С.В. ЖИВАЛОВ,

аспирант  Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

 

Раскрывается понятие государственного контроля и надзора как функций государственного управления, определяются принципы государственного контроля на федеральном уровне и уровне субъектов Федерации. Автор отмечает необходимость регулирования функций контроля Уполномоченного по правам человека отдельной статьей Конституции РФ.

Ключевые слова: государственный контроль и надзор, принципы государственного контроля.

 

State control and supervision in the Russian Federation Constitutional and legal regulation.

 

Zivalj S.

 

Expands the concept of state control and supervision as a function of government, defines the principles of state control at the federal level and the level of the Federation. The author notes the need for regulatory control functions of the Commissioner for Human Rights, a separate article of the Constitution.

Keywords: state control and supervision, principles of state control.

 

В научной литературе 70-х—80-х гг. ХХ века велась оживленная дискуссия по ряду общетеоретических вопросов государственного контроля. Ее характер во многом предопределялся главенствующей ролью контрольной функции в сфере управления, традиционно существовавшей в России.

Говоря о теоретических основах контроля, следует констатировать глубину мысли в вопросах его генезиса; важность выделения контрольной деятельности, осуществляемой государственными органами, в самостоятельную область государственной деятельности; про-ведение исследований принципов, видов, правовых форм и методов контроля, контрольно-процессуального режима, производств, стадий.

В современной юридической литературе существуют различные подходы к пониманию контроля. Основываясь на значимости контроля в современном обществе, автор статьи рассматривает его как одну из основных, самостоятельных функций управления.

Как функция управления, контроль представляет собой направленную организующую деятельность, основное назначение которой состоит в получении информации о процессах управления с целью их своевременной корректировки, преодолении отклонений и препятствий на пути оптимального функционирования системы. В определенном смысле в этом качестве контроль служит импульсом для повышения эффективности управленческой деятельности.

Таким образом, во всех этих понятиях выделяется главное, что присуще контрольной деятельности — проверка, то есть деятельность организующего характера, состоящая в обследовании, выяснении, получении информации о чем-либо, о ком-либо. Но контроль — это не только проверка, но и наблюдение с целью проверки, то есть не только активная деятельность, направленная на выяснение каких-либо результатов, но и деятельность, во многом, пассивная, состоящая в слежении, изучении. Представляется, что первое из приведенных словарных определений является наиболее точным, поскольку раскрытие сущности контроля через надзор (в Толковом словаре русского языка Ожегова), то есть через весьма близкое, сходное понятие, также заключающееся в проверке каких-либо объектов, является в научном плане не совсем корректным. Кроме того, наблюдение в целях проверки не обязательно должно быть постоянным. Оно может носить периодический и даже эпизодический характер.

Распространен в юридической литературе взгляд на контроль как на правовую форму деятельности органов государства. Сторонники такого взгляда на контроль и контрольную деятельность указывают, что правовая форма — это такая организационная форма деятельности, которая всегда связана с разбирательством (рассмотрением) юридического дела: правонарушения, спора о праве, жалобы. Контроль, как специфический вид деятельности, обособился в процессе разделения труда и специализации в управлении, имея свои индивидуальные цели. Необходимость поиска путей и способов постоянного совершенствования организационно-управленческих форм деятельности государственного аппарата, отвечающих потребностям развития общества, регламентации вопросов процедурно — процессуального регулирования контрольной деятельности, выработка конкретных предложений по ее совершенствованию и законодательному регулированию, вызывают необходимость исследовать природу контрольной деятельности как разновидности правовой формы деятельности.

Выясняя место контрольной деятельности в субординационной системе правовых форм деятельности, авторы этой концепции поставили контрольную деятельность после правотворчества и правоприменения, указывая, что она, тем не менее, пронизывает их своим организующим воздействием.

Несмотря на кажущуюся привлекательность и обилие фактов в подтверждение взгляда указанных авторов на контроль, подобная точка зрения является спорной еще по ряду причин.

