УДК 342.5
 
Г.И. КАЛИНИН,
начальник правового отдела Управления Россельхознадзора по Краснодарскому краю и Республике Адыгея 
Л.Е. КАЛИНИНА,
кандидат юридических наук, заместитель директора ООО «Неолит»
 
В статье рассматриваются проблемы регулирования и полномочий органов исполнительной власти в области ветеринарии. Нечеткость формулировок нормативных правовых актов приводит к отсутствию единой административной практики у территориальных органов Россельхознадзора, а также разграничению функций между органами исполнительной власти федерального и регионального уровней. Необходимо серьезное реформирование законодательства в этой области.
 
State Veterinary Inspection. The Problems in Legal-Standard Regulation. The Problems of Realization.
G.I. Kalinin, L.E. Kalinina
The problems оf regulation and executive power authorities in the field of veterinary are discussed in the article. Unclear formulations in legal acts result in the lack of common administrative practice of State Agricultural Inspection territorial bodies as well as differentiations of functions between regional and federal executive power authorities. It is necessary to carry on fundamental legal reform in this field.
 
Государственный ветеринарный надзор Российской Федерации (далее — госветнадзор) является серьезным инструментом обеспечения эпизоотической и ветеринарно-санитарной безопасности страны, а также контроля качества и безопасности пищевых продуктов; а следовательно — охраны экономической и продовольственной составляющих национальной безопасности России. Статья 8 Закона РФ от 14.03.93 № 4979-1 «О ветеринарии» (в ред. Федерального закона от 21.07.2007 № 191-ФЗ) (далее — Закон о ветеринарии) определяет госветнадзор как деятельность государственных ветеринарных инспекторов по предупреждению, обнаружению и пресечению нарушений законодательства Российской Федерации о ветеринарии. Задачами госветнадзора являются, в том числе: надзор за проведением организациями и гражданами организационно-производственных и ветеринарно-профилактических мероприятий, за соблюдением ими действующих ветеринарных норм и правил; применение мер, направленных на пресечение
нарушений законодательства Российской Федерации о ветеринарии.
Госветнадзор осуществляется в порядке, определяемом Положением о государственном ветеринарном надзоре в Российской Федерации (далее — Положение о госветнадзоре), утвержденным Правительством РФ[1].
Согласно п. 1 ст. 1 вышеуказанного положения, государственный ветеринарный надзор в Российской Федерации представляет собой систему контроля за соблюдением:— предприятиями, учреждениями, организациями, независимо от их подчиненности и форм собственности, иностранными юридическими лицами, должностными лицами и гражданами Российской Федерации, а также иностранными гражданами и лицами без гражданства (далее — предприятия, учреждения, организации и граждане) планов противоэпизоотических мероприятий (включая мероприятия по предупреждению и ликвидации болезней, общих для человека и животных), за организацией и проведением мероприятий по предупреждению и ликвидации заболеваний животных заразными и незаразными болезнями, охраной территории Российской Федерации от заноса из иностранных государств заразных болезней животных;
— ветеринарных правил при производстве, переработке, хранении и реализации продуктов животноводства, ввозе в Российскую Федерацию, транзите по ее территории и вывозе подконтрольных ветеринарной службе грузов, производстве, применении и реализации препаратов и технических средств ветеринарного назначения, при проектировании, строительстве и реконструкции животноводческих комплексов, птицефабрик, мясокомбинатов, других предприятий по производству и хранению продуктов животноводства, при организации крестьянских (фермерских) хозяйств и личных подсобных хозяйств граждан, а также за нормированием ветеринарно-санитарных показателей, характеристик и вредных факторов кормов, кормовых добавок и продуктов животноводства, обеспечивающих безопасность их для здоровья человека и животных;
— требований ветеринарных правил, норм и правил ветеринарно-санитарной экспертизы по безопасности в ветеринарном отношении пищевых продуктов и продовольственного сырья животного происхождения, условий их заготовки, подготовки к производству, изготовления, ввоза на территорию Российской Федерации, хранения, транспортировки и поставок.
Таким образом, госветнадзор — это важная деятельность, имеющая серьезное государственное и общественное значение, требующая четкого нормативно-правового регулирования.
Однако именно в нормативно-правовом регулировании госветнадзора имеются серьезные проблемы и существенные пробелы.
