Р.А. ТУЛИНОВ,
студент
 
Деликтное обязательство — одно из юридических оснований гражданско-правовых средств охраны имущественных прав и интересов граждан. Выражаясь по-русски, деликт — гражданское правонарушение. Его субъект — лицо деликтоспособное. Обычно деликт не связан с договорным отношением, кроме случаев, указанных в статьях 580, 800, 1084 ГК РФ. «Законы о гражданских правонарушениях регулируют дела о выплате компенсации (damages) за нанесение травмы человеку и ущерба имуществу в результате небрежности. Эти законы защищают также от нарушения разнообразных личных и имущественных прав человека, его права собственности, права на результаты интеллектуальной деятельности, коммерческих интересов. Лицо, совершившее гражданское правонарушение, называемое причинителем вреда, или делинквентом (fortfeasor)»[1], обязано возместить вред.
 
Принцип полного возмещения вреда подразумевает как возмещение имущественного, так и компенсацию в необходимых случаях неимущественного, или морального, вреда.
Дефиниция морального вреда содержится в постановлении Пленума Верховного суда РФ от 20.12.1994 № 10 «Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда». Это нравственные и физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловую репутацию, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и т.п.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности) либо нарушающими имущественные права граждан.
Вред будет возмещен в судебном порядке при условии, что потерпевший (истец) обратился в суд в пределах срока исковой давности.
Для требований о компенсации морального вреда условий исковой давности не существует. На это обратил внимание Пленум Верховного суда РФ в постановлении от 24.02.2005 № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц».
Иногда истец, обращаясь в суд по поводу защиты достоинства или деловой репутации, ставит вопрос о взыскании компенсации не в свою пользу, а в пользу других лиц, чаще всего — социальных субъектов (в пользу детского учреждения, дома культуры, на благоустройство района и т. п.). Возникает вопрос, нет ли здесь психологического маневра, т. е. попытки воздействовать на суд, используя мотив: не о себе, мол, забочусь, — мне важна только справедливость. Интересно, что в п. 18 названного постановления указывается: «Обратить внимание судов, что на основании ст. 152 Гражданского кодекса Российской Федерации судебная защита чести, достоинства и деловой репутации может осуществляться путем опровержения не соответствующих действительности порочащих сведений, возложения на нарушителя обязанности выплаты денежной компенсации морального вреда и возмещения убытков. При этом необходимо учитывать, что компенсация морального вреда и убытки в случае удовлетворения иска подлежат взысканию в пользу истца, а не других указанных им лиц».
Важный вопрос деликтной ответственности — распределение бремени доказывания. Согласно норме п. 2 ст. 401 «Основания ответственности за нарушение обязательства» ГК РФ отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство. В комментарии к ст. 401 ГК РФ указано: «Гражданский кодекс сохраняет вину в качестве общего условия гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. При этом понятие вины дается через определение невиновности». «Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства» (абзац второй п. 1 ст. 401 ГК РФ).
Применительно к деликтным обязательствам действует общее правило п. 2 ст. 1064 «Общие основания ответственности за причинение вреда» ГК РФ: «Лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине».
Иначе говоря, общим правилом деликтной ответственности является презумпция вины причинителя вреда. Причинитель вреда освобождается от его возмещения только при условии, что докажет факт причинения вреда не по его вине.
Законом может быть предусмотрено возмещение вреда и при отсутствии вины причинителя вреда. Установленное законом бремя доказывания вины не может быть перемещено.
Если в процессе рассмотрения дела причинитель вреда заявит, что истец должен доказать обратное, суд его не поддержит. Приведенная норма п. 2 ст. 1064 ГК РФ является действующей обязательно (императивно).
Согласно п. 3 указанной статьи вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом.
В последнее время дискутируется проблема легализации эвтаназии. В связи с этим возникает вопрос: имеют ли право члены семьи человека, которому делинквент помог в осуществлении его желания прекратить страдания, связанные с тяжелой изнурительной болезнью, требовать от него возмещения вреда?
Здесь уместно вспомнить норму п. 3 ст. 1064 ГК РФ: «Вред, причиненный правомерными действиями, подлежит возмещению в случаях, предусмотренных законом. В возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя вреда не нарушают нравственные принципы общества».
