О.Н. НИЗАМИЕВА,
кандидат юридических наук,
Р. САКУЛИН
 
В  механизме правового регулирования семейных отношений существенную роль играют разнообразные договоры, заключаемые членами семьи между собой. Заметным явлением в упорядочении имущественных отношений супругов становится брачный договор. 
 
Использование договорной формы регулирования брачных отношений позволяет уловить многочисленные интересы, потребности людей и учесть многообразные факторы, с которыми сталкиваются конкретные семьи, предоставляя при этом каждой из сторон известные гарантии. Супруги имеют возможность наиболее полно осуществлять свои семейные права, устанавливать семейные обязанности, регулировать разногласия, возникающие между ними, по своему усмотрению, не прибегая к судебному разбирательству.
Однако отсутствие четкой законодательной регламентации договорного режима имущества супругов оставляет ряд вопросов. В теории семейного права не решены проблемы, связанные с определением правовой природы, субъектного состава брачного договора, его соотношением с иными договорами. Брачный договор являет собой наиболее объемный блок проблем этого правового института.
Под содержанием любого договора, в том числе брачного, понимается система условий, на которых заключено соответствующее соглашение сторон. Перечень условий брачного договора, приведенный в ст. 42 СК РФ, открытый; в договор можно включить любые положения, касающиеся имущественных отношений супругов. Супруги вправе самостоятельно определить те условия, которые хотят включить в договор, соблюдая при этом установленные законом ограничения.
Заслуживает внимания точка зрения, согласно которой признается комплексный характер брачного договора. И необоснованно ограничение его содержания лишь условиями, «в которых стороны устанавливают правовой режим супружеского имущества»2. Содержание брачного договора может быть значительно шире и включать ряд иных условий.
В соответствии с п. 1 ст. 42 СК РФ супруги вправе брачным договором изменить установленный законом режим совместной собственности, закрепить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество, его отдельные виды или имущество каждого из супругов. Однако если в науке отсутствуют споры по поводу законности установления раздельного или долевого режима собственности на общее имущество супругов, то в отношении возможности распространения режима общей совместной собственности на добрачное имущество супругов или имущество, полученное одним супругом во время брака в дар, в порядке наследования или по иным безвозмездным сделкам, единства мнений нет.
По мнению некоторых исследователей, брачным договором супруги вправе изменить режим лишь имущества, нажитого в браке. Т.И. Зайцева отмечает, что содержащееся в СК РФ дозволение установить режим совместной собственности на раздельное супружеское имущество противоречит ст. 256 ГК РФ, в которой «предусмотрена лишь возможность изменения правового режима имущества супругов, нажитого ими во время брака».
В той же статье ГК РФ приведен перечень раздельного имущества супругов, и, поскольку норма носит императивный характер, ее изменение договором невозможно, а значит, нельзя изменить режим раздельного имущества супругов. При этом автор ссылается на ст. 3 ГК РФ, которая устанавливает приоритет ГК РФ над другими нормативными актами, в том числе СК РФ.
Выводы, сделанные Т.И. Зайцевой, весьма спорны. Имущественные отношения супругов относятся к сфере семейных отношений. Приоритетом при правовом регулировании этих отношений согласно ст. 4 СК РФ обладают нормы семейного законодательства. Возможность установления режима совместной собственности на все имущество супругов, а также на отдельные его виды закрепляется п. 1 ст. 42.
Неоднозначна позиция Н.Ф. Звенигородской, настаивающей на отсутствии у брачного договора обратной силы. «Если распространить действие брачного договора на отношения его сторон, возникшие до заключения брака, мы сталкиваемся с нарушением требования к брачному договору, касающегося субъектного состава. В нашем случае стороны до брака супругами не являлись, поэтому они не могут брачным договором изменить режим имущества, нажитого ими до брака. Это возможно осуществить с помощью соответствующего гражданско-правового договора, например дарения, мены… В противном случае мы будем иметь дело с брачным договором, имеющим элементы смешанного договора, поскольку к брачному договору подмешивается соответствующий гражданско-правовой договор (например, дарения).» Конструкция смешанного договора (п. 3 ст. 421 ГК РФ) к брачному договору неприменима, «поскольку тогда им будут регулироваться отношения хоть и одних лиц (Иванова и Сидо-ровой), но разных субъектов — до брака их на-зовем субъектами гражданского права, а уже после брака — субъектами семейного права».
