Л.В. БЕЛОУСОВ,
заслуженный юрист РСФСР,  государственный советник юстиции 2-го класса
 
Известно, что судебный пристав-исполнитель все свои решения, принимаемые по вопросам исполнительного производства, оформляет в виде постановлений.
По действовавшим ранее законам (федеральные законы от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — прежний Закон) и № 118-ФЗ «О судебных приставах» (далее —Закон о судебных приставах)) никто не имел права отменить или изменить постановление судебного пристава-исполнителя. И это несмотря на то, что все его руководители, начиная от главного судебного пристава Российской Федерации и кончая старшим судебным приставом, обладали правом контроля за его деятельностью и рассматривали в порядке подчиненности поступавшие на него жалобы[1]. 
 
Следует отметить, что и суды, удовлетворяя жалобы на постановления судебных приставов-исполнителей (в настоящее время — удовлетворяя заявления об их оспаривании действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя), признавали постановления незаконными или недействительными, но не отменяли или изменяли (и не могут отменить или изменить) их.
В таких условиях сложилась практика отмены или изменения любого постановления самим же судебным приставом-исполнителем путем вынесения по этому поводу мотивированного постановления.
Практику судебных приставов-исполнителей поддержали арбитражные суды.
Точка в этом вопросе была поставлена Президиумом ВАС РФ в «Обзоре практики рассмотрения дел, связанных с исполнением судебными приставами-исполнителями судебных актов арбитражных судов»[2] (далее — Обзор). Пункт 8 Обзора озаглавлен «Арбитражный суд признал правомерным постановление судебного пристава-исполнителя об отмене своего постановления о возбуждении исполнительного производства». В этом пункте Президиум ВАС РФ подчеркнул, что «закон не запрещает судебному приставу-исполнителю… принять мотивированное постановление об отмене или изменении своего ранее принятого необоснованного постановления».
С вступлением в силу 1 февраля 2008 г. Федерального закона от 02.10.2007 № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон, Закон об исполнительном производстве) положение кардинально изменилось.
Законодатель предоставил право принимать решения по вопросам исполнительного производства, оформляемые в виде постановлений, наряду с судебными приставами-исполнителями всем его руководителям: главному судебному приставу Российской Федерации, главному судебному приставу субъекта Российской Федерации, старшему судебному приставу и их заместителям.
Одновременно для судебного пристава-исполнителя, а также и для иных должностных лиц службы судебных приставов введено следующее существенное ограничение: все они вправе по своей инициативе или по заявлению лиц, участвующих в исполнительном производстве, лишь исправлять допущенные ими в постановлении описки или явные арифметические ошибки. Указанные исправления производятся постановлением о внесении изменений в ранее вынесенное постановление (части 1, 3 ст. 14 Закона).
Из этих новаций следует, что теперь, в случае вынесения судебным приставом-исполнителем (или иным должностным лицом службы судебных приставов) необоснованного постановления оно может быть отменено или изменено не самим судебным приставом-исполнителем, а одним из его прямых начальников.
Этот вывод подтверждается нормами ч. 9 ст. 47, ч. 4 ст. 108 (два частных случая отмены старшим судебным приставом постановления судебного пристава-исполнителя) и ч. 3 ст. 127 (право отмены постановления судебного пристава-исполнителя его непосредственными руководителями по жалобе, поданной в порядке подчиненности) Закона, а также Федеральным законом от 19.07.2009 № 194-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон "О судебных приставах"», которым руководителям судебного пристава-исполнителя предоставлено право отменить или изменить не соответствующее требованиям законодательства Российской Федерации решение подчиненного им должностного лица (статьи 8—10 Закона о судебных приставах), т. е. и судебного пристава-исполнителя.
Думается, приведенные положения указанных законов с достаточной убедительностью подтверждают, что в настоящее время судебный пристав-исполнитель не имеет права отменить или изменить свое собственное постановление, а может лишь внести в него исправления в случае описок или явных арифметических ошибок.
