Рецензия на: Геополитика – безопасность – терроризм: Сб. ст. / Под ред. Е.А. Вертлиба, Л.М. Бондарца. – Бишкек, 2006. — 254 с. (Рекомендован к печати Ученым советом Международного института стратегических исследований при Президенте Кыргызской Республики)

 

Олег Юрин, профессор

(Оксфорд, Великобритания)

 

Важность геополитического анализа для постсоветской политики. В недавно пережившем «цветную революцию» Бишкеке в рамках Международного института стратегических исследований при Президенте Кыргызской Республики задались целью сориентироваться в мировом политическом пространстве. Это, безусловно, важное дело, а для Киргизии важное вдвойне — для обновленной политической элиты после смещения «властью возбужденной толпы» президента Акаева.

Сборник статей представляет собой работы аналитиков из разных стран (России, США, Швеции, Грузии, Китая и др.), что уже само по себе очень интересно — ведь вынесенные на суд читателя точки зрения в значительной степени сформированы политическими взглядами, доминирующими в конфликтующих между собой странах. В книге приводится обзор и анализ существующей на сегодняшний день литературы на эту тему. Особенно насыщена информацией обширная статья редактора сборника Евгения Вертлиба.

Сборник разделен на три подраздела, посвященных геополитике, региональной и национальной безопасности и терроризму. Поскольку терроризм в однополярном мире после 11 сентября 2001 г. возведен Соединенными Штатами Америки в проблему номер один и для геополитики, и для безопасности, все эти подразделы по внутреннему содержанию тесно между собой связаны, под разным углом зрения освещая стороны единого целого.

Мифология однополярного мира. Все исследователи согласны с однополярностью сегодняшнего мира, и этот подход сопровождается несколькими постулатами, которые в определенной мере можно назвать мифами. Миф первый: США одержали победу в «холодной» войне над Советским Союзом. Миф второй: США могут вершить суд по желанию американского президента и Конгресса США над несогласными с ними и наказывать их, а НАТО при этом отведена роль исполнителя американского мировосприятия. Миф третий: на создание политического полюса, альтернативного американскому, могут претендовать только несколько очень крупных стран. Миф четвертый: универсальная угроза международного терроризма стала главной проблемой современной геополитики. 

Следует заметить, что к террору прибегают, когда слабой в военном отношении стороне не остается других эффективных методов противодействия более сильному противнику. С другой стороны, упор на борьбу с терроризмом в его сегодняшней интерпретации — это следствие однополярности мира и глобализации американского мировосприятия. Шпион может именоваться разведчиком (в зависимости от рассматривающей проблему стороны), а террорист вполне может называться бойцом сопротивления. Этот филологический аспект понятия «терроризм» отмечен в статье К. Джалилова (Таджикистан). Именно поэтому победу в войне с терроризмом нельзя одержать в принципе, и просто удивительно, что этого не понимают изобретатели «войны с терроризмом» в Вашингтоне. А Америка после 11 сентября 2001 г. «войной с терроризмом» пытается именовать другой феномен геополитики — ВОЙНУ ЦИВИЛИЗАЦИЙ, т. е. войну между Израилем и США, с одной стороны, и арабо-исламским сопротивлением — с другой. 

Здесь можно говорить о «естественности» конфликтов цивилизаций, которая выражается в том, что не сумевшая подчинить соседей суверенная цивилизация поглощается соседней цивилизацией либо подчиняется ей или даже дальней цивилизации. Поэтому желание США или созданной ими НАТО расширять свое влияние повсюду может рассматриваться как «естественное». С другой стороны, учитывая глобальность американских интересов, «американская пирамида» уже включает множество стран. Именно об этом сообществе стран Черчилль говорил как об англоязычном мире. Именно об этом сообществе говорят как о «золотом миллиарде», и мнение именно этого сообщества принято называть «мнением мирового сообщества». Более того, говоря об американской цивилизации, нелишне напомнить «солдатскую» откровенность Ариеля Шарона, заявившего в октябре 2001 года: «Мы, евреи, управляем Америкой, и американцы знают об этом». На это заявление со стороны официального Вашингтона протеста не последовало. Наоборот, Соединенные Штаты жестко поддерживают Израиль в любых ситуациях, даже порой конфликтуя с европейскими союзниками.

Теперь о России. В статье Л.Г. Ивашова очень точно подмечена суть российской национальной катастрофы в историческом контексте — это отсутствие объективного анализа происходящих в современном мире процессов. В феврале 2006 года Владислав Сурков — главный идеолог Кремля — сказал, что в России миллиардер на миллиардере, и их «назначил миллиардерами» Кремль, но сегодняшнее поколение, составляющее «элиту новой России», не создало ничего значимого ни в экономическом, ни в социальном плане. Б. Березовский описал этот процесс как раздачу (!!) половины России семи частным банкам, отчего вся эпоха получила название «семибанкирщины». Банкиры те, по признанию Березовского, были «носителями еврейской крови в жилах», поэтому самым мощным оружием для США и НАТО является хранение в западных банках миллиардов долларов криминального происхождения, принадлежащих «элите новой России» и остального постсоветского пространства. На безопасность этих «сбережений» оглядываются и миллиардеры, и госчиновники.  Именно этим шантажирует Запад Россию в первую очередь. 