В настоящее  время на территории России госсветнадзор осуществляют две структуры: федеральный орган исполнительной власти в области ветеринарного надзора (согласно по-
становлению Правительства РФ от 08.04.2004 № 201 «Вопросы Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору» (далее — Постановление № 201) таким органом является Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (Россельхознадзор)) и подведомственные ему территориальные органы, а также уполномоченные в области ветеринарии органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и подведомственные им учреждения. Однако если полномочия последних достаточно четко прописаны в действующем законодательстве, то у Россельхознадзора (как у гораздо более молодого органа, нежели государственные ветеринарные службы субъектов Российской Федерации, общая структура и система которых сложилась еще в советское время) с нормативным определением полномочий в сфере госветнадзора возникли и до сих пор не решены серьезные проблемы. Разберем некоторые из них.
Первая проблема. Как мы уже определились, одним из органов госветнадзора (федеральным) является Россельхознадзор. Повторим, что Закон о ветеринарии определяет госветнадзор как деятельность государственных ветеринарных инспекторов по предупреждению, обнаружению и пресечению нарушений законодательства Российской Федерации о ветеринарии, что госветнадзор осуществляется главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации, главными государственными ветеринарными инспекторами субъектов Российской Федерации, а также другими лицами в порядке, определяемом положением о государственном ветеринарном надзоре в Российской Федерации, утверждаемым Правительством Российской Федерации.
Таким образом, госветнадзор — это деятельность прежде всего государственных ветеринарных инспекторов, акцент сделан не на органах, а именно на должностных лицах. Перечень должностных лиц госветслужбы субъектов Российской Федерации подробно прописан в ст. 9 Закона о ветеринарии и п. 3 Положения о госветнадзоре. Там же прописан устаревший перечень должностных лиц зональных управлений государственного ветеринарного надзора на государственной границе и транспорте, которые с 2005 года ликвидированы, а их полномочия по госветнадзору на границе и транспорте переданы территориальным Управлениям Россельхознадзора[2]. Проанализировав вышеуказанные Закон о ветеринарии, Постановление № 201, а также другие нормативно-правовые акты в данной области, в том числе Положение о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору[3], можно сделать вывод, что в нормативных правовых актах прописано только одно должностное лицо Россельхознадзора, прямо уполномоченное на осуществление госветнадзора — заместитель руководителя Россельхознадзора, являющийся одновременно главным государственным ветеринарным ин-
спектором Российской Федерации. Полномочия всех остальных должностных лиц Россельхознадзора и его территориальных управлений как государственных ветеринарных инспекторов, фактически осуществляющих госветнадзор, нигде в полном объеме не прописаны, кроме как во внутренних локальных актах.
Возможно, некоторую ясность в этом вопросе внесет ст. 2 Федерального закона от 26.12.2008 № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее — Закон о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля), в которой понятие «государственный контроль (надзор)» определяется именно как деятельность уполномоченных органов государственной власти.
Вторая проблема тесно связана с первой и также затрагивает вопрос полномочий должностных лиц Россельхознадзора, осуществляющих госветнадзор. Одна из задач государственного контроля и надзора вообще и госветнадзора в частности — это пресечение нарушений действующего законодательства и привлечение лиц,  виновных в совершении нарушений, к ответственности. Данная задача неразрывно связана с возбуждением дел об административных правонарушениях и производством по этим делам. И если с полномочиями по возбуждению дел все ясно, так как уполномоченный федеральный орган исполнительной власти самостоятельно устанавливает перечень должностных лиц, имеющих право составлять протоколы об административных правонарушениях (ч. 4 ст. 28.3 КоАП РФ), то вопрос о полномочиях по рассмотрению дел требует более детального изучения.
В КоАП РФ полномочиям по рассмотрению дел, связанных с нарушением ветеринарного законодательства, посвящена ст. 23.14. В первой ее части без  конкретизации указаны органы, осуществляющие госветнадзор, а значит, и Россельхознадзор с его территориальными управлениями. Однако во второй части этой статьи, где  дается перечень должностных  лиц,  непосредственно правомочных рассматривать дела от имени органов госветнадзора, и которая не изменялась с самого момента принятия КоАП РФ, указаны должностные лица применительно к устаревшей структуре государственной ветеринарной службы. Ни одного должностного лица Россельхознадзора, за исключением главного государственного ветеринарного инспектора Российской Федерации, в ней нет. Каким же образом Россельхознадзору, и особенно его территориальным управлениям, реализовывать полномочия по пресечению нарушений ветеринарного законодательства?
