УДК 342.61 

Страницы в журнале: 33-37

 

А.В. КУРИЛЕНКО,

аспирант Российского государственного социального университета

 

Рассматриваются вопросы систематизации ответственности Президента России как гаранта Конституции РФ, а также общетеоретические проблемы ответственности.

Ключевые слова: Президент РФ, ответственность, системность, систематизация, Конституция РФ, гарант, гарантированность, виды ответственности.

 

Questions of ordering of responsibility of the President of Russia, as guarantor of the Constitution of the Russian Federation

 

Kurilenko A.

 

In article questions on ordering of responsibility of the President of Russia as guarantor of the Constitution, and also general-theoretical questions of responsibility rise and considered.

Keywords: the President of the Russian Federation, responsibility, consistency, ordering, the Constitution, the guarantor, warranty, responsibility kinds.

 

Президент России в рамках Конституции РФ страны несет этическую, моральную, политическую и юридическую ответственность. Проблема систематизации мер данных видов ответственности в отсутствие законодательного акта о статусе Президента РФ представляет несомненный интерес и является в настоящее время актуальной.

Вопросы политической, юридической ответственности субъектов права позиционируются в разной степени на уровнях эволюции любого демократического государства. Что же касается России, то на стадии нынешнего нестабильного развития как экономических, так и политических процессов проблемы ответственности граждан, представителей бизнеса и служащих государственного аппарата привлекают особое внимание.

Понятие ответственности подразумевает обязанность субъекта отвечать за свои поступки, действия (бездействие), а также за их последствия. В зависимости от вида нарушенных норм ответственность может быть этической, моральной, политической, правовой и т. д.

При вопросе об ответственности субъекта в той или иной ситуации необходимо рассматривать проблему ответственности в совокупности, но в первую очередь в рамках конституции.

Профессор О.Э. Лейст справедливо заметил: «Без налаженной системы юридической ответственности право становится бессильным и ненадежным, не оправдывающим возлагаемых на него социальных ожиданий; правовые нормы, а равно проистекающие из них права и обязанности членов общества превращаются в благие пожелания, если власть не способна организовать восстановление нарушенных прав, принуждение к исполнению обязанностей, наказание нарушителей правовых запретов»[1].

В свою очередь Н.И. Матузов писал, что без ответственности государства перед гражданами невозможно построение гражданского общества и правового государства. Субъекты, включенные в правовую сферу, являются связанными между собой, с одной стороны, правомочиями и притязаниями, с другой — обязательствами и ответственностью[2].

Действия (бездействие) субъекта права, нарушающие политические, этические или моральные законы, могут быть признаны не соответствующими конституционно-правовым нормам только тогда, когда такие нормы придают конкретным политическим, этическим или моральным правилам силу правовых статутов. Соответственно, например, этическая, моральная ответственность может стать конституционным деликтом только тогда, когда будет прямо или косвенно прописана конституционно-правовыми нормами.

Так, согласно Общим принципам служебного поведения государственных служащих (утв. Указом Президента РФ от 12.08.2002 № 885) государственным служащим надлежит при исполнении должностных (служебных) обязанностей соблюдать нормы служебной и профессиональной этики.

В пункте 5 ст. 14 Регламента Московской городской думы (утв. постановлением Московской городской думы от 16.11.2005 № 320) установлена обязанность депутата не употреблять в выступлении или вопросе грубых, оскорбительных выражений, наносящих ущерб чести и достоинству граждан, не призывать к незаконным действиям, не использовать заведомо ложную информацию, не допускать оценок участников заседания и их высказываний, необоснованных обвинений в чей-либо адрес.

Когда возникает вопрос о несоответствии совершенных субъектами конституционно-правовых отношений поступков должному поведению (предусмотренному конституционно-правовыми нормами), в ряде случаев приходится давать политическую, этическую или моральную оценку поведения субъекта конституционно-правовых отношений, например Президента РФ.

 Граждане, должностные лица, а также Президент РФ при реализации своих прав и обязанностей и при осуществлении своих полномочий в сфере конституционно-правовых отношений должны не только соблюдать закон, но и уважать этические, моральные и политические принципы и нормы общества и государства в целом.

Но возникает ряд справедливых вопросов: как дать верную правовую этическую, моральную или политическую оценку действиям (бездействию) того или иного субъекта конституционного права, а также какую ответственность за это понесет виновное лицо (например, Президент РФ)?

