Страницы в журнале: 18-21

 

Е.Т. БАЙЛЬДИНОВ,

кандидат экономических наук, доцент кафедры юриспруденции Семипалатинского государственного университета им. Шакарима

 

В статье приводится авторская концепция всеобщего (универсального) права, которое рассматривается в качестве основного условия обеспечения глобального устойчивого развития. Всеобщее (универсальное) право понимается как наиболее общие для любой правовой системы,  в том числе и для международного права, идейно-правовые начала.

 

In the article the author`s conception of the Universal Law is considered. The author affirms that the Universal Law is the basic precondition for global sustainable development. The Universal Law is seen by him as basic law sources, ideas and principles applicable for any law system, including international law as well.

 

Мир нестабилен. Практически вся история человечества с ее кровопролитными войнами, социальными конфликтами, эпидемиями, преступностью, алчным природопользованием есть пример нестабильного, неустойчивого общественного развития. С момента своего появления человечество вынуждено постоянно вести борьбу за жизнь и развитие. При этом Человек всегда искал пути к счастью и совершенствованию окружающего себя природного и социального мира.

Возможно ли вообще добиться устойчивости общественного развития? Если да, то — как? Как сделать развитие человечества более устойчивым, а отношения в человеческом обществе более гармоничными?

На все эти вопросы в той или иной форме, в той или иной интерпретации пытались ответить многие интеллектуалы и общественные деятели разных времен и народов, предлагая всевозможные идеи усовершенствования общества и государства. Однако и в наши дни эта проблема остается по-прежнему, пожалуй, одной из наиболее актуальных для всего мирового сообщества.

Термин «устойчивое развитие» появился сравнительно недавно. Впервые он прозвучал в 1987 году в докладе «Наше общее будущее», представленном Международной комиссией ООН по окружающей среде и развитию (под председательством Г.Х. Брундтланд), созданной решением Генеральной Ассамблеи ООН специально для подготовки глобальной программы изменений в мировом развитии. В докладе были предложены долгосрочные стратегии в области охраны окружающей среды, которые смогли бы обеспечить устойчивое развитие мировой экономики на длительный период. Выводы и рекомендации Международной комиссии по окружающей среде и развитию получили положительную оценку Генеральной Ассамблеи ООН. По итогам доклада в июне 1992 года в Рио-де-Жанейро была проведена Конференция ООН по окружающей среде и развитию, на которой была предложена концепция устойчивого развития, а также принята «Повестка дня на ХХI век», представляющая собой глобальную программу экономического и социального развития человечества на предстоящее столетие[1]. В соответствии с предложенной концепцией лишь обеспечение устойчивого, сбалансированного и контролируемого развития может реально гарантировать переход к новой эре экономического роста. Это означает, что при выработке и осуществлении экономической политики необходимо обеспечить гармонию между экономикой и окружающей средой.

Изучение и анализ понятий, принципов и определений  устойчивого развития, выдвинутых на конференции в Рио-де-Жанейро и впоследствии развитых с целью более четкой дефиниции этого термина[2], позволяет сделать вывод о доминировании в мировом общественном сознании эколого-экономического его понимания. При этом социальным, культурным, политико-правовым и другим аспектам, несомненно оказывающим значительное влияние на человеческое общество и его развитие, на наш взгляд, отводится не вполне подобающая роль. По всей вероятности, такое видение устойчивого развития отражает прежде всего актуальные проблемы современности глобального характера, оказывающие существенное влияние на развитие человечества в целом.

Однако подобная эколого-экономическая интерпретация понятия «устойчивое развитие» представляется слишком узкой. В переводе с английского глагол to sustain дословно означает «выдерживать, переносить нагрузки». Очевидно, что именно такой смысл вкладывается в понятие sustainable development («устойчивое развитие»). Иными словами, в самом широком и общем смысле рассматриваемый термин предполагает устойчивость какой-либо развивающейся системы при воздействии на нее различных нагрузок. Понятно, что в случае с общественной системой подобные нагрузки могут быть не только экологическими, но и оказывающими самые разнообразные воздействия.

В этой связи, по нашему мнению, необходимо выработать наиболее полное, универсальное и единообразное понимание термина «устойчивое развитие», отражающего прежде всего всеобщие, глобальные интересы человечества. Такое понимание могло бы стать ориентиром в выработке национальных программ устойчивого развития, способствующих гармоничному и безопасному развитию всего человечества[3].