К сожалению, единой позиции в этом вопросе нет. Часть территориальных управлений пошла по пути передачи дел соответствующей категории на рассмотрение судьям (ст. 23.1 КоАП РФ). Однако в связи с тем, что административные органы, возбуждающие дела об административных правонарушениях, согласно главе 25 КоАП РФ, не являются полноправными участниками административного процесса и лишены возможности в полной мере доказывать свою правоту, в судах возможен высокий процент прекращения таких дел по, прямо скажем, надуманным основаниям. Большинство территориальных управлений Россельхознадзора избрало путь использования п. 2 ч. 1 ст. 22.2 КоАП РФ, где прописаны руководители территориальных органов соответствующих федеральных органов исполнительной власти, их заместители. Таким образом, в территориальных управлениях Россельхознадзора рассматривать дела об административных правонарушениях в сфере ветеринарии вправе руководители управлений и их заместители. Данная позиция подтверждается судебной практикой, в том числе постановлениями Федеральных арбитражных судов Северо-Кавказского[4], Центрального[5], Западно-Сибирского[6]и некоторых других округов (хотя доводы, приведенные для обоснования данной точки зрения, не всегда бесспорны, и внесение соответствующих изменений в КоАП РФ все-таки необходимо).
Третья проблема заключается в том, что при существующей двухступенчатой структуре госветслужбы, наличии федерального и региональных органов госветнадзора, между ними нет четкого разграничения полномочий в этой области, и особенно разграничения перечня объектов, поднадзорных  каждому органу. Перечень объектов госветнадзора отражен в Законе о ветеринарии (предприятия, учреждения, организации и граждане — владельцы животных и продуктов животноводства, в том числе осуществляющие производство, заготовку, переработку, хранение, перевозку и реализацию продуктов животноводства) и более полно — в Положении о государственном ветеринарном надзоре в Российской Федерации, так как именно этим документом в настоящее время определяется порядок осуществления госветнадзора в Российской Федерации. К таким объектам относятся: предприятия по производству, переработке и хранению продуктов животноводства, а также предприятия по их заготовке и торговле; суда рыбопромыслового флота, рыбоперерабатывающие предприятия; предприятия по производству, хранению и реализации препаратов и технических средств ветеринарного назначения; предприятия по производству кормов и кормовых добавок; специально оборудованные места для пропуска через государственную границу лиц, транспортных средств, животных и продуктов животноводства; внутригосударственные направления
перевозки животных и продуктов животноводства и др. Однако этим же положением органами и должностными лицами, осуществляющими госветнадзор, определяются только органы и должностные лица субъектов Российской Федерации. Касательно Россельхознадзора, исходя из Положения о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору и Типового положения о территориальном органе этой службы[7] четко определены полномочия только по госветнадзору на государственной границе Российской Федерации и транспорте, и проблема имеется в объектах так называемого внутреннего ветеринарного надзора. (При этом, забегая немного вперед, скажу, что полномочия Россельхознадзора и его территориальных органов в отношении именно этих объектов хотя четко не определены, но и особо ничем и никак не ограничены.)
Фактически в настоящий момент сложилась ситуация, когда и федеральный, и региональные органы исполнительной власти, уполномоченные на осуществление госветнадзора, проводят проверки организаций и предпринимателей, занятых производством и оборотом продукции животного происхождения, по одним и тем же основаниям. Вместе с тем п. 5 ст. 3 Закона о защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля четко указано на недопустимость проводимых в отношении одного юридического лица или одного индивидуального предпринимателя несколькими органами государственного контроля (надзора), органами муниципального контроля проверок исполнения одних и тех же обязательных требований. В пункте 10 этой же статьи содержится требование о разграничении полномочий федеральных органов исполнительной власти в соответствующих сферах деятельности, в том числе федеральных и региональных. Однако в сфере ветеринарии такого разграничения до сих пор нет.
Из этого вытекает четвертая  проблема: отсутствие четкого нормативного определения полномочий органов Россельхознадзора в области госветнадзора. Причем вопрос стоит остро именно для госветнадзора внутри страны. Для анализа этой проблемы  рассмотрим основные нормативные документы, регламентирующие деятельность Россельхознадзора.
