Л.В. ТКАЧЕВА,

аспирант РГСУ

 

Обязательственные правоотношения, как правовая форма существования экономических отношений по поводу перемещения между различными лицами материальных и иных благ, традиционно рассматриваются правовой наукой с точки зрения их включенности в предмет гражданского права. Так, например, профессор Е.А.Суханов  отмечает, что обязательство представляет собой взаимоотношение участников экономического оборота (товарообмена), урегулированное нормами обязательственного права, т.е. одну из разновидностей гражданского правоотношения[1]. 

Теория обязательства как правовой категории детально разработана учеными-цивилистами. Однако стоит отметить, что большинство признаков обязательства, выделяемых в качестве отличительных особенностей данного вида правоотношения, не определяют принадлежность данного правового явления к области исключительно гражданского права. Имущественный характер, структура юридической связи между субъектами обязательственного правоотношения (праву-требованию противостоит обязанность совершить активные действия), объект обязательства (материальные блага), санкции за неисполнение обязательства (имущественные) не исключают возможность возникновения обязательств за рамками гражданско-правового регулирования. Перемещение материальных благ возникает не только в рамках гражданского экономического оборота. Возникновение обязанности лица к совершению определенных действий по передаче материальных благ возможно также в рамках публично-правового регулирования.

Имущественные отношения публичной правовой природы составляют, как известно, предмет финансового права. Эти отношения связаны с финансовой деятельностью государства (муниципальных образований), которая заключается в планомерном образовании (формировании), распределении и использовании государственных (муниципальных) денежных фондов (финансовых ресурсов)[2]. 

Поскольку речь идет о денежных фондах государства (муниципального образования), следовательно, предметом данных отношений являются деньги — т.е. имущество. Таким образом, данным отношениям присущ имущественный характер.

Очевидно, что и формирование денежных фондов государства и их использование предполагает под собой перемещение денежных средств сначала от частных лиц к государству — в государственный бюджет (посредством взимания налогов и других обязательных платежей), а потом от государства к получателям бюджетных средств (юридическим и физическим лицам). Таким образом, налицо еще один из признаков обязательства — отношения по поводу перемещения материальных благ.

Эти сходства гражданско-правовых обязательств с некоторыми видами финансовых правоотношений обусловили заимствование термина «обязательство» для определения финансовых правоотношений, юридическое содержание которых строится по формуле:  праву-требования управомоченной стороны в правоотношении корреспондирует обязанность совершения активного действия обязанной стороной. Таких правоотношений, урегулированных финансово-правовыми нормами довольно много, при этом финансовое законодательство активно использует термин «обязательство».

Финансовые обязательства, как вид обязательственных отношений, обладают рядом общих признаков с гражданско-правовыми обязательствами, но отличаются от них публично-правовой природой. Как и гражданско-правовые обязательства, финансовые обязательства представляют собой имущественные отношения, урегулированные нормами права, по поводу перемещения материальных благ, юридическим содержанием которых является право кредитора требовать от  должника совершения определенных активных действий по предоставлению кредитору обозначенных материальных благ.

Сказанное позволяет сделать вывод о том, что ограничение предмета обязательственного права рамками гражданско-правовых отношений не соответствует современному уровню развития правовой системы и существующему многообразию обязательственных общественных отношений. Обязательственные отношения возникают не только в рамках гражданского оборота, но и вне его, а перемещение материальных благ имеет место и в рамках публичных отношений. Таким образом, можно заключить, что все обязательственные правоотношения, т.е. отношения в которых управомоченная сторона имеет право требовать от обязанной стороны выполнения каких-либо действий, связанных с перемещением материальных благ, по своей правовой природе могут быть разделены на частно-правовые и публично-правовые.

Различие заключается в отсутствии равноправия между сторонами финансового обязательства, в котором одной из сторон всегда является государственно-властный субъект, в наличие властного характера отношений, часто возникающих по воле только одной из сторон (государства), в публичной природе правовых норм, регулирующих данного вида обязательства. Невозможность самостоятельного установления условий обязательства сторонами в финансово-правовом обязательстве также является принципиальным отличием этих обязательств от гражданско-правовых обязательственных отношений. Существенные условия финансово-правового обязательства (в том числе объект и предмет обязательства) устанавливаются законодательно и поэтому соглашение сторон обязательства не может изменять их.

