Н. ХУДИЕВ,

кандидат юридических наук

 

Во многих случаях сложности, возникающие при квалификации общественно опасных деяний, объясняются значительным сходством некоторых составов преступлений. Поэтому для их правильной квалификации необходимо тщательное исследование различий, существующих между смежными составами преступлений. При определении признаков соответствующего деяния несущественные признаки исключаются и сохраняются лишь такие признаки, которые, характеризуя данное деяние, отграничивают его от иных составов преступлений[1].

Убийство при превышении пределов необходимой обороны граничит, с одной стороны, с невиновным причинением смерти при правомерной необходимой обороне, а с другой — с умышленным убийством, предусмотренным статьей 120.1 УК Азербайджанской Республики. Причинение смерти посягающему лицу при превышении пределов необходимой обороны рассматриваются как привилегированный вид убийства. Смягчающее значение имеют: во-первых, провоцирующее поведение потерпевшего, который сам совершил общественно опасное посягательство; во-вторых, направленность действия обороняющегося на отражение нападения и защиту правоохраняемого блага; в-третьих, психическое состояние лица в момент отражения нападения, когда для него затруднены взвешенная оценка ситуации и контроль за своими действиями. Во многих случаях обороняющийся находится в состоянии сильного душевного волнения, но поскольку он осуществляет необходимую оборону, это и определяет квалификацию содеянного по статье 123.1 а не 120.1 УК Азербайджанской Республики.

Вопросы разграничения убийства при превышении пределов необходимой обороны и простого умышленного убийства возникают в судебной и следственной практике достаточно часто. При квалификации указанных составов возникает конкуренция общей и специальной норм. В качестве общей выступает норма, предусмотренная в статье 120.1, в качестве же специальной — в статье 123.1 УК Азербайджанской Республики.

Согласно общей теории квалификации преступлений, а также на основании статьи 17.4 УК, если при совершении убийства имеют место признаки превышения пределов необходимой обороны, оно должно квалифицироваться по статье 123.1 УК Азербайджанской Республики[2]. Если субъект лишает потерпевшего жизни при защите от общественно опасного посягательства, однако использует при этом средства, явно не соответствующие характеру и степени опасности посягательства, то есть превышает пределы необходимой обороны, его деяние подпадает под признаки статьи 123.1 УК. Однако умышленное лишение жизни нападающего, в случаях отсутствия непосредственной опасности нападения либо при его отказе от дальнейших попыток продолжить нападение, (при отсутствии других отягчающих обстоятельств) должно расцениваться как простое умышленное убийство и квалифицироваться по статье 120.1 УК.

Следует отметить, что в практике возникают затруднения при разграничении умышленных убийств, совершенных в процессе драки. В правовой литературе деяния такого характера (при отсутствии отягчающих обстоятельств) признаются простым умышленным убийством, предусмотренным статьей 120.1 УК. Однако в судебной практике имеют место случаи, когда деяния, совершаемые в процессе драки, расцениваются как умышленное убийство при превышении пределов необходимой обороны. Зачастую органы предварительного расследования противодействие общественно опасному посягательству безосновательно расценивают как ответную драку, хотя фактически один из участников драки защищается и убийство происходит либо в процессе защиты (не является преступлением), либо при превышении пределов необходимой обороны. Безусловно, в последнем случае деяние виновного должно квалифицироваться по статье 123.1 УК Азербайджанской Республики.

Например, приговором суда Э. Гасымов был признан виновным и осужден за преступление, совершенное при следующих обстоятельствах. Э. Гасымов, проживавший на съемной квартире в поселке Вербика пригорода Москвы, вернулся в квартиру и увидел лежащего на своей кровати Умнова Валерия Викторовича. Между ними возник спор, в процессе которого Э. Гасымов взятым на кухне ножом нанес В. Умнову несколько ударов в различные части тела, после чего скрылся с места происшествия. В результате потери крови от полученных телесных повреждений В. Умнов скончался.

Органы предварительного расследования квалифицировали действия Э. Гасымова по статье 120.1 УК Азербайджанской Республики как умышленное убийство. Во время судебного рассмотрения дела Э. Гасымов показал, что в день происшествия находившийся в кухне В. Умнов наносил ему удары ногами, нецензурно выражался, пытался ударить ножом и вилкой, которые держал в руках. Совершая убийство, Гасымов преследовал цель прекратить оскорбительное для него поведение, поэтому ножом, взятым в кухонном шкафу, нанес Умнову удары в область груди и ушел из квартиры.