Однако следует отметить, что и после вступления в силу этих законов судебные приставы-исполнители по-прежнему продолжают сами отменять или изменять свои собственные постановления.
Автор не обладает статистикой о распространенности таких действий судебных приставов-исполнителей (да и неизвестно, имеется ли она вообще), но о том, что подобные случаи не единичны, свидетельствуют попытки представить их не противоречащими законодательству как отдельными авторами, так и отдельными судебными актами арбитражных судов.
Так, главный специалист-эксперт юридического отдела Управления ФССП России по Московской области А.В. Тютюнников отвечает положительно на вопрос, имеет ли судебный пристав-исполнитель право отмены или изменения вынесенных им постановлений[3]. Воспроизведя норму ч. 3 ст. 14 Закона, автор  справедливо отмечает, что в Законе не предусмотрена возможность отмены или изменения судебным приставом-исполнителем собственного постановления.
Однако, по его мнению, вступление нового Закона в силу лишь поставило под сомнение действовавшую до этого систему регулирования права судебного пристава-исполнителя изменить или отменить свое постановление. Затем автор, высказав не лишенное оснований предположение, что законодатель в новом Законе стремился унифицировать порядок изменения судебных решений и постановлений судебного пристава-исполнителя, отверг параллель между этими двумя видами актов и уделил значительное внимание доказательствам их неравноценности в пользу большей значимости судебных решений.
Поэтому верным, по мнению А.В. Тютюнникова, является подход, согласно которому судебный пристав-исполнитель может при наличии ряда условий отменить или изменить вынесенное им постановление по иным основаниям, нежели те, которые указаны в ч. 3 ст. 14 Закона. В публикации приводятся следующие основные аргументы в пользу этой точки зрения:
1) закон не содержит прямого запрета на отмену или изменение постановления судебного пристава-исполнителя им самим;
2) правовая природа судебного решения отличается от правовой природы постановления судебного пристава-исполнителя;
3) суд, вынесший решение, в ряде случаев имеет право изменить это решение.
Представляется, что два последних суждения, несмотря на их очевидную бесспорность, отнюдь не являются доказательством правильности основной мысли автора о праве судебного пристава-исполнителя отменить или изменить свое собственное постановление.
Что же касается первого аргумента, то при системном рассмотрении прежнего Закона и действующего Закона об исполнительном производстве, прежней и действующей редакции Закона о судебных приставах зададимся вопросом: а так ли уж необходим такой запрет?
Прежний Закон и Закон о судебных приставах в прежней редакции вообще не касались темы отмены постановления судебного пристава-исполнителя кем бы то ни было, что дало возможность Президиуму ВАС РФ высказать приведенное выше суждение.
Как уже отмечено, ч. 3 ст. 14 Закона судебным приставам-исполнителям предоставлено право внести исправления в свои постановления в случае допущения в них описок или явных арифметических ошибок. Разве этого недостаточно для вывода, что никакие другие действия  по отношению к своим постановлениям они  осуществлять не могут? Думается, что достаточно.
Разве обязательно законодатель должен был при этом еще и запретить судебным приставам-исполнителям совершать все иные возможные действия со своими постановлениями? Думается, что нет, не обязательно. Ведь ни у кого не возникает мысли предъявлять претензии к законодателю за то, что он, установив правило, по которому судебный пристав-исполнитель облекает свои решения по вопросам исполнительного производства в форму постановлений, при этом не запретил ему выносить распоряжения, решения, издавать приказы, указания и использовать иные формы распорядительных документов. Никого также не смущает, что законодатель, установив перечни случаев, когда в возбуждении исполнительного производства отказывается, а также исполнительное производство приостанавливается, прекращается, оканчивается, специально не запретил во всех иных случаях не совершать названных действий.
Однако, похоже, судебные приставы-исполнители продолжают подчас следовать по накатанному прежним Законом пути, не желая замечать новелл ч. 3 ст. 14 Закона об исполнительном производстве и статей 8—10 Закона о судебных приставах.