Наличие у обоих видов обязательственных правоотношений ряда общих признаков (имущественный характер, структура юридической связи между сторонами, характер содержания прав и обязанностей) позволяет объединить нормы, регулирующие обязательственные правоотношения в самостоятельный правовой институт — обязательственное право. При этом, наличие в данном правовом образовании норм, регулирующих обязательственные отношения публичной природы на основе властно-императивных принципов,  требует признать традиционное понимание обязательственного права как подотрасли гражданского права, представляющей собой совокупность гражданско-правовых норм, регулирующих обязательства[3],  не соответствующей современному уровню развития обязательственных правоотношений.

Следовательно, обязательственное право на сегодняшнем этапе своей эволюции представляет собой комплексное правовое образование, охватывающее своим регулированием, как область частных имущественных отношений (гражданско-правовые обязательства), так и публичные имущественные отношения (финансово-правовые обязательства), связанные с перемещением материальных благ.

Юридическая доктрина под альтернативными обязательствами признает обязательства, предметом которых является одно из нескольких перечисленных в договоре или законе действий[4].  Таким образом, основная особенность альтернативных обязательств, как вида обязательственных правоотношений, концентрируется в способе определения предмета исполнения обязательства. Предмет исполнения в альтернативном обязательстве составляют два, или более различных действий, из которых одна из сторон должна сделать выбор. Например, обязательство построить дом, или уплатить сумму, необходимую на постройку такого дома.

При этом предоставление любого их перечисленных объектов (предметов) обязательства (в соответствии со сделанным выбором) будет считаться надлежащим исполнением обязательства.

Таким образом, альтернативное обязательство представляет собой обязательство, осложненное альтернативно установленной множественностью объекта. Множественность проявляется в установлении нескольких действий составляющих объект обязательства, а альтернативность заключается в том, что лишь одно из перечисленных действий по выбору одной из сторон обязательства подлежит исполнению.

Возможно ли существование обязательств с альтернативно установленной множественностью предмета исполнения в рамках публично-правовых обязательственных отношений? Для ответа на поставленный вопрос необходимо проанализировать виды финансовых обязательств с точки зрения способа определения в них предмета исполнения.

В первую очередь, речь идет о налоговых обязательствах, которые возникают в рамках налоговых правоотношений. В силу налогового обязательства одно лицо (должник) обязано совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие по уплате денег, а кредитор имеет право требовать от должника исполнения его обязанности.

Таким образом, налоговое обязательственное правоотношение — урегулированная нормами налогового права правовая связь, в силу которой публично-территориальное образование (налоговые кредитор) правомочно требовать от субъекта частного права (налогового должника) денежного предоставления, а субъект частного права обязан осуществить это предоставление[5].

Как и гражданско-правовые обязательственные правоотношения, налоговое обязательство является относительным правоотношением — его участники строго определены. Управомоченная сторона —  налоговый кредитор представлена публично-правовым образованием, наделенного правом присвоения сумм поступающих в виде налогов и сборов в публичный фонд денежных средств. Налоговым должником, или обязанной стороной в налоговом обязательстве являются налогоплательщики — лица, обязанные произвести денежный платеж в пользу налогового кредитора. Налоговое обязательство является активным правоотношением, поскольку кредитору предоставлено право требовать активных действий со стороны должника.

Поскольку притязание налогового кредитора направлено на получение денежной суммы, являющейся материальным благом, налоговое обязательство относится к категории имущественных правоотношений.

Объектом налогового обязательства является действие налогоплательщика по уплате денежных средств в качестве налогового платежа (или сбора). Предметом — денежные средства.

Неисполнение налогового обязательства предусматривает применение к нарушителю имущественных санкций.

Все перечисленные признаки налогового обязательства полностью аналогичны признакам гражданско-правового обязательства. Однако, налоговое обязательство — не разновидность гражданско-правового обязательства, а особое правоотношение, построенное по типу (модели) этого обязательства.

