Е. АЛЕХИНА,

аспирант Российского государственного социального  университета

 

Обязательственное право на сегодняшнем этапе своей эволюции представляет собой комплексное правовое образование, охватывающее своим регулированием, как область частных имущественных отношений (гражданско-правовые обязательства), так и публичные имущественные отношения (финансово-правовые обязательства), связанные с перемещением материальных благ.

Альтернативные обязательства, как вид обязательственных правоотношений однозначно должны быть отнесены к группе гражданско-правовых отношений. Существование альтернативных обязательств в рамках обязательственных финансовых правоотношений в соответствии с действующим российским финансовым законодательством невозможно.

Предметом финансово-правовых обязательств всегда являются денежные средства (деньги) поскольку финансовая деятельность государства заключается в формировании и использовании централизованных и децентрализованных публичных (государственных, муниципальных) фондов денежных средств. При этом сами обязательства возникают из законов или иных нормативно-правовых актов. Это исключает возможность альтернативного определения предмета или объекта финансово-правового обязательства в договоре по обоюдному соглашению сторон. А действующее законодательство не предусматривает альтернативное исполнение финансово-правовых обязательств.

Являясь видом гражданско-правового обязательства, альтернативное обязательство имеет свои существенные характерные особенности, позволяющие отграничить его от всех других обязательственных правоотношений гражданско-правовой природы. Как уже отмечалось, основным отличительным признаком альтернативного обязательства является альтернативное определение объекта и (или) предмета обязательства, т.е. множественность объекта или предмета обязательства. В связи с чем необходимо различать альтернативные обязательства от иных гражданско-правовых обязательств с множественностью объектов (предметов).

Множественность в гражданском обязательственном праве может проявляться также в субъектном составе обязательственного правоотношения, когда стороны представлены не одним лицом, а несколькими лицами. Такая множественность может быть активной — на стороне кредитора участвует несколько лиц, а должник представлен одним лицом. Пассивная множественность субъекта выражается в множественности на стороне должника при сингулярном кредиторе. Выделяется также смешанная множественность субъектов обязательства, когда и сторона должника и сторона кредитора представлены несколькими лицами. Виды обязательств с множественностью лиц (долевые, солидарные, субсидиарные)[1] различаются между собой, но для целей настоящей работы характеристика их особенностей не представляет интереса. Принципиально только отграничение обязательств с множественностью лиц от обязательств с множественностью объекта и (или) предмета. Однако данное отграничение не представляет теоретической и практической сложности — множественность проявляется в различных элементах правоотношения и правоотношение может быть одновременно с множественностью лиц и с множественностью объекта, когда например, несколько должников по договору обязаны выполнить насколько различных действий. С другой стороны множественность лиц в обязательстве не означает обязательной множественности объекта обязательства и наоборот — множественность объекта обязательства не предполагает с неизбежностью множественности лиц. Иными словами, много лиц могут быть обязаны выполнить одно действие (например, уплатить денежную сумму) или же одно лицо может быть обязано выполнить несколько действий (например, оказать несколько видов услуг). Таким образом, разграничение обязательств с множественностью проводится по элементу обязательственного правоотношения, который определен плюралистично.

Еще в конце XIX века В.И. Голевинский в своей работе «О происхождении и делении обязательств» называл обязательства с множественностью предмета (объекта) сложными обязательствами, отличающихся от простых обязательств «смотря по тому, имеет ли оно (обязательство) предметом только одно удовлетворение, или же два, отдельные удовлетворения, или более»[2].  В последнем случае, отдельные удовлетворения могут быть определены трояким образом, а именно:

Во-первых, каждое из этих удовлетворений следует верителю и каждое обременяет должника. В этом случае сложное обязательство распадается на столько простых обязательств, сколько в договоре обозначено удовлетворений.

Во-вторых, два удовлетворения могут быть указаны таким образом, что только одно из них следует верителю со стороны должника, т.е. либо одно, либо другое, а не то и другое вместе. В этом случае, обязательство называется разделительным, obligatio alternativa.

В-третьих, из двух удовлетворений, указанных в договоре, одно только составляет главный предмет обязательства, другое же назначается с тою целью, чтобы облегчить уплату, in facultate solutionis; вследствие чего главный предмет обязательства может быть заменен другим, и потому такое обязательства называется заменительным, obligatio facultativa[3].

Таким образом, в теории гражданского права выделяют три вида обязательств с множественностью объекта (предмета) обязательства:

1. Обязательства с простой множественностью объекта (предмета) — соединительные обязательства.

2. Факультативные.