С нашей точки зрения, было бы справедливым дать следующее определение понятию «устойчивое развитие». Под устойчивым следует понимать такое развитие системы, при котором в любой момент времени сохраняются  ее безопасность и устойчивость.

Безопасность и устойчивость системы в любой момент времени может также иметь место, очевидно, лишь тогда, когда система находится в состоянии гармонии со своими составляющими элементами и внешней средой. От степени гармонии напрямую зависит уровень безопасности и устойчивости системы. Гармония внутри системы (внутренняя гармония) предполагает определенную степень  взаимной необходимости, взаимозависимости составляющих элементов системы, их взаимной заинтересованности, взаимного притяжения, что и обеспечивает  целостность, безопасность и устойчивость системы. Если рассматривать данную систему как составляющий элемент другой, более сложной системы, то ее внешняя гармония с другими составляющими элементами этой более сложной системы также предполагает определенную степень взаимозависимости, взаимной заинтересованности и взаимного притяжения. Действительно, при высокой степени внутренней и внешней гармонии риск возникновения значительных дестабилизирующих нагрузок со стороны гармонизированных подсистем и внешней среды минимален, уровень безопасности системы достаточно высок, а сильная взаимозависимость составляющих ее внутренних элементов и самой системы с внешней средой делает ее достаточно устойчивой по отношению к случайным воздействиям. Если уровень гармонии снижается, то опасность различных дестабилизирующих воздействий возрастает. Абсолютная безопасность и абсолютная устойчивость означают, таким образом, идеальную внутреннюю и внешнюю гармонию системы. Однако в действительности можно говорить лишь о стремлении к более высокой степени гармонии или хотя бы о сохранении прежнего гармоничного состояния системы, что и представляет собой, по всей видимости, процесс обеспечения устойчивого развития.

Именно поэтому устойчивое развитие системы есть функционирование данной системы в состоянии внутренней и внешней гармонии. Отсюда следует, что обеспечение устойчивого развития системы  есть процесс гармонизации системы со своими подсистемами и внешней средой.

Если экстраполировать приведенные умозаключения на реальное государство как общественную систему, то устойчивое развитие государства как перманентное состояние гармонии системы со своими подсистемами и внешней средой может быть достигнуто при соблюдении следующих условий:

— национальное право должно быть построено на общечеловеческих моральных ценностях;

— государство должно обладать достаточными ресурсами для обеспечения реализации норм права;

— внутригосударственные и внешние отношения субъектов страны должны в основном соответствовать общечеловеческим моральным ценностям и основанным на них правовым нормам;

— желаемые результаты должны достигаться в процессе морального и правомерного поведения.

Если же в качестве общественной системы рассматривать все человечество, то для обеспечения глобального устойчивого развития эти условия приобретут следующий вид:

— признание императива так называемого всеобщего (универсального) права, в основе которого лежат общечеловеческие моральные ценности;

— наличие у международного сообщества достаточного ресурсного потенциала для обеспечения реализации норм всеобщего права;

— построение всех отношений в мире в соответствии с нормами всеобщего (универсального) права;

— достижение человечеством желаемых результатов в процессе реализации норм всеобщего (универсального) права при соблюдении первых трех условий.

Очевидно, что все перечисленные условия, при которых достигается устойчивость развития общественной системы, должны рассматриваться как единое целое, поскольку каждое условие является необходимым, но далеко не достаточным. Только рассматриваемые во взаимосвязанной совокупности данные условия обеспечивают устойчивое развитие общественной системы.

В связи с изложенным представляется, что нормы всеобщего (универсального) права должны являть собой некий всеобщий правовой первоисточник для любых национальных и международной правовых систем, всемирную правовую первооснову, своего рода мировую конституцию, в соответствии с которой строилось бы не только международное право, но и национальное право суверенных государств.

Совершенно очевидно, что для обеспечения глобального устойчивого развития необходима некая общая фундаментальная основа построения отношений между людьми, юридическими лицами, государствами, другими образованиями людей, между любыми подсистемами, представленными в системе «Человечество», необходимо общее понимание и осознание единых для всех интересов. По нашему мнению, в данном контексте в основу всеобщего (универсального) права может быть положена идея устойчивого развития всех и каждого, поскольку она отражает наиболее общие интересы человечества. При этом очевидно также и то, что для признания норм всеобщего (универсального) права всеми субъектами глобальной общественной системы необходимо, чтобы основу всеобщего права составляли общечеловеческие моральные ценности.

