УДК 341.231.7:342.731 

Страницы в журнале: 138-142

 

М.Л. ВОРОНКОВА

кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и международного права Поволжского института имени П.А. Столыпина marina.voronckowa2012@yandex.ru

 

Проводится анализ взаимодействия государств и религиозных объединений. Осуществляется классификация международных норм о свободе совести. Определяется, каким образом международные нормы о свободе совести воздействуют на внутригосударственное право.

Ключевые слова: взаимодействие государств и религиозных объединений, нормы международного права, религия, свобода совести, свобода убеждений, религиозное воспитание.

 

The influence of international law on the interaction between religious communities and the state

 

Voronkova M.

 

Analyzes the interaction between states and religious associations. The classification of international norms on freedom of conscience. Determined how international norms on freedom of conscience affect domestic law.

Keywords: interaction between religious communities and the state, international law, religion, freedom of conscience, freedom of opinion, religious upbringing.

 

Свобода совести как неотъемлемое право каждого отнесена к общечеловеческим ценностям. Нормы о свободе совести содержатся во многих источниках международного права, которые оказывают огромное влияние на основы государственно-конфессионального взаимодействия в разных странах.

Особую роль в закреплении свободы совести как общечеловеческого принципа сыграла Организация Объединенных Наций. В настоящее время свобода совести определена в следующих международных документах: во Всеобщей декларации прав человека 1948 года, в Международном пакте о гражданских и политических правах 1966 года, в Декларации об устранении всех форм нетерпимости и дискриминации в связи с религией и убеждениями 1981 года[1].

В целях более глубокого понимания международных норм о свободе совести их можно классифицировать.

Выделим положения, связанные с принципом равенства прав и свобод человека независимо от религиозных убеждений, а также с недопущением дискриминации по религиозному признаку (ст. 2 Всеобщей декларации прав человека, ст. 14 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Декларация об устранении всех форм нетерпимости и дискриминации в связи с религией и убеждениями). Эти нормы позволяют государствам быть нейтральными по отношению к вероисповеданию своих граждан, являются основой для пресечения всякого рода дискриминаций, что позволяет людям, исповедующим разные религии, спокойно жить и работать, получать образование и мирно сосуществовать.

Далее можно выделить положения, непосредственно закрепляющие свободу совести. Впервые свобода совести была определена в ст. 18 Всеобщей декларации прав человека наряду со свободой религии и свободой мысли. И хотя фактически в данной норме рассматриваются два термина — «свобода совести» и «свобода религии» («свобода вероисповедания»), статья не выделяет особенностей свободы совести, которая предполагает право исповедовать любую религию и право быть атеистом. В ч. 1 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах также закреплено право на свободу мысли, совести и религии. Однако и в данной норме свобода совести не включает в себя право быть атеистом. Статья 9 Конвенции о защите прав человека и основных свобод определяет свободу мысли, совести и религии.

В статье 1 Декларации об устранении всех форм нетерпимости и дискриминации в связи с религией и убеждениями закреплено: «Каждый человек имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу иметь религию или убеждения любого рода по своему выбору и свободу исповедовать свою религию и выражать убеждения как единолично, так и сообща с другими, публичным или частным порядком, в отправлении культа, выполнения религиозных и ритуальных обрядов и учении»[2]. Эта статья аналогична ч. 1 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах, в ней не закреплено право не исповедовать никакую религию, но вероятно право быть атеистом можно было бы вычленить из свободы выражать свои убеждения. Но «в 1993 году Комитет по правам человека, независимый орган, состоящий из 18 экспертов, отобранных через процедуру ООН, определил термин “религия” или “убеждения” как теологические, нетеологические и атеистические убеждения, а также как право не исповедовать никакую религию или убеждения»[3]. На наш взгляд, такое понимание религии не совсем верно.

Религия — сущность особая, очень сложная по ряду причин. Во-первых, она обращается к внутреннему восприятию мира человеком, потому трудно описать ее только по внешним проявлениям. Во-вторых, она предполагает исповедание и поклонение высшим силам, налагает на человека обязанность, помимо выражения религиозных убеждений, осуществлять определенные культовые действия, исполнять религиозные законы и правила, соотносящиеся с его верой. Сам термин «религия» очень многогранен. Например, Цицерон считал, что слово «религия» «является производным от латинского глагола relegere (вновь собирать, снова обсуждать, опять обдумывать, откладывать на особое употребление), что в переносном смысле означает “благоговеть” или “относиться к чему-либо с особым вниманием, почтением”. Отсюда и самое существо религии Цицерон видит в благоговении перед высшими силами, Божеством»[4].