Во-первых, данная концепция о контроле не учитывает, что контроль может быть не только государственным, но и общественным, в качестве первоосновы которого выступает активность населения, которая проявляется в деятельности общественных движений и организаций, в средствах массовой информации, в письмах, жалобах и заявлениях граждан, и который не всегда облечен в строгую правовую форму. Кроме того, общественный контроль не всегда означает деятельность определенных органов, как это следует из его природы (сущности).

Во-вторых, по нашему мнению, выделение контроля, как правовой формы деятельности, означает в определенном смысле абсолютизацию контрольной деятельности в ущерб другим формам управленческой деятельности: например, принятию решения или оперативно-исполнительной деятельности, которые также имеют специфические черты, стадии, методы и способы, а также внутренние формы.

В-третьих, изучение форм деятельности контрольных органов государства возможно и без выделения контрольного процесса и контрольных производств в самостоятельную разновидность процессуальной деятельности, тем более, что в силу специфики деятельности различных контрольных органов выявление общих форм их функционирования и единого процессуального режима представляется проблематичным.

Взгляд на контроль как на способ обеспечения законности и дисциплины в управлении не является новым и также имеет своих многочисленных сторонников. При всем разнообразии конкретных формулировок (способ, средство законности—правозаконности в управлении — в деятельности органов исполнительной власти, средство обеспечения — средство укрепления, способ обеспечения законности — способ правоохранительной деятельности) в обобщенном виде взгляд на контроль как способ обеспечения законности и дисциплины в управлении сводится к тому, что уполномоченные на то государственные органы, органы местного самоуправления и общественные организации, используя организационно- правовые способы и средства, выясняют, не допущены ли в деятельности подконтрольных органов и их должностных лиц какие-либо отклонения от законности, при наличии отклонений предпринимают действия по их устранению, восстановлению нарушенных прав, привлечению виновных к установленной ответственности, принимают профилактические меры к предотвращению нарушений законности и дисциплины.

Акцент на принятие профилактических мер особенно важен, поскольку при подходе юридической трактовки вопросов контроля как способа обеспечения законности и дисциплины в управлении, основное внимание сторонниками такой точки зрения на контроль уделяется правомочиям субъекта контроля по его реализации и применению санкций в отношении виновных лиц. На втором плане оказывается воспитательное, профилактическое значение контроля. Между тем, тот факт, что одно из назначений контроля состоит в преодолении всего, что тормозит развитие определенной системы, не означает, что весь его смысл заключается в борьбе с негативными проявлениями. Контроль в системе государственного управления оказывает положительное воздействие на проверяемые объекты и сам по себе является позитивным фактором, позволяющим углубить и расширить передовой опыт, обеспечивая тем самым преемственность развития и прогрессивный характер функционирования системы, в целом.

На наш взгляд, определение контроля как способа обеспечения законности и дисциплины в управлении характеризует одну из сторон контроля как функции государственного управления, а именно, со стороны правомерности функционирования самих государственных и иных органов; это как бы саморегулирующая часть указанной функции, в связи с чем оба определения имеют право на существование.

На наш взгляд, в этих определениях нет противоречий, так как все они характеризуют процесс контроля в различных аспектах (философских, социологических, экономических, правовых и др.). Такая многоплановая интерпретация контроля обусловлена многогранностью контрольной деятельности как объекта изучения и вполне понятным желанием ученых из разных отраслей науки отобразить в определениях особенности, специфику своей сферы познавательной деятельности. Вместе с тем, за многочисленностью приведенных научных формулировок необходимо отметить то основное, что выделяет понятие контроля в его универсальном, социально-правовом смысле, позволяет с достоверностью установить сущность и социальное назначение контрольной деятельности.

