УДК 340.114.3

Страницы в журнале: 45-49 

 

А.В. МАЛЬКО,

доктор юридических наук, профессор,  директор Саратовского филиала Института государства и права РАН,

 

К.Е. ИГНАТЕНКОВА,

кандидат юридических наук, ученый секретарь Саратовского филиала Института государства и права РАН,

 

Ю.Г. КИПСЕЛИДИ,

соискатель Пятигорского государственного технологического университета

 

Анализируются понятие и сущность антинаркотической функции; формулируется вывод о том, что антинаркотическая функция является частной (неосновной), но постоянной функцией, имеющей внутренне-внешнюю природу, и должна осуществляться как государством, так и гражданским обществом.

Ключевые слова: наркотик, функция государства, антинаркотическая функция, антинаркотическая политика, гражданское общество.

 

Antinarcotics' function: concept and essence

 

Malko A., Ignatenkova K., Kipselidi J.

 

The concept and essence of antinarcotics' function are analyzed; the conclusion that antinarcotics' function is private (nonbasic) is formulated, but the constant function having the internally-external nature, and should be carried out both the state, and a civil society.

Keywords: drug, state function, non-narcotic function, non-narcotic policy, civil society.

 

Наступившее тысячелетие поставило перед человечеством новые глобальные проблемы. Наркомания по своей разрушительности для мировой цивилизации занимает одну из ведущих позиций — наравне с вооруженными конфликтами, природными катаклизмами, экологическими и техногенными катастрофами.

В России проблема наркомании получила основной виток развития на рубеже 1990-х годов, когда вместе со сломом прежней экономической и политической системы рухнуло и все, что сдерживало общество от хаоса и моральной анархии. Права переросли во вседозволенность, свобода трансформировалась в безответственность, а отмененные ограничения превратились в безнаказанность. Жажда новых ощущений, запретных удовольствий при отсутствии сколь бы то ни было прочных духовных ценностей и идеалов стала питательной средой для социальных болезней: паразитического образа жизни, иждивенчества, разного рода зависимостей, среди которых на первое место быстро вышла наркомания.

Наркомания — страшная социальная болезнь, поражающая отдельного человека, семью, коллектив, общество, государство. Поэтому и бороться с ней нужно на всех уровнях — от индивидуального противостояния до общегосударственной масштабной кампании. Одними только распоряжениями «сверху» проблему не решить, требуется объединение усилий властных структур и инициативных мер со стороны населения.

До настоящего времени деятельность по противодействию наркотизации общества представляла собой отдельные, разрозненные, слабо согласованные меры, «выхватывающие» какой-либо один аспект проблемы. В своей совокупности они не образовывали необходимой системы, отсутствовала единая концепция, стратегия такой деятельности. Государственная антинаркотическая политика то безосновательно ужесточалась, то неоправданно либерализировалась, что только усугубляло и без того сложную наркоситуацию.

Пришло время перевести антинаркотическую политику в новое качественное состояние, вовлекая в противодействие наркотизации все имеющиеся силы и ресурсы: от соответствующих государственных органов (в первую очередь правоохранительных) до институтов гражданского общества и конкретного человека, — признать и оформить ее в качестве отдельного специализированного направления деятельности, т. е. самостоятельной функции.

Чтобы получить полное представление о сущности антинаркотической функции, ее следует рассмотреть с позиции различных классификаций функций государства.

Теоретики разделяют функции государства на основные и неосновные. Основные функции государства рассматриваются как наиболее общие, важнейшие направления деятельности государства по осуществлению коренных стратегических задач и целей, стоящих перед ним в определенный исторический период. От неосновных они отличаются тем, что, во-первых, в них наиболее выпукло проявляются классовая и общечеловеческая сущность государства, его социальное назначение; во-вторых, они относятся к деятельности государства в целом, выполняются, хотя и в разной мере, всеми или многими звеньями государственного аппарата; в-третьих, с точки зрения своего содержания и структуры они носят комплексный, собирательный характер, требуют системного анализа[2].

Считаем деление функций государства на основные и неосновные не совсем удачным. В принципе, с этим соглашается и М.И. Байтин, называя термин «неосновные функции» условным[3]. Действительно, сложно принять тот факт, что функция, скажем, здравоохранения, которая не входит в социальную функцию, может быть неосновной. Кроме того, в совокупности с общераспространенным определением функций государства как «основных направлений деятельности» налицо явная тавтология: получается, что существуют «основные основные» и «основные неосновные» направления деятельности государства.