Суд первой инстанции, рассмотревший дело, переквалифицировал деяние, совершенное Э. Гасымовым, со статьи 120.1 УК Азербайджанской Республики на статью 123.1 того же УК, отметив, что как усматривается из показаний виновного и свидетелей, присутствовавших на месте преступления, потерпевший Умнов первым напал на Гасымова, намеревался нанести удары режущим предметом. Пытаясь защититься, Гасымов нанес удары ножом и убил Умнова. Согласно санкции статьи 123.1 УК Э. Гасымов был осужден к двум годам лишения свободы[3].

Как видно из приведенного примера, Э. Гасымов действовал в состоянии необходимой обороны, однако превысил ее пределы, используя орудие, не соответствовавшее характеру и опасности посягательства, в результате чего причинил смерть В.Умнова.

При решении вопроса о наличии или отсутствии признаков превышения пределов необходимой обороны нельзя механически исходить из требования о соответствии средств и способов защиты и нападения. Такое соответствие в принципе едва ли возможно, так как для успешного отражения нападения его надо преодолеть, применяя более интенсивные методы. Необходимо учитывать характер угрожавшй опасности, силы и возможности обороняющегося по отражению посягательства, количество нападающих и обороняющихся, их возраст, физическое состояние, вооруженность, место и время посягательства и т.д.

Показательно в этом отношении следующее дело. Несовершеннолетний Е.Исмаилов был признан виновным и осужден за преступление, совершенное при следующих обстоятельствах. 26 декабря 2001 года в 19.00 находившийся в чайной Е. Исмаилов встретил земляка А. Алиева. Во время чаепития между ними возникла ссора, перешедшая в драку. В процессе драки спортсмен А. Алиев нанес Е. Исмаилову многочисленные удары в голову, повредил нос, рассек бровь, сломал правую руку. Для предотвращения реальной угрозы своей жизни Е. Исмаилов имевшимся ножом нанес А. Алиеву несколько ударов, повлекших смерть потерпевшего.

Органы предварительного расследования квалифицировали деяние Е.Исмаилова по статье 120.1 УК Азербайджанской Республики как умышленное убийство. Однако суд первой инстанции, рассмотревший данное дело, не согласился с такой квалификацией и переквалифицировал деяние Е. Исмаилова на статью 123.1 УК как убийство при превышении пределов необходимой обороны, назначив ему наказание в виде двух лет лишения свободы. Апелляционная жалоба виновного была отклонена и приговор оставлен без изменения[4].

При квалификации преступления, совершенного во время драки, по статье 120.1 или 123.1 УК Азербайджанской Республики основное значение имеет определение мотива совершения преступления. Если умышленное убийство в процессе драки совершается из хулиганских побуждений, то мотив превышения пределов необходимой обороны приобретает общественно опасный характер.

При совершении убийства при превышении пределов необходимой обороны могут иметь место и отягчающие обстоятельства, предусмотренные в статье 120.2 УК Азербайджана. Согласно общей теории квалификации преступлений такие деяния должны квалифицироваться по специальной норме уголовного закона. Указанные правила предусматривают, что уголовная ответственность наступает по нормам, смягчающим ответственность виновного. По этому поводу В.Н. Кудрявцев отмечал, что необходимая оборона, а также противоправные действия виновного, совершенные в состоянии сильного душевного волнения, учтены в уголовном законодательстве как обстоятельства, смягчающие ответственность виновного, и имеют важное значение не только для квалификации содеянного, но и при назначении наказания[5].

Данное положение подчеркивается и в постановлении № 3 Пленума Верховного Суда Азербайджанской Республики «О судебной практике по делам об умышленных убийствах» от 12 декабря 2002 г. В п. 17 этого постановления отмечается, что в случае совершения убийства при превышении пределов необходимой обороны либо в состоянии сильного душевного волнения даже при наличии отягчающих обстоятельств, предусмотренных статьями 120.4, 120.7, 120.8 или 120.10 УК, оно не должно квалифицироваться по этим статьям[6].

При разграничении простого умышленного убийства и убийства при превышении пределов необходимой обороны особое значение имеет исследование судебно-следственной практики. Проведенное нами исследование показывает, что в ряде случаев, несмотря на наличие превышения пределов необходимой обороны, деяние виновного квалифицируется как простое умышленное убийство. Как видно из вышеприведенных примеров, ошибки такого рода имеют место в практике органов предварительного расследования. По данному поводу еще А.А. Герцензон справедливо отмечал, что большинству лиц, безосновательно осужденных за защиту против тяжких преступлений, необходимо длительное время для восприятия такого обвинения. Так, истинно виновные в совершении хулиганств, разбоев, изнасилований и др., выступают только в качестве потерпевшей стороны[7]. 

