УДК 347.779(091) 

Страницы в журнале: 143-149

 

Л.С. ЛЕОНТЬЕВА,

аспирант кафедры теории и истории государства и права юридического факультета Марийского государственного университета leontjevaljudmila@rambler.ru

 

Рассматриваются этапы становления института патентного права, влияние римской юриспруденции на формирование современных представлений о правовом регулировании и охране интеллектуальной собственности.

Ключевые слова: история, античность, интеллектуальные права, патентное право, товарный знак.

 

Genesis of patent law (historical and theoretical research)

 

Leontyeva L.

 

In article stages of formation of institute of patent law are considered, influence of the Roman law on formation of modern ideas of legal regulation and protection of intellectual property.

Keywords: history, antiquity, intellectual rights, patent law, trademark.

 

Необходимость обращения человека к истории осознана еще на ранних этапах развития общества. Как справедливо отмечает доктор исторических наук, профессор Н.И. Басовская, «интерес к прошлому — это один из основных признаков человека. Мы изучаем историю не для того, чтобы что-то учесть. Интересоваться прошлым для человека как биологического вида столь же естественно, как дышать. Человек не для чего-то изучает историю, а потому что он не может этого не делать»[1].

Изучение исторических аспектов становления правового института интеллектуальной собственности необходимо для правильного понимания правовых основ, прав человека и гражданина, уяснения особенностей юридического статуса, проблем институционального развития и определения места в системе права.

Историографией проблемы становления патентного права занимались российские дореволюционные ученые-юристы В.И. Синайский, К.П. Победоносцев, Д.И. Мейер, Г.Ф. Шершеневич. Значительный вклад в изучение патентной проблематики внес А.А. Пиленко, который провел глубокие исследования теоретических проблем патентно-правовой охраны.

В связи с ростом взаимосвязей между странами и народами человеческая мысль явилась мощным толчком к развитию мировой цивилизации. Человеческая мысль, облеченная в форму новой технической идеи, способствует созданию результатов творческой деятельности, подлежащих оценке и правовой охране.

Интеллектуальная собственность — продукт человечества, который на всех стадиях общественно-экономического развития характеризует этапы цивилизации.

Идея патентного права возникла давно. Однако творческий труд на заре цивилизации был бесправен, а также отсутствовали юридические документы, закрепляющие интеллектуальные права.

Правовые истоки интеллектуальной собственности, по довольно смелому заключению американских ученых, восходят к античности[2]. Сделанное ими утверждение опровергает одну из устоявшихся гипотез российских дореволюционных юристов о том, что система производства в античных государствах основывалась на рабском труде, презрение к которому не могло создать потребность в защите его результатов: «Рабу нет расчета делать изобретения: сколько бы он ни утруждал себя особым прилежанием, особым старанием усовершенствовать производимую им работу, он не может надеяться ни на какое добавочное вознаграждение от своего собственника. <...> A раз не было уважения к труду (ручному, техническому), не могло бы возникнуть и потребности защищать его результаты»[3].

Американские исследователи Р.П. Мерджес, П.С. Менелл и М.А. Лемли находят первое письменное упоминание о патентном праве в аристотелевской «Политике»[4]. В своих рассуждениях о лучшем государственном устройстве Аристотель обращается к предложению Гипподама Милетского (философа и архитектора-градостроителя) о системе вознаграждений для тех, кто открывает вещи, полезные для государства. Гипподам считал, что нужно устанавливать закон относительно тех, кто придумывает что-либо полезное для государства («они должны получать почести»), Аристотель же отвергал эту идею, считая новшества вредными, по принципу «лучшее — враг хорошего», особенно в вопросах государства и права.