Для контроля главным, основным выступает не то, что он определяет масштабы, образцы поведения, устанавливает конкретные права и обязанности, а то, что он дает необходимую информацию о состоянии управленческой системы. Однако поиск и сбор информации о подконтрольных объектах, ее сопоставление с масштабами поведения и выявление причин противоречий между фактической деятельностью и моделью, масштабом поведения является лишь первым этапом (стадией) цикла контрольного процесса.

На втором этапе (стадии) определяется способ устранения обнаруженных расхождений между фактическим положением и заданными, предварительно установленными параметрами, нормами, целями, стандартами, формируется решение, направленное на устранение либо недопущение расхождений.

Получение необходимой информации об определенных процессах и определение способов устранения обнаруженных расхождений с предварительно установленными параметрами не являются, однако, самоцелью. Главным, как представляется, при осуществлении контроля в его широком понятии является третий этап (стадия) контрольного цикла — установление правильности совершаемой подконтрольной деятельности объективным законам развития. Именно в такой связи квинтэссенции контроля с проблемой установления движения общества в соответствии с объективно существующими законами социально-экономического развития, по-видимому, и нужно искать основополагающую сущность контроля в его широком значении.

К указанному необходимо, однако, добавить тот аспект, что приведенная суть контроля свойственна ему именно как широко рассматриваемой социальной категории. Особенно наглядна она при изучении общественного контроля и менее заметна при исследовании государственного контроля. Происходит это, на наш взгляд, вследствие того, что задачей государственного контроля является проверка соответствия какой-либо деятельности, прежде всего, такому параметру, как действующее законодательство. При издании же законов законодатель исходит из презумпции необходимости, важности принимаемого законодательного акта, соответствия его объективно существующим процессам, законам развития. Объективная полезность государственного контроля, таким образом, тоже презюмируется.

В тех случаях, когда такое соответствие законодательства объективным процессам утрачивается, контроль перестает играть свою позитивную роль, становясь негативным фактором, тормозящим общественное развитие, приводящим к стагнации, застойным проявлениям и даже регрессу.

В узком значении слова сущность государственного контроля (как относительно обособленной части управленческой деятельности) состоит в выявлении государственными органами путем проверки соответствия деятельности тех или иных органов и лиц поставленным перед ними задачам, результатов воздействия субъектов управления на управляемые объекты, отклонений от поставленных целей и причин таких отклонений. Не случайно в связи с этим в теории управления дается понятие контроля как проверки качества управленческой деятельности посредством сопоставления фактически достигнутого уровня промежуточных или конечных результатов и уровня, установленного решениями, постановлениями, правовыми нормами и другими нормативными актами.

Содержание государственного контроля по существу вытекает из общего понятия контроля, как функции управления, с учетом того, что этот вид контроля осуществляется специальными субъектами -государственными органами. Оно состоит из:

а) наблюдения за функционированием объектов контроля, получения объективной информации о соблюдении ими законов и нормативных актов, выполнении правил и поручений;

б) учета и процессуальной фиксации выявленных нарушений;

в) анализа полученной информации с целью установления и пресечения противоправной деятельности, выявления причин и условий, способствующих совершению нарушений, недопущения новых нарушений и вредных последствий;

г) выявления виновных лиц, привлечения их к установленной государством ответственности.

При этом крайне важным является понимание того, что в условиях перехода к рыночным отношениям государственный контроль организуется и проводится с учетом особенностей правового статуса субъектов предпринимательской деятельности, предприятий, учреждений и организаций различных организационно-правовых форм государственного и негосударственного секторов в экономике и других сферах социальной жизни страны.

На первое место среди принципов государственного контроля необходимо поставить принцип законности. Следует отметить, что принципы контроля, оставаясь наиболее стабильными научными категориями, все же меняются вместе со сменой социально-экономического уклада жизни страны. Так, сегодня уже невозможно говорить о таких принципах, ранее выделявшихся практически всеми учеными, изучавшими теоретические основы контрольной деятельности, как принцип партийного руководства, демократического централизма, участия в контроле народных масс, интернационализма, всесторонности и других.

