимое участников преступного события с целью обнаружения в нем микроследов — крови, слюны, частиц эпидермиса, волос, а также производить забор мазков из влагалища либо из прямой кишки, ротовой полости потерпевшей (при извращенных формах изнасилования) на предполагаемое наличие спермы и счес с лобка. Если нет волос, то необходимо специальной липкой лентой «прокатать» лобок (для обнаружения волос  подозреваемого).

У подозреваемого осуществляют смыв с полового члена для изъятия предполагаемой крови из половых органов женщины или слюны, кала потерпевшей (при изнасиловании в извращенной форме) и иных микрообъектов, а также счес с лобка.

Подобное сочетание исследований объектов биологического происхождения следует применять как в работе на месте происшествия, при обыске, так и при назначении биологической экспертизы, формулировании вопросов на разрешение идентификационной экспертизы. Наличие крови, волос потерпевшей, волокон с ее одежды на ноже, палке, веревке и других предметах, а также потожирового вещества преступника и возможных следов его индивидуального запаха дополняет имеющуюся диагностическую информацию о расследуемом событии, позволяя сделать вывод о применении тех или иных предметов при совершении преступления. Диагностирование объектов, источником которых является тело и органы человека, необходимо для полного, всестороннего, объективного расследования и дальнейшего идентификационного исследования, что подтверждает их взаимосвязь при производстве экспертных задач.

 

Библиография

 

1. Официальный сайт МВД России.  http://www.mvd.ru/

2. Снетков В.А. Проблемы криминалистической диагностики // Труды ВНИИ МВД СССР.  Вып. 23. — М., 1972.  С. 104.

3. Корухов Ю.Г. Криминалистическая диагностика при расследовании преступлений. —М., 1998. С. 73.

4. Моисеева Т.Ф. Диагностика как необходимая составляющая идентификационного исследования объектов биологической природы // Теория и практика судебной эксперти-

зы — М., 2010. С. 50.