3. Альтернативные.

Содержание обязательства может быть определено таким образом, что его исполнение будет включать в себя совершение нескольких действий в пользу кредитора или предоставление нескольких материальных благ — например, металлургический завод обязуется поставить лифты покупателю и осуществлять их гарантийное обслуживание (ремонт, профилактические мероприятия) или автомобильный завод обязан поставить автомобили, запчасти к ним и аксессуары в соответствии с согласованным перечнем. Таким образом, имеется множественность предмета обязательства. Эти обязательства получили в науке гражданского права название соединительных[4].  Как писал известный русский цивилист начала прошлого века Д.И. Мейер, «соединительные обязательства не представляют ничего особенного: в юридическом отношении все равно, одно или несколько действий лицо обязывается совершить. … Можно, пожалуй, каждое действие разделить на несколько — на целый ряд действий. Поэтому и обязательства, в которых предметом представляются несколько действий, обсуждаются точно также, как и обязательства, предмет которых составляет одно действие[5].

Надлежащее исполнение соединительного обязательства будет включать в себя совершение всех предусмотренных договором (законом) действий должника и предоставление всех определенных соглашением (законом) материальных благ кредитору. Только в этом случае обязательство будет считаться выполненным. Выполнение одного из обозначенных действий или предоставление одного из предметов обязательства должно быть признано ненадлежащим исполнением и основанием для применения к недобросовестному должнику соответствующих санкций.

В отличие от соединительного обязательства с простой множественностью объекта или предмета, в альтернативном обязательстве совершение любого из предусмотренных в договоре действий или (и) передача любого из определенных предметов, по выбору должника или кредитора является надлежащим исполнением. При этом, так как каждое удовлетворение имеет самостоятельное значение, то из этого следует, что должник может освободиться от обязательства передачею одной вещи, но не может предложить верителю часть одной вещи и часть другой; и равным образом, веритель не может требовать у должника часть той и другой вещи[6]. 

Иностранные законодательства единодушно отвергают подобное частичное исполнение. Германское гражданское уложение в ст. 266 устанавливает, что «должник не имеет права на частичное исполнение обязательства»[7].

Статья 1191 Французского гражданского кодекса предусматривает, что должник не может заставить кредитора принять часть одного либо часть другого предмета исполнения[8].  Статья 1285 ГК Италии — что «должник в альтернативном обязательстве ... не вправе принудить кредитора принять часть одного и часть второго предмета исполнения»[9]. Статья 1547 ГК Квебека — что «должник не может исполнить либо быть принужден к исполнению в отношении части одного и части второго предмета»[10]. 

Указанные позиции основаны на том, что совершение выбора может быть осуществлено различными способами. Одним из способов совершения выбора должником в альтернативном обязательстве может стать предоставление кредитору части одного из возможных предметов исполнения, т.е. выбор путем совершения конклюдентных действий. Указанная точка зрения получила поддержку в одном из постановлений ВАС РФ, который сделал вывод, что «Возвратив часть нефтепродуктов в натуре, должник осуществил свой выбор способа исполнения обязательства[11]. 

Если субъектом выбора является кредитор, а должник производит ему частичное исполнение частью одного из предметов исполнения, бездействие кредитора должно быть рассматриваемо как совершение выбора путем молчания. Например, ст. 700 Саксонского гражданского уложения 1863 года предусматривала: «Если верителю принадлежит право выбора, и он его не учинит, то выбор предполагается совершенным, тогда, когда веритель принял хотя бы частичное доставление одного из нескольких предметов...»[12].

В отличие от правила ст. 311 ГК РФ, где кредитор по общему правилу может отказаться от частичного исполнения, производимого управомоченным должником, в случае осуществления выбора должником путем предоставления части одного из предметов выбора, кредитор не может отказаться. Причинами невозможности отказа являются те, что должник, совершивший уже для себя выбор (поскольку моментом совершения выбора с точки зрения должника необходимо считать момент, когда должник изъявил волю на совершение выбора), осуществляет частичное исполнение по обязательству, которое для него является простым, с определенным предметом. Кредитор же в действиях должника видит, прежде всего, совершаемый выбор и только затем частичное исполнение по определенному обязательству. Отказ кредитора от предоставляемого частичного исполнения фактически означал бы, что кредитор отказывается от совершенного выбора. Однако лицо, не осуществляющее выбор, не может отказаться от его совершения, по той причине, что оно указанный выбор не осуществляет и не может отказаться от чужого волеизъявления. Следовательно, из самого существа альтернативного обязательства вытекает то, что кредитор не может отказаться от частичного исполнения, если именно таким способом совершается выбор управомоченным должником[13].