Вместе с тем, не потеряли своей актуальности такие внешне не вписывающиеся в реалии сегодняшнего дня принципы контроля, как планирование, гласность, комплексность, поскольку на практике не изжиты случаи, когда вслед за одной проверкой на предприятие, в организацию приходят представители другого, часто параллельно существующего контролирующего органа.

К числу других важнейших принципов можно отнести объективность, конкретность, демократизм, экономичность, независимость, сохранение государственной, коммерческой и иной охраняемой законом тайны.

Исходя из приведенных данных государственный контроль как вид контроля можно определить в качестве опосредованной правом функции государственного управления, представляющей собой направленную организующую деятельность, состоящую в проверке, а также наблюдении с целью проверки, сравнении и оценке государственными органами от имени и в интересах государства деятельности юридических и физических лиц с установленными правовыми нормами правилами, стандартами, нормативами для недопущения отклонений в их деятельности.

Властный признак контрольных правоотношений свидетельствует об объективной необходимости контроля как функции государственного управления. Вместе с тем, по отношению к основным функциям управления он является функцией вспомогательной, вторичной, сопутствующей, поскольку является регулятором уже существующих объективно общественных отношений, сложившихся до начала осуществления контрольной деятельности.

По нашему мнению, по мере перехода к рынку в определенных сферах социально-экономических отношений эта функция государственного управления будет иметь тенденции к сужению за счет саморегулируемости все новых их пластов рыночными механизмами и по мере углубления процессов демократизации.

В отдельных сферах (например, в торговле, сфере услуг) правовому государству, курс на становление которого объявлен и в нашей стране, с развитым рыночным хозяйством не будет необходимости осуществлять скрупулезный учет деятельности участников имущественных отношений, будет сведен к минимуму текущий налоговый контроль за деятельностью предприятий. Вместо государства это могут сделать и сами собственники, заинтересованные в сохранении и приумножении своей собственности (в том числе и в неприменении к ним административно-финансовых санкций со стороны налоговых служб за ненадлежащую организацию учета и неуплату в необходимом размере налогов) или представители аудиторских фирм, нанятые собственниками.

С другой стороны, возможно дальнейшее усиление государственного контроля, например, в банковской сфере, на рынке ценных бумаг, в сфере регулирования оборота алкогольной продукции и некоторых других сферах.

Критерием для определения необходимости усиления либо уменьшения государственного контроля, как представляется автору исследования, будет служить потребность изменения социально-экономической жизни страны методами правового регулирования. В связи с этим необходимы новые подходы, критическое осмысление пройденного правовой наукой и правоприменительной практикой пути, углубленный анализ состояния и перспектив развития современных организационно-правовых форм демократического контроля.

Всестороннее исследование контрольной деятельности государства, независимо от того, какими его органами такая деятельность осуществляется, невозможно без установления различных видов контроля, углубленного анализа современных форм и методов контроля, что позволяет более четко урегулировать в законодательстве вопросы организации и проведения контроля, уяснить результативность применения правовых норм о контрольной деятельности, совершенствовать формы взаимодействия и разнообразить контакты, возникающие в процессе проведения контроля.

Общими тенденциями в развитии видов, форм и методов контроля, а также контрольно-надзорных органов в современных условиях, по нашему мнению, являются:

—появление новых органов, а также видов и разновидностей государственного контроля (президентский контроль, налоговый, валютный и экспортный контроль), его новых форм и методов, отвечающих потребностям рынка и необходимости государственного регулирования рыночных отношений (лицензирование, государственная регистрация, декларирование и другие);

—развитие системы контрольных органов в соответствии с конституционными принципами федерализма и разделения властей;

—возникновение территориальных органов федеральных органов государственной власти, осуществляющих контрольные функции в группах субъектов Российской Федерации (федеральные окружные арбитражные суды, окружные инспекции Главного контрольного управления Президента РФ и др.);

 —появление контрольных органов субъектов Российской Федерации;

