УДК 341.3 

Страницы в журнале: 123-125

(К 40-летию вступления в силу Договора о нераспространении ядерного оружия)

 

Е.А. СИДОРОВА,

 соискатель кафедры международного права  Российского университета дружбы народов

 

Создание мира, свободного от ядерного оружия, является высшим общечеловеческим благом.

Из выступления Генерального секретаря ООН Пан Ги Муна в Институте «Восток—Запад» 24 октября 2008 г.[1]

 

В статье анализируется роль международно-правовых гарантий безопасности государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения или угрозы применения ядерного оружия в международном режиме нераспространения ядерного оружия; делается вывод о том, что выработка юридически обязательных международных гарантий безопасности неядерным государствам—членам Договора о нераспространении ядерного оружия является важным инструментом укрепления международной безопасности и стабильности.

Ключевые слова: гарантии безопасности, международная безопасность, нераспространение ядерного оружия, Договор о нераспространении ядерного оружия, ядерные государства, неядерные страны, ядерное оружие.

 

The article is devoted to the role of international legal security assurances to non-nuclear states against the use or threat of use of nuclear weapons in the international non-proliferation regime. As a result of consideration of the problem the author of the article came to the conclusion that the elaboration of international legally binding security assurances to non-nuclear countries – the members of the Treaty on the Non-Proliferation of Nuclear Weapons is an important tool not only to strengthen the nuclear non-proliferation regime, but also international security and stability on the whole.

Keywords: safety guarantees, the international safety, non-distribution of the nuclear weapon, the Nonproliferation treaty of the nuclear weapon, the nuclear states, the non-nuclear countries, and the nuclear weapon.

 

Распространение ядерного оружия является одной из серьезнейших угроз транснациональной безопасности и стабильности. В 2010 году международная общественность отмечает 40-летие вступления в силу Договора о нераспространении ядерного оружия (далее — ДНЯО), заложившего правовой фундамент режима ограничения ядерного оружия. В настоящее время ДНЯО является крупнейшим соглашением в сфере международной безопасности, призванным лимитировать число ядерных государств теми странами, которые к 1 января 1967 г. имели в своем арсенале ядерное оружие, и тем самым предотвратить дальнейшее распространение ядерного оружия на планете. Он заложил широкую правовую основу для развития плодотворного международного сотрудничества в деле мирного применения ядерной энергии.

Однако до сих пор остается открытым вопрос о предоставлении юридически обязательных гарантий безопасности государствам, не обладающим ядерным оружием; в международном праве нет норм, предписывающих отказаться от использования ядерного оружия и ставящих его вне закона. Ядерное оружие — это оружие массового уничтожения, характерной чертой которого является то, что оно сочетает в себе колоссальную взрывную силу со сложным комплексом различных отравляющих человеческий организм веществ, предназначенное не только для устрашения, но и для уничтожения всего живого и неживого в районе его применения. Известный афоризм «Ядерная война будет последней эпидемией в истории человечества» представляет собой констатацию, основанную на объективной оценке учеными последствий термоядерной катастрофы для населения Земли[2].

Еще при разработке положений ДНЯО со стороны ряда неядерных государств неоднократно поднимался вопрос о предоставлении им гарантий безопасности на случай ядерного нападения или угрозы такого нападения. Наибольшую активность при этом проявили делегации Мексики, Пакистана, Югославии, Эфиопии и Швеции. Свое требование о предоставлении им соответствующих гарантий безопасности названные государства мотивировали тем, что, участвуя в ДНЯО и отказываясь от производства и приобретения ядерного оружия, а тем самым и от вступления в «клуб ядерных государств», они «идут на жертву», которая должна быть им компенсирована гарантиями безопасности со стороны ядерных держав[3].

 Значение термина «гарантии» было объяснено в 1956 году профессором И.С. Перетерским. Ученый отмечал: если не ограничиваться совершенно формальной заменой понятия «гарантии» словом «обеспечение», то тщетными были бы поиски какого-либо общего и содержательного определения юридического термина «гарантия», поскольку уж слишком разнородными могут быть случаи легитимного использования данной дефиниции. В то же время, по мнению И.С. Перетерского, в общеправовом контексте понятие «гарантия» может означать меру (или меры), результатом которой является обеспечение эффективности того или иного правила или твердость какого-либо положения. В международно-правовом же смысле «термин “гарантия” означает обязанность государств установить или поддерживать определенное положение международно-правового характера»[4].

