Н.П. СТЕНИНА,

аспирант кафедра предпринимательского права МГЮА

 

В статье рассмотрены те правовые проблемы, которые с высокой долей вероятности возникнут в процессе правоприменения вышеуказанных норм, например проблемы применения механизма внесудебной реализации заложенного имущества на основании исполнительной надписи нотариуса, проблемы, связанные с невозможностью поступления ценных бумаг, прошедших листинг, непосредственно в собственность залогодержателя в рамках внесудебного порядка реализации заложенного имущества, проблемы, связанные с необходимостью регистрации залога долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в ЕГРЮЛ и др.

Ключевые слова: залог,  ипотека, реализация, залогодатель, залогодержатель.

 

 

Принимая во внимание всю практическую важность и актуальность института залога для российской предпринимательской деятельности, нельзя не отметить, что развитие правового регулирования института залога, в отличие от многих других институтов российского предпринимательского права, следует развитию залога как практического инструмента предпринимательской деятельности. Как законодатель, путем внесения изменений в законодательство о залоге, так и суды, путем толкования таких изменений, предпринимают попытки привести правовое регулирование в соответствие с нуждами российского предпринимателя, защитить его права и ограничить возможные злоупотребления в указанной сфере.

Так, 11 января 2009 года вступил в силу целый блок изменений в законодательство о залоге, которые разрешили некоторые из существующих проблем правового регулирования института залога. Наибольший интерес в этом отношении представляет Федеральный закон «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество» от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ (далее — «Закон о внесении изменений в законодательство о залоге»[1]).

В конце 2008 года Федеральным законом  «О внесении изменений в часть первую Гражданского Кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30 декабря 2008 года № 312-ФЗ (далее — Закон о внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты[2])  также были внесены значительные поправки в Федеральный закон «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ (далее — Закон об обществах с ограниченной ответственностью[3]),  в том числе, в части регулирования залога долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью. Указанные изменения введены в действие с 1 июля 2009 г.

Справедливости ради необходимо отметить, что, по-видимому, в силу несовершенства юридической техники, а возможно и в силу некоторых причин лоббистского характера, указанные изменения не только внесли ясность в существующее регулирование, но и создали ряд новых правовых проблем, которые еще предстоит разрешить российскому законодателю и правоприменителю:

1. Введенный Законом о внесении изменений в законодательство о залоге правовой механизм внесудебной реализации заложенного имущества на основании исполнительной надписи нотариуса не станет на практике дополнительной мерой защиты прав залогодержателя на удовлетворение его требований за счет заложенного имущества.

Законодатель попытался дополнительно защитить права залогодержателя путем введения возможности осуществления внесудебного порядка реализации заложенного имущества с помощью исполнительной надписи нотариуса[4]. 

Статья 349 Гражданского кодекса Российской Федерации[5]  с внесенными в нее Законом о внесении изменений в законодательство о залоге правками предусматривает, что «в случае неисполнения залогодателем соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке обращение взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке допускается, если иное не предусмотрено законом, на основании исполнительной надписи нотариуса в порядке, установленном законодательством об исполнительном производстве».

При этом изменения, коснувшиеся «Основ законодательства Российской Федерации о нотариате» от 11 февраля 1993 года № 4462-1 (далее — Основы законодательства о нотариате)[6], предусматривают список документов, на основании которых производится обращение взыскания на заложенное имущества по исполнительной надписи нотариуса, а также условия совершения нотариусом исполнительной надписи.

В качестве одного из таких условий законодатель предусмотрел признак «бесспорности», в отсутствие которого нотариус обязан отказать в совершении исполнительной надписи.

Так, согласно новой редакции статьи 90 Основ законодательства о нотариате, представленные залогодержателем нотариусу документы должны свидетельствовать о бесспорности ответственности должника перед взыскателем. Помимо прочего, при совершении исполнительной надписи на договоре залога или закладной, нотариус должен известить залогодателя о предстоящем совершении исполнительной надписи, направив соответствующее уведомление по адресу, указанному в договоре залога, и предоставить ему семидневный срок с даты получения залогодателем указанного уведомления для заявления возражений. При отсутствии возражений залогодателя требование залогодержателя считается бесспорным, если из содержания представленных документов или иных имеющихся у нотариуса данных не вытекает иное. В случае поступления возражений залогодателя нотариус оценивает его доводы на предмет наличия признака бесспорности относительно требований залогодержателя.

