УДК 343.9 

Страницы в журнале: 112-113

 

А.А. ШАШКОВ,

аспирант Челябинского юридического института МВД России, старший преподаватель юридического факультета Уральского государственного университета физической культуры

 

Рассматривается проблема совершенствования правового регулирования взаимодействия правоохранительных и иных органов в борьбе с противоправным присвоением прав на владение и управление предприятиями и организациями (криминальным рейдерством). Обосновывается точка зрения, что несовершенная нормативная база взаимодействия правоохранительных и иных органов не позволяет устранить негативные явления в корпоративных правоотношениях, что создает условия для криминализации корпоративной сферы деятельности и криминальных поглощений юридических лиц.

Ключевые слова: взаимодействие, правоохранительные органы, криминальное рейдерство, система как научная категория.

 

Questions of perfection of legal regulation of co-operation of organs in the process of counteraction to the criminal raider

 

Shashkov A.

 

The article stages the problem of improving the legal regulation of cooperation between law enforcement and other bodies at struggle against the illegal appropriation of ownership and management of enterprises and organizations (criminal raid). It is claimed that defective regulatory framework cooperation between law enforcement and other bodies can not eliminate the negative effects in corporate relations, and creates the conditions for criminalization of corporate scope and criminal takeovers of legal people.

Keywords: cooperation, law enforcement bodies, criminal raid, system as a scientific category.

 

Об актуальности проблемы совершенствования взаимодействия правоохранительных и иных контролирующих органов в противодействии криминальному рейдерству свидетельствуют многочисленные факты противоправного поглощения юридических лиц и их имущественных комплексов. Так, в 2008 году в производстве органов предварительного следствия МВД России находилось 338 уголовных дел о преступлениях, совершенных в ходе рейдерских захватов, из них:

— расследовано — 188 (55% от числа находившихся в производстве);

— окончено — 79 (42% от числа расследованных);

— направлено в суд — 51 — (64% от числа оконченных)[1].

Количество расследованных, но не направленных в суд уголовных дел (36%) указывает на то, что следственные органы в период производства по делам не смогли собрать доказательства, которые можно было бы считать достаточными для признания судом виновными лиц, привлеченных на стадии предварительного расследования в качестве обвиняемых.

Говоря о системном подходе к решению проблемы противодействия криминальному рейдерству, следует учитывать, что компонентный состав системы противодействия складывается не только из органов, осуществляющих это противодействие[2], но и из совокупности выполняемых ими типичных действий, анализ которых позволяет судить об эффективности противодействия, находить недостатки и выявлять направления совершенствования. Познание типичного в деятельности правоохранительных и иных органов при выявлении, пресечении и расследовании преступлений, направленных на противоправное поглощение юридических лиц и их имущественных комплексов, помогает определять качество противодействия и решать вопросы правового совершенствования организации и осуществления борьбы с этим криминальным явлением.

Одной из существенных сложностей, испытываемых правоохранительными органами при осуществлении противодействия криминальному рейдерству, является то, что корпоративные общественные отношения, возникающие в ходе разноплановой экономической и организационно-правовой деятельности юридических лиц, регулируются многочисленными федеральными законами и подзаконными актами. Это, в частности, относится к процедурам регистрации, вопросам банкротства[3], инвестиционной деятельности с точки зрения законопослушности инвесторов, разрешению вопросов возврата долгов и кредитов, слияниям, реорганизации предприятий и др.[4] Именно поэтому, чтобы обеспечить соблюдение положений ст. 73 УПК РФ, при расследовании преступлений экономической направленности необходимо руководствоваться различными корпоративными правовыми нормами (например, законом о регистрации юридических лиц), а не только  уголовно-процессуальным законодательством. Форма документирования преступной деятельности также имеет свои  особенности, обусловленные тем, что следы преступлений фиксируются в аудиторских заключениях, актах контрольно-ревизионных управлений, решениях арбитражных и гражданских судов, в данных Федеральной службы по финансовому мониторингу.