 С тех пор сущность понятия «гарантии» в международно-правовом плане изменилась. С точки зрения В.Ф. Петровского, «международно-правовые гарантии представляют собой определенные обязательства и нормы отношений между государствами, оформленные в виде договорных или иных юридических актов, решений международных органов (например, Совета Безопасности ООН) и имеющие обязательную силу». При этом «международно-правовые гарантии предполагают максимальное использование возможностей международного права в целях утверждения принципов мирного сосуществования государств, создания юридической базы для улучшения политического климата и принятия практических материальных мер»[5].

Непосредственно включить вопрос о предоставлении международно-правовых гарантий безопасности неядерным странам в текст ДНЯО ядерные державы отказались, поскольку они в соответствии со своими военными доктринами стремились сохранить «свободу рук» в применении ядерного оружия. Однако во избежание международной политической напряженности за несколько дней до открытия для подписания ДНЯО в 1968 году правительства трех ядерных стран (США, СССР и Великобритании) согласовали проект резолюции Совета Безопасности ООН по вопросу о предоставлении гарантий безопасности неядерным странам, а также тексты идентичных заявлений, с которыми затем выступила каждая из названных стран в Совете Безопасности ООН[6]. Согласованная формула предоставления гарантий безопасности неядерным странам получила в правовой литературе и международной практике название позитивных гарантий, означающих обязательство ядерных держав прийти на помощь любому неядерному государству, которому угрожают применением ядерного оружия[7].

Тем не менее, несмотря на наличие позитивных гарантий, предоставленных тремя ядерными державами, было очевидно, что неядерные государства постараются заручиться дополнительным юридически обязательным обеспечением, известным как негативные гарантии безопасности, подразумевающим отказ ядерных держав от применения или угрозы применения ядерного оружия против государств, им не обладающих. Причем такие гарантии должны дать все пять официально признанных ядерных государств.

В сентябре 1978 года СССР предложил включить в повестку дня XXXIII сессии Генеральной Ассамблеи ООН в качестве важного и срочного вопрос о заключении международной конвенции об укреплении гарантий безопасности неядерных государств. Кроме того, Советский Союз представил и непосредственно проект Международной конвенции об укреплении гарантий безопасности неядерных государств, в которой содержались обязательства ядерных держав не применять ядерное оружие и не угрожать его применением в отношении неядерных стран, отказавшихся от производства и приобретения ядерного оружия и не имеющих его на своей территории. К сожалению, данный проект принят не был, хотя большинство государств—членов ООН положительно отнеслись к советской инициативе, поскольку заключение такой конвенции, вне всякого сомнения, содействовало бы укреплению международного доверия среди государств и тем самым обеспечению международной безопасности и укреплению всеобщего мира.

С того момента вопрос о предоставлении юридически обязательных негативных гарантий неядерным странам не сходит с повестки дня сессий Генеральной Ассамблеи ООН. В качестве примера уместно привести принятые по этому вопросу резолюции только за последнее десятилетие: от 20.12.2000 № 55/31, от 21.12.2001 № 56/22, от 30.12.2002 № 57/56, от 18.12.2003 № 58/35, от 06.01.2006 № 60/53, от 03.01.2007 № 61/57, от 10.01.2008 № 62/19, от 12.01.2009 № 63/39, от 12.01.2010 № 64/27[8].

Данный вопрос широко обсуждается и на женевских конференциях по разоружению, а также на обзорных конференциях по рассмотрению действия ДНЯО.

 Для того чтобы несколько разрядить сложившуюся ситуацию и не усугублять обстановку в преддверии Конференции о рассмотрении и продлении ДНЯО[9], в 1995 году пять ядерных держав решили предоставить своим партнерам, не обладающим ядерным оружием, в отдельных односторонних заявлениях позитивные и негативные гарантии неприменения ядерного оружия. Пять ядерных держав сначала обязались не применять ядерное оружие против государств—участников ДНЯО, не обладающих ядерным оружием. Вместе с тем все эти государства, кроме Китая, сделали исключение в случае вторжения или любого иного нападения на них, их территорию, вооруженные силы, союзников или же на государство, в отношении которого они несут обязательство с точки зрения обеспечения безопасности, совершенного или поддержанного государством—участником ДНЯО, не имеющим ядерного оружия, совместно или в союзе с каким-либо государством, обладающим ядерным оружием. Каждая из ядерных держав обязалась в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН в случае нападения с применением ядерного оружия или же угрозы такого нападения на не владеющее ядерным оружием государство немедленно довести данный вопрос до сведения Совета Безопасности ООН и действовать таким образом, чтобы Совет Безопасности ООН мог принять срочные меры для оказания в соответствии с Уставом ООН необходимой помощи государству, ставшему жертвой нападения. Совет Безопасности ООН, единогласно одобрив Резолюцию от 11 апреля 1995 г. № 984, принял к сведению заявления, сделанные 5 и 6 апреля 1995 г., перекрывающие гарантии 1968 года.