Думается, что с практической точки зрения применение исполнительной надписи нотариуса неминуемо столкнется с рядом проблем.

Представляется, что в случае неисполнения залогодателем соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке, залогодатель также не будет сотрудничать с залогодержателем и в рамках обращения взыскания по исполнительной надписи нотариуса. Весьма вероятно, что в данном случае залогодатель всегда сможет представить возражения, которые не позволят нотариусу рассмотреть залоговые отношения как бесспорные.

Таким образом, такой механизм защиты залогодержателя не кажется достаточно эффективным и обеспечивающим его интересы как предпринимателя.

На законодательном уровне следует уточнить положения о «бесспорности» требований залогодержателя, например, путем разработки критериев «бесспорности», а также списка документов, на основании которых нотариус устанавливает факт «бесспорности» таких требований, что создаст для залогодержателя реальную возможность защиты своих интересов в случае противодействия со стороны залогодателя в исполнении соглашения об обращении взыскания на заложенное имущество во внесудебном порядке.

2. В связи с тем, что законодателем в настоящее время предусмотрена возможность передачи предмета залога в собственность залогодержателя без проведения торгов в рамках внесудебного порядка реализации заложенного имущества, необходимо уточнить нормы законодательства о регистрации прав на недвижимое имущество, а также законодательства о рынке ценных бумаг с тем, чтобы привести в действие вышеуказанный правовой механизм по передаче предмета залога в собственность залогодержателя.

Согласно пункту 3 статьи 55 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16 июля 1998 года № 102-ФЗ (далее — Закон об ипотеке)[7], «в соглашении об удовлетворении требований залогодержателя … стороны могут предусмотреть: … приобретение заложенного имущества залогодержателем для себя или третьих лиц с зачетом в счет покупной цены требований залогодержателя к должнику, обеспеченных ипотекой».

При этом в соответствии с пунктом 1 статьи 16 Федерального закона  «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 года № 122-ФЗ (далее — Закон о регистрации прав на недвижимое имущество)[8]:  «государственная регистрация права проводится без заявления правообладателя при переходе права собственности на недвижимое имущество, права аренды недвижимого имущества или права участника долевого строительства в результате обращения залогодержателем взыскания на недвижимое имущество или указанные права либо в результате оставления залогодержателем за собой недвижимого имущества или указанных прав в связи с признанием повторных торгов несостоявшимися»[9].

Представляется, что указанное положение может быть истолковано таким образом, что случай оставления заложенного недвижимого имущества залогодержателем за собой (вне связи с признанием повторных торгов несостоявшимися) не будет предполагать автоматической регистрации вновь возникших прав собственности залогодержателя в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним.

Учитывая тот факт, что залогодатель не всегда с готовностью сотрудничает с залогодержателем в процессе реализации заложенного имущества, для залогодателя может стать проблематичным зарегистрировать свое законное право на недвижимое имущество в случае, например, отсутствия подписи залогодателя на акте приема-передачи соответствующего объекта недвижимого имущества. Таким образом, единственным эффективным способом для залогодержателя в подобной ситуации остается подача виндикационного иска и истребование соответствующего объекта недвижимого имущества из незаконного владения залогодателя.

В этой связи представляется необходимым внести соответствующие уточнения в Закон о регистрации прав на недвижимое имущество, которые позволили бы залогодержателю беспрепятственно зарегистрировать свое право на объект недвижимого имущества в случае, если стороны договорились о наличии у него права на оставление предмета ипотеки за собой.

Остается неясным также положение, оставшееся неизменным, несмотря на принятие Закона о внесении изменений в законодательство о залоге, о том, что «в указанном соглашении (т.е. соглашении о внесудебном порядке реализации заложенного имущества (Примеч. Авт.) не может быть предусмотрено приобретение заложенного имущества залогодержателем, если предметом ипотеки является земельный участок».