Основатель идеалистического направления в философии Платон считал, что бытием в подлинном смысле слова можно назвать только абсолютные сущности, сохраняющие свое бытие безотносительно пространства и времени, — идеи, или эйдосы. «Если мы соглашаемся с тем, что истинное познание касается только вечного и неизменного бытия, а касательно изменяющегося и временного не может быть истинного знания, но только лишь мнение, то следует признать автономное существование идей»[5]. Под идеями Платон понимает не просто понятие о вещи, а причину и цель ее существования. В диалоге «Парменид» Платон критикует кардинальное противопоставление мира идей и мира вещей. Следует признать наличие трех родов сущего — вечных идей, изменяющихся конкретных вещей и пространства, в котором существуют вещи: «Во-первых, есть тождественная идея, нерожденная и негибнущая, ничего не воспринимающая в себя откуда бы то ни было и сама ни во что не входящая, незримая и никак иначе не ощущаемая, но отданная на попечение мысли. Во-вторых, есть нечто подобное этой идее и носящее то же имя — ощутимое, рожденное, вечно движущееся, возникающее в некоем месте и вновь из него исчезающее, и оно воспринимается посредством мнения, соединенного с ощущением. В-третьих, есть еще один род, а именно пространство: оно вечно, не приемлет разрушения, дарует обитель всему роду, но само воспринимается вне ощущения, посредством некоего незаконного умозаключения, и поверить в него почти невозможно»[6].

Весь мир представляет собой результат творчества, в котором идеальное первично и составляет истинное бытие. Таким образом, Платона, который утверждает бытие идей и творимости мира, отделяет мир идей от материи, по праву можно считать и основоположником нематериальной теории исключительных прав в современном понимании.

Исследователи права интеллектуальной собственности уделяют особое внимание римскому праву, оказавшему влияние на становление идеи охраны нематериальных благ. Римские юристы предложили классификацию вещей на телесные (res corporales) и бестелесные (res incorporales). Уже в Институциях Гая отмечалось: «...некоторые вещи суть телесные, физические, другие бестелесные, идеальные» (§ 12, вторая книга Институций, § 1 Титула VIII книги первой Дигест Юстиниана). Телесные вещи — это те, которые могут быть осязаемы, как то: земля, раб, платье, золото, серебро и, наконец, бесчисленные другие вещи» (§ 13, вторая книга Институций, § 1 Титула VIII книги первой Дигест Юстиниана). «Бестелесные вещи — те, которые не могут быть осязаемы; таковы те вещи, которые заключаются в праве, состоят из права, являются правами». В качестве примеров бестелесных вещей Гай называет наследство, узуфрукт, обязательства[7]. Для римской юриспруденции разделение вещей на телесные, которые можно осязать, и бестелесные, которые осязать нельзя, стало одним из базовых.

Понимание римской концепции о дихотомии вещей выражается в трех аспектах: 1) осознание и формально-юридическое закрепление существования нематериальных объектов, которые получили возможность вовлекаться в оборот; 2) расширение предмета правового регулирования, закрепление правовой охраны нематериальных объектов; 3) выявление некоторой общности всех объектов права, а также их отличия и, учитывая это, эффективное осуществление правового регулирования и правоприменительной деятельности[8].

Древнеримской юриспруденцией провозглашена идея охраны объектов интеллектуальной деятельности, отдаленно напоминающих секреты производства (ноу-хау) либо правового режима «коммерческой тайны». Римская судебная практика создала иск actio servi corrupti  (дословно: иск за развращение раба). «Actio servi corrupti использовался для защиты рабовладельцев от лиц, которые могли подкупить или запугать рабов для раскрытия конфиденциальной деловой информации их хозяев. Право обязало таких лиц возместить рабовладельцу в двойном размере убытки, ставшие результатом разглашения», — отмечает исследователь Р.П. Мерджес. В Дигестах Юстиниана со ссылкой на древнеримского юриста Ульпиана содержится норма преторской практики: «Если будет заявлено, что некто чужого раба или чужую рабыню принял или убедил со злым умыслом (совершить) что-либо, отчего он или она сделались хуже, — против того я дам иск в двойном размере стоимости этого дела»[9].

