УДК 340.111.5

Страницы в журнале: 13-16 

 

О.А. СТЕПАНОВ,

доктор юридических наук, профессор, профессор кафедры государственно-правовых дисциплин Академии управления МВД России,

 

Е.Н. ТЮРИНА,

адъюнкт Академии управления МВД России

 

Рассматриваются безопасность и право как общественные явления; определяется, что для обеспечения безопасности социума и государства необходимо изменить систему правовых и нравственных ценностей.

Ключевые слова: безопасность, право, явление, сотрудники органов внутренних дел, правоотношения.

 

Safety as object of legal relationship in a modern society

 

Stepanov O., Tjurina E.

 

Safety and the right as the public phenomena are considered; it is defined that for society and state safety it is necessary to change system of legal and moral values.

Keywords: safety, the right, the phenomenon, employees of law-enforcement bodies, legal relationship.

 

Право и безопасность относятся к наиболее важным и сложным общественным явлениям в современном обществе. И если право по большей части ассоциируется со справедливостью и нормативными установлениями, то безопасность — с обеспечением функциональных качеств, как организованных систем, так и человека, поддержанием необходимого (требуемого) режима жизнедеятельности. При этом уровень безопасности в конечном итоге определяется коллективными действиями людей, а уровень правового регулирования — возможностью обеспечения компромисса различных интересов при проведении этих действий в жизнь.

Именно поэтому право в рамках данного процесса можно характеризовать не только как особую разновидность социальных норм, но и как результат отражения социальной действительности. Отличие данных норм от других (также социальных) заключается в том, что они работают в отношении всех участников общественного взаимодействия независимо от их воли, желания, от имущественного или социального положения.

Для теории и практики обеспечения безопасности в российском обществе важно, чтобы были достаточно ясны средства, с помощью которых правовые требования преобразуются в конкретное поведение на личностном, групповом и общественном уровнях. При этом право призвано не просто согласовывать деятельность и поведение отдельных индивидов, социальных групп и объединений, но и сводить их в некое единство, обеспечивая предсказуемость взаимодействий в рамках возникающих правоотношений.

С этой точки зрения реализация идеи безопасности в современном обществе может сводиться к обеспечению максимально возможной меры свободы человека при защите важнейших параметров среды его обитания, представляющих для него блага либо интерес.

С учетом такого подхода, например, деятельность сотрудников ОВД допустимо ассоциировать с конкретной программой поведения, направленной как на сохранение структурно-функциональной устойчивости государственных институтов, так и на обеспечение защиты личности в условиях изменяющихся параметров состояния ее безопасности.

Можно выделить ряд составляющих, которые определяют параметры состояния безопасности личности как объекта правоотношений, связанного с результатами деятельности сотрудников ОВД, — оружие, специальные средства, средства связи, информационные системы и банки данных разыскной и ориентирующей информации, служебно-разыскные собаки, автотранспорт и другие средства, которые используются в ОВД для решения стоящих перед ними задач. Выбор указанных составляющих, характеризующих в конечном счете уровень безопасности личности, общества и государства, в каждом конкретном случае связывается с необходимостью выработки стратегии, нацеленной на возможность обеспечения данного уровня.

При этом важно понимать, что указанный уровень в целом определяется результатами коллективных действий людей и зависит от возможности обеспечения компромисса различных интересов, в том числе связанных с действиями сотрудников ОВД. Использование правовых регуляторов в данном случае позволяет государству исключать в таких действиях беззаконие и произвол при необходимости осуществления принуждения, отражающего характер правоотношений между государством и личностью при обеспечении безопасности.

Проблемы, с которыми приходится сталкиваться сотрудникам ОВД в личностном, групповом, общественном аспектах в рамках обеспечения безопасности, предполагают необходимость упреждающего принятия ими соответствующих мер по локализации негативных явлений социального характера.

При этом норма права как признаваемая государством мера должного поведения (стандарт общественных отношений), обусловленная возможностью государственного принуждения или поощрения, должна рассматриваться как результат осознания потребности в правовом урегулировании общественных отношений, связанных с социальной безопасностью.

Правовое регулирование, являясь, с одной стороны, результатом целенаправленного воздействия государства на развитие общественных отношений, а с другой — фактором их стабильности, средством достижения общественно значимых параметров при обеспечении обратной связи между результатами регулирования и деятельностью государства, призвано органично объединять все правовые явления, связанные с функционированием системы «государство — право», и одновременно определять их роль в этой системе.

 Развитие элементов данной системы должно быть органично связано с появлением новых угроз личности и обществу в условиях информатизации его жизнедеятельности. Важно, например, понять, как правильно совместить использование удаленного доступа к электронным банкам данных разыскной, ориентирующей, сигнальной, доказательственной и другой информации в рамках осуществления более действенного контроля за личностью, сохранив при этом основы демократического развития общества.

Исходя из сказанного, конкретизация меры свободы и ее реализация личностью на основе соблюдения баланса с интересами общественного развития могут быть определены в качестве одного из главных факторов деятельности государства. При этом практическая сторона рассмотрения безопасности как объекта правоотношений должна сводиться к обеспечению максимально возможной меры свободы человека при защите важнейших параметров среды его обитания на основе права, в том числе в рамках деятельности ОВД.

Право, выступая в качестве системы нормативных установлений, определяющей общеобязательные правила поведения личности, общества, государства (границы дозволенного и недозволенного для них), призвано фиксировать не только статус личности, но и статус государственных органов (пределы и возможности осуществления их деятельности). Именно поэтому норма права как признаваемая государством мера свободы человека (стандарт поведения личности в обществе) становится востребованной в случае осознания им потребности не просто в правовом урегулировании, а в обеспечении безопасности конкретных общественных отношений.