В отличие от гражданско-правовых обязательств налоговое обязательство возникает исключительно из закона. Согласно ст. 44 НК РФ,  налоговое обязательство возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных налоговым кодексом или иным актом законодательства о налогах и сборах. Налоговое обязательство отличается односторонним характером установления[6].  Таким образом, невозможно возникновение налогового обязательства на основе договора. Налоговые обязательства возникают независимо от желания налогоплательщика, а чаще всего даже вопреки его желанию. Следовательно, принцип автономии воли, характеризующий гражданско-правовое обязательство, в налоговых обязательствах отсутствует.

Управомоченной стороной в налоговом обязательстве выступает государство (муниципальное образование) — властный субъект, что исключает равноправие сторон в налоговом обязательстве. Государство наделено правом издавать предписания, обязательные для исполнения другими участниками налогового обязательства.  Как и любое финансовое правоотношение налоговое обязательство является властеотношением.

Налоговое обязательство является безэквивалентным, т.е. у кредитора-государства не возникает встречной обязанности по отношению к исполнившему свою обязанность должнику-налогоплательщику. Уплата плательщиком налога не порождает никаких четко определенных юридических обязательств у получателя налога — государства в адрес плательщика[7]. Безэквивалентность налогового платежа законодательно закреплена НК РФ в формуле «индивидуально безвозмездный платеж».

Предметом налогового обязательства могут быть только денежные средства в валюте Российской Федерации. Замена предмета налогового обязательства другим имуществом невозможна, равно как и альтернативное определение объекта налогового обязательства.

Невозможно представить ситуацию, когда в законе будет установлена обязанность налогоплательщика уплатить определенную сумму в качестве налога или, например, отработать на общественных работах, скажем, 20 часов. Таким образом, и объект и предмет налогового обязательства являются четко определенными и не могут быть определены альтернативно. Следовательно, существование налогового обязательства в форме альтернативного обязательства невозможно.

В рамках финансового права возникают также другие обязательственные отношения. Расходование бюджетных средств предусматривает формирование расходных обязательств, утверждение которых в законе о бюджете на очередной финансовый год приводит к возникновению бюджетных обязательств (ст. 6 БК РФ) .  Расходные обязательства представляют собой обусловленные законом, иным нормативно-правовым актом, договором или соглашением, обязанность публично-правового образования предоставить физическому или юридическому лицу, иному публично-правовому образованию средства из соответствующего бюджета. Расходное обязательство предполагает, что между РФ и субъектом-получателем средств соответствующего бюджета возникает материальное правоотношение, где у РФ есть обязанность предоставить средства бюджета, а у субъекта-получателя есть право требовать предоставления этих средств. Таким образом, расходные обязательства формируют обязанность государства перед конкретно определенными получателями по предоставлению денежных средств.

Отношения, возникающие при выполнении государством своей обязанности являются имущественными (денежными), опосредуют процесс перемещения материальных благ, объектом правоотношения является предоставление денежных средств из бюджета, предмет правоотношения — деньги, содержание правоотношения — право кредитора — требовать предоставления ему из бюджета определенной денежной суммы, обязанность должника — предоставление указанной суммы. В отличие от налоговых обязательств, расходные обязательства могут возникать на основе договора между государством как должником в указанных правоотношениях и другими частными и публичными лицами как кредиторами. Однако, возможность возникновения расходных обязательств на основе договора не переводит эти отношения в сферу гражданско-правового регулирования, поскольку режим расходования бюджетных средств устанавливается нормами публичного (финансового) права. 

