В.А. ВИНОКУРОВ,

кандидат юридических наук

 

На первый взгляд может показаться, что автор что-то перепутал, что поощрения, а тем более государственного, ни в уголовном, ни в уголовно-исполнительном праве России нет, поскольку уголовное право представляет собой совокупность юридических норм, определяющих преступность и наказуемость деяний, опасных для данной системы общественных отношений[1], а уголовно-исполнительное право — совокупность юридических норм, определяющих задачи, принципы, круг участников уголовного процесса, их права и обязанности и другие положения российского судопроизводства[2].

Государственное поощрение — это поощрение, устанавливаемое государством в лице уполномоченных на то государственных органов в форме нормативных правовых актов. Если исходить из этого определения, то для выявления нормы государственного поощрения (или государственной поощрительной нормы) в нашем случае следует обратиться в первую очередь к Уголовному кодексу Российской Федерации и Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации.

Следует отметить, что поощрительные правовые нормы в уголовном праве выделялись отдельными учеными еще в рамках УК РСФСР. Так, В.М. Галкин в статье «Система поощрений в советском уголовном праве»[3]  дает характеристику поощрительных уголовно-правовых норм и приводит конкретные поощрительные нормы из УК РСФСР. Он справедливо полагает, что уголовно-правовое поощрение адресуется лицу, совершившему преступление, и что основанием для поощрения такого лица служит последовавшее за преступным актом поведение, добровольно направленное на предотвращение, нейтрализацию или уменьшение преступного вреда, на содействие раскрытию преступления, не соединенное с совершением новых преступлений или иным образом свидетельствующее о раскаянии лица в содеянном и о начавшемся исправлении.

Действующий УК РФ включает государственные поощрительные нормы, предусмотренные, например, следующими статьями:

ст. 31 «Добровольный отказ от преступления», в соответствии с которой лицо не подлежит уголовной ответственности за преступление, если оно добровольно и окончательно отказалось от доведения этого преступления до конца;

ст. 61 «Обстоятельства, смягчающие наказание», по которой смягчающими обстоятельствами являются, в частности, явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления; оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, а также связанной с ней ст. 62 «Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств», в соответствии с которой при наличии указанных выше смягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать трех четвертей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей;

ст. 64 «Назначение более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление», в соответствии с которой при наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, определенного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий, чем предусмотренный этой статьей, вид наказания или не применить дополнительный вид наказания, предполагаемый в качестве обязательного;

ст. 73 «Условное осуждение», которая дает возможность суду назначить наказание условно, учитывая характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства[4];

ст. 75 «Освобождение от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием», по которой лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если после совершения преступления оно добровольно явилось с повинной, способствовало раскрытию преступления, возместило причиненный ущерб или иным образом загладило вред, причиненный в результате преступления;

ст. 76 «Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим», в соответствии с которой лицо, впервые совершившее преступление небольшой тяжести, может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно примирилось с потерпевшим и загладило причиненный потерпевшему вред;

ст. 79 «Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания», которая предусматривает возможность освободить лицо условно-досрочно, если судом будет признано, что для исправления лицо не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания;

ст. 80 «Замена неотбытой части наказания более мягким видом наказания», в соответствии с которой суд с учетом поведения лица в период отбывания им наказания может заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания[5];

ст. 86 «Судимость», п. 5 которой определяет, что если осужденный после отбытия наказания вел себя безупречно, то по его ходатайству суд может снять с него судимость до истечения срока ее погашения[6].

Возможно, автором перечислены не все статьи УК РФ, предусматривающие нормы государственного поощрения. Важно другое: все эти нормы прописаны в Общей части УК РФ, то есть они не зависят от вида преступления.

В целях правильного и единообразного применения законодательства Постановлением Пленума Верховного суда РФ от 11.06.1999 № 40 «О практике назначения судами уголовного наказания» внимание судов обращено на следующие моменты:

· необходимость исполнения требований закона о строго индивидуальном подходе к назначению наказания;

· обязанность с учетом конкретных обстоятельств по делу и данных о личности обсуждать вопрос о назначении менее строгого наказания лицу, впервые совершившему преступление небольшой или средней тяжести и не нуждающемуся в изоляции от общества;

· возможность условного осуждения с учетом конкретных обстоятельств и личности виновного.