В ситуации, приведенной Н.Ф. Звенигород-ской, нет распространения действия договора на отношения, возникшие до его заключения. Брачный договор регулирует существующие имущественные отношения (отношения собст-венности), перераспределяя права собственности, что допускается СК РФ. В подтверждение своей точки зрения Н.Ф. Звенигородская ссылается на определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ от 27.11.2003 № 45-ГОЗ-27.
Судебная коллегия в своем определении указала на то, что 18 сентября 2003 г. избирательной комиссией Свердловской области принято постановление № 192 «Об обращении в избирательную комиссию Свердловской области избирателя С.», которым признаны недостоверными представленные кандидатом Б. сведения о недвижимом имуществе, принадлежащем ему на праве собственности (в том числе общей собственности), в части неука-зания недвижимого имущества (трех земельных участков, трех жилых домов и двух квартир).
Р., являющийся членом избирательной комиссии Свердловской области, обратился в суд с заявлением о признании незаконным постановления избирательной комиссии Свердловской области. В обоснование заявления он указал, что между супругами Б. 16 июля 2003 г. заключен брачный договор, которым установлен режим раздельной собственности. По условиям договора вышеуказанное имущество принадлежало Б. на праве единоличной собственности с момента его приобретения. В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» единственным доказательством существующего права является государственная регистрация. Однако имущество никогда не было зарегистрировано на праве собственности за Б. либо на праве общей совместной собственности за обоими супругами. Избирательная комиссия Свердловской области не выяснила основания и источник приобретения имущества и вышла за пределы заявленных С. требований в части указания двух квартир.
Свердловский областной суд отказал в удовлетворении заявления Р. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ решение суда оставила без изменения, а кассационную жалобу Р. без удовлетворения.
С решением Верховного суда РФ следует согласиться. Действительно, в соответствии с пунктами 3, 8 ст. 33 Федерального закона от 19.09.1997 № 124-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в избирательную комиссию должны быть представлены сведения о размере, об источниках доходов кандидата и имуществе, принадлежащем ему на праве собственности (в том числе совместной), о вкладах в банках, ценных бумагах.
Сведения об имуществе, за исключением сведений о доходах, указываются кандидатом по состоянию на 1-е число месяца, в котором официально опубликовано решение о назначении выборов. Для кандидата Б. таким числом было 1 июня 2003 г. По всей видимости, недвижимость была приобретена им задолго до этой даты.
Брачный договор, как и всякий другой договор, вступает в силу с момента его заключения. Поскольку этой датой было 16 июля 2003 г., то и вступить в силу он должен согласно п. 1 ст. 425 ГК РФ с этого числа. При этом п. 1 ст. 42 СК РФ не оставляет возможности для распространения действия брачного договора на отношения, возникшие до его заключения. Так, абзац второй п. 1 ст. 42 СК РФ позволяет заключить данное соглашение лишь в отношении имеющегося, а также будущего имущества супругов. Таким образом, Б. обязан был включить в сведения об имуществе информацию как о земельных участках, так и о жилых помещениях, принадлежавших ему на праве совместной собственности на 1 июня 2003 г.
Суд в своем решении ссылается на то, что в силу ст. 42 СК РФ брачный договор распространяется только на режим совместной собственности супругов, установленный ст. 34, что следует из нормы ст. 42, и не распространяется на правоотношения, предусмотренные ст. 36 в отношении собственности каждого из супругов. Имущество, приобретенное одним из супругов по основаниям, указанным в ст. 36, не является общей совместной собственностью супругов, режим которой может быть изменен на основании ст. 42 путем заключения брачного договора.
Представляется, что эта часть определения суда не связана с остальной его частью и самим существом дела. Супруги не устанавливали режим совместной собственности на раздельное имущество. Напротив, они установили режим раздельной собственности на некоторое имущество. Само по себе такое условие брачного договора не противоречит СК РФ. Буквальное толкование ст. 42 приводит к следующему выводу: законодатель предусматривает возможность установления режима совместной собственности на все имущество супругов, что было излишним в случае, если бы такой режим нельзя было распространить на раздельное имущество супругов.

Читать полностью...