УДК 347.922 

Страницы в журнале: 60-63

 

И.А. СМИРНОВА,

аспирант Института государства и права Российской академии наук, адвокат Московской коллегии адвокатов «ТитулЪ» irina-smirnova@mail.ru

 

Проведенное изучение вопросов предъявления косвенного иска в корпоративных отношениях показало, что проблематика института косвенного иска в законодательстве Российской Федерации остается дискуссионной, судебная арбитражная практика в настоящее время в стадии становления.

Ключевые слова: корпоративные отношения, косвенный иск, Гражданский кодекс РФ.

 

Actual problems of presentation of the indirect action in the corporate relations

 

Smirnova I.

 

The investigation of issues of presentation of indirect action in corporate relations showed that the issue of the Institute of indirect action in the legislation of the Russian Federation is still undetermined, judicial arbitration practice is currently in the making.

Keywords: corporate relations, indirect action, the Civil Code of Russian Federation.

 

В  законодательстве Российской Федерации возможность предъявления косвенного иска регламентируется ГК РФ. Так, в соответствии с п. 3 ст. 53 ГК РФ лицо, которое в силу закона или учредительных документов юридического лица выступает от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Оно обязано по требованию учредителей (участников) юридического лица, если иное не предусмотрено законом или договором, возместить убытки, причиненные им юридическому лицу.

 

Если учитывать, что члены органов управления не желают возмещать убытки добровольно (российская судебная практика не знает таких случаев), арбитражный суд обязывает их возместить причиненные убытки.

Можно выделить следующие признаки косвенного иска, содержащиеся в статьях 53, 56 ГК РФ:

— субъектный состав участников рассматриваемых правоотношений определен как в материальном, так и в процессуальном праве. С одной стороны, материально-правовое требование принадлежит юридическому лицу, а обязанным субъектом, которое должно возместить убытки, является лицо, выступающее от имени юридического лица. С точки зрения процессуальных правил право на предъявление иска предоставлено участникам юридического лица, рассматривающимся в качестве истцов. Однако единообразия по данному вопросу до сих пор не сложилось;

— круг лиц, наделенных правом выступать от имени общества, указывается в законе либо учредительных документах (т. е. в данном случае действуют нормы специального закона, а п. 3 ст. 53 ГК РФ носит бланкетный характер). Поэтому следует анализировать прежде всего положения федеральных законов, а также учредительных документов (в основном уставов) с целью установления уполномоченных лиц, которым предоставлено право выступать от имени юридических лиц;

— четко установлен характер искового требования, а именно: возмещение убытков, причиненных управляющими хозяйственному обществу. Какие-либо иные требования, например о расторжении сделки, могут предъявляться только с учетом положений действующего законодательства, поскольку признание в качестве надлежащих истцов по указанным требованиям акционеров связано с соблюдением правил п. 2 ст. 166 ГК РФ;

— закреплены пределы ответственности лиц, выступающих от имени юридических лиц (п. 3 ст. 56 ГК РФ носит отсылочный характер к специальному законодательству о хозяйственных обществах).

В дополнение к последнему признаку следует отметить, что в настоящее время на рассмотрение в Государственную Думу внесены изменения в ГК РФ, которые прямо исключают ограничение либо освобождение от ответственности органов управления юридического лица[1].

Таким образом, косвенный иск представляет собой уникальный с точки зрения права институт и в узком смысле определяется как иск, предъявляемый акционерами (участниками) общества с целью защиты интересов акционеров (участников) и общества в целом.

Определение косвенного иска можно сформулировать следующим образом: это обращение участника юридического лица (хозяйственного общества) с требованием о защите нарушенного или оспариваемого права или охраняемого законом интереса юридического лица (хозяйственного общества), а также охраняемого законом косвенного интереса самого участника путем разрешения спора о праве.

Исходя из сути косвенного иска, становится понятным, что основанием для обращения в суд является возникновение убытков.

Под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права.