Полагаем, данная норма не дает основания для освобождения ответчика от гражданско-правовой (а может быть, и уголовной) ответственности. Нравственные принципы современного российского общества не согласуются с тем, чтобы помогать человеку в подобном его намерении.
Важно иметь в виду также, что прогресс в медицине может явиться фактором в пользу возможности перелома ситуации к лучшему и нормализации жизни человека. Кроме того, есть серьезные опасения, что способом эвтаназии будут прикрываться преступления стяжателей, нетерпеливых наследников, субъектов криминальных сделок и т. п.
Определение ответственности за деликт. При рассмотрении вопроса об обязательствах, вытекающих из деликтных правоотношений, необходимо установить следующее:
1) противоправность причинения вреда;
2) основание ответственности;
3) причинную связь между противоправным действием и вредом;
4) содержание обязанности, способ возмещения вреда.
Возьмем общее правило возникновения обязательств из причинения вреда, закрепленное в ст. 403 ГК РСФСР, в соответствии с которым причинивший вред личности или имуществу другого обязан возместить ему этот вред. Причинитель вреда освобождается от этой обязанности, если докажет, что не мог предотвратить вреда либо что вред возник вследствие умысла или грубой неосторожности самого потерпевшего.
Из данной статьи в первую очередь следует, что советские юристы отдавали должное параллелям между гражданским и уголовным правом. И действительно: почему бы не учесть позитивный опыт другой отрасли права? Второе: содержание статьи содержит те вопросы, на которые нужно ответить при рассмотрении дела: является ли действие лица противоправным и требующим вмешательства со стороны органов государства и правосудия? является ли лицо виновным в совершении правонарушения? действительно ли действия лица явились причиной причинения вреда?
О противоправности причинения вреда. Противоправное действие является всегда нарушением объективного права.
Например, нотариус удостоверил подложную копию с какого-либо документа; вследствие этого А., в пользу которого был совершен подлог, выиграл процесс против Б. Подлог был обнаружен и дело пересмотрено, но Б. понес ущерб. Нотариус не нарушил никакого субъективного права Б., но нарушил закон, направленный на ограждение правомерных интересов, удовлетворение которых зависит от наличия тех или иных официальных документов. Поэтому нотариус отвечает перед потерпевшим (в зависимости от обстоятельств дела один или наряду с другими лицами).
Причинная связь между действиями (бездействием) причинителя вреда и наступившим вредом — «необходимое условие любой юридической ответственности, в том числе и гражданской. Ответственность наступает лишь в том случае, если вред явился прямым (не косвенным) и необходимым (не случайным) результатом действий (бездействия) причинителя»[2].
П. предъявил иск к дорожно-ремонтной организации, автотранспортному предприятию и ООО «Полет» о возмещении ущерба от автомобильной аварии — столкновения машин ООО «Полет» и автотранспортного предприятия (в одной из машин находилась потерпевшая).
Суд возложил ответственность за вред на дорожно-ремонтную организацию, мотивируя решение тем, что водители не допустили никаких нарушений, а столкновение произошло из-за ненадлежащего состояния дороги после проведенного ремонта. При обжаловании решение было отменено кассационной инстанцией в связи с тем, что вред, причиненный истице, находился в прямой связи с происшедшим столкновением транспортных средств, владельцы которых и обязаны его возместить.
Уменьшение размера возмещения вреда судом с учетом имущественного положения ответчика (гражданина, а не юридического лица). При определении размера возмещения вреда, причиненного деликтом, судом учитываются обстоятельства, указанные в законе, в частности, в нормах ст. 1083 «Учет вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред» ГК РФ:
«1. Вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит.
2. Если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда размер возмещения должен быть уменьшен.
При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.
Вина потерпевшего не учитывается при возмещении дополнительных расходов (пункт 1 статьи 1085), при возмещении вреда в связи со смертью кормильца (статья 1089), а также при возмещении расходов на погребение (статья 1094).
3. Суд может уменьшить размер возмещения вреда, причиненного гражданином, с учетом его имущественного положения, за исключением случаев, когда вред причинен действиями, совершенными умышленно».
Как видно из последней нормы, суд может уменьшить размер возмещения вреда при условии, что надо учесть не вполне благоприятное имущественное положение ответчика-гражданина.