В Постановлении № 201 сказано, что Россельхознадзор осуществляет надзор за соблюдением органами государственной власти, органами местного самоуправления, их должностными лицами, юридическими лицами и гражданами законодательства Российской Федерации в закрепленной сфере деятельности (а значит — и в сфере ветеринарии), в том числе: надзор за выполнением ветеринарно-санитарных требований по безопасности продукции животного происхождения; надзор за соблюдением ветеринарного законодательства Российской Федерации при организации строительства (реконструкции, модернизации) объектов по производству и хранению животноводческой продукции, а также при вводе их в эксплуатацию; ветеринарный надзор за производственной деятельностью в морских рыбных портах и на судах рыбопромыслового флота; надзор за безопасностью лекарственных средств для животных, кормов и кормовых добавок (в том числе изготовленных из генно-инженерно-модифицированных организмов) на всех стадиях производства и обращения. Однако Положение о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору, которое по идее должно было развивать положения Постановления № 201, является основным нормативным актом, регламентирующим деятельность Россельхознадзора. В подпункте 5.1.1 Положения о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору сказано, что Россельхознадзор осуществляет надзор в установленных законодательством Российской Федерации случаях за юридическими и физическими лицами, проводящими экспертизы, обследования, исследования, испытания, оценку, отбор проб, образцов, досмотр и осмотр, посещение подконтрольных субъектов и объектов, выдачу заключений, а также иные работы в установленной сфере деятельности. Кроме того, в Положении о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору есть
п. 5.13, согласно которому Россельхознадзор осуществляет иные полномочия в установленной сфере деятельности, если такие полномочия предусмотрены федеральными законами, нормативными правовыми актами Президента Российской Федерации или Правительства Российской Федерации. В Типовом положении о территориальных органах Россельхознадзора есть сходные по содержанию пункты 8.1.1 и 8.18.
Все это очень туманно, тем более, что в Положении о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору нет ни слова о полномочиях Россельхознадзора в области госветнадзора, если не брать во внимание исключительно границу и транспорт.
Каким же образом трактовать содержание подп. 5.1.1 Положения о Россельхознадзоре?
К сожалению, единого мнения, в том числе оформленного самой службой, здесь нет. Наиболее распространены два варианта толкования. Первый — в узком смысле, его приверженцы считают, что органы Россельхознадзора вправе надзирать только за организациями и специалистами, занятыми ветеринарной деятельностью в соответствии со ст. 4 Закона о ветеринарии. Второй вариант толкования, более широкий, предполагает надзор со стороны органов Россельхознадзора за всеми лицами, которые по роду своей деятельности обязаны постоянно руководствоваться ветеринарным законодательством и соблюдать его, в том числе организации и граждане, осуществляющие производство и оборот продукции животного происхождения (хотя из текста подп. 5.1.1 это слабо видно). Этот вариант толкования более распространен, но фактически за несколько лет деятельности органов Россельхознадзора его пришлось многократно подтверждать судебной практикой, в том числе Высшего Арбитражного суда РФ[8].
С надзором за оборотом продуктов животного происхождения и за лицами, им занятыми, тесно связана такая функция, напрямую влияющая также на продовольственную, эпизоотическую и ветеринарно-санитарную безопасность страны, как государственный надзор и контроль в области обеспечения качества и безопасности пищевых продуктов. Статья 13 Федерального закона от 02.01.2000 № 29-ФЗ «О качестве и безопасности пищевых продуктов» (далее — Закон о качестве и безопасности пищевых продуктов) одним из органов по надзору за качеством и безопасностью пищевых продуктов определила федеральный орган исполнительной власти в области государственного ветеринарного надзора Российской Федерации, т. е. Россельхознадзор. Однако данный закон не конкретизирует полномочия Россельхознадзора в данной области, не разделяет их с полномочиями других контролирующих органов. Конкретные полномочия должны быть установлены Правительством РФ, но на деле упоминание о такой функции Россельхознадзора содержится только в подп. «д» п. 6 Постановления № 201 без четкой конкретизации. Как конкретно должен осуществляться надзор в этой области — непонятно. Например, возможно ли применять органам госветнадзора в своей  деятельности в полном объеме и напрямую Закон о качестве и безопасности пищевых продуктов, привлекать виновных лиц за нарушения только этого закона, без дополнительных ссылок на подзаконные акты (ветеринарно-санитарные правила), вообще — относится ли данный закон к системе ветеринарного законодательства? Опять приходится обращаться к судебной практике, однако в данном случае различные суды дают совершенно противоположные ответы, например, Федеральные арбитражные суды Центрального[9], Волго-Вятского[10], Уральского[11] округов дают на этот вопрос положительный ответ, а Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа — отрицательный[12].