—общее увеличение числа контрольных органов и углубление их специализации по сферам контрольной деятельности;

—усложнение контрольно-инспекционной и учетной работы, возрастание роли экспертных учреждений;

—укрепление, хотя и явно недостаточное, демократических начал в контрольной деятельности;

—возрастание роли судебного контроля, в том числе, в качестве средства обжалования действий контрольно-надзорных органов (выполнение судами подобной функции можно именовать как «контроль над контролем»);

—возникновение процедуры судебного «нормоконтроля» (то есть, судебного контроля за результатами нормотворчества, в том числе так называемого «абстрактного нормоконтроля», то есть нормоконтроля за конституционностью или законностью нормативных правовых актов вне связи с рассмотрением в суде какого-либо конкретного дела).

Разнообразие видов государственного контроля определяется его функциональным назначением. В юридической литературе справедливо отмечается, что виды контроля зависят от степени конституционного, особенно демократического развития государства, а также от юридических традиций последнего. В демократически развитом государстве единая, монолитная система централизованного контроля с неизбежностью должна быть заменена контролем многообразных форм и многочисленных видов, базирующимся на основополагающем конституционном принципе разделения властей.

Постановка научных и практических задач позволяет вычленить критерии систематизации видов контроля: природа субъектов контроля; их задачи; характер контрольных полномочий, предоставленных законом ;организационно-правовые формы проведения контроля; содержание контрольной деятельности, ее направленность; стадии управления, на которых проводится контроль; характер сочетания разрешительно — распорядительного и юрисдикционного методов контрольно — процессуального воздействия; юридические последствия контроля; соединение государственных и общественных начал в контрольной деятельности и т. д.

По мнению автора статьи, контроль (в некоторых работах приводится наименование «социальный контроль», которое, как представляется, также имеет право на существование, хотя без слова «социальный» термин «контроль» несет более обобщающую смысловую нагрузку) подразделяется по субъекту на три вида: государственный (осуществляемый государственными органами), конституционный (осуществляемый органами конституционного контроля — в большинстве стран он осуществляется в форме судебного конституционного контроля) и общественный.

Осуществление конституционного контроля непосредственно связывается в демократических странах с наличием Конституции, в связи с чем его главной задачей является обеспечение верховенства и стабильности Конституции, сохранения конституционного разделения властей и гарантирование защиты конституционно закрепленных прав и свобод человека и гражданина.

Деление государственного контроля — основополагающего по широте распространения из трех отмеченных видов контроля — на разновидности по природе субъектов контроля, то есть тех лиц, кого нормы права наделяют соответствующими контрольными полномочиями, также является наиболее распространенным. Однако практически все классификации такого рода относятся к контролю советского периода.

С ликвидацией партийного, народного и других видов контроля этого периода (например, контроля Советов или контроля органов Госарбитража), с принятием Конституции РФ возникла острая необходимость современной классификации. Некоторые уже сделанные попытки этого требуют уточнения, поскольку деление государственного контроля на политический, административный и судебный, где под первым понимается контроль, осуществляемый органами и лицами, исполняющими полномочия верховной власти (в зависимости от политико-государственного устройства, под ними понимаются парламент, региональные и местные выборные органы, либо даже получившие поддержку большинства народа политические партии), — не учитывает, с нашей точки зрения, основополагающих конституционных принципов федерализма и разделения властей.

 С учетом первого из этих принципов выборные органы субъектов Федерации должны относиться к органам государственной власти иного уровня и, так же, как местные выборные органы, не могут причисляться к верховной власти. Второй из указанных принципов предполагает выделение контроля представительных (законодательных) органов государственной власти, а не контроля политических партий, пусть даже победивших на выборах, контроль со стороны которых вообще не может носить характера государственного.

С учетом конституционного принципа федерализма по уровням функционирования его субъектов государственный контроль следует подразделять на государственный контроль федерального уровня и государственный контроль на уровне субъектов Российской Федерации.