Представляется непоследовательной точка зрения законодателя, предоставившего залогодержателю возможность приобретать права на здания, строения или сооружения, а также иные объекты недвижимого имущества, но ограничившего его право на оставление за собой заложенных земельных участков.

Как было отмечено выше, одной из новелл законодательства, привнесенной Законом о внесении изменений в законодательство о залоге, явилось положение о возможности приобретения заложенного движимого имущества в собственность залогодержателя.

В данном случае правоприменитель может столкнуться с правовой проблемой, связанной с передачей акций и иных ценных бумаг в качестве реализуемого заложенного движимого имущества в собственность залогодержателю.

Согласно пункту 3.4.2 «Положения о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг», утвержденного Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 года № 274, «передаточное распоряжение должно быть подписано зарегистрированным лицом, передающим ценные бумаги, или его уполномоченным представителем. В случае передачи заложенных ценных бумаг передаточное распоряжение также должно быть подписано залогодержателем или его уполномоченным представителем и лицом, на лицевой счет которого должны быть зачислены ценные бумаги, или его уполномоченным представителем».

Представляется, что без внесения изменений в соответствующие нормативные акты, регулирующие деятельность регистратора на рынке ценных бумаг, залогодержатель фактически не будет иметь возможности реализовать право на приобретение акций и иных ценных бумаг в собственность, в случае, если залогодатель откажется сотрудничать с ним и подписать передаточное распоряжение.

Таким образом, в подобных обстоятельствах права залогодержателя по-прежнему защищены лишь правом на подачу виндикационного иска об истребовании соответствующих ценных бумаг из незаконного владения залогодателя.

3. Наделение залогодержателя правом на заключение договора комиссии с комиссионером для целей реализации заложенного движимого имущества в рамках внесудебного порядка реализации представляется не соответствующим основным началам законодательства Российской Федерации, регулирующего предпринимательскую деятельность.

Учитывая поправки, внесенные Законом о внесении изменений в законодательство о залоге, законодатель в настоящее время предоставил возможность залогодержателю реализовать движимое имущество без проведения торгов путем продажи предмета залога третьему лицу по договору комиссии, заключенному между залогодержателем и комиссионером[11].

При этом, в соответствии с новой редакцией Федерального закона «О залоге» от 29 мая 1992 года № 2872-1 (далее — «Закон о залоге»)[12], «в целях реализации заложенного движимого имущества … залогодержатель вправе заключать от своего имени все необходимые для этого и соответствующие его правоспособности сделки, в том числе с организатором торгов и оценщиком, а также подписывать все необходимые для реализации заложенного движимого имущества документы, в том числе акты приема-передачи, передаточные распоряжения»[13].

Введенное законодателем правовое регулирование представляется несоответствующим основным началам правового регулирования в предпринимательской сфере.

Пункт 1 статьи 996 ГК РФ предусматривает, что «вещи, поступившие к комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего».

В.В. Калемина в связи с этим отмечает: «Анализ гл. 51 ГК РФ «Комиссия» позволяет выявить необходимое условие, которому должен удовлетворять комитент в договоре комиссии, связанном с отчуждением вещи: п. 1 ст. 996 ГК РФ предусмотрено, что вещи, поступившие к комиссионеру от комитента либо приобретенные комиссионером за счет комитента, являются собственностью последнего. Таким образом, для заключения договора комиссии, согласно которому на комиссионера возлагаются обязанности по заключению сделок по отчуждению вещей, комитент всегда предполагается собственником данных вещей»[14].

Представляется обоснованной также точка зрения Е.А. Суханова о том, что «вещи, поступившие к комиссионеру от комитента для реализации либо приобретенные комиссионером за счет комитента, считаются собственностью комитента… Следовательно, последний несет и риск их случайной гибели или порчи, если только по условиям договора он не возложит этот риск на комиссионера или иное лицо…»[15].

Необходимо отметить, что законодатель фактически попытался внести уточнение в соответствующие положения ГК РФ  путем введения новой статьи 28.2 Закона о залоге, согласно которой «в случаях, если договор комиссии заключен в целях принудительной реализации заложенного движимого имущества, на которое обращено взыскание залогодержателем, вещи, поступившие к комиссионеру от комитента, не являются собственностью последнего».