Ну а что же арбитражная практика?
Все ли арбитражные суды сделали надлежащие выводы из приведенных законоположений и стали их применять, рассматривая дела об оспаривании постановлений судебных приставов-исполнителей или их действий (бездействия)?
Увы, судебная практика еще не достигла единообразия в решении поставленного вопроса.
Не лишним будет отметить, что в публикации А.В. Тютюнникова в подтверждение сделанных выводов содержатся ссылки на постановления федеральных арбитражных судов. Однако шесть из приведенных автором восьми постановлений были вынесены до вступления в силу Закона об исполнительном производстве, два — после вступления его в силу, но спорные постановления судебных приставов-исполнителей об отмене или изменении своих прежних постановлений, указанные в этих актах, также были вынесены до вступления в силу Закона.
Поэтому все постановления судебных приставов-исполнителей проверялись судами на соответствие действовавшему в то время прежнему Закону и судебной практике, закрепленной в Обзоре.
В силу изложенного представляется не совсем корректной ссылка на эти постановления как на доказательство правильности содержащихся в статье выводов.
Итак, осталась неизменной позиция судов в следующих известных автору случаях.
1. Арбитражный суд Волгоградской области признал правомерным постановление судебного пристава-исполнителя от 3 февраля 2009 г. об отмене своего постановления от 11 ноября 2008 г. о взыскании исполнительского сбора. Двенадцатый арбитражный апелляционный суд и ФАС Поволжского округа с таким решением согласились[4].
2. Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал в признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя от 1 августа 2008 г. об отмене своего постановления от 29 апреля 2008 г. о прекращении исполнительного производства. ФАС Северо-Западного округа решение суда оставил без изменения[5].
3. Тот же суд не признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя К. от 10 февраля 2009 г., которым он отменил свое постановление от 21 марта 2008 г. о возбуждении исполнительного производства.   Интересно, что первоначально (15 июля 2008 г.) это постановление было отменено постановлением старшего судебного пристава, непосредственного руководителя пристава К.
Затем К., исполняя обязанности старшего судебного пристава, постановлением от 11 сентября 2008 г. отменил это постановление старшего судебного пристава. Впоследствии он все же отменил оспоренным постановлением свое первоначальное постановление от 21 марта 2008 г. о возбуждении исполнительного производства. ФАС Северо-Западного округа решение суда посчитал правильным[6].
Во всех этих случаях окружные суды в подтверждение своих суждений ссылались на п. 8 Обзора, не замечая, что вывод Президиума ВАС РФ о том, что Закон не запрещает судебному приставу-исполнителю принять мотивированное постановление об отмене или изменении своего ранее принятого необоснованного постановления, относится к прежнему Закону.
Представляется, что Президиум ВАС РФ оказал бы судам существенную помощь, пересмотрев некоторые положения упомянутого Обзора в связи с изменением законодательства об исполнительном производстве и о судебных приставах.
А теперь ознакомимся с судебной практикой, соответствующей действующему Закону.
ФАС Северо-Западного округа почти на полгода ранее последнего приведенного выше постановления оставил без изменения постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда, который признал незаконным постановление судебного пристава-исполнителя от 25 августа 2008 г. об отмене своего постановления от 11 июня 2008 г., которым было обращено взыскание на денежные средства должника, находившиеся на его расчетном счете в кредитной организации. Решение Арбитражного суда Архангельской области, отказавшего в этом заявителю, было отменено[7].
Сочли незаконными постановления судебных приставов-исполнителей об изменении и отмене вынесенных ими ранее постановлений следующие суды:
ФАС Западно-Сибирского округа, отменивший, в том числе и по этой причине, решение Арбитражного суда Новосибирской области и постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции;
Арбитражный суд города Москвы, Девятый арбитражный апелляционный суд и ФАС Московского округа[8].