Судья Конституционного суда РФ А.Л. Кононов в Особом мнении по Постановлению Конституционного суда РФ от 25.04.2001 № 6-П «По делу о проверке конституционности статьи 265 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина А.А. Шевякова»[7] подтвердил наличие в уголовном праве поощрительных норм.

В Уголовно-исполнительном кодексе РФ также содержатся статьи, посвященные мерам поощрения. Так, в статьях 45, 57, 71, 113, 134, 153, 167 определяются конкретные виды поощрений для различных категорий осужденных: сокращение объема запретов, благодарность, денежная премия, награждение подарком, разрешение на получение дополнительной посылки или передачи, разрешение на дополнительный телефонный разговор, увеличение времени прогулки, досрочное снятие ранее наложенного взыскания и др. Статьи 59, 114, 169 определяют порядок применения мер поощрения к различным категориям осужденных, а статьи 54, 119, 138 — должностных лиц, имеющих право применять меры поощрения. В ст. 175 предусматривается, что в представлении об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания должны содержаться данные, характеризующие личность осужденного, а также его поведение, отношение к учебе и труду во время отбывания наказания, отношение осужденного к совершенному деянию.

Комментируя ст. 45 УИК РФ, А.Н. Грушин и Е.В. Середа полагают, что установленные поощрения — это специальные меры, призванные стимулировать улучшение поведения осужденного, и применяться они должны дифференцированно, в зависимости от поведения осужденного, его отношения к труду, степени исправления в целом.

Авторы комментария предлагают установленные законом меры поощрения условно разделить на две группы:

· поощрения, связанные с изменением условий отбывания наказания в лучшую сторону, например сокращение установленных сроков и объемов обязанностей и запретов;

· поощрения, связанные с представлением осужденных, доказавших свое исправление, к условно-досрочному освобождению от отбывания наказания[8].

Одним из принципов уголовно-исполнительного законодательства Российской Федерации является стимулирование правопослушного поведения осужденных (ст. 8 УИК РФ).

А.И. Зубков в комментарии к ст. 9 УИК РФ уточняет, что поведение осужденного в исправительном учреждении влияет на определение условий, в которых он отбывает наказание (первоначально облегченные или строгие), а также на объем предоставляемых ему льгот, на возможность досрочного освобождения от наказания или на изменение режима содержания на более легкий. В данном случае в полной мере раскрывается принцип уголовно-исполнительного законодательства о дифференциации и индивидуализации исполнения наказаний, рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения[9].

Федеральный закон от 15.07.1995 № 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» (в ред. от 22.08.2004) устанавливает, что за примерное выполнение обязанностей, соблюдение установленного порядка содержания под стражей по отношению к подозреваемым и обвиняемым могут применяться такие меры поощрения, как досрочное снятие ранее наложенного взыскания, денежная премия за лучшие показатели в работе; к несовершеннолетним подозреваемым и обвиняемым — демонстрация дополнительного фильма, разрешение на дополнительное посещение помещения для спортивных занятий, а также на другие формы проведения досуга.

Характеризуя поощрительные нормы в уголовном и уголовно-исполнительном праве, можно выделить следующие признаки:

1) эти нормы установлены в законодательных актах государства (кодексах, федеральных законах);

2) нормы применяются государственными органами и должностными лицами этих органов от имени и по поручению государства;

3) нормы адресованы совершившим преступления лицам и призваны стимулировать их исправление и правопослушное поведение;

4) основанием для применения этих норм является добровольное правопослушное поведение лиц, совершивших преступления;

5) применение поощрительных норм выгодно как государству, так и совершившему преступление лицу;

6) применение поощрительных норм в уголовном праве зависит не от вида уголовного преступления, а от полезных поступков, осуществленных лицом, совершившим преступление;

7) применение поощрительных норм в уголовно-исполнительном праве зависит от поведения осужденных, которое определяется осуществляемыми ими полезными поступками.