Однако данное уточнение не только не представляется достаточным, но более того, подтверждает наличие вышеуказанного противоречия. Думается, что лицо, не имеющее никаких прав на вещь, не имеет прав и на заключение каких-либо договоров в отношении такой вещи.

Таким образом, представляется целесообразным разработать на законодательном уровне иной способ защиты прав залогодержателя от потенциальных злоупотреблений залогодателя в рамках реализации заложенного движимого имущества по договору комиссии.

4. При внесудебном порядке реализации ценных бумаг возникает проблема, связанная с тем, что согласно законодательству о рынке ценных бумаг ценные бумаги, прошедшие листинг, могут быть реализованы исключительно при содействии профессионального участника рынка ценных бумаг. Таким образом, подобные ценные бумаги не могут непосредственно поступить в собственность залогодержателя в рамках внесудебного порядка реализации заложенного имущества, как это предусмотрено действующим законодательством.

В соответствии с Федеральным законом «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 года

№ 39-ФЗ (далее — «Закон о рынке ценных бумаг»)[16], реализация ценных бумаг, включенных фондовой биржей в котировальный список (т.е. прошедших листинг), возможна исключительно через профессионального участника рынка ценных бумаг.

Так, согласно статье 12 Закона о рынке ценных бумаг, «участниками торгов на фондовой бирже могут быть только брокеры, дилеры, управляющие и Центральный банк Российской Федерации. Иные лица могут совершать операции на фондовой бирже исключительно при посредничестве брокеров, являющихся участниками торгов».

В связи с этим возникает вопрос о том, может ли быть право собственности на ценные бумаги передано залогодержателю в рамках внесудебного порядка реализации заложенного имущества непосредственно, вне рамок торгов, осуществляемых фондовой биржей, как это предусмотрено новой статьей 28.1 Закона о залоге[17].

Принимая во внимание, что пункт 2 новой статьи 28.1 Закона о залоге предусматривает, что «ценные бумаги, обращающиеся на организованном рынке ценных бумаг, подлежат реализации на торгах организатора торговли на рынке ценных бумаг», для залогодержателя оказывается невозможным приобрести право собственности на такие ценные бумаги вне рамок торгов.

Таким образом, благодаря отсутствию разработанного на законодательном уровне соответствующего правового механизма, залогодержатель фактически лишен возможности приобрести в собственность заложенные ценные бумаги непосредственно.

Такой пробел законодательства требует внесения дальнейших изменений в законодательство о залоге и о рынке ценных бумаг.

5. Закон о внесении изменений в законодательство о залоге предусматривает возможность для сторон залоговых правоотношений установить срок для внесудебной реализации заложенного имущества. При этом возможность реализации права залогодержателя на обращение взыскания на предмет залога в судебном порядке в рамках указанного срока остается спорным. Представляется, что при лишении залогодержателя такого права на обращение в суд залогодержатель фактически будет лишен права на судебную защиту, предоставленного Конституцией РФ[18] и Гражданским кодексом РФ.

Закон о внесении изменений в законодательство о залоге предусматривает, что в рамках внесудебного порядка реализации заложенного имущества стороны могут установить срок, в течение которого должна быть осуществлена реализация заложенного движимого имущества. Если соглашением залогодателя с залогодержателем такой срок не установлен, реализация заложенного движимого имущества должна быть осуществлена в разумный срок[19].

При этом согласно пункту 15 новой статьи 28.1 Закона о залоге, «если при обращении взыскания на заложенное движимое имущество на основании соглашения сторон об обращении взыскания на заложенное движимое имущество во внесудебном порядке его реализация не была осуществлена в срок, установленный в соответствии с пунктом 8 настоящей статьи (т.е. в срок, установленный сторонами, как указано выше (Примеч. Авт.)), залогодержатель вправе потребовать обращения взыскания на такое имущество в судебном порядке»[20].

Думается, что данном случае имеет место недостаточная разработанность данного механизма правового регулирования со стороны законодателя.