Однако неядерные государства продолжают настаивать на тезисе, согласно которому наиболее радикальным решением проблемы ограждения неядерных стран от применения против них ядерного оружия было бы заключение многосторонней международной конвенции, поскольку, как совершенно верно отмечал В.Ф. Петровский, «действенность гарантий безопасности значительно повышается, если они являются многосторонними. Например, многие государства—члены ООН справедливо ставят вопрос о том, чтобы гарантии безопасности неядерным странам, о которых ядерные державы заявили в одностороннем порядке, были сведены к общему знаменателю и оформлены в виде соответствующей международной конвенции…»[10].

С нашей точки зрения, заключение общего многостороннего международного договора о гарантиях государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения или угрозы применения ядерного оружия решило бы указанную проблему в более широком масштабе. Оно послужило бы не только упрочению международного режима нераспространения, но и международной безопасности в целом. Отказ ядерных держав от подписания соответствующего международного договора ставит неядерные страны в уязвимое положение, что в свою очередь увеличивает их неуверенность в отношении линии поведения самих ядерных государств и содействует растущей взаимной подозрительности и недоверию. Поэтому ядерные государства—члены ДНЯО должны предоставить юридически обязательные негативные гарантии безопасности неядерным странам—участницам ДНЯО при помощи заключения международного договора. Тем более что в настоящее время существует уже неплохой задел для подписания такого соглашения — в виде действующих дополнительных протоколов к договорам о зонах, свободных от ядерного оружия.

Представляется, что до тех пор, пока ядерные державы не подпишут соответствующий договор с неядерными странами, международный режим нераспространения ядерного оружия будет подвергаться постепенной коррозии, которая может в конечном итоге привести к его разрушению. Основная ответственность в разрешении данного вопроса лежит на ядерных государствах как постоянных членах Совета Безопасности ООН, которые (согласно Уставу ООН) ответственны за поддержание международного мира и безопасности на Земле.

Что касается государств, не являющихся членами ДНЯО, но обладающих ядерным оружием, то необходимо предоставить им аналогичные гарантии в индивидуальном порядке и по возможности как можно скорее добровольно ликвидировать все имеющееся у них ядерное оружие и присоединиться к ДНЯО в качестве неядерных государств—членов ДНЯО.

 

Библиография

1 www.un.org

2 См.: Иойрыш А.И. Ядерный джин. — М., 1994. С. 5.

3 См.: Емельянов В.С. Проблемы нераспространения ядерного оружия. — М., 1981. С. 25.

4 Перетерский И.С. Понятие гарантий в международном праве // Советское государство и право. 1956. № 9. С. 46.

5 Петровский В.Ф. Безопасность в ядерно-космическую эру. — М., 1985. С. 110.

6 См.: Ванин И. О гарантиях безопасности неядерным странам // Международная жизнь. 1968. № 10. С. 50—51.

7 См.: Осипов Г.А. Международно-правовой режим нераспространения ядерного оружия. — М., 1987. С. 162; Калинкин Г.Ф. Гарантии безопасности государств, не обладающих ядерным оружием // Советское государство и право. 1979. № 10; Ядерное нераспространение: Учеб. пособие для студентов вузов: В 2 т. Т. I / Под общ. ред. В.А. Орлова. 2-е изд., перераб. и расширен. — М., 2002. С. 114; Weapon of Mass Destruction Commission’s report (WMDC). Weapon of Terror: Freeing the World of Nuclear, Biological and Chemical Arms. — Stockholm, 2006. P. 72.

8 Указанные резолюции призывают страны заключить эффективное международное соглашение о гарантиях государствам, не обладающим ядерным оружием, против применения или угрозы применения ядерного оружия.

9 Необходимо подчеркнуть, что конференции по рассмотрению действия ДНЯО проводятся раз в 5 лет, начиная со времени вступления ДНЯО в силу в 1970 году. В ходе каждой конференции прилагались усилия, направленные на достижение согласия в отношении итоговой декларации, которая давала бы оценку реализации положений ДНЯО и содержала рекомендации относительно мер для его дальнейшего укрепления.

10 Петровский В.Ф. Указ. соч. С. 111.