Убытки в своем содержании согласно ст. 15 ГК РФ могут быть имущественными потерями в виде реального ущерба и упущенной выгоды. Деление убытков на реальный ущерб и упущенную выгоду отражает различие в проявлении убытков как имущественных потерь. В первом случае это реально наступающие (физические) потери в имуществе, во втором — потери от неполучения ожидаемых имущественных доходов, которые могли и должны были быть получены при надлежащем исполнении членами органов управления хозяйственных обществ своих обязанностей[2].

Обращаясь к ч. 1 ст. 71 Федерального закона от 26.12.1995 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» и ч. 1 ст. 44 Федерального закона от 08.02.1998 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО), можно определить, что же именно является надлежащим исполнением обязанностей. Так, нормы указанных статей закрепляют, что члены органов управления должны действовать в интересах общества добросовестно и разумно.

Нормы законодательства Российской Федерации не устанавливают официального определения ни добросовестности, ни разумности.

В юридической литературе существует мнение, что добросовестность и разумность предполагают самостоятельную оценку членами органов управления, управляющим того, насколько их способности, знания и опыт достаточны для надлежащего осуществления соответствующих функций в конкретном обществе[3]. Основываясь на данном мнении, можно сделать вывод, что добросовестным и разумным следует считать члена органа управления, управляющего, который бы полноценно использовал все свои трудовые навыки, знания, приобретенный опыт на благо хозяйственного общества, т. е. для достижения целей, определенных учредительными документами общества.

Кроме того, при определении виновности лиц следует исходить из обычаев делового оборота и конкретных обстоятельств. Также предусматривается обязанность ведения протоколов заседаний совета директоров и коллегиального исполнительного органа. На основании таких протоколов устанавливаются лица, принявшие решения, которые повлекли убытки[4].

Определив основание для подачи косвенного иска — возникновение убытков, — необходимо остановиться на причинах их возникновения. Они, в отличие от основания, могут быть различными.

Возникновение убытков возможно при таком поведении члена органа управления, управляющего, которое выражается в двух формах: действия и бездействия. Однако бездействие как причина имеет юридическое значение в вопросах ответственности, только когда оно носит противоправный характер. Так, Г.К. Матвеев выразил это формулой: «Каждое бездействие влечет только противоправный результат, равно как и не всякое бездействие (как и не всякое действие) влечет ответственность»[5].

Важным является вопрос наличия причинной связи между поведением управленца и возникшими убытками. Ф.О. Богатырев приводит пример, когда в хозяйственном обществе член органа управления принимает решения и совершает иные действия (а также воздерживается от совершения действий) с участием коллектива работников. Это участие, по мнению автора, выражается в том, что часто работники хозяйственного общества готовят для руководства соответствующие документы и информацию, а также принимают необходимые на своем уровне решения, формируя таким образом основу для решения или иного действия со стороны руководителя. Поэтому действие (бездействие) руководителя есть во многих случаях результат, достигнутый благодаря действиям (бездействию) также других работников хозяйственного общества[6].

Руководитель может и должен отвечать в том случае, если указанную сделку он совершил лично. Например, сделку, в которой имела место заинтересованность. Так, в постановлении Пленума ВС РФ № 6, Пленума ВАС РФ № 8 от 01.07.1996 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» определено (в отношении обществ с ограниченной ответственностью), что сделка, в совершении которой имеется заинтересованность, заключенная от имени общества генеральным директором с нарушением требований законодательства, является оспоримой и может быть признана судом недействительной по иску общества или его участника. Представляется, что признание недействительности такой сделки в сочетании со ст. 44 Закона об ООО и при предъявлении требования о возмещении убытков обществу и будут составлять в итоге содержание косвенного иска.

Что касается процессуальных моментов, то необходимо выделить следующие ключевые проблемы, возникающие в судебной арбитражной практике.

Согласно ч. 2 ст. 225.8 АПК РФ решение об удовлетворении требования по иску о возмещении убытков (косвенный иск) принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. По ходатайству лица, обратившегося с иском о возмещении убытков, исполнительный лист направляется для исполнения непосредственно арбитражным судом.