Таким образом, можно утверждать, что истоки понятия интеллектуальной собственности и ее исторически неизменной составляющей — промышленной собственности зародились в Древнем Риме. Хотя творцы и не обладали возможностью законодательно оберегать свои объекты интеллектуальной собственности, но все основные атрибуты собственности и отношения по поводу нее уже существовали[10].

Древность интересна распространением отличительных знаков, которые впоследствии как товарные знаки стали предметом многовекового внимания права и правового регулирования.

Многие авторы, занимающиеся историей товарных знаков, сходятся во мнении, что клеймение животных является древнейшей формой маркировки. Существуют многочисленные свидетельства использования клеймения животных. Их географическое распространение — от стенной живописи в Древнем Египте до пещерных рисунков в юго-восточной Европе и фактов клеймения путем надрезов уха крупного рогатого скота на Мадагаскаре.

Первые свидетельства использования клейма приходятся на ХХI век до нашей эры, когда египетские жрецы выжигали тавро на быках, принадлежащих храмам.

Вторым ценным источником знаний является керамика. Существуют доказательства постановки знаков на керамике в доисторических поселениях в Трансильвании, Коринфе в Греции, на сосудах и орудиях, найденных в захоронениях первой династии в Египте и во дворцах минойского периода на Крите. Там мы также находим образцы печатей и подобных им устройств, использовавшихся для указания на сосудах сорта, количества и происхождения продуктов, хранившихся в них. Например, для жителей Междуречья печати были не только знаками собственности, но и предметами магической силы. Их хранили как талисманы, дарили храмам, помещали в захоронения. В Китае имя изготовителя или место изготовления глиняных или фарфоровых сосудов наносились на них вместе с именем императора.

Инскрипции на кирпичах с обозначением имени самого мастера, а часто также имени правящего царя и владельца здания, найденных в Египте и Месопотамии, являются еще одним свидетельством распространения отличительных знаков. Часто инскрипциям на кирпичах сопутствуют знаки, свидетельствующие об одобрении их компетентным чиновником. Подобными примерами использования товарных знаков являются археологические находки каменной кладки, в том числе в Египте, Олимпии и Дамаске. Большинство этих знаков несут информацию об имени продавца-каменотеса или другого конкретного работника, возможно для учета затраченного труда с целью расчета за выполненную работу.

Французский ученый-химик И. Давидович доказал, что не только пирамида Хеопса, но и многие другие каменные монументы и изделия Древнего Египта, например, саркофаги, статуи, амфоры, были сделаны на самом деле из особого бетона. Впоследствии способ его производства был забыт и лишь недавно открыт заново И. Давидовичем. Открытие И. Давидовича позволяет разгадать многочисленные загадки древнеегипетских каменных изделий. В их изготовлении использовали искусственный камень, геополимерный бетон. Из него создавались статуи, древнеегипетские сосуды-амфоры, а также блоки пирамид. Естественно, в каждом случае строители подбирали специальный искусственный камень. В одних случаях делали искусственный известняк, в других — искусственный гранит, базальт или диорит.

Использование товарных знаков расширяется с течением времени, что обусловливается распространением торговли и римской цивилизацией.

Первыми торговыми марками считаются печати и символы, которыми пользовались древние народы, в том числе египтяне, греки, римляне и китайцы, чтобы указать, кем созданы те или иные изделия, например керамика или кирпичи.

Греки маркировали скульптуры именем скульптора, а вазы — именами гончара или живописца. Благодаря маркировке сегодня нам известны имена прославленных мастеров: Брига, Дурида, Евфрония — от них сохранилось «немало памятников (особенно плоских чаш) поразительной тонкости и красоты»[11].

Первые знаки были связаны с категориями товаров и по форме представляли собой изображение самих товаров (фигура Гермеса, пчелы, львиные головы, молоток плотника, башмак сапожника, свиная голова у мясника). Гончары Древней Греции оставляли отпечаток пальца на дне посуды или выцарапывали собственные инициалы. Стали появляться пробы мастерских-гильдий на изделиях из золота и серебра.