Из буквального толкования закона следует логический вывод о том, что в случае установления сторонами срока для внесудебной реализации заложенного имущества, такой срок должен истечь для того, чтобы залогодержатель имел право на обращение взыскания на предмет залога в судебном порядке. Не представляется возможным также определить, что представляет собой «разумный срок» реализации заложенного имущества.

Таким образом, залогодержатель лишается права на судебную защиту до истечения срока внесудебного порядка реализации имущества.

С практической точки зрения, в ситуации, когда торги искуственно затягиваются либо передача предмета залога становится невозможной, как более подробно описано в пункте 2 настоящего параграфа выше, лишение залогодержателя судебной защиты становится фактором, значительно ограничивающим его права по получению удовлетворения своих требований за счет заложенного имущества.

Необходимо отметить, однако, что согласно статье 1 ГК РФ гражданское законодательство основывается на признании равенства участников регулируемых им отношений, неприкосновенности собственности, свободы договора, недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в частные дела, необходимости беспрепятственного осуществления гражданских прав, обеспечения восстановления нарушенных прав, их судебной защиты. В отсутствие судебной практики и доктринального толкования невозможно с точностью установить, по какому пути пойдет правоприменение вышеупомянутых положений законодательства.

Представляется, однако, что право на судебную защиту, которое закреплено также и в Конституции РФ (п. 1 ст. 46), не может быть изъято у субъектов предпринимательского оборота,  в том числе, у залогодержателя.

6.  Законом о внесении изменений в законодательство о залоге внесены поправки в части ограничения вознаграждения организатора торгов тремя процентами от суммы, вырученной при реализации предмета залога. В связи с этим возникает противоречие с нормой статьи 337 Гражданского кодекса, предусматривающей, что стоимость реализуемого заложенного имущества обеспечивает, в том числе, возмещение всех необходимых расходов залогодержателя по взысканию.

В соответствии с новой редакцией пункта 1 статьи 59 Закона об ипотеке в случае, если вознаграждение организатора торгов превышает три процента от суммы, вырученной при реализации предмета ипотеки, разница между вознаграждением, предусмотренным договором с организатором торгов, и тремя процентами от суммы, вырученной при реализации предмета ипотеки, не подлежит возмещению за счет стоимости предмета ипотеки и выплачивается за счет залогодержателя[21].

Аналогичное положение внесено и в Закон о залоге (пункт 5 новой статьи 28.1)[22].

Однако в статью 337 Гражданского кодекса, предусматривающую, что «если иное не предусмотрено договором, залог обеспечивает требование в том объеме, какой оно имеет к моменту удовлетворения, в частности, проценты, неустойку, возмещение убытков, причиненных просрочкой исполнения, а также возмещение необходимых расходов залогодержателя на содержание заложенной вещи и расходов по взысканию», соответствующие поправки внесены не были.

Таким образом, налицо противоречие, поскольку ГК РФ предусматривает, что залог обеспечивает расходы залогодержателя по взысканию в полном объеме.

Представляется целесообразным устранить указанное противоречие путем внесения соответствующих изменений в ГК РФ.

7. Законом о внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты предусмотрены необходимость регистрации залога долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью в ЕГРЮЛ. В отсутствие разработанного законодателем подхода к регистрации уже заключенных на момент внесения соответствующих законодательных изменений договоров залога долей, возможно образование правового поля для злоупотреблений со стороны залогодателя[23].

Законом о внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты, введенным в действие с 1 июля 2009 года, внесены важнейшие изменения в Закон об обществах с ограниченной ответственностью.

Так, согласно новой редакции статьи 22 Закона об обществах с ограниченной ответственностью «договор залога доли или части доли в уставном капитале общества подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы указанной сделки влечет за собой ее недействительность».