Альтернативное обязательство, несмотря на имеющуюся в нем множественность предмета, — единое обязательство «с содержанием определимым но еще не определенным»[14].  Предмет обязательства окончательно определяет сторона, управомоченная выбрать исполнение. Таким образом, в альтернативном обязательстве одна из сторон имеет право делать выбор относительно предмета и объекта исполнения, в то время как в обязательстве с простой множественностью такого выбора ни для должника, ни для кредитора не существует.

Множественность предмета (объекта) исполнения в альтернативном обязательстве, в отличие от соединительного,  определена альтернативно. Альтернативность означает необходимость выбора между взаимоисключающими   (выделено мной — Е.А.) возможностями[15],  в то время как множественность предмета в соединительном обязательстве не является альтернативной.

Это позволяет утверждать, что альтернативное обязательство, как обязательство, осложненное множественностью объекта (предмета) исполнения, включает в себя дополнительное обязательство между сторонами основного обязательства (или между ними и третьим лицом) по поводу осуществления выбора надлежащего предмета (объекта) исполнения. Обязательство по поводу выбора надлежащего объекта (предмета) исполнения не является самостоятельным обязательством и возникает исключительно в рамках основного обязательства по поводу передачи вещи, выполнения работ, оказания услуг, если данные действия определены альтернативно. Это дополнительное обязательство[16] не имеет самостоятельной экономической ценности и обеспечивает исполнения основного обязательства. Его существование вне основного (альтернативного) обязательства невозможно.

Таким образом, отличие соединительного обязательства от альтернативного заключается в том, что в первом надлежащим исполнением признается совершение должником всех действий, предусмотренных договором (законом), а в альтернативном — только одного, по выбору должника или кредитора.

Более сложным представляется разграничение альтернативного обязательства и факультативного обязательства. В факультативном обязательстве должник обязан совершить в пользу кредитора конкретное действие, но вправе заменить это исполнение иным, заранее предусмотренным предметом. Классики отечественной цивилистики по-разному определяли факультативное обязательство. Так, В.И. Синайский считал, что в факультативном обязательстве, как и в альтернативном, «имеется несколько условленных действий, но невозможность исполнения главного действия освобождает от исполнения всех других действий, установленных взамен главного»[17]. 

О.С. Иоффе определял факультативное обязательство как отношение, которое «...связано только с одним предметом, но должнику предоставляется право заменить его определенным другим предметом»[18]. 

Г.Ф. Шершеневич полагал, что факультативное обязательство представляет тот случай, «...когда должник обязывается к известному действию, но с возможностью замены, по его желанию, другим действием»[19]. 

К.Н. Анненков утверждал, что обязанность должника в факультативном обязательстве заключается «в совершение не двух собственно особых различных действий, а одного, но только в двух его видах»[20]. 

Некоторые правоведы не выделяли факультативного обязательства в качестве отдельного вида обязательств. К таким ученым относился, например, Д.И. Мейер. Иные ученые продвинулись несколько дальше. Например, С.И. Ландкоф отвергал необходимость выделения факультативного обязательства в качестве отдельного вида обязательств, поскольку факультативное обязательство, по его мнению, ничем не отличается от альтернативного обязательства[21].

Большинство ученых, склоняющихся к правомерности выделения факультативного обязательства, признают, что во многом факультативное обязательство обладает теми же признаками, которые присущи альтернативному, обладая, однако, особенностью: определенностью предмета исполнения[22].  От альтернативного обязательства такое обязательство отличается, прежде всего, полной определенностью, безальтернативностью объекта и предмета исполнения[23]. 

Альтернативные и факультативные обязательства различаются по факту наличия или отсутствия в их числе определения основного предмета. Если такой основной предмет не выделяется, если любое из исполнений считается юридически равнозначным — это альтернативное обязательство. Если же выделяется основной предмет, а все остальные являются только некой заменой для него, факультативными предметами — это факультативное обязательство. В факультативных обязательствах имеется только один предмет исполнения, однако должник вправе по своему усмотрению заменить его другим, заранее обусловленным в договоре предметом.

До совершения выбора в альтернативном обязательстве кредитор не имеет субъективного права требования предоставления определенного предмета, должник не обязан предоставить, а кредитор принять определенный предмет исполнения. В факультативном же обязательстве до совершения выбора кредитор имеет субъективное право требовать предоставления определенного основного предмета, должник обязан предоставить, а кредитор обязан принять определенный основной предмет[24].