В связи с этим приведенную выше классификацию, на наш взгляд, следовало бы скорректировать: все направления деятельности государства, т. е. функции, делятся на общие, или генеральные, и частные, или специализированные (к последним относится множество поднаправлений общих функций). Через призму данного подхода в числе общих внутренних функций мы называем экономическую, социальную, культурно-нравственную, экологическую функции и функцию охраны общественного порядка.

Таким образом, базовое значение для уяснения сущности антинаркотической функции имеет деление функций государства на общие, или генеральные, и частные, или специализированные (вместо деления на основные и неосновные). Антинаркотическая функция, безусловно, не претендует на статус общей (основной), поскольку перечень общих (основных) функций государства является сформировавшимся и весьма узким. Это и понятно, ибо излишнее дробление функций с последующим возведением каждой в ранг общей (основной) внесет хаос в упорядоченную схему государственного регулирования общественных отношений. Однако ограниченный список общих (основных) функций государства вовсе не исключает появления внутри них более узких, но в достаточной мере самостоятельных направлений, которые требуют особой заботы со стороны государства. Мы говорим о новых частных (или неосновных в классической трактовке) функциях государства, которые, на наш взгляд, в теории государства и права незаслуженно лишены необходимого внимания.

В то время как общие (основные) функции в научной юридической литературе представлены достаточно полно, исследованы вдоль и поперек, частные (неосновные) функции как бы оказались в тени. Однако реальность сегодняшних дней такова, что некоторые частные (неосновные) функции приобретают столь высокую значимость, что без их всестороннего, качественного теоретического исследования невозможно говорить об успешной реализации охватывающих их общих (основных) функций.

В качестве примера можно привести частную (неосновную) функцию поддержки малого и среднего бизнеса, которая является, по сути, частью более объемной экономической функции государства. Претендует ли она на статус общей (основной)? Безусловно, нет. Но роль поддержки государством малого и среднего бизнеса в современных отечественных условиях настолько велика, что мы не можем отрицать оформления ее в качестве самостоятельной, пусть частной, неосновной, но чрезвычайно важной функции Российской Федерации.

Именно к таким функциям относится и антинаркотическая функция, обособление которой произошло в рамках общей функции охраны общественного порядка. Прежде всего это относится к такому направлению антинаркотической деятельности, как борьба с торговлей запрещенными веществами. Однако в рассматриваемой функции присутствуют и элементы ряда других важнейших направлений деятельности государства. Например, сокращение спроса на наркотики относится к полю функции здравоохранения (входящей в состав социальной функции) и, безусловно, к культурно-нравственной функции.

Кроме того, наркомания, как мы уже писали, это не национальная проблема какой-либо отдельной страны, но угроза всему человечеству. Следовательно, помимо внутренней очевидна также внешняя составляющая антинаркотической функции. Она воплощается в международном контроле и формировании интернациональной политико-правовой основы борьбы с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ и распространением заболевания наркоманией.

В зависимости от временного критерия функции государства делятся на постоянные в и временные — такие направления деятельности государства, которые осуществляются только на определенном этапе (этапах) его развития[4]. Е.Е. Тонков причисляет функцию противодействия наркотизации общества к временным на том основании, что она развивается в зависимости от успешности реализации государственно-правовой политики в этой области, и в случае преодоления трудностей, возникающих в связи с незаконным оборотом наркотических и психотропных средств, соответствующее направление деятельности перестанет быть необходимым[5].

Позволим себе с этим не согласиться. Антинаркотическая функция государства является не временной, а постоянной, в связи с тем, что проблему злоупотребления наркотиками, к сожалению, полностью искоренить не представляется возможным. Конечной целью борьбы с наркоманией является полное исключение фактов немедицинского потребления наркотиков, однако, как отмечали в уголовно-криминологической литературе в 90-х годах прошлого века, в обозримом будущем она вряд ли может быть достигнута[6]. Спустя 20 лет к достижению глобальной цели мы так и не приблизились.

В литературе немного пессимистично, но, увы, вполне реалистично пишут: «Явление наркомании заключает в себе высочайшую степень опасности для общества. От нее трудно оградиться, ее вряд ли можно измерить в полном объеме. Поэтому представляется, что людям и самому обществу ничего не остается, как научиться жить в этом мире, переполненном наркотиками, в окружении опасностей, из этого проистекающих»[7].