Известный философ и богослов С.Н. Булгаков так понимал религию: «Религия есть познание Бога и переживание связи с Богом… Религиозный опыт в своей непосредственности не есть ни научный, ни философский, ни эстетический, ни этический, и, подобно тому как умом нельзя познать красоту (а можно о ней только подумать), так лишь бледное представление о опаляющем огне религиозного переживания дается мыслью... Жизнь святых, подвижников, пророков, основателей религий и живые памятники религии: письменность, культ, обычай... — вот что, наряду с личным опытом каждого, вернее вводит в познание в области религии, нежели отвлеченное о ней философствование»[5].

Таким образом, с одной стороны, термин «религия» шире понятия «убеждения», поскольку предполагает совершение культовых действий. С другой стороны, дефиниция убеждения шире религии, так как убеждения могут носить нерелигиозный характер. Поэтому целесообразно в международных документах выделять отдельно термины «религия», «нетеологические и атеистические убеждения», а не объединять все в одно понятие «религия».

Нормы о равенстве всех независимо от религиозных убеждений и о свободе совести закреплены практически во всех конституциях мира, что позволяет большинству государств сохранять конфессиональный баланс и избегать религиозных конфликтов.

Кроме того, отдельно следует выделить положения, касающиеся религиозного воспитания детей. В ч. 4. ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено: «участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов, обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями». В ст. 5 Декларации об устранении всех форм нетерпимости и дискриминации в связи с религией и убеждениями отражено, что «каждый ребенок имеет право на доступ к образованию в области религии или убеждений в соответствии с желаниями его родителей или, в соответствующих случаях, законных опекунов и не принуждается к обучению в области религии или убеждений вопреки желаниям его родителей или законных опекунов, причем руководящим принципом являются интересы ребенка».

В 1960 году была принята Конвенция о борьбе с дискриминацией в области образования, которая в статьях 1, 2, 5 закрепила, что создание или сохранение раздельных систем образования или учебных заведений по религиозным причинам не должно рассматриваться как дискриминация в тех случаях, когда это соответствует выбору родителей или законных опекунов учащихся. При этом учебные заведения обязаны соответствовать нормам, предписанным или утвержденным компетентными органами образования. Они должны быть направлены на полное развитие человеческой личности и укрепление уважения к основным правам и свободам человека.

Таким образом, в международных актах закреплена не только свобода родителей, в отдельных случаях опекунов, на религиозное воспитание детей, но и право ребенка на доступ к образованию в области религии в соответствии с желаниями его родителей. В любом случае в международных нормах приоритетными являются интересы ребенка. Государства по-разному используют право ребенка на доступ к религиозному образованию. Одни полностью отделили школу от церкви (Франция), другие разрешают преподавать религиозные предметы на факультативной основе (Россия, Германия), третьи полностью контролируют религиозное образование (Англия).

Особого внимания заслуживают нормы, позволяющие государствам ограничивать деятельность религиозных объединений в целях общественной безопасности, физического и нравственного здоровья граждан. Эти положения можно назвать рамочными, нормамиограничителями, актуальность их бесспорна в условиях существующей опасности возникновения тоталитарных сект, фактически осуществляющих геноцид в отношении своих последователей.  Так, в ч. 3 ст. 18 Международного пакта о гражданских и политических правах закреплено: «свобода исповедовать религию или убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как прав и свобод других лиц». Декларация об устранении всех форм нетерпимости и дискриминации в связи с религией и убеждениями также содержит норму, позволяющую государствам ограничивать неправомерные действия в области религии. В ч. 3 ст. 1 указано: «свобода исповедовать религию или выражать убеждения подлежит лишь ограничениям, установленным законом и необходимым для охраны общественной безопасности, порядка, здоровья и морали, равно как и основных прав и свобод других лиц».

В Конвенции о правах ребенка 1989 года также содержится норма-ограничитель. В ч. 3 ст. 14 записано: «Свобода исповедовать свою религию или веру может подвергаться только таким ограничениям, которые установлены законом и необходимы для охраны государственной безопасности, общественного порядка, нравственности и здоровья населения или защиты основных прав и свобод других лиц».

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод включает несколько разделов, которые обеспечивают свободу совести. В то же время согласно ч. 2 ст. 9 данного документа международного права свобода совести также подлежит некоторым ограничениям: «свобода выражения религии или убеждений подлежит только тем ограничениям, которые приписывает закон и которые необходимы в демократическом обществе в интересах соблюдения общественной безопасности, общественного порядка, здоровья и нравственности или в интересах защиты прав и свобод других людей»[6].

Итак, правительства государств могут ограничивать право на свободу совести при определенных обстоятельствах.

Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод была ратифицирована Российской Федерацией 5 мая 1998 г. Признание этого международного договора дала гражданам нашей страны и всем лицам, находящимся под юрисдикцией Российской Федерации, возможность строить свою защиту в судах на положениях данной конвенции и обжаловать в Европейский суд по правам человека нарушения прав, которые закреплены в данной конвенции (в том числе в области свободы совести).

Европейский суд по правам человека рассматривает жалобы на нарушения свободы совести внутри государств, гражданами которых они являются. Также жалобы принимаются от лиц, не считающихся гражданами того или иного государства, но находящихся под юрисдикцией государства в том случае, если их права были нарушены на территории этого государства (в этом проявляется экстерриториальное действие Конвенции о защите прав человека и основных свобод). При этом к рассмотрению принимается очень небольшое количество жалоб. Это связано с тем, что Европейский суд отклоняет жалобы по соображениям совести, если они связаны с телесными наказаниями в государственных школах, с военной политикой и военной повинностью, обязательными выплатами по страховке. Если поступает обращение о нарушении свободы совести от заключенных, оно также не принимается к рассмотрению.

Тем не менее за время существования Европейского Суда по правам человека накопилось достаточно большое количество решений в области свободы совести. Например, решения от 26 сентября 1995 г. «Фост против Германии» и от 1 июля 1997 г. по делу «Калас против Турции». В постановлении по делу «Вансалис против Греции» от 6 июля 1995 г. Европейский суд по правам человека определил, что учащийся не может оправдать своими религиозными убеждениями отказ подчиниться школьному регламенту. 25 мая 1993 г. Европейским судом по правам человека было принято решение по делу «Коккинакис против Греции», в котором признано, что религиозная община «Свидетели Иеговы» подпадает под определение «известная религия» в Греции. 26 сентября 1996 г. Европейский суд по правам человека принимает решение по делу «Манусакис и другие против Греции». Европейский суд по правам человека постановил, что в отношении религиозной организации «Свидетели Иеговы» правительство Греции допустило нарушение ст. 9 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод и обязал выплатить Грецию 4 млн 30 тыс. 100 драхм. После принятия в России Федерального закона от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» в Европейском суде было рассмотрено несколько дел против России. Эти дела возникли по той причине, что у ряда религиозных объединений были проблемы, связанные с перерегистрацией в качестве юридического лица. Обращают на себя внимание два дела: «Московское отделение Армии Спасения против России» (2006 год) и «Кузнецов и другие против России» (2007 год).

Стремление к международным стандартам в области свободы совести для многих государств открывает перспективы сотрудничества в этой немаловажной сфере и дает возможность совместными усилиями разрешать конфликты, возникающие на религиозной почве. В то же время следует отметить, что процесс изменения государственно-церковных отношений внутри стран происходит неодинаковыми темпами и может приобретать вариативные формы. Единообразие этих отношений в различных государствах сегодня не совсем целесообразно. Каждое государство имеет собственные, сложившиеся за многие годы особенности взаимоотношений с религиозными объединениями. На данном этапе развития, да и в дальнейшем, целесообразно сохранить многообразие исторически сложившихся моделей отношений. Поэтому нужно оставить прерогативой национальных органов государственной власти вопросы, связанные со статусом религиозных организаций. Так, по мнению И.В. Понкина, «при равенстве основных прав конфессий государство и общество могут оказывать религиозным объединениям поддержку или не оказывать таковой на избирательной основе, учитывая количество последователей религиозного объединения, его традиционность, гражданскую позицию его последователей и лидеров, включенность в общественно полезную деятельность, наличие или отсутствие фактов противозаконной деятельности последователей и лидеров, доказанной в суде и обусловленной их религиозными взглядами тенденции к экстремизму»[7].

 

Библиография

1 См.: Права человека: сборник международных документов / под ред. Г.М. Мельникова. — М., 1998. С. 106.

2 Права человека: сборник международных документов / под ред. Г.М. Мельникова. — М.,1998. С. 139.

3 Право на свободу религии или убеждений: учеб. пособие. — Центр по правам человека Университета Миннесоты, 2003. URL: http://www.hrlibrary.ngo.ru/russian/edumat/studyguides/Rreligion.html

4 Осипов А.И. Путь разума в поисках истины. URL: http://www.wco.ru/lavka

5 Булгаков С.Н. Свет невечерний: созерцания и умозрения. — М., 1994. С. 69.

6 Религия и закон: Конституционно-правовые основы свободы совести, вероисповедания и деятельности религиозных организаций: сборник правовых актов с комментариями. — М., 1996. С. 41.

 

7 Понкин И.В. Правовые основы светскости государства и образования. — М., 2003. С. 129.