Для целей настоящего исследования принципиальным является невозможность альтернативного определения предмета и объекта исполнения расходного и бюджетного обязательства. Поскольку речь идет о предоставлении средств из соответствующего бюджетного фонда (федерального, субъекта федерации или муниципального), следовательно, предметом обязательства могут быть только денежные средства, поскольку именно они и образуют названные фонды. Бюджет как экономическая категория представляет собой совокупность денежных средств, предназначенных для финансового обеспечения задач и функций публичной (государственной или муниципальной) власти[8].  В бюджетных фондах нет иного имущества, кроме денежных средств. Таким образом, предоставление вместо денег каких-либо иных материальных благ по расходным или бюджетным обязательствам невозможно. Из этого можно заключить, что возникновение альтернативного обязательства, в котором альтернативно определен предмет обязательства в рамках бюджетных отношений невозможно. Значит два вида альтернативных обязательств мы можем исключить сразу — альтернативные обязательства, где альтернативно определен предмет обязательства и альтернативное обязательство где альтернативно определены объект и предмет обязательства.

Также необходимо помнить, что законодательное определение расходного и бюджетного обязательства не позволяет участниками этого обязательства альтернативно определить объект обязательства, поскольку четко закрепляет, что содержание данного правоотношения заключается в обязанности публично-правового образования предоставить средства из бюджетного фонда. Таким образом, невозможно внесение в договор о предоставлении денежных средств из бюджета альтернативного способа исполнения данного обязательства, например вместо выделения денежных средств кредитору, государство может оплатить какие-либо расходы кредитора или предоставить какую-либо услугу. 

Формы выделения средств из бюджета могут быть различными, например межбюджетные трансферты предоставляются в форме дотаций, субсидий или субвенций (ст. 129 БК РФ). Таким образом, можно предположить, что альтернативность в расходном обязательстве может заключаться в альтернативном определении формы выделения бюджетных средств — например, дотация или субсидия, по выбору должника. Тогда такое обязательство будет альтернативным обязательством с альтернативно определенным объектом обязательства.

Однако, данное абстрактное умозаключение нельзя признать верным. Различный правовой режим этих форм, исключает возможность замены одного вида межбюджетного трансферта другим. Межбюджетные трансферты являются формой бюджетного регулирования, в связи с чем формы межбюджетных трансфертов определяются в зависимости от конкретно определенных целей. Цели предоставления дотации и субсидии, закрепленные законодательством, различны. Поэтому и режим расходования получателем выделенных ему бюджетных средств строго зависит от формы выделения этих средств.

В бюджетных обязательствах кредитор не имеет возможности использовать полученные из бюджета денежные средства по своему усмотрению, его права распоряжения выделенными деньгами серьезно ограничены целевым характером использования бюджетных средств (ст. 38 БК РФ) — все бюджетные средства предоставляются получателю с указанием цели их использования. Поскольку направления расходования дотации и субсидии различные (см. ст. 131 и ст. 132 БК РФ), следовательно, интересы кредитора, удовлетворяемые посредством выполнения должником (публично-правовым образованием) расходного обязательства, не могут получить должного удовлетворения при замене одной формы трансферта на другую. Проще говоря, если бюджету субъекта федерации недостаточно денег для выполнения региональных социальных программ, то ему нужны дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности. А субсидия на софинансирование обязательств, возникающих при выполнении полномочий органов государственной власти субъекта, не отвечает интересу кредитора вследствие иного направления расходования средств, предоставленных в форме субсидии. Таким образом, альтернативное определение объекта расходного обязательства нарушает интересы кредитора.

Таким образом, существование расходного и бюджетного обязательств в виде альтернативного обязательства  невозможно.

Кроме названных выше, отношения по государственному и муниципальному долгу также представляют собой обязательственные отношения, возникающие из государственных и муниципальных заимствований, государственных гарантий по обязательствам третьих лиц, других долговых обязательств. В этих отношениях должником также является государство, а кредитором могут быть как частные физические и юридические лица, так и другие публичные образования, а также субъекты международного права (ст. 97 БК РФ).

Долговые обязательства государства могут существовать в виде обязательств по кредитам, государственным ценным бумагам, бюджетным кредитам, государственным гарантиям. Юридическая обязанность должника в отношениях по государственным долгу (государственным заимствованиям) заключается в обязанности выплатить кредитору определенную денежную сумму, соответственно кредитор имеет право требовать выплаты определенной суммы. Такая обязанность государства возникает в силу договора.