Анализ состояния действующего законодательства в сфере контроля корпоративных правоотношений позволяет сформулировать еще один вывод: правовые модели организации взаимодействия правоохранительных органов с иными органами противодействия криминальному рейдерству недостаточно проработаны, не согласуются друг с другом, а по ряду направлений вообще отсутствуют. Следует иметь в виду, что возможность создания надежной правовой базы взаимодействия заключается в формирующихся на их основе общественных отношениях. Последние создают взаимную зависимость между правом одного субъекта противодействия криминальному рейдерству и обязанностью другого. Право придает рассматриваемым отношениям устойчивый и повторяющийся характер, который проявляется на различных этапах и уровнях противодействия. Наличие качественной правовой базы обеспечивает обязательный и деятельный характер взаимодействующих сторон; закрепляет за субъектами взаимодействия  присущие только им силы и средства в зависимости от выполняемых ими основных функций и уровня компетенции.

В настоящее же время несовершенная нормативная база взаимодействия правоохранительных и иных органов не позволяет устранить некоторые негативные явления в корпоративных правоотношениях, создавая тем самым условия для криминализации этой сферы деятельности и криминальных поглощений юридических лиц. К таким негативным явлениям относятся:

— отсутствие прозрачности в работе надзорных и контрольных органов в процессе осуществления ими проверок деятельности юридических лиц;

— дублирование контрольных функций различными ведомствами и организациями;

— создание различных административных барьеров при реализации юридическими лицами своих прав (в том числе введение не предусмотренных законодательством процедур и запретов, сборов и платежей, истребование излишних документов);

— волокита при рассмотрении и разрешении заявлений[5];

— злоупотребления должностных лиц служебными полномочиями[6].

В сравнительно редких случаях достижения договоренности между ведомствами об объединении усилий в вопросах выявления противоправных проявлений в корпоративных правоотношениях чаще всего нет четкого планирования совместной деятельности (из-за отсутствия зафиксированных обязанностей)[7]; наблюдается разобщенность действий при непосредственном выполнении планируемых мероприятий. В силу необязательного характера деятельности проявляется низкий уровень исполнительской дисциплины при осуществлении взаимодействия.

Опрошенные нами респонденты указывают также на недостаточно налаженный процесс обмена между следственными и оперативными подразделениями с другими правоохранительными и иными органами — опытом, имеющейся практикой и методическими рекомендациями по обнаружению и фиксации следов противоправной деятельности, по расследованию преступлений в сфере корпоративных правоотношений.

Указанные обстоятельства не позволяют органам внутренних дел эффективно действовать «по декриминализации предпринимательской сферы, искоренению рейдерских захватов предприятий, влекущих за собой передел собственности. Меры прокурорского реагирования неадекватны состоянию законности в данной сфере правоотношений»[8].

Однако, несмотря на многочисленные издержки, при качественном нормативном обеспечении вопросов взаимодействия правоохранительных и иных органов, осуществляющих контрольную функцию в сфере малого и среднего бизнеса, проблема борьбы с криминальным рейдерством будет решаться намного эффективнее, а угроза экономической безопасности государства не станет столь реальной.

 

Библиография

1  См.: Доклад заместителя начальника Следственного комитета при МВД России генерал-майора юстиции Ю.Ф. Алексеева на Комиссии Ассоциации юристов России по законодательству в сфере обороны, безопасности и совершенствования правоохранительной деятельности  (г. Москва, 17.03.2009).

2  В том числе Межведомственная рабочая группа по противодействию преступлениям в сфере экономики, созданная по поручению Президента РФ, в состав которой входят ФСБ России, МВД России, ФНС России, Федеральная служба по финансовому мониторингу и Банк России.

3  См.: Егорова Н.А., Резван П.А. Некоторые вопросы квалификации преступлений, связанных с банкротством // Вестн. криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 3(7). — М., 2003. С. 100—101.

4 См.: Щедрин В. Рейдеров из отечественной экономики выдавят // Российская газета. 2006. 15 авг.

5  См.: Выступление министра внутренних дел РФ генерала армии Рашида Нургалиева в «Российской газете»  // Российская газета. 2009. 28 июля.

6  Приказ Генпрокуратуры РФ от 31.03.2008 № 53 «Об организации прокурорского надзора за соблюдением прав субъектов предпринимательской деятельности».

7  См., например: Кузьмин С.В. Принцип уникальности планирования // Вестн. криминалистики / Отв. ред. А.Г. Филиппов. Вып. 4(12). — М., 2004. С. 51.

8 Приказ Генпрокуратуры РФ от 31.03.2008 № 53.