Таким образом, при выработке человечеством норм всеобщего (универсального) права, действие которого распространяется не только на международные отношения, но и на внутренние общественные отношения в суверенных государствах и других субъектах международного права, должна соблюдаться логико-иерархическая последовательность, представленная на рис. 1, иллюстрирующем иерархические отношения между общечеловеческой моралью, идеологией устойчивого развития и нормами всеобщего (универсального) права, где мораль —  это фундамент идеологии устойчивого развития, которая, в свою очередь, является идейной базой для формирования всеобщего (универсального) права.

Проблема понятия, сущности, а также необходимости признания всеобщего права в качестве объективно существующего правового феномена сегодня достаточно активно дискутируется в научных и практических кругах[4]. Многие ученые неоднократно поднимали данную проблему, особенно в контексте идеи создания всемирного государства[5]. Однако, несмотря на все споры вокруг всеобщего права, представляется, что оно объективно и реально уже существует в виде наиболее общих и признаваемых мировым сообществом (или подавляющим большинством народов) в качестве императивных норм, основополагающих начал и принципов права. Это прежде всего основные права и свободы человека, включая правовые механизмы их обеспечения и защиты, а также общие принципы права, признанные цивилизованными нациями в качестве источников не только внутреннего, но и международного права (подп. «с» п. 1 ст. 38 Статута Международного суда ООН)[6].

В современной теории права понятие «всеобщее (универсальное) право» отсутствует. Те нормы и принципы, которые в данной работе предлагается отнести к всеобщему праву, рассматриваются в науке с позиций общих, универсальных для всех правовых систем начал права. Вводимое здесь понятие «всеобщее (универсальное) право» позиционируется как идейно-правовое начало, в том числе и международного права. Нормы и принципы, относимые нами к всеобщему праву, по сути своей имеют глобальное, наднациональное  значение, способны регулировать (и в отдельных случаях фактически регулируют!) не только международные, но и внутригосударственные отношения, а посему должны обладать, на наш взгляд,  высшей юридической силой в глобальном масштабе.

Можно сделать вывод, что по своей иерархии и юридической силе нормы всеобщего права в случае их признания в качестве таковых большинством государств должны приобрести универсально-императивный характер и иметь приоритет по отношению ко всем остальным нормам как международного, так и национального права. Исходя из этих позиций, международное право можно определить как обеспеченную заинтересованными государствами и иными субъектами международного права систему норм, регулирующих отношения между ними в интересах своих народов.

Таким образом, в соответствии с представленным видением иерархия правовых норм по юридической силе схематично будет выглядеть следующим образом: всеобщее (универсальное) право, из которого «берут свои начала» национальное и международное право (рис. 2).

Данная проблема, безусловно, весьма неоднозначна, небесспорна и требует более глубокого изучения и широкого обсуждения экспертным сообществом. Рамки настоящей статьи не позволяют более детально проанализировать проблему, а только дают возможность обозначить ее. Однако хотелось бы выразить надежду, что рано или поздно человечество придет к пониманию необходимости выработки универсальных основ в регулировании любых общественных отношений с любым составом субъектов, без чего невозможно глобальное устойчивое развитие.

 

Библиография

1 См.: Мировая экономика / Под ред. проф. А.С. Булатова. — М., 1999. С. 408.

2 В настоящее время существует более 50 определений понятия «устойчивое развитие». См., например: Гришин И. Материалы круглого стола «Концепция устойчивого развития в контексте глобализации» // МЭ и МО. 2007. № 6. С. 66—79.

3 Более подробно об этом см.: Байльдинов Е.Т. Теория устойчивого развития общественных систем. — Семипалатинск, 2007.

4 См., например: Каламкарян Р.А. Концепция господства права в современном международном праве // Государство и право. 2003. № 6. С. 50—57.

5 Chimni B.S. International Institutions Today: An Imperial Global State In The Making // European Journal of International Law.  Oxford, 2004.  Vol. 15, N 1.  P. 1—37.

6 См., например:  Международное право в документах / Сост. Н.Т. Блатова, Г.М. Мелков. — М., 2000. С. 635.