Перечисленные признаки почти совпадают с признаками поощрения, выделенными

А.В. Малько в статье «Поощрение как правовое средство»[10]. Так, вторым признаком поощрения, выделенным А.В. Малько, является добровольность. Действительно, если совершившее преступление лицо деятельно не раскаивается, то к нему невозможно применить норму ст. 75 УК РФ. И этот признак отмечен в указанном выше п. 4.

Третий и пятый признаки поощрения, выделенные А.В. Малько, — юридическое одобрение добровольного заслуженного поощрения в форме вознаграждения и юридический стимул. Эти признаки совпадают с признаком, указанным в п. 3, в соответствии с которым поощрительные нормы призваны стимулировать исправление совершивших преступления лиц и их правопослушное поведение.

Сформулированный А.В. Малько четвертый признак поощрения — взаимовыгодность как для субъекта, так и для государства — всецело соответствует признакам поощрения, указанным в п. 5. Государство заинтересовано в сокращении числа преступлений, в их быстрой раскрываемости, уменьшении причиненного ими вреда, в изобличении и наказании виновных. Виновному лицу также выгодно содействовать раскрытию преступления; оказывать необходимую помощь в изобличении других соучастников преступления, в розыске добытого путем преступления имущества потерпевшего непосредственно после совершения преступления; добровольно возместить имущественный ущерб и моральный вред, причиненные в результате преступления; совершать иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему; вести себя в дальнейшем правопослушно. Такое поведение виновного дает возможность освободить его от уголовной ответственности, смягчить эту ответственность, добиться условного осуждения или назначения более мягкого наказания, получить условно-досрочное освобождение, замену неотбытой части наказания более мягким видом наказания, снять судимость, изменить условия отбывания наказания в лучшую сторону.

В отношении первого признака поощрения, который А.В. Малько именовал заслугой, следует заметить, что его также можно отнести к признакам поощрения в уголовном и уголовно-исполнительном праве, если исходить из того, что под заслугой понимается общепризнанная полезность чьих-нибудь поступков, деятельности[11]. Другое дело, что слово «заслуга» вряд ли применимо к оценке поведения лица, совершившего преступление. В данном случае можно говорить не о заслугах, а скорее о полезности поступков. Помогая раскрывать преступление, совершивший его осуществляет полезный поступок; добровольно возмещая имущественный ущерб и моральный вред, виновный совершает полезный поступок; действуя в соответствии с установленным порядком в местах отбывания ограничения свободы, добросовестно относясь к труду, осужденный совершает полезный поступок. Этот признак частично вошел в признаки, сформулированные в пунктах 6 и 7, которые, в свою очередь, учитывают различие в рассматриваемых отраслях права.

Следует обратить внимание на первые два пункта, в которых сформулированы признаки, не выявленные в упоминаемых работах. Исследованные поощрительные нормы уголовного и уголовно-исполнительного права содержатся в УК РФ, УИК РФ и федеральных законах, регулирующих вопросы уголовного и уголовно-исполнительного права. Конечно, поощрительные нормы иных отраслей права также содержатся в законодательных актах (кодексах, законах Российской Федерации, федеральных законах, законах субъектов Российской Федерации). Но от этого данный признак поощрительных норм не перестает быть признаком[12].

Поощрительные нормы в уголовном и уголовно-исполнительном праве применяются от имени государства, которое их установило в законодательных актах, и используются определенными государством государственными органами и (или) должностными лицами этих органов. Например, объявить благодарность осужденному к лишению свободы за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду или обучению вправе начальник исправительного учреждения или начальник отряда этого учреждения, образованного в соответствии с Законом РФ от 21.07.1993 № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы»[13], а решение о замене неотбытой части наказания более мягким видом наказания выносит суд, образованный в соответствии с Федеральным конституционным законом от 31.12.1996 № 5-ФКЗ «О судебной системе Российской Федерации»[14].