По сути, такое утверждение вполне может рассматриваться как разновидность нормативного прогноза, ориентирующего государство на доминирующее выполнение общесоциальных задач. При этом важно понимать, что уровень общественного согласия определяется результатами коллективных действий людей, а результативность правовых отношений, участниками которых, в частности, являются сотрудники ОВД, определяется, как отмечено выше, возможностями обеспечения компромисса различных интересов в рамках реализации этих действий. В этой связи важно обратить внимание на то, что право призвано не просто согласовывать деятельность и поведение отдельных индивидов, социальных групп, объединений, а сводить их в некое единство, обеспечивая их взаимодействие на основе формального равенства субъектов права. Правовые установления, регулирующие такие взаимодействия, вполне допустимо рассматривать в качестве конкретной программы поведения, направленной на сохранение структурно-функциональной устойчивости общества путем обеспечения его безопасности. При этом характер проблем, с которыми уже столкнулась Россия, в значительной мере определяется способностью полиции реагировать на вызовы времени и своевременно принимать меры по локализации негативных явлений, угрожающих безопасности человека и общества в целом.

Ключевое значение в рамках анализа проблемы безопасности как объекта правоотношений должно отводиться интересам личности, в частности, на основе использования ею правовых норм, определяющих соотношение меры прав и меры ответственности человека и обеспечивающих представление о границах его внешней свободы.

Ситуация, складывающаяся в российском обществе в связи со все большей информатизацией его жизнедеятельности, фактически нацеливает на создание посредством правовых актов такого регламента поведения человека, одной из основных целей которого будет внедрение в сознание личности новых поведенческих стандартов, закрепленных нормами права и поддерживаемых организацией специального государственного контроля. Если руководствоваться этим, то прогресс свободы как форма достижения целей правового регулирования, в том числе в сфере безопасности, вполне может быть связан с использованием правовых запретов и с угрозой применения санкций, побуждающих личность к соответствующему поведению. Поскольку же именно сознание человека, отражая его бытие, настраивает личность на определенное поведение в обществе, то при выработке ценностно-правовых ориентиров правового регулирования важно исходить из осознания личностью критических для функционирования общества параметров, переход через которые может привести к необратимым процессам. Такие параметры в конечном итоге призваны определять границы свободы в поведении человека, которые самым непосредственным образом связаны с защитой общества от произвола и хаоса, с социальной справедливостью и свободой.

Таким образом, правовые предписания, объектом которых выступает состояние безопасности человека, могут рассматриваться в качестве средства обеспечения безопасного развития общества. Исходя из этого, интересы сторон в системе «личность — государство» могут оцениваться как суперпозиция индивидуальных и общих для всех интересов, сформированных на единой основе — недопущения процессов, социально опасных для развития социума, в частности, за счет действий сотрудников ОВД.

С учетом такой позиции можно сделать вывод, что достижение целей правового регулирования в сфере обеспечения безопасности в современных условиях необходимо связывать с прогрессом свободы личности за счет установления определенных компромиссов между государством (в том числе ОВД) и личностью.

Поскольку норма призвана оказывать психологическое воздействие на человека, то правовой эффект по большей мере следует искать в самом поведении личности, а не в способах и формах, с помощью которых он достигается. Вместе с тем тот факт, что право действует через сознание людей, еще не означает, что оно регулирует их поведение.

В этой связи допустима постановка вопроса: что может оказывать действенное влияние на правовое сознание, если оно возникает до правовых норм? На уровне правосознания постигаются внутренние связи объекта отражения, которые и призваны формировать правила, регулирующие поведение человека в обществе, а на правовое сознание такое влияние оказывают нормативно-оценочные критерии поведения личности, выработанные обществом, — в качестве регулятивного момента может рассматриваться само правомерное поведение. Солидарность с такой позицией предполагает ориентацию на результативную составляющую правового регулирования, возникающую после ответной реакции личности на правовые предписания. В сфере безопасности сложность отношений, в которых находится человек, позволяет рассматривать его как элемент разных подсистем — семьи, государства, гражданского общества, в каждой из которых он испытывает определенное регулирующее воздействие. Формирование той или иной ответной реакции на действия семьи, государства, общества связано с сознанием личности, в силу чего информационное действие права на сознание человека должно коррелировать с усвоением  им  нормативного предписания или нормативной  программы поведения.

Следовательно, правоотношения, направленные на обеспечение безопасности, допустимо рассматривать как результат реализации нормы права (итог ее воплощения в действиях сотрудников ОВД и иных субъектов, которые подкрепляют свои правомочия обязанностями). При  этом важно выделить различные стороны  указанного процесса, связанные с технологией правового регулирования, представляющей собой набор методов, приемов и способов, которые используются для установления  прав и обязанностей сотрудников ОВД.

Поскольку многие правоотношения в сфере безопасности возникают помимо воли и желания субъектов, то характер результатов такого регулирования в конечном счете должен определяться возможностью настройки правовой системы на режим действия, основанный на реализации принципа ограниченной рациональности, т. е. на выборе удовлетворительной, а не оптимальной альтернативы ее функционирования.

 

Реализация гарантий безопасности как личности, так и государства, общества в значительной степени связана с необходимостью изменений в системе правовых и нравственных ценностей. Только в таком случае правовое регулирование можно будет рассматривать как средство, призванное обеспечивать динамическое равновесие между интересами личности и ОВД в условиях наделения участников этих общественных отношений правомочиями, обязанностями и ответственностью, перевода их в разряд субъектов правовых отношений, в качестве объекта которых выступает безопасность.