Законодательно урегулирован порядок регистрации залога долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью. В срок не позднее чем в течение трех дней с момента нотариального удостоверения договора залога доли или части доли в уставном капитале общества нотариус, совершивший нотариальное удостоверение сделки, осуществляет нотариальное действие по передаче в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, заявления о внесении соответствующих изменений в ЕГРЮЛ, подписанного участником общества — залогодателем, с указанием вида обременения (залога) доли или части доли и срока, в течение которого такое обременение будет действовать, либо порядка установления такого срока. Передача указанного заявления осуществляется нотариусом непосредственно в орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, или пересылается по почте с уведомлением о его вручении. Заявление может быть передано также с использованием факсимильной связи, компьютерных сетей и иных технических средств. В трехдневный срок после получения указанного заявления орган, осуществляющий государственную регистрацию юридических лиц, вносит запись в ЕГРЮЛ об обременении залогом соответствующей доли или части доли в уставном капитале общества с указанием срока, в течение которого такое обременение действует, или порядка его определения[24].

В срок не позднее чем в течение трех дней с момента нотариального удостоверения договора залога доли или части доли нотариус, совершивший нотариальное удостоверение такой сделки, совершает нотариальное действие по передаче обществу, доля или часть доли в уставном капитале которого заложены, копии указанного заявления с приложением копии договора залога доли или части доли.

Представляется, что данная новелла законодательства будет иметь существенное значение в обеспечении прав предпринимателей, выступающих по отношению к обществу с ограниченной ответственностью в качестве третьих лиц. Ранее третьи лица, намеревающиеся приобрести доли общества с ограниченной ответственностью, вынуждены были полагаться на информацию о наличии или отсутствии залога долей в уставном капитале общества, полученную от самого общества. Некоторые общества вели книги записей залога, которые, однако, не могли являться объективным и независимым источником информации о наличии или отсутствии соответствующего залога долей.

Таким образом, благодаря поправкам, внесенным Законом о внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты, третьи лица получили возможность принимать обоснованные решения на основании достоверной информации, получаемой из независимого источника.

Думается, однако, что в связи с недостаточной разработанностью механизма регистрации залога долей в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью, в сфере правоприменения может возникнуть правовая проблема следующего характера.

Законодательно не разработан механизм и порядок внесения в ЕГРЮЛ информации об уже заключенных и действительных на момент вступления в силу Закона о внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты договоров залога.

Остается открытым вопрос о том, требуют ли уже заключенные договоры залога нотариального удостоверения. В случае если такое удостоверение необходимо, не урегулирован также и вопрос о том, в какие сроки необходимо осуществить соответствующее нотариальное удостоверение таких договоров залога. Однако наиболее существенной проблемой является процедура дальнейшего внесения информации о подобных заключенных договорах залога в ЕГРЮЛ. При внесении соответствующих данных в ЕГРЮЛ датой начала действия договора залогу может быть сочтена дата его нотариального удостоверения, либо дата, в которую договор залога был заключен. В первом случае информация о залоге долей в ЕГРЮЛ фактически не будет отражать реальное положение вещей, что может негативно сказаться на правах третьих лиц на удовлетворение своих требований путем реализации долей общества.

В качестве примера приведем ситуацию, когда в отношении общества с ограниченной ответственностью возбуждена процедура банкротства.

В подобном случае нельзя исключить потенциальных злоупотреблений со стороны общества, которое получит возможность зарегистрировать договор залога долей в ЕГРЮЛ, а затем  требовать признания договора залога долей недействительным в связи с наличием ограничений в рамках процедуры банкротства на создание обременений в отношении долей общества. Соответствующий кредитор при этом не сможет получить удовлетворения из стоимости заложенных долей, и таким образом будет лишен права на законно предоставленное ему обеспечение.

Законодателю следует разъяснить все вышеперечисленные вопросы с тем, чтобы исключить возможность злоупотребления правом со стороны залогодателя.

Библиография

1 Федеральный закон  «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с совершенствованием порядка обращения взыскания на заложенное имущество» от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ // СЗ РФ. 2009. № 1, Ст. 14.

2 Федеральный закон  «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 30 декабря 2008 года № 312-ФЗ // СЗ РФ. 2009. № 1. Ст. 20.

3 Федеральный закон  «Об обществах с ограниченной ответственностью» от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ (с изменениями, внесенными федеральным законом Российской Федерации от 30 декабря 2008 года № 312-ФЗ) // СЗ РФ. 1998. № 7. Ст. 785.