С вопросом качества и безопасности пищевых продуктов тесно связана такая деятельность, как ветеринарно-санитарная экспертиза, т. е. проверка конкретных партий продуктов животного происхождения (а также  кормов и кормовых добавок и продукции растительного происхождения непромышленного изготовления) на соответствие  требованиям качества и ветеринарно-санитарной безопасности, требованиям и нормам ветеринарного законодательства Российской Федерации, действующим правилам ветеринарно-санитарной экспертизы; в целях пригодности их использования на пищевые и иные цели (определение достаточно вольное, так как ни один нормативный акт четкого определения ветеринарно-санитарной экспертизы не дает). Согласно ст. 21 Закона о ветеринарии, проведение ветеринарно-санитарной экспертизы организует федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий функции по контролю и надзору в сфере ветеринарии (Россельхознадзор). Из текста статьи непонятно, каким образом должна проходить организация проведения ветеринарно-санитарной экспертизы Россельхознадзором, никаких подзаконных актов, уточняющих эти полномочия Россельхознадзора, нет. Если же взглянуть на фактическое положение дел, то Россельхознадзор проводит в основном ветеринарно-санитарную экспертизу продуктов, перемещаемых через государственную границу РФ, а также (далеко не во всех случаях) перевозимых на транспорте. Внутри страны ветеринарно-санитарную экспертизу проводят специалисты и подразделения учреждений, подведомственные уполномоченным в области ветеринарии органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, тем более что подразделения госветнадзора на предприятиях по переработке и хранению продуктов животноводства[13], лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы на рынках (ранее действующее положение о которых отменено[14], а нового до сих пор нет[15]) и отделы ветеринарно-санитарной экспертизы[16] являются структурными подразделениями этих учреждений (как уже говорилось, структура государственной ветеринарной службы субъектов Российской Федерации практически не менялась), хотя  в ст. 21 Закона о ветеринарии про государственную ветеринарную службу субъектов Российской Федерации в свете ветеринарно-санитарной экспертизы  вообще ничего не сказано. Таким образом, механизм реализации данного полномочия Россельхознадзора в полном объеме также не ясен. Следует отметить, что ветеринарно-санитарная экспертиза является фактически ветеринарной услугой[17], которая оказывается учреждениями государственной ветеринарной службы субъектов Российской Федерации на возмездной основе[18]. При этом, согласно Положению о госветнадзоре, данные учреждения являются также надзорными органами, право на совмещение ими надзорной и возмездной деятельности подтверждено[19]. Для федеральных же органов исполнительной власти (в том числе — Россельхознадзора) совмещение деятельности по государственному контролю и надзору и деятельности по оказанию государственных услуг на платной основе недопустимо.
Именно недопустимость совмещения данных видов деятельности позволяет органам Россельхознадзора выполнять надзорные функции гораздо эффективнее, чем уполномоченные в области ветеринарии органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации. Так, в Краснодарском крае только путем системных действий Управления Россельхознадзора решены вопросы,  которые ранее не поддавались решению. Например, обеспечено функционирование птицефабрик и свиноферм в режиме предприятий закрытого типа, налажен надзор за ранее бесконтрольной  деятельностью большинства рыбоводных хозяйств, а также морских рыбных портов, в законодательстве Краснодарского края восстановлена норма об ответственности за стихийную торговлю, инициирован вопрос о проблеме с утилизацией биологических отходов, серьезные надзорные мероприятия проведены на крупных предприятиях, занятых производством и оборотом продуктов животного происхождения.  Кроме того, количество и суммы штрафов, наложенные Управлением Россельхознадзора по Краснодарскому краю и Республике Адыгея, намного выше, чем наложенные госветслужбой Краснодарского края. Выше и количество изымаемой из оборота, утилизируемой и уничтожаемой некачественной и опасной продукции животного происхождения.
Таким образом, эффективность деятельности органов Россельхознадзора в области госветнадзора весьма высока и является важным инструментом по обеспечению эпизоотической, ветеринарно-санитарной  и продовольственной безопасности государства. Однако данная деятельность слабо регламентирована существующим законодательством и требует намного белее четкого и серьезного регулирования в нормативно-правовом отношении, в том числе — определения полномочий, объектов и порядка надзора.