Конституцией РФ возможность привлечения Президента РФ к ответственности не предусмотрена. Президент РФ может быть отрешен от должности только на основании обвинения в государственной измене или совершении тяжкого преступления (ст. 93 Конституции РФ). В США президент, вице-президент и все гражданские должностные лица отстраняются от должности, если при осуждении в порядке импичмента они будут признаны виновными в измене, взяточничестве или других тяжких преступлениях и проступках (раздел 4 ст. II Конституции США 1787 года). Во Французской Республике президент не несет ответственности за действия, совершенные им при исполнении своих функций, кроме случаев государственной измены (ст. 68 Конституции Франции 1958 года).

В других странах глава государства несет более широкую ответственность. Так, Президент Республики Польша за нарушение закона или за совершение преступления может быть привлечен к ответственности перед Государственным трибуналом (ч. 1 ст. 145 Конституции Польши 1997 года). В Республике Македония президент несет ответственность за нарушение законов в ходе исполнения своих прав и обязанностей. Причем именно Конституционный суд Республики Македония определяет ответственность президента республики (ст. 87 Конституции Македонии 1991 года). В Республике Бразилия глава государства несет ответственность за злоупотребление властью, в частности за принятие нормативных актов, посягающих на «Федеральную конституцию и особенно на:

I. существование союза;

II. свободное осуществление законодательной власти, судебной власти, прокуратуры и конституционных полномочий единиц (unida-des) Федерации;

III. осуществление политических, личных и социальных прав;

IV. внутреннюю безопасность страны;

V. честность (probidad) в административном управлении;

VI. бюджетный закон;

VII. исполнение законов и судебных решений» (ст. 85 Конституции Бразилии 1988 года).

Полагаем, необходимо ввести соответствующие конституционные дополнения, чтобы урегулировать вопросы ответственности Президента РФ.

Например, стоило бы закрепить в Конституции РФ положение том, что Президент РФ должен публично признавать свою вину за принятые решения, нанесшие существенный вред государству и гражданам страны, а также прописать дополнительную ответственность за нарушение Конституции РФ и законов государства.

По мнению В.А. Виноградова, «конституционно-правовая ответственность — это самостоятельный вид юридической ответственности, осуществление мер которой (в виде различного рода неблагоприятных последствий для субъектов) не только устанавливается конституционно-правовыми нормами, но и направлено прежде всего на защиту конституционно-правовых отношений. Ее конституционное и законодательное признание и установление как одного из видов юридической ответственности будет повышать эффективность конституционно-правовых норм, усиливать их влияние на общественно-политическую практику, т. е. способствовать решению одной из самых актуальных проблем конституционного права»[3].

Конституционно-правовая ответственность как гарантия сохранения конституционного строя представляет собой прежде всего ответственность власти, которая должна обеспечивать высокую социальную эффективность функционирования власти, законность в правотворческой и правоприменительной деятельности государственных органов, должностных лиц и т. д.

При этом важно, чтобы объемы прав (полномочий), обязанностей и ответственности были сбалансированы и в какой-то мере равны.

В основном конституционно-правовая ответственность носит публично-правовой характер с ярко выраженным политическим оттенком (содержанием).

Конституционно-правовая ответственность в большей степени выполняет функцию политико-правового воздействия на субъекты. Но не любую меру воздействия (в том числе организационную), имеющую политическое содержание, можно рассматривать как меру конституционно-правовой ответственности.

Одним из существенных отличительных признаков конституционно-правовой ответственности является ее основание, которое во многом определяет характеристику конституционно-правовой ответственности в целом.

Основание возникновения конституционно-правовой ответственности может начинаться с момента совершения конкретного конституционного деликта, за которым следует проведение конституционно-правовых процедур по привлечению к конституционно-правовой ответственности. Например, в случае с Президентом РФ подразумевается реальное, конкретное конституционное нарушение (государственная измена или совершение тяжкого преступления), а в случае фиктивного обвинения, не подтвержденного и не одобренного соответствующими государственными органами, никаких негативных последствий для главы государства не произойдет.

Субъективным основанием конституционно-правовой ответственности может быть вина и осознанное субъектом представление о возможных отрицательных конституционно-правовых последствиях. Так, в постановлении КС РФ от 11.12.1998 № 28-П «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации» отмечается, что конституционная ответственность Президента РФ за деятельность Правительства РФ предопределяет роль главы государства в определении персонального состава Правительства РФ, в том числе в выборе кандидатуры и назначении на должность Председателя Правительства РФ. Президент РФ должен осознавать возможность наступления для себя негативных последствий, связанных с риском собственных правомерных действий по формированию Правительства РФ, поскольку он несет ответственность за деятельность Правительства РФ[4].