Таким образом, можно говорить о том, что поощрительные нормы в уголовном и уголовно-исполнительном праве являются государственными поощрительными нормами, применяемыми от имени и по поручению государства. Доказательства характерности этого признака для иных отраслей права, вероятно, нужно приводить в исследовании государственных поощрительных норм этих отраслей права.

Признаки, предусматривающие применение государственного поощрения от имени государства и по его поручению, также важны для понимания сути государственного поощрения. Применение государственных поощрительных норм невозможно только по самостоятельному решению государственного органа или должностного лица этого органа. Им такое право предоставлено государством в соответствующих законодательных актах[15]. Следует упомянуть, что в теории права правоприменение характеризуется как важнейший вид государственной деятельности, осуществляемый уполномоченными на то государственными органами и должностными лицами, а также отмечается, что применение права как государственно-властное деяние всегда осуществляется от имени государства[16].

Полагаем, что наличие государственных поощрительных уголовно-правовых и уголовно-исполнительных норм, государственных поощрительных норм в иных отраслях права позволяет говорить о существовании межотраслевого института российского права — государственного поощрения России.

 

Библиография

1 См., например: Энциклопедический юридический словарь / Под общ. ред. В.Е. Крутских. — М.: ИНФРА-М, 1999. С. 334.

2 См. там же. С. 335.

3 Советское государство и право. 1977. № 2. С. 91—96.

4 В Постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 04.03.1961 № 1 «О судебной практике по применению условного осуждения» внимание судов обращено на необходимость применения условного осуждения в тех случаях, когда в соответствии с материалами дела и с учетом личности виновного суды придут к убеждению о нецелесообразности отбывания виновным назначенного по приговору наказания // Сб. постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. — М.: СПАРК, 1995. С. 21.

5 Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19.10.1971 № 9 «О судебной практике условно-досрочного освобождения осужденных от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким» обращает внимание судов на то, что условно-досрочное освобождение от наказания, равно как и замена неотбытой части наказания более мягким наказанием, может быть применено только к тем осужденным, которые примерным поведением и честным отношением к труду (а лица, совершившие преступление в возрасте до 18 лет, кроме того, и честным отношением к обучению) доказали свое исправление // Сб. постановлений Пленумов Верховных Судов СССР и РСФСР (Российской Федерации) по уголовным делам. — М.: СПАРК, 1995. С. 79.

6 С.Г. Келина, комментируя ст. 86 УК РФ, также полагает, что в указанном пункте «сформулирована так называемая стимулирующая норма: при безупречном поведении лицо может ходатайствовать о снятии с него судимости до истечения установленного срока». См.: Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. А.В. Наумов. — М.: Юристъ, 1996. С. 222.

7 См.: Вестник Конституционного суда Российской Федерации. 2001. № 5. С. 44.

8 См.: Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под ред. А.И. Зубкова. — М.: НОРМА—ИНФРА-М, 1997. С. 128.

9 Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. проф. А.И. Зубков. — М.: НОРМА, 2001. С. 29.

10 См.: Правоведение. 1996. № 3. С. 28—29.

11 См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: 72 500 слов и 7500 фразеол. выражений / РАН. Ин-т рус. яз.; Российский фонд культуры. — М.: Азъ Ltd., 1992. С. 224.

12 Признак — показатель, примета, знак, по которым можно определить что-нибудь. См.: Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Указ. раб. С. 609.

13 Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993.№ 33. Ст. 1316.

14 СЗ РФ. 1997. № 1. Ст. 1.

15 Одной из основных форм осуществления функций государства является законодательная деятельность, которая заключается в издании представительными и законодательными органами законов, обязательных для исполнения всеми государственными органами, общественными объединениями, органами местного самоуправления, должностными лицами и гражданами. См.: Общая теория государства и права. В 2 т. Т. 1 Теория государства... / Отв. ред. М.Н. Марченко. — М.: Изд-во «Зерцало», 2000. С. 209.

16 См. там же. Т. 2. Теория права. С. 315—316.