Встает вопрос, подлежит ли данная норма расширительному толкованию применительно к косвенным искам, в том числе и с иными требованиями (требованиями о признании сделок недействительными и применении последствий недействительности сделок).

Проблема уклонения сторон сделки от исполнения решений о признании сделок недействительными и применении последствий их недействительности, которой обусловлено принятие указанной в вопросе нормы, известна давно и возникает она не только при подаче соответствующих исков участниками юридического лица, но и при предъявлении подобных исков прокурором, иными процессуальными истцами[7]

По всей видимости, направление для исполнения исполнительных листов, выданных по решениям о применении последствий недействительности ничтожных (оспоримых) сделок, по ходатайству лица, обратившегося с иском, непосредственно арбитражным судом возможно лишь при применении ч. 2 ст. 225.8 АПК РФ к описанным правоотношениям по аналогии. Однако использование соответствующего порядка все равно не способно гарантировать защиту интересов истца (хозяйственного общества) от возможных злоупотреблений со стороны органов управления, заключающихся в уклонении от исполнения решения суда и иных бездействиях. Поскольку Федеральный закон от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» не предусматривает, что процессуальный истец в данном случае наделяется правами взыскателя, то не исключено: после направления исполнительного листа на исполнение непосредственно арбитражным судом директор юридического лица, действуя от его имени, откажется от получения имущества, подлежащего передаче хозяйственному обществу в результате признания сделки недействительной, либо иным образом воспрепятствует его принятию.

Одним из наиболее эффективных правовых средств преодоления уклонений от исполнения названных решений является привлечение лиц, выполняющих управленческие функции в организации, совершившей оспоренную сделку, к уголовной ответственности за использование своих полномочий вопреки законным интересам организации и в целях извлечения выгод и преимуществ для себя или других лиц либо нанесения вреда другим лицам (ст. 201УК РФ).

Таким образом, в настоящее время можно выделить несколько актуальных проблем предъявления косвенного иска в корпоративных отношениях.

Во-первых, законодательством не определены понятия добросовестности и разумности, являющиеся ключевыми моментами для привлечения к ответственности органов управления хозяйственного общества в порядке статей 53, 56 ГК РФ.

Во-вторых, не установлен перечень (хотя бы примерный) виновных действий органов управления хозяйственного общества, влекущий возникновение ответственности в виде обязанности возмещения убытков общества, причиненных по их вине.

В-третьих, остается открытым вопрос по поводу исполнения положительного решения суда о взыскании суммы ущерба в пользу юридического лица по иску его акционера (учредителя).

Таким образом, проблематика института косвенного иска в законодательстве Российской Федерации остается дискуссионной, судебная арбитражная практика в настоящее время находится в стадии становления.

 

Библиография

1 Проект федерального закона № 47538-6 «О внесении изменений в части первую, вторую, третью и четвертую Гражданского кодекса Российской Федерации, а также в отдельные законодательные акты Российской Федерации», принят ГД РФ в первом чтении 27 апреля 2012 г.

2 См.: Бурцева Л.А. Гражданско-правовые проблемы применения косвенного иска как способа защиты хозяйственных обществ: дис. … канд. юрид. наук. — М., 2011.

3 См.: Могилевский С.Д. Правовые основы деятельности акционерных обществ. — М., 2004. С. 176.

4 См.: Шапкина Г.С. Постатейный комментарий к Федеральному закону «Об акционерных обществах». — М., 2000. С. 201.

5 Матвеев Г.К. Основания гражданско-правовой ответственности. — М., 1970. С. 128.

6 См.: Богатырев Ф.О. Ответственность директора за убытки, причиненные хозяйственному обществу // Убытки и практика их возмещения: сб. ст. — М., 2006. С. 104.

 

7 См.: Опалев Р. АПК читаем и применяем // ЭЖ-Юрист. 2011. № 43.