В 1266 году английский король Генрих III обязал хлебопеков ставить клеймо на свою продукцию, а в 1300 году Эдуард I издал закон, обязывающий проверять и маркировать в ювелирной палате Goldsmith-Hall Лондона все производимые ювелирные изделия, в результате чего появилась английская марка Hallmark. Изделия, не имевшие этого клейма, разламывали, а тех, кто занимался их подделкой, ждала смертная казнь.

Помимо символов стали появляться также подписи изготовителя, по чьему имени можно было определить род занятий, например, марка мясника — David Butcher (буквально Дэвид-мясник) или марка плотника — John Carpenter (Джон-плотник).

Знаменитый музыкальный мастер Антонио Страдивари имел личное клеймо автора, которое ставил на каждой сделанной им скрипке. Имя Stradivarius и по сей день является эталоном инструмента высочайшего качества.

Средства индивидуализации товаров — товарные знаки в их современном представлении — впервые появились в XVIII веке в результате развития международных связей и принятия законов, гарантирующих свободу торговли и промышленности.

Современное право гарантирует охрану указания происхождения и наименования места происхождения товара, так как они передают потребителям достоверную информацию о географическом происхождении товара и услуги, а в косвенной форме — о присущих им качествах и характеристиках. Указание происхождения определяет источник происхождения изделия, наименование места происхождения указывает дополнительно на характерные качества товара, определяющиеся географическим районом его происхождения.

Уже в древности товары, предназначенные для экспорта, маркировались с целью указания их происхождения. Например, кувшины со знаменитым вином «Тасос» имели маркировку, состоящую из названия острова как обозначения места происхождения, символическую метку винодела и имя чиновника, гарантирующего качество вина.

Этруски и римляне использовали марки сходным образом: знаменитые сыры и вина маркировались именами или символами. Широко использовалась маркировка разнообразных видов гончарных изделий (кирпичей, кувшинов и т. д.) — либо именами мастеров, либо названиями их мастерских. Марки сопровождались такими элементарными символами,  как окружности, квадраты и т. д.

Среди изделий, на которых римляне ставили марки, некоторые заслуживают особого упоминания. В первую очередь это римские масляные светильники, торговля которыми шла по всей Европе. Марка самого знаменитого изготовителя «Фортис» широко фальсифицировалась во Франции, Голландии, Германии, Испании и Британии, и в конце концов «Фортис» стало родовым названием для разных видов ламп.

Разнообразие видов использовавшихся товарных знаков не подкреплялось, однако, соответствующими предписаниями законов. Вероятно, что регулирование использования товарных знаков, если оно вообще существовало, зависело от обычаев и внутренних правил, принятых участниками каждого сектора торговли. Сходная практика, основанная на соглашении, существовала применительно и к другим объектам интеллектуальной собственности.

 

«В римском праве существовало два вида судебного преследования, которые могли иметь отношение к маркировке товаров. В соответствии с Lex Cornelia de iniurlis (около 81 г. до н. э.) существовала возможность государственного преследования любого, кто использовал имя иного лица с целью извлечения выгоды, хотя и не существует доказательств того, что это имело отношение к товарным знакам. В рамках aktio injurirum и aktio doli покупателю товара, имеющего фальсифицированную маркировку, принадлежало право предъявления иска о причинении вреда или намеренном обмане. Однако это право не распространялось на законного собственника товарного знака. Поэтому, как представляется, не прослеживается видимых оснований для иска владельца товарного знака. В любом случае наши представления о реальных правовых системах греков и римлян могут быть неполными, и само по себе отсутствие данных об исках, основанием которых являются права на товарные знаки, не позволяют сделать окончательный вывод»[12].