Арбитражный суд Республики Саха (Якутия) отказал в признании незаконным бездействие судебного пристава-исполнителя, выразившееся в том, что тот не отменил ранее вынесенное им постановление. Четырнадцатый арбитражный апелляционный суд и ФАС Восточно-Сибирского округа решение суда оставили без изменения, подтвердив вывод суда первой инстанции о том, что Законом не предусмотрена возможность отмены судебным приставом-исполнителем постановлений, вынесенных в рамках исполнительного производства[9].
Отрадно отметить, что в практике работы судебных приставов-исполнителей, равно как и в арбитражной практике, явно преобладает тенденция точного соблюдения предписаний ч. 3 ст. 14 Закона и признания неправомерным расширенного толкования этой нормы.
Представляется необходимым проанализировать еще одно интересное явление, связанное с рассматриваемым вопросом. Иногда судебные приставы-исполнители после признания судом незаконным своего постановления считают необходимым отменить это постановление. Так, по одному из шести приведенных выше дел  судебный пристав-исполнитель поступил именно таким образом.
Решением Арбитражного суда Волгоградской области от 05.12.2008  было признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя от 11 ноября 2008 г. о взыскании исполнительского сбора, поскольку оно было вынесено до истечения срока, предоставленного должнику для добровольного исполнения исполнительного документа. 3 февраля 2009 г. судебный пристав-исполнитель по этой же причине вынес постановление об отмене своего постановления от 11 ноября 2008 г. о взыскании исполнительского сбора, не дождавшись даже вступления решения суда в законную силу (оно оставлено без изменений постановлением Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 16.02.2009)[10].
Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 26.01.2009  было признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя от 11 сентября 2008 г.
о взыскании исполнительского сбора. Постановлением от 7 апреля 2009 г. судебный пристав-исполнитель отменил свое постановление от 11 сентября 2008 г. в связи с признанием его судом незаконным[11].
Требуется ли вообще отмена постановления судебного пристава-исполнителя кем бы то ни было после того, как оно было признано незаконным (недействительным) судом? Безусловно, нет! Даже если эта отмена будет произведена в соответствии с Законом одним из непосредственных руководителей судебного пристава-исполнителя.
Законодатель установил, что решения арбитражного суда по делам об оспаривании ненормативных правовых актов подлежат немедленному исполнению, и специально подчеркнул, что со дня принятия решения о признании такого акта недействительным полностью или в части указанный акт или отдельные его положения не подлежат применению (части 7, 8 ст. 201 АПК РФ). Поэтому восстановление прежнего состояния, существовавшего до вынесения постановления, признанного судом незаконным, должно производиться и производится именно по этому решению суда.
Кстати, оспаривая в суде постановления судебных приставов-исполнителей, заявители зачастую ставят вопрос не только о признании постановления незаконным, но и об его отмене. Так, из всех  приведенных выше дел, по которым были оспорены постановления судебных приставов-исполнителей, в заявлениях по двум делам содержались просьбы только об отмене оспоренных постановлений, и еще по двум — о признании незаконным и отмене оспоренного постановления.
Между тем обращенные к суду требования отменить постановление судебного пристава-исполнителя также не основаны на законе и суд не вправе их удовлетворять.
Заявители таких требований, очевидно, забывают, что процессуальные кодексы  не предусматривают обязанность или право суда отменить любой ненормативный правовой акт государственного органа, органа местного самоуправления, иного органа или должностного лица, в том числе и постановление судебного пристава-исполнителя, в случае, если этот акт не соответствует закону или иному нормативному правовому акту (ст. 201 АПК РФ).
Об этом, в частности, напомнил в своем решении Арбитражный суд Республики Татарстан, не удовлетворив заявление должника в части отмены постановления судебного пристава-исполнителя.