4 Статьи 2, 3 и 5  Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (изменения в статьи 89, 90 и 91 Основ законодательства о нотариате, пункт 5 статьи 349 ГК РФ, новый пункт 6 статьи 55 Закона об ипотеке, соответственно).

5 Гражданский кодекс Российской Федерации: часть первая, принятая Федеральным законом от 30 ноября 1994 г. № 51-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральным закономот 9 февраля 2009 г. № 7-ФЗ) // СЗ РФ. 1994. № 32.

Ст. 3301; часть вторая,  принятая Федеральным законом от 26 января 1996 г. № 14-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 30 декабря 2008 г. № 308-ФЗ) // СЗ РФ. 1996. № 5. Ст. 410; часть третья, принятая Федеральным законом от 26 ноября 2001 г. № 146-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 30 июня 2008 г. № 105-ФЗ) // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552;  часть четвертая, принятая Федеральным законом от 18 декабря 2006 г. № 230-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральным законом от 8 ноября 2008 года № 201-ФЗ) // СЗ РФ. 2006. № 52. Ст. 5496.

6 Основы законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 г. № 4462-1 (с изменениями, внесенными Федеральным законом  от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ) // Российская газета. № 49. 1993.

7 Федеральный закон «Об ипотеке (залоге недвижимости)» от 16 июля 1998 г. № 102-ФЗ (с изменениями, внесенными федеральным законом Российской Федерации от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ) // СЗ РФ. 1998. № 29. Ст. 3400.

8 Федеральный закон «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» от 21 июля 1997 г. № 122-ФЗ (с изменениями, внесенными Федеральным законом  от 30 декабря 2008 года № 308-ФЗ) // СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3594.

9 Статья 4 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (изменения в пункт 1 статьи 16 Закона о регистрации прав на недвижимое имущество).

10  «Положение о ведении реестра владельцев именных ценных бумаг», утвержденное Постановлением Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг от 2 октября 1997 г. № 27 (в редакции Постановления ФКЦБ РФ от 20 апреля 1998 года № 8) // Вестник ФКЦБ России. № 7. 1997.

11 Статья 1 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (пункты 2 и 3 новой статьи 28.1 Закона о залоге).

12 Федеральный закон «О залоге» от 29 мая 1992 г. № 2872-1 (с изменениями, внесенными федеральным законом Российской Федерации от 30 декабря 2008 года № 306-ФЗ) // Российская газета. № 129. 1992.

13 Статья 1 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (пункт 5 новой статьи 28.1 Закона о залоге).

14 Калемина В.В. Все о договоре комиссии: практическое пособие.  — М.: Альфа-Пресс, 2005. С. 8.

15 Суханов Е.А. Гражданское право: В 2 Т. Т.  II. Полутом 2: Учебник. (издание второе, переработанное и дополненное). — М.: Волтерс Клувер. — 2005. С. 50.

16 Федеральный закон «О рынке ценных бумаг» от 22 апреля 1996 г. № 39-ФЗ (с изменениями, внесенными федеральным законом от 30 декабря 2008 года № 266 — ФЗ) // СЗ РФ. № 17. 1996. Ст. 1918.

17 Статья 1 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (пункт 3 новой статьи 28.1 Закона о залоге).

18 Конституция Российской Федерации, принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года, с учетом поправок, внесенных законами РФ  о поправках к Конституции Российской Федерации от 30 декабря 2008 года № 6-ФКЗ и от 30 декабря 2008 года № 7-ФКЗ // СЗ РФ. 2009. № 4. Ст. 445.

19 Статья 1 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (пункт 5 новой статьи 28.1 Закона о залоге).

20 Статья 1 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (пункт 15 новой статьи 28.1 Закона о залоге).

21Статья 5 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (изменения в пункт 1 статьи 59 Закона об ипотеке).

22 Статья 1 Закона о внесении изменений в законодательство о залоге (пункт 5 новой статьи 28.1 Закона о залоге).

23 Статья 3 Закона о внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты (изменения в статью 22 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).

24 Статья 3 Закона о внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса и отдельные законодательные акты (изменения в статью 22 Закона об обществах с ограниченной ответственностью).