Это осознает и законодатель: в недавно принятой Стратегии государственной антинаркотической политики Российской Федерации до 2020 года (утв. Указом Президента РФ от 09.06.2010 № 690; далее — Стратегия) в качестве ее главной цели названо существенное сокращение незаконного распространения и немедицинского потребления наркотиков, масштабов последствий их незаконного оборота для безопасности личности, общества и государства. Как видим, создатели Стратегии изначально не замахиваются на ликвидацию наркомании как социального феномена, осознавая бесперспективность подобных проектов, они планируют уменьшить (причем значительно) размах этого явления и зафиксировать его. Такую программу можно считать вполне выполнимой.

Многоаспектная сущность проблемы, невозможность однолинейного подхода к ее решению детерминируют обязательность еще одного субъекта реализации антинаркотической функции — гражданского общества.

Л.И. Романова совершенно справедливо утверждает: «Наркотической болезнью заболевают одновременно и человек, и общество. Они становятся единым целым, их трудно вычленить и представить изолированно друг от друга»[8]. Наркотическая болезнь конкретного человека не только является его личной бедой, но и создает значительное число трудностей для гражданского общества и государства в целом. Государство не просто лишается своего трудоспособного гражданина, оно приобретает тяжело больного, к тому же общественно опасного человека, которого необходимо лечить, кормить, обслуживать, содержать, а главное — от которого нужно защищаться. Общество при этом вынуждено нести значительные денежные расходы на содержание большого числа органов правоохранительной и здравоохранительной систем, задействованных в борьбе с незаконным оборотом наркотиков и оказании помощи больным наркоманией. Кроме финансовых затрат требуется отвлечение существенных людских ресурсов, которые будут изъяты из производственной сферы.

Вполне закономерно, что основными субъектами антинаркотической функции выступают государство и гражданское общество. При этом именно от государства зависит не только эффективность своих собственных решений по противодействию наркотизации общества, но и роль институтов гражданского общества в преодолении этой масштабной социальной беды. На государство возлагаются обязанности по правовому обеспечению участия структур гражданского общества в решении наркопроблемы, в связи с чем требуется четкое правовое оформление реализации социальной и правовой активности граждан, общественных организаций и объединений.

Таким образом, антинаркотическую функцию можно определить как специализированное постоянное направление деятельности, иными словами, частную (неосновную), но при этом постоянную функцию российского государства и гражданского общества, направленную на установление контроля за оборотом наркотических средств и психотропных веществ, предупреждение, выявление и пресечение незаконного оборота наркотиков и их прекурсоров, а также постоянное сокращение числа наркозависимых путем профилактики немедицинского потребления наркотиков, лечения и реабилитации больных наркоманией, осуществляемую как на национальном уровне, так и в международных масштабах.

Основными сущностными характеристиками данной функции выступают:

— специфический субъектный состав, включающий государство в лице его органов и должностных лиц и гражданское общество в совокупности различных его институтов;

— временные особенности — учитывая исторический опыт и современные тенденции развития наркотизма, рассматриваемая функция приобретает статус постоянной;

— уникальная природа — антинаркотическая функция как частная (неосновная) осуществляется в рамках общей (основной) функции охраны общественного порядка, однако содержит элементы и иных общих (основных) функций государства (экономической, социальной, культурно-нравственной и др.), а также тесно связана с рядом других частных (неосновных) функций (антикоррупционной, функцией защиты территориальных границ и т. д.);

— внутренне-внешняя (национально-международная) направленность — распространение наркотиков носит организованный и международный характер, поэтому проблема борьбы с наркоманией и связанными с ней правонарушениями не может быть решена исключительно на национальном уровне. Антинаркотическая функция не может рассматриваться только и исключительно как внутренняя функция российского государства, поскольку все более очевидным становится ее интернациональный, глобальный характер.

 

Библиография

1 Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ «Антинаркотическая политика в современной России: цели, средства результаты» (проект № 11-03-00209а).

2 См.: Байтин М.И. Функции государства // Общая теория государства и права: Академический курс: В 3 т. 2-е изд., перераб. и доп. / Отв. ред. М.Н. Марченко. — М., 2001. Т. 1. С. 340—347.

3 Там же. С. 338.

4 См.: Черноголовкин Н.В. Теория функций социалистического государства. — М., 1970. С. 125.

5 См.: Тонков Е.Е. Государственно-правовая политика противодействия наркотизации российского общества. — СПб., 2004. С. 49.

6 См.: Боголюбова Т.А. Наркотизм: основы частной криминологической теории: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — М., 1991. С. 15.

7 Романова Л.И. Наркомания и наркотизм. — СПб., 2003. С. 40.

8 Там же. С. 35.