Остановимся на вопросе, косвенно связанным с патентным правом, — использования печатей. Впервые печати появились в конце IV века в Риме, позже они широко использовались в Западной Европе и Византии. В Средние века печати, как правило, употреблялись для удостоверения подписи или для защиты подлинности подписи. В эпоху Римской республики печать применялась только для сохранения документа от подлога. Вот как описывался Н.П. Ляпидевским процесс приложения печати: «Документ свертывался в трубку или складывался в квадратную форму, обертывался в холст, прошнуровывался ниткой, конец которой в том месте, где они сходились с оберткой, скреплялся посредством куска воска, и на нем клалась печать»[13]. На таких документах печати прилагались должностными лицами, а в некоторых случаях свои личные печати прикладывали и свидетели. Следовательно, для того, чтобы ознакомиться с документом, сначала нужно было сломать печать. Таким способом римляне охраняли свои документы от подделок и любопытных глаз. Однако, как уже подчеркивалось, печать не свидетельствовала подписи сторон. Например, для того, чтобы подтвердить подпись дарителя в договоре, он должен был лично явиться в суд и подтвердить свою подпись и факт дарения, в противном случае одаряемый не вправе был претендовать на этот подарок.

Первоначальный способ прошнуровки и проставления печатей был произвольным, но впоследствии, во времена правления императора Нерона, сенат постановил, чтобы документы сшивались тройной ниткой, для чего в середине полей надлежало просверливать отверстия, через которые эти нити пропускались, а затем припечатывались на обороте документа.

 

Современная цивилизация автоматизации и прогресса в отношении документов все еще использует такой архаичный способ, который до сих пор не изжил себя, оберегая документы от подлогов.

После распада Римской империи в Западной Европе наблюдался упадок в использовании товарных знаков. Такое положение продолжалось вплоть до XII века. В этот же период в Византии не прерывалось использование знаков каменщиками и другими ремесленниками. В Западной Европе маркирование использовалось в основном на клинках мечей. Такие клинки первоначально изготавливались в долине Рейна германцами, которые помечали клинки марками изготовителей. Такой же метод маркировки оружия использовался в Англии саксонцами. В XIII веке на клинках часто уже можно встретить клеймо с инициалами мастера. Мечам в Средние века поклонялись, давали имена и высоко ценили мастеров-изготовителей[14].

В период после XII века торговля процветала и расширялась, параллельно росло использование торговых знаков. Первой выделяемой группой знаков являются личные, домовые или семейные знаки. Первоначально ими помечалось имущество, затем они эволюционировали в средство идентификации индивидуумов — собственников товаров, их семей и их домов. Для тех, кто занимался коммерческой деятельностью, эти знаки стали обозначать их присутствие в конкретной экономической сфере, служа средством индивидуализации по отношению, например, к другим торговцам или трактирщикам. Такое положение было началом того, что мы сегодня называем средствами индивидуализации юридического лица или средствами индивидуализации товаров, работ, услуг (фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и т. п.).

Функция товарного знака по обозначению собственности выступала в качестве презюмирующего и часто решающего доказательства права собственности во всей Европе.

В Средние века в подтверждение прав на объекты промышленной собственности стали выдаваться охранные документы — патенты.

Во Флоренции первый патент на изобретение был выдан в 1421 году итальянцу Ф. Брунеллески — архитектору, золотых дел мастеру и скульптору — за способ перевозки товаров вверх по реке Арно. Патент давал владельцу право не допускать движения по реке новых средств транспорта на протяжении трех лет.

Современные патенты происходят от патентных грамот, слово «патент» (от лат. patens) означает «открытый, ясный». Эти документы впервые начали выдавать в XV веке итальянские города-государства.

В средневековой Европе торговые гильдии ставили свои метки на разные изделия, а Закон о маркировании для пекарей 1266 года (Англия) считается одним из древнейших законодательных документов, регулирующих использование торговых марок.

С 1331 года в Англии патенты стали выдаваться иностранцам, которые хотели заниматься своим ремеслом. При этом не предполагалось, что они должны что-либо изобретать. Они просто прибывали в страну и работали. Патент являлся своеобразной охранной грамотой в случаях угрозы со стороны конкурентов или членов гильдий.