Эти отношения также имеют ярко выраженный имущественный характер, возникают по поводу перемещения материальных благ и праву требования кредитора в отношениях корреспондирует обязанность должника осуществить денежный платеж.

Как и в расходных обязательствах, единственным возможным предметом кредитного обязательства в рамках финансовых правоотношений являются денежные средства. В связи с чем альтернативное определение предмета денежного обязательства является невозможным. Получая от частных лиц или иных публично-правовых образований денежные средства в долг, государство становится обязанной стороной в обязательственных правоотношениях — у него возникает обязанность по истечении определенного времени вернуть кредитору предоставленные средства и уплатить проценты за пользование этими средствами. Соответственно у кредитора с момента заключения кредитного соглашения с государством-должником появляется право требования исполнения обязательства, принятого на себя должником.

Объектом правоотношения по государственному долговому обязательству является выплата должником денежной суммы в пользу кредитора. Возможность замены данного объекта на другой, например, предоставление государством имущества кредитору на сумму государственных долговых обязательств, или оказание кредитору услуг государством в размере соответствующем размеру долговых обязательств должника, в бюджетном кодексе не предусмотрена. Поскольку в финансовом праве действует императивный принцип «все, что не разрешено, то запрещено», следовательно, отсутствие указания на возможность замены предмета исполнения в долговых обязательствах публично-правового образования означает запрет на установление такой замены.

Это позволяет сделать вывод о том, что финансово-правовые отношения по государственному долгу не могут существовать в виде альтернативного обязательства.

Таким образом, альтернативные обязательства, как вид обязательственных правоотношений однозначно должны быть отнесены к группе гражданско-правовых отношений. Существование альтернативных обязательств в рамках обязательственных финансовых правоотношений в соответствии с действующим российским финансовым законодательством невозможно.

Предметом финансово-правовых обязательств всегда являются денежные средства (деньги) поскольку финансовая деятельность государства заключается в формировании и использовании централизованных и децентрализованных публичных (государственных, муниципальных) фондов денежных средств. При этом сами обязательства возникают из законов или иных нормативно-правовых актов. Это исключает возможность альтернативного определения предмета или объекта финансово-правового обязательства в договоре по обоюдному соглашению сторон. А действующее законодательство не предусматривает альтернативное исполнение финансово-правовых обязательств.

Таким образом, можно утверждать, что в системе обязательственного права альтернативное обязательство представляет собой вид гражданско-правового отношения с альтернативно установленной множественностью объекта или предмета обязательства, характеризующийся наличием права (обязанности) выбора относительно объекта или предмета исполнения и юридической равнозначностью всех установленных объектов или предметов исполнения, каждый из которых в отдельности признается надлежащим исполнением обязательства.

 

Библиография

1 Гражданское право в 2 т. Т. II. Полутом 1: учебник / Отв. ред. Суханов Е.А.— М., 1999. С. 8.

2  Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Химичева Н.И. — М., 2003. С. 32—33.

3 Российская юридическая энциклопедия / Гл. ред. Сухарев А.Я. — М., 1999. С. 635.

4 См.: Мейер Д.И. Русское гражданское право (в 2-х ч.) Ч. 2. (по изданию 1902 г) — М. 1997. С. 127; Савиньи Ф.К. Обязательственное право — СПб. 2004. С. 289;  Синайский В.И. Русское гражданское право (в изд. 1914 г.) — М. 2002. С. 301;  Гражданское право в 2 т. Т. 2: учебник / Отв. ред. Суханов Е.А. — М., 1998. С. 22; Гражданское право. Т. 1. Учебник / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К — М., 2000. С. 527.

5  Финансовое право: Учебник / Отв. ред. Карасева М.В.— М., 2006. С. 333.

6  Налоговое право / Под ред. Пепеляева С.Г. — М., 2000. С. 30.

7  Налоги и налоговое право: Учебное пособие / Под ред. Брызгалина А.В. — М., 1997. С.  98, 99.

8 Финансовое право. Учебник / Под ред. Грачевой Е.Ю., Толстопятенко Г.П. — М., 2003. С. 63.