Результаты социологических исследований свидетельствуют, что во многих случаях граждане не используют своего права на необходимую оборону. Одной из причин этого является страх уголовной ответственности.

Создалось положение, когда органы предварительного расследования искусственным образом создают тенденцию «усиления» ответственности. Так, сотрудники органов предварительного расследования, «на всякий случай» предъявляя обвиняемому более тяжкое обвинение, предупреждают таким образом возможное возвращение уголовного дела на дополнительное расследование по более тяжкому обвинению. Такое положение объясняется тем, что согласно статье 318.1 УПК Азербайджанской Республики, при судебном рассмотрении дела деяние виновного может быть переквалифицировано с более тяжкого на менее тяжкое. На основании же статьи 218.2 УПК, для переквалификации совершенного виновным деяния с менее тяжкого на более тяжкое, дело должно быть возвращено судом прокурору, осуществляющему процессуальное руководство его расследованием. В этом случае суд принимает особое постановление в адрес следователя и прокурора, осуществляющего процессуальное руководство расследованием уголовного дела, которое направляется не только в их адрес, но и органам исполнительной власти, а также Генеральному прокурору Азербайджанской Республики[8]. Надо полагать, что такие случаи будут встречаться в судебно-следственной практике до тех пор, пока указанное положение будет сохраняться в уголовно-процессуальном законодательстве.

В то же время уместно отметить, что высшая судебная инстанция республики до сих пор не обратилась к обобщению судебной практики и не приняла решения по делам о необходимой обороне.

Общее понятие превышения пределов необходимой обороны как явного несоответствия защиты характеру и опасности посягательства дано непосредственно в статье 36.3 УК Азербайджанской Республики. Как отмечается в правовой литературе, явным несоответствием защиты характеру и опасности посягательства признается защита такими средствами и методами, применение которых явно не вызывалось ни характером и опасностью посягательства, ни реальной обстановкой, и без необходимости причиняет посягающему тяжкий вред. При этом явным считается очевидное, бесспорное, внешне резко выраженное несоответствие[9].  При этом необходимо, чтобы такое несоответствие было очевидно не только для окружающих, но и осознавалось самим обороняющимся. Если оборонявшийся не сознавал и не мог сознавать в данных условиях, что вред, причиняемый им нападающему излишен, то уголовная ответственность его за причинение вреда при превышении пределов необходимой обороны исключается[10].

С учетом изложенных соображений, полагаем возможным изложить статью 36.3 УК Азербайджанской Республики в следующей редакции: «Превышением пределов необходимой обороны признаются умышленные действия, явно не соответствующие характеру и степени общественной опасности посягательства, то есть с использованием средств или приспособлений, в применении которых для защиты не было необходимости».

Кроме того, указанная статья может быть дополнена новой частью 36.4 следующего содержания: «Если при необходимой обороне от общественно опасного посягательства с применением технических средств и приспособлений вред будет причинен третьим лицам, уголовная ответственность наступает на общих основаниях».

 

Библиография

1 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. — М., 1972. С. 146.

2 Трайнин А.Н. Общее учение о составе преступления. — М., 1970. С. 243-244.

3 Aьыr Cinayяtlяrя dair iшlяr цzrя Azяrbaycan Respublikasы Mяhkяmяsinin arxivi. Иш № 0210/05.

4 Azяrbaycan Respublikasы Apellyasiya mяhkяmяsinin arxivi. Иш № 2-ci-1161/02.

5 Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений. 2-е изд. М. 2001. С.223.

6 Azяrbaycan Respublikasы Alы Mяhkяmяsi Plenumunun Qяrarlarы. Bakы. «Qanun» nяшriyyatы, 2004. S. 329.

7 Герцензон А.А. Угололвное право и социология. М. 1970. С.131.

8 Azяrbaycan Respublikasы Ccinayяt Prosessual Mяcяllяsi. Bakы. Qanun. 2005. S. 323—324.

9 Тишкевич И.С. Условия и пределы необходимой обороны. М.: Юридическая литература. 1969. С.74-75.

10 См.: Ткаченко В.И. Необходимая оборона по уголовному праву. М.: Юридическая литература. 1979. С. 43.