Однако Кремль понимает, что многополярность мира — это некая гарантия его выживания. Главное в этом деле — создание и закрепление независимых от Вашингтона центров силы. И все происходит на фоне активности США уже в Средней Азии (проект Кондолизы Райс с созданием международного сообщества — «Большой Центральной Азии»). В. Путин в противовес этому пытается «запустить» единое экономическое пространство России, Украины, Белоруссии и Казахстана, а в более расширенном варианте — ЕврАзЭС. Много важнее «запуск» Шанхайской организации сотрудничества (ШОС); ей уже 5 лет, но только последние 1,5 года этому образованию придается такая сильная геополитическая составляющая. Почему? Сравните с датами «цветных революций». 

Необходимо отметить, что «поднимание России с колен» связано с феноменальным ростом мировых цен на углеводороды. Россия является крупнейшим поставщиком этого вида сырья на мировые рынки, цены на газ и нефть принесли ей финансовую мощь и даже превратились в инструмент политического манипулирования странами-потребителями. Россия использует указанный инструмент не в полную силу, но и этого оказалось достаточно для оживления геополитической роли страны.

Восточнославянская цивилизация и Украина. Россия подарила миру восточнославянскую цивилизацию, исходно опираясь на великороссов, малороссов и белорусов, исторически именовавшихся РУССКИМИ. На взлете этой мощной цивилизации, именовавшейся Российской империей, понадобился новый мощный язык для общения всех населявших ее народов. По языковому принципу восточнославянскую цивилизацию можно назвать русской. Вытеснение киеворожденного русского языка из современной Украины (Малороссии и Новороссии) — это прямой удар в сердцевину наследников Киевской Руси. Президент Украины В. Ющенко пояснил свои действия так: «Россия кончается там, где кончается русский язык». Не убрать и не прибавить. Угроза вытеснения родной для Киева русской речи из Малороссии и Новороссии существует и напрямую конфликтует с ценностями восточнославянской цивилизации. В то же время украинская государственность — это в первую очередь антироссийский вектор в Европе. Появление Украины на политической карте Европы рассматривается как рождение новой нации. Стратегия Вашингтона в случае с Украиной преследует две цели: обеспечить противовес Российской Федерации в Европе, содействовать Польше как центру «новой Европы» для подрыва французского влияния в Европейском Сообществе.

Однако украинская государственность на сегодня раздираема внутренними противоречиями.  Сегодняшняя Украина — это исторический кураж большевиков. Трудно с уверенностью прогнозировать даже ближайшую перспективу для этого государства Терроризм. Некоторые авторы статей о терроризме не соглашаются с описанием мировой геополитики как соперничества разных цивилизаций. С. Жураев (Узбекистан) склонен считать, что цивилизация на Земле едина, но она подвергается атакам неких сил; взаимосвязь между государствами на планете сделала цивилизацию единой за последние 100 лет. Однако, на мой взгляд, утверждать, что СССР и США исповедовали одинаковые цивилизационные подходы, было бы неверно. Предложенная С. Жураевым для современной геополитики дивергенция с созданием разных культурных систем выглядит неудобным инструментом для понимания сегодняшних процессов.

В небольшой статье Пэн Чжипина указано, что основной целью ШОС является борьба с терроризмом. Однако содержание этой борьбы, по мнению автора, включает подавление сепаратизма. Действительно, проблема исламского сепаратизма злободневна для Синцзян-Уйгурской автономии Китая.

В статье К. Сыроежкина (Казахстан) утверждается правомерность коалиций с размещением коалиционных войск на территории «проблемных» стран для подавления современного международного терроризма. Однако такое размещение иностранных войск преследует и далекоидущие цели геополитического воздействия на соседей. И если К. Сыроежкин предлагает унифицированные методы борьбы с терроризмом, то И. Черных и Р. Бурнашев (Казахстан), наоборот, полагают, что надо сфокусировать анализ условий терроризма на региональном уровне, избегая излишней универсализации проблемы. 

М. Суюнбаев (Киргизия) пишет, что политическая нестабильность больше присуща населению горных территорий.  Он и другие авторы раздела «Терроризм» указывают на экономическое неравенство между нациями как питательную почву международного терроризма.

Сборник статей «Геополитика — безопасность — терроризм», безусловно, представляет собой обширный обзор указанных проблем. Недостатком этого труда следует считать отсутствие статей сотрудников спецслужб, занимающихся практической борьбой против террористических организаций.