Невозможность предоставления одного из исполнений в альтернативном обязательстве никак не влияет на обязанность должника предоставить любое иное исполнение из числа обусловленных. Невозможность предоставления основного исполнения в факультативном обязательстве прекращает обязательство в целом. В отличие от альтернативного обязательства, гибель предмета факультативного обязательства влечет прекращение обязательства.

О.С. Иоффе приводил следующий пример: «...наследодатель, завещая имущество жене, обязывает ее передать рояль дочери с условием, что, если жена пожелает, она вправе вместо рояля выплатить его стоимость. Единственным предметом обязательства жены перед дочерью является передача рояля. Уплата денежной суммы не предмет обязательства, а лишь возможный его заменитель. Поэтому, если бы к моменту принятия наследства в его составе рояля не оказалось, не было бы и самого обязательства. Но при наличии рояля наследник мог бы заменить его « деньгами»[25]. 

Таким образом, следует поддержать позицию  В.С. Петрова, что должник в факультативном обязательстве может предоставить иной (не основной) предмет только и единственно, когда в то же время он имеет возможность предоставить основной предмет[26].

В альтернативном обязательстве право выбора предмета исполнения из нескольких возможных может быть предоставлено кредитору или должнику, в то время как право выбора предмета в факультативных обязательствах всегда принадлежит только должнику[27]. 

Таким образом, проведенный анализ позволяет утверждать, что в системе обязательственного права альтернативное обязательство представляет собой вид гражданско-правового отношения с альтернативно установленной множественностью объекта или предмета обязательства, характеризующийся наличием права (обязанности) выбора относительно объекта или предмета исполнения и юридической равнозначностью всех установленных объектов или предметов исполнения, каждый из которых в отдельности признается надлежащим исполнением обязательства.

 

Библиография

1 Гражданское право. Том 1. Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. — М., 2000. С. 517-518.

2 Голевинский В.И. О происхождении и делении обязательств. — Варшава, 1872. С. 203.

3 Там же. С. 204

4 Мейер Д.И. Русское гражданское право. (по изд. 1902 года) — М., 1997. С. 126.

5  Там же. С. 127.

6  Голевинский В.И. Указ. соч.  С. 206.

7 Германское право. Часть 1. Гражданское уложение: Пер. с нем. — М., 1996.

8 Французский гражданский кодекс/ Науч. ред. Д.Г. Лавров; пер. с фр. А.А. Жуковой, Г.А. Пашковской. — СПб., 2004. С. 680.

9 Гражданский кодекс Италии здесь и далее цитируется по: Петров В.С. Альтернативное обязательство по российскому гражданскому праву: Дис.  … канд. юрид. наук. —  М., 2006.

10 Гражданский кодекс Квебека — М.: Статут, 1999. С. 241

11 Постановление ВАС РФ от 19 июня 2001 г. № 7800/00 // СПС «Гарант-максимум».

12 Здесь и далее цитируется по: Петров В.С. Альтернативное обязательство по российскому гражданскому праву: Дис.  … канд. юрид. наук. —  М., 2006.

13 Петров В. С. Альтернативное обязательство по российскому гражданскому праву: Дис.  … канд. юрид. наук. . — М: РГБ, 2007. С. 95-96.

14 Новицкий И.Б., Лунц Л.А. Общее учение об обязательстве — М., 1950. С. 122.

15 Современный словарь иностранных слов — М., 2001. С. 36.

16 Российская юридическая энциклопедия / гл. ред. Сухарев А.Я. — М., 1999. С. 636.

17 Синайский В.И. Русское гражданское право (в изд. 1914 г.) — М., 2002. С. 301.

18 Иоффе О.С. Обязательственное право. —  М., 1975. С. 92.

19 Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. — М., 1911. С. 364.

20  Анненков А.Н. Система русского гражданского права. Т. 3. Права обязательственные. Изд.-е 2-е. С-Пб., 1901. С. 36.

21 Ландкоф С.Н. Предмет обязательства и альтернативное обязательство // Советское государство и право. 1956. № 6. С. 118-119.

22 Петров В.С. Указ. соч. С. 47—52.

23 Гражданское право в 2 т. Т. II. Полутом 1.: учебник / отв. ред. Суханов Е.А. — М. 1998. С. 22—23.

24 Петров В. С. Указ. соч.  С. 48.

25 Иоффе О.С. Обязательственное право. — М., 1975. С. 92.

26 Петров В. С. Указ. соч. С. 51.

27 Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. Сухарев А.Я. — М., 1999. С. 636.