Необходимо отметить: в Конституции РФ прописано, что основанием наступления конституционно-правовой ответственности является выдвижение конкретного обвинения. Хотя из общих российских правовых правил следует, что основанием является само правонарушение, т. е. сам факт его совершения.

Поэтому можно сделать вывод, гипотетически предположив, что, если Президент РФ совершит тяжкое преступление или государственную измену, он может быть отрешен от должности Советом Федерации, но может и сохранить свой пост (Конституция РФ этого не исключает). И получится, что Президент РФ, совершивший тяжкое преступление или государственную измену, может и дальше оставаться полноценным главой государства. Такого, по нашему мнению, быть не должно.

Полагаем, что, например, применительно к данному случаю необходимо четко прописать в Конституции РФ однозначный запрет на решения государственных органов в пользу сохранения Президентом РФ своего поста в случае признания его вины в совершении противоправных действий.

Также встает справедливый вопрос: почему Совет Федерации имеет право принять решение об отстранении Президента РФ от должности, но сам при этом не вправе выдвинуть против него обвинение?

Президент РФ является гарантом Конституции РФ, призванным соблюдать и защищать Конституцию РФ и, соответственно, в рамках своей компетенции следить за ее соблюдением.

Для реализации данных обязанностей у главы государства имеются достаточно широкие полномочия. Но встает вопрос о его личной ответственности. Как говорилось выше, она может быть различной. В данном случае следует выделить конституционно-правовую. И появляется казуистичный вопрос. С одной стороны, глава государства несет политическую, этическую, моральную и конституционно-правовую ответственность, с другой стороны, ответственность в основном является конституционно-правовой (основная — отрешение от должности).

Необходимо отметить, что Президент РФ обязан (в присяге даже клянется), например, уважать и охранять права и свободы человека и гражданина, соблюдать Конституцию РФ, защищать суверенитет и независимость, безопасность и целостность государства, верно служить народу. Но при этом основная ответственность базируется на государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Нет в присяге упоминания об обязанностях Президента РФ обеспечивать (гарантировать) социальное и экономическое благополучие  (достойное существование) граждан, охрану здоровья, образование и в конце концов благоприятную экологическую обстановку, которые определены Конституцией РФ.

Полагаем, что следует внести в Конституцию РФ такие основания отрешения от должности Президента РФ, как нарушение Конституции РФ, несоблюдение законов и присяги.

При этом следует отметить, что к Президенту РФ как главе государства предъявляются более высокие требования по сравнению с другими должностными лицами: если, например, депутат Государственной думы или член Совета Федерации отстраняется от должности за совершение преступления, которое установлено приговором суда, вступившим в законную силу, то Президент РФ может быть отрешен от должности не за совершенные преступления, а на основании обвинения в совершении преступления, — это свидетельствует о том, что Президент РФ как гарант Конституции РФ сам должен быть вне подозрений.

Р.Л. Хачатуров и Р.Г. Ягутян отмечали, что правовым будет то государство, которое признает для себя обязательными создаваемые им же, как законодателем, нормы юридической ответственности. Такое государство в осуществлении своих функций связано с правовой ответственностью, и юридическая ответственность — один из гарантов личных и общественных ценностей, правопорядка[5].

Исходя из сказанного, необходимо ставить вопрос об изменении и уточнении ряда положений Конституции РФ, а также о принятии конституционного закона о Президенте РФ. Должна быть регламентирована системная ответственность Президента РФ как гаранта Конституции РФ.

 

Библиография

1 Лейст О.Э. Методологические проблемы юридической ответственности // Проблемы теории государства и права: Учеб. пособие / Под ред. М.Н. Марченко. — М., 1999. С. 469.

2 См.: Матузов Н.И. Права человека и общерегулятивные правоотношения // Правоведение. 1996. № 3. С. 42.

3 Виноградов В.А. Актуальные проблемы конституционно-правовой ответственности // Законодательство. 2002. № 10. С. 22—30.

4 СЗ РФ. 1998. № 52. Ст. 6447.

 

5 См.: Хачатуров Р.Л., Ягутян Р.Г. Юридическая ответственность. — Тольятти, 1995. С. 195—196.