Данную норму нельзя толковать распространительно, подводя под ее действие и ответчика — юридическое лицо. Такой вывод был бы ошибочным. Здесь важно адекватное, строгое понимание нормы кодекса.
Из судебной практики рассмотрения гражданских дел выделяется такой хрестоматийный пример.
Х. обратился в суд с иском о возмещении ущерба и компенсации морального вреда к железнодорожной больнице в связи с тем, что в результате проведенной операции причинен вред его здоровью. Иск был удовлетворен решением районного суда частично: в пользу истца взысканы расходы на лечение, приобретение лекарств и также удовлетворен иск о компенсации морального вреда в размере 50 тыс. руб. Определением Судебной коллегии по гражданским делам Т-ского областного суда решение в части возмещения убытков отменено, а в части компенсации морального вреда оставлено без изменения. Далее дело рассмотрено в порядке надзора Президиумом Т-ского областного суда, который своим постановлением снизил размер компенсации с 50 до 25 тыс. руб. Истец обжаловал это постановление в надзорном порядке в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда РФ. Надзорная жалоба была удовлетворена, при этом Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ привела следующую аргументацию: «Согласно статьям 151 и 1101 ГК РФ при причинении гражданину морального вреда действиями, нарушающими его личные неимущественные права либо посягающими на принадлежащие ему другие нематериальные блага... суд может возложить на нарушителя обязанность компенсации указанного вреда; размер компенсации… определяется судом в зависимости от характера причиненных потерпевшему физических и нравственных страданий, а также степени вины причинителя вреда, в случаях, когда вина является основанием возмещения вреда. При определении размера компенсации вреда должны учитываться требования разумности и справедливости. Характер физических и нравственных страданий оценивается судом с учетом фактических обстоятельств, при которых был причинен вред, а также индивидуальных особенностей потерпевшего.
Судом установлено, что… врачом больницы была проведена операция Х. по снятию с ноги ранее установленной в связи с переломом фиксирующей пластины. В процессе операции истцу причинен перелом кости, повреждена ее часть, образовался скол, хирургом не были извлечены четыре крепежных шурупа... в кости прооперированной ноги остался обломок сверла… В результате потребовалась еще одна операция. Длительное время по вине ответчика истец испытывал физические страдания, перемещался на костылях…
Снижая размер компенсации в два раза, президиум областного суда сослался на то, что размер компенсации морального вреда определен судом без учета конкретных обстоятельств дела. Надзорная инстанция тем самым допустила по существу переоценку установленных судом обстоятельств, что не основано на законе.
Неправомерным является утверждение президиума областного суда и о необходимости учета материального положения ответчика. В силу п. 3 ст. 1083 ГК РФ суд может уменьшить размер возмещения с учетом имущественного положения ответчика только в случае, если вред причинен гражданином, а не юридическим лицом».
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ постановление президиума Т-ского областного суда отменила, оставив в силе решение районного суда в части компенсации морального вреда[3].
 
Обращаясь к судебной практике СССР, следует констатировать, что суд придает известное значение принципу conditio sine qua non, освобождая от ответственности лиц, действия которых не были необходимым условием наступившего последствия.
Так поступил суд, например, по делу К, обстоятельства которого заключаются в следующем.
К., заметив лежащего на тротуаре улицы в состоянии сильного опьянения Б., поднял его с земли, поставил на ноги, встряхнул, чтобы привести в чувство, и потом отошел. После ухода К. Б. пошатнулся, пробежал несколько шагов по мостовой и упал. В это время на него наехала автомашина, и в результате этой аварии наступила смерть Б. Судебная коллегия Верховного суда СССР отвергла причинную связь между действиями К. и гибелью Б., несмотря на то что действия К. несомненно были одним из необходимых условий гибели Б.: если бы К. не поднял Б. с тротуара, последний не сделал бы несколько шагов и не упал бы на мостовой, где произошла авария.
Отрицательно был решен вопрос о причинной связи и по делу Ф., хотя и в этом случае действие лица являлось необходимым условием наступившего последствия. Ф., будучи председателем колхоза «Наш путь», обнаружил в конюшне мальчиков и стал на них кричать. Испуганные мальчики побежали, и один из них, девятилетний К., упал и повредил себе ногу. В своем определении Судебная коллегия указала, что «повреждение ноги произошло… от падения» и что между действиями Ф. и повреждением ноги К. нет причинной связи[4].