Дальнейшее деление как государственного контроля федерального уровня, так и государственного контроля на уровне субъектов Российской Федерации (последнее будет приведено диссертантом во второй главе настоящего исследования) также необходимо производить по субъектам контроля (с учетом характера их организационной связи с объектами контроля). По этому основанию государственный контроль федерального уровня подразделяется на президентский контроль; контроль Федерального Собрания РФ; контроль, осуществляемый Правительством РФ и находящимся в его структуре федеральными органами исполнительной власти; судебный контроль; финансовый контроль, осуществляемый Счетной Палатой РФ, Центральным банком России совместно с Министерством финансов РФ; контроль за соблюдением прав человека, осуществляемый Уполномоченным по правам человека в РФ; контроль за соблюдением избирательных прав граждан, осуществляемый Центральной избирательной комиссией РФ; прокурорский надзор.

Закрепленный в Конституции РФ статус Президента РФ как главы государства, определяющего основные направления внешней и внутренней политики государства, гаранта Конституции РФ, прав и свобод человека и гражданина, лица, обеспечивающего согласованное функционирование и взаимодействие всех органов государственной власти, их взаимосвязи с местным самоуправлением, определяют важнейшие сферы ответственности и направления президентского контроля. К последним можно отнести:

—политический контроль, заключающийся в анализе принимаемых должностными лицами и органами всех уровней государственной власти решений на их соответствие основам конституционного строя;

—социально-экономический контроль, заключающийся в проверке деятельности ор-ганов исполнительной власти по реализации социально-экономической политики Президента РФ;

—административно-правовой контроль, существующий в двух качествах:

а) контроля за деятельностью исполнительных органов государственной власти и их должностных лиц по исполнению Конституции РФ, федерального законодательства, указов и распоряжений Президента РФ;

б) контроля за исполнением поручений ПрезидентаРФ, как данных непосредственно Президентом, так и содержащихся в указах и распоряжениях Президента.

Примером президентского контроля является предусмотренное статьей 107 Конституции РФ право «отлагательного вето», заключающегося в возвращении переданного ему на подпись федерального закона для повторного рассмотрения в Государственной Думе и Совете Федерации.

В контроле Федерального Собрания — парламента Российской Федерации — как одном из видов государственного контроля, можно вычленить ведение постоянного финансового контроля за целевым и эффективным использованием государственных бюджетных средств (в связи с чем образуемую Советом Федерации и Государственной Думой Счетную Палату РФ с точки зрения ее создания и подотчетности можно считать органом парламентского контроля) и осуществление контроля за высшей исполнительной властью — Правительством РФ (в этой части контрольные полномочия Федерального Собрания РФ прямо в Конституции РФ не предусмотрены, что во многом ослабляет его положение в системе государственной власти).

Определенную специфику имеет судебный контроль как особая разновидность государственного контроля, характеризующаяся:

—организационной неподчиненностью объектов контроля его субъектам;

—независимостью субъектов контроля (судов), подчиняющихся только Конституции РФ и закону, от любых государственных органов;

—проверкой законности действий органов государственной власти, а также органов местного самоуправления только в ходе разбирательства конкретных уголовных, гражданских или административных дел и дел, рассматриваемых Конституционным Судом РФ и Конституционными (Уставными) судами субъектов РФ;

—особым формально-регламентированным контрольно-процессуальным режимом;

—возможностью получить юридически значимую оценку действий и решений других контрольных органов (возможность осуществления «контроля над контролем»);

—процедурой судебного нормоконтроля.

Даже с учетом того, что, в отличие от других органов государственной власти, проверяющих в процессе контрольной деятельности не только законность, но и целесообразность действий подконтрольных объектов, суды проверяют только законность властных актов или выявляют нарушения законности в процессе осуществления правосудия, именовать эту функцию судов судебным надзором, а не судебным контролем было бы неправильно, поскольку у органов надзора, как уже указывалось, нет полномочий по отмене незаконных актов, а только понуждать должностных лиц совершать строго определенные действия, налагать на нарушителей взыскания.