На совещании, прошедшем в конце апреля в Ставропольском крае под председательством первого заместителя Председателя Правительства РФ В.А. Зубкова, Минсельхозу России были даны поручения проанализировать законодательство в области ветеринарии и представить в Правительство предложения по внесению необходимых изменений; совместно с
заинтересованными федеральными органами исполнительной власти ускорить доработку и согласование проекта изменений в Закон о ветеринарии и представить документы на рассмотрение в Правительство РФ (в месячный срок); совместно с органами исполнительной власти субъектов Российской Федерации разработать проект типового соглашения по координации деятельности Россельхознадзора и его территориальных органов и уполномоченных в области ветеринарии органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации по вопросам осуществления госветнадзора и представить его на рассмотрение (в 3-недельный срок); обеспечить заключение упомянутого соглашения (в месячный срок после его рассмотрения). Будем надеяться, что вышеуказанные меры приведут к должному эффекту и наконец-то поспособствуют выстраиванию четкой системы ветеринарного законодательства, состоящей из глубоко проработанных нормативных актов, в полной мере и правильно регулирующих все вопросы в сфере ветеринарии и госветнадзора.
 
Библиография
1 См.: постановление Правительства РФ от 19.06.1994 № 706 (ред. от 16.04.2001) «Об утверждении Положения о государственном ветеринарном надзоре в Российской Федерации».
2 См.: постановление Правительства РФ от 08.12.2004 № 754 (с изм. от 10.08.2005) «О мерах по обеспечению деятельности Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору».
3 См.: постановление Правительства РФ от 30.06.2004 № 327 (ред. от 27.01.2009) «Об утверждении Положения о Федеральной службе по ветеринарному и фитосанитарному надзору».
4 Постановление ФАС суда Северо-Кавказского округа от 27.08.2008 № Ф08-4592/08-1809 по делу № А32-4086/
08-59/49-24АЖ.
5 Постановление ФАС Центрального округа от 15.09.2008 № А35-960/08-С20.
6 Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 27.03.2008 N Ф04-2161/2008(2949-А46-19).
7 См.: Приказ Минсельхоза РФ от 13.06.2006 № 171 «О Типовом положении о территориальном органе Федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору» (с изменениями от 22.08.2008).
8 См.: определение ВАС РФ от 18.03.2009 № 2486/09.
9 См.: постановление ФАС Центрального округа от 12.03.2009 по делу № А23-3018/08А-11-178.
10 См.: постановление ФАС Волго-Вятского округа от 04.07.2008 по делу № А82-323/2008-39.
11 См.: постановление ФАС Уральского округа от 22.01.2009 по делу № Ф09-10495/08-С1.
12 См.: постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 03.09.2008 по делу № Ф08-4744/2008.
13 См.: Положение о подразделении государственного ветеринарного надзора на предприятиях по переработке и хранению продуктов животноводства (утв. Главным государственным ветеринарным инспектором Российской Федерации 14.10.1994 № 13-7-2/173).
14 См.: Положение о государственной лаборатории ветеринарно-санитарной экспертизы на продовольственных рынках (утв. Главным государственным ветеринарным инспектором РФ 29.04.1998 № 13-7-2/1225) (данный документ утратил силу (Приказ Минсельхоза РФ от 14.11.2001 № 1028), действовал с 1998 по 2001 гг.).
15 См.: Приказ Минсельхоза РФ от 10.09.2002 № 699 «Об отмене приказа Минсельхоза России от 10.07.2002 № 612 “Об утверждении Порядка организации деятельности государственных лабораторий ветеринарно-санитарной экспертизы на продовольственных рынках”» (указанное положение фактически не действовало, отменено сразу после принятия в соответствии с пунктом 15 Правил подготовки нормативных правовых актов федеральных органов исполнительной власти и их государственной регистрации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 13.08.1997 № 1009).
16 См.: Приказ Минсельхозпрода РФ от 21.02.1994 № 7 «О ветеринарно-санитарной экспертизе животноводческой продукции».
17 См.: постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 11.10.2005 № Ф08-4821/05-1906А.
18 См.: Решение региональной энергетической комиссии — департамента цен и тарифов Краснодарского края от 02.06.2004 № 7/2004-НС «Об утверждении прейскуранта цен на платные ветеринарные услуги, оказываемые государственными учреждениями ветеринарной службы Краснодарского края».
19 См.: постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 17.07.2007 № Ф04-4641/2007(36181-А45-13).