ФАС Поволжского округа по этому поводу отметил: «В части требования об отмене постановления о взыскании исполнительского сбора суд первой инстанции обоснованно указал, что АПК РФ, так же как и законодательство об исполнительном производстве, не предоставляет арбитражному суду полномочия по отмене постановления судебного пристава-исполнителя»[12].
К сожалению, не всегда помнят об этом и суды. ФАС Волго-Вятского округа постановлением от 08.09.2009 по делу № А43-6266/2009-42-160 отменил решение Арбитражного суда Нижегородской области от 13.05.2009, отказавшего в требовании о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя от 25 февраля 2009 г. об отказе в возбуждении исполнительного производства, и отменил оспоренное постановление. Огорчительно также забвение требований ст. 201 АПК РФ в некоторых комментариях к названному кодексу. Так, кандидат юридических наук, доцент Уральской государственной юридической академии судья Свердловского областного суда М.А. Куликова в комментарии к ст. 318 АПК РФ, повествуя о судебном контроле за действиями судебного пристава-исполнителя, пишет: «Последующий судебный контроль может быть подразделен на прямой и косвенный: прямой контроль осуществляется при оспаривании действий должностных лиц службы судебных приставов в порядке ст. 128 Закона об исполнительном производстве, гл. 24 АПК РФ, когда суд констатирует правомерность или неправомерность тех или иных действий судебного пристава-исполнителя и обладает правом отменить незаконное постановление судебного пристава или обязать его выполнить определенные действия для восстановления нарушенных прав заявителя»[13].
Хочется надеяться, что это всего лишь досадная описка и не этому разъяснению следовали суды, отменяя постановления судебных приставов-исполнителей.
Достижению единой практики в исследованном вопросе будет способствовать точное выполнение Закона судебными приставами-исполнителями и другими участниками исполнительного производства, а также судами при рассмотрении заявлений об оспаривании постановлений судебных приставов-исполнителей.
 
Библиография
1 Статьи 8—10 Федерального закона от 21.07.1997 № 118-ФЗ «О судебных приставах», ст. 88 Федерального закона от 21.07.1997 № 119-ФЗ «Об исполнительном производстве».
2 Информационное письмо ВАС РФ от 21.06.2004 № 77.
3 Тютюнников А.В. Право отмены или изменения судебным приставом-исполнителем вынесенных им постановлений // Практика исполнительного производства. 2009. № 3; СПС «КонсультантПлюс».
4 Решение Арбитражного суда Волгоградской области от 03.03.2009, постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.05.2009, постановление ФАС Поволжского округа от 25.08.2009 по делу № А12-3029/2009.
5 Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 24.06.2009, постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.11.2009 по делу № А56-12817/2009.
6 Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17.06.2009, постановление ФАС Северо-Западного округа от 15.10.2009 по делу № А56-15419/2009.
7 Решение Арбитражного суда Архангельской области от 08.10.2008, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 03.12.2008, постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.04.2009 по делу № А05-10121/2008.
8 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 28.10.2008 № Ф04-6593/2008(15018-А45-12), решение Арбитражного суда Новосибирской области от 04.05.2008, постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 16.07.2008 по делу № А45-5545/2008-29/125; решение Арбитражного суда города Москвы от 28.01.2009, постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 30.043.2009, постановление ФАС Московского округа от 12.08.2009 № КА-А40/7233-09 по делу № А40-224/09-120-1.
9 Решение Арбитражного суда Республики Саха (Якутия) от 15.05.2009, постановление Четырнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17.07.2009, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.09.2009 по делу № А58-2556/09.
10 Дело № А12-3029/2009.
11 Решение Арбитражного суда Республики Татарстан от от 15.06.2009, постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 24.09.2009, постановление ФАС Поволжского округа от 24.12.2009 по делу № А65-9788/2009.
12 Постановление ФАС Поволжского округа от 24.12.2009 по делу № А65-9788/2009.
13  Комментарий к Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный). 2-е изд., перераб. и доп. / Под ред. П.В. Крашенинникова. — М.: Статут, 2009.