Причинная связь в приведенных случаях должна быть отвергнута, так как поднятие с тротуара пьяного человека и приведение его в чувство не является общим способствующим условием для смерти этого человека от наезда машины, а окрик мальчиков, забравшихся в конюшню, вообще не способен вызвать результат, подобный наступившему, т. е. повреждение ноги.
Однако все эти действия привели к тяжелым последствиям. Если бы данные действия не имели места, не было бы и последствий. Но значит ли это, что ответчик должен отвечать за наступившие последствия? Отнюдь нет. Причинная связь, самостоятельно взятая, еще не решает вопроса о деликтной ответственности. Для последней необходимы также противоправное действие (или бездействие), вина в форме умысла или неосторожности и вредоносные последствия для другого субъекта права.
Но описанные ситуации и подобные им могут рассматриваться и как гражданские дела о возмещении вреда, когда в возбуждении уголовного дела отказано или уголовное дело прекращено. Тогда потерпевший заявит иск в гражданском процессе.
Деликтное обязательство — типичное гражданско-правовое отношение. Ему соответствует форма иска, предъявляемого либо как гражданский иск в уголовном процессе, либо как обращение истца к суду о возмещении вреда, причиненного ответчиком-делинквентом, уже в гражданском процессе.
Приведем еще один пример из практики рассмотрения арбитражным судом иска о защите деловой репутации и возмещении убытков. Центр аналитических исследований обратился с такими требованиями в суд. Ответчик — муниципальная радиокомпания. Суд признал оспариваемые истцом сведения порочащими его деловую репутацию и тем же судебным решением отказал во взыскании убытков, причиненных распространением негативной информации об истце. Отказ мотивирован недоказанностью причинной связи между прозвучавшей в эфире информацией и заявленными истцом убытками[5].
Жизнь с ее бешеным ритмом и неумолимо утекающим временем часто не дает возможности остановиться, оглянуться и предусмотреть даже несколько своих последующих шагов. В крупном мегаполисе эта проблема становится питательной средой для появления различных гражданско-правовых отношений между людьми, в том числе и деликтных. Каждый из нас в любой момент может стать свидетелем того, как зазевавшийся водитель врезается в машину другого участника движения, груз с этой машины, не очень хорошо закрепленный грузчиком предприятия, падает на автомобиль еще одного бедолаги, втягивая его в водоворот дорожных страстей и прокладывая между всеми участниками движения тончайшие нити юридической паутины, в результате чего один из них приобретает статус делинквента, а другой — будущего истца. Сама жизнь является мегафактором, правопорождающим деликтные отношения.
В гражданско-правовых отношениях проявляется прежде всего социально позитивное качество субъектов — их право- и дееспособность, сделкоспособность. В случае совершения деликта к ответу призывается его субъект, и существенным фактором является его способность отвечать за вредоносные действия, т. е. его деликтоспособность. Категория, близкая к деликтоспособности, — это вменяемость в уголовном и административном судопроизводстве.
Cудья или иное лицо, разбирающие дело о причинении вреда и опирающиеся на деликт как средство охраны имущественных интересов граждан, должны установить истину (выявить виновное лицо, определить причинную связь) и в конечном счете обеспечить не только исполнение обязательства вследствие причинения вреда, но и реализацию закрепленного в Конституции РФ права на судебную защиту, ибо деликт не есть механизм охраны, но лишь рычаг, запускающий шестерни правосудия — истинного средства охраны и защиты имущественных прав и интересов граждан.
 
Библиография
1 См.: Оксфордский бизнес-толковый словарь. — М.: Прогресс-Академия, 1995. С. 642.
2 См.: Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. — Л., 1983. С. 73.
3 См.: Настольная книга судьи по гражданским делам. / Под ред. зам. Председателя Кассационной коллегии Верховного суда РФ  Н.К. Толчеева. — М.: Проспект, 2006. С. 448—449.
4 См.: Церетели Т.В. Причинная связь в уголовном праве. — М.: Госюриздат, 1964. С. 188—189.
5  См.: Жураковский В., Калинин В.  Арбитражные споры. Судебная практика и применение законодательства Российской Федерации. — М., 2001. С. 78.