В Англии при короле Генрихе VI патенты давали обладателю некоторые права монополиста. Генрих VI, озабоченный тем, что его подданные не ставят его в известность о новых изобретениях в сфере вооружения и техники, согласился в обмен на разглашение идей обеспечивать защиту их интересов. Первый английский патент на изобретение был выдан уроженцу Фландрии Дж. Атинаму. Патент давал ему 20-летнюю монополию на производство витражного стекла новым для Англии методом.

Несмотря на столь раннее появление законодательства, лишь в XIX веке торговые марки стали воспринимать не только как признак происхождения, но и как «подпись» конкретного продавца, поэтому их начали оберегать. В 1876 году это привело к появлению в Лондоне первых учреждений, где регистрировали товарные знаки. Первой зарегистрированной торговой маркой стал красный треугольник пивоварни «Басс».

Патентное право как юридическое явление прошло большой исторический путь становления и развития. История любого общества и государства связана с постоянным прогрессом, развитием технологий, новыми открытиями и изобретениями. Некоторые технологии стали историей, бесчисленное множество изобретений было утрачено в водовороте времени, иные, не оцененные современниками, ждали признания и внедрения десятки и сотни лет. Патентное право является важным институтом современного права. Трудно переоценить его социальную, культурную и экономическую значимость в жизни современного общества.

А.А. Пиленко по вопросу о роли технических нововведений отмечает: «Увеличение роли, играемой техническими изобретениями в жизни современного общества, и улучшение социального положения изобретателей выразились в области права в форме появления сознания о необходимости гарантировать их интересы»[15].

Таким образом, патентное право — результат более чем 200-летней истории интеллектуальной деятельности человеческого общества. Процесс познания и закрепления основополагающих идей об интеллектуальной собственности ведет к признанию и защите интеллектуальной собственности государствами всего мира посредством их юридического закрепления.

 

Библиография

1 Басовская Н.И. О российской истории и историографии. URL: http://www.svobodanews.ru›content/transcript/ 402102.html

2 См.: Соболь И.А. Идея охраны интеллектуальных прав в античном мире // История государства и права. 2011. № 12. С. 26—28.

3 Пиленко А.А. Право изобретателя. 2-е изд., испр. и доп. — М., 2005. С. 114.

4 См.:  Merges R.P. Intellectual property in the new technological age / Robert P. Merges, Peter S. Mennel, Mark A. Lemey. 2nd ed, Aspen Law & Business.  — N.Y., 2000.

5 Платон. Тимей // Собр. соч.: в 4 т. Т. 3. — М., 1994.

6 Там же.

7 См.: Близнец И.А., Леонтьев К.Б. «Нематериальные» теории интеллектуальной собственности // Интеллектуальная собственность: авторское право и смежные права. 2002. № 5. С. 14—22. URL: http://www.copyright.ru/ru/library_old/ inside/58/?doc_id=392

8 Дигесты Юстиниана: пер. с лат. / отв. ред. Л.Л. Кофанов. Т. II. — М., 2003. С. 575.

9 Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. — М., 1997. С. 340.

10 См.: Вишневский Л.В., Иванов Б.И., Левин Л.Г. Формула приоритета. Возникновение и развитие авторского права и патентного права. — Л., 1990. С. 17.

11 Зелинский Ф.Ф. История античной культуры. — СПб., 1995. URL: http://www.azlib.ru›z/zelinskij_f_f/text_ 0020.shtml

12 Зенин И.А. Истоки российской науки патентного права: вступ. ст. к кн.: Пиленко А.А. Право изобретателя. — М., 2011. С. 8.

13 Цит. по: Маслова Е.В. К истории печати. URL: http://www.mirnot.narod.ru

14 См.: Бейхам В. Энциклопедия оружия. — СПб., 1995. URL: http://www.history.org.ua›?litera&id=5682

 

15 Пиленко А.А. Право изобретателя. — М., 2001. С. 13.