Прокуратуре присущи свои, специфические формы воздействия на объекты надзора: протест, представление, постановление о возбуждении уголовного дела или производства об административном правонарушении, свидетельствующие о том, что хотя задачи прокуратуры в области обеспечения законности в определенных плоскостях, сферах государственного управления совпадают с задачами, стоящими перед органами государственного контроля, их решение происходит с помощью присущих только прокуратуре организационно-правовых средств, отличающих надзорные правомочия органов прокуратуры от правомочий иных контрольно-надзорных органов.

Специализированный контроль осуществляется органами государственного управления в отношении либо организационно неподчиненных объектов (межведомственный контроль с его составной частью — административным надзором), либо в отношении органов одной системы: внутриведомственный (внутренний) контроль. Специализация контроля в данных случаях происходит или по определенному виду деятельности (например, государственный земельный контроль), что характерно для межведомственного контроля, или по определенному роду организаций (например, подразделения морского транспорта по надзору за обеспечением безопасности мореплавания), что присуще внутриведомственному контролю.

Изучение работы различных контрольно-надзорных органов в современный период позволяет прийти к выводу об определенном возрастании роли органов административного надзора по сравнению с другими органами специализированного и общего контроля. Это обусловлено спецификой их функций, когда мелочная опека повседневной работы подконтрольных объектов, команды сверху заменяются сокращением государственного вмешательства в деятельность организаций и проверкой лишь законности их функционирования.

Реализация судами в процессе конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства задач правосудия (статья 118 Конституции РФ) является основной, но не единственной функцией судов. В процессе реализации своих полномочий суды осуществляют и другую функцию — функцию судебного контроля. По своему содержанию она состоит не в разрешении споров в той или иной сфере деятельности, в рассмотрении жалоб граждан (административная юстиция), а в правовой оценке действий и решений органов исполнительной (в предусмотренных законом случаях и законодательной (представительной) власти), а также органов местного самоуправления, их должностных лиц, выявлении нарушений законности, прав и законных интересов юридических и физических лиц, принятии мер по восстановлению нарушенных прав и интересов, в привлечении виновных к ответственности. В рамки этой функции входит в компетенцию органов судебного контроля. Кроме того, наименование «надзор» применительно к судебной деятельности означало бы заимствование привычного названия у института надзора органов прокуратуры, что может внести определенную терминологическую путаницу.

Счетной Палате РФ, созданной в 1995 году в соответствии с новой концепцией государственной власти, принадлежит сегодня важнейшая роль. Палата обладает особым правовым статусом специализированного органа, призванного осуществлять контроль за исполнением федерального бюджета (часть 5 статьи 101 Конституции РФ).

Однако анализ действующего законодательства свидетельствует о несоответствии российской системы внешнего государственного финансового контроля той, которая принята в большинстве стран с развитой рыночной экономикой, и не позволяет оценить правовой статус Счетной Палаты как высшего контрольного органа в связи с отсутствием в законодательстве фактических признаков такого органа, а также отсутствием указания о том, в отношении каких органов она обладает таким верховенством. Не существовавший ранее в нашей стране контроль со стороны Уполномоченного по правам человека, как и контроль со стороны Счетной Палаты РФ, является самостоятельной разновидностью государственного контроля, тесно примыкающей к парламентскому контролю (по способу формирования и наделения полномочиями), но имеющей высокую степень правовой «автономии» от Государственной Думы РФ.

Представляется, что об Уполномоченном Конституция РФ должна упоминать не через освещение компетенции Государственной Думы (пункт «д» части 1 статьи 103 Конституции РФ), а регулированием нового правозащитного механизма в самостоятельной статье.

Процесс рассмотрения жалоб и обращений граждан является одним из главных способов реализации Уполномоченным своих контрольных функций, при этом осуществляется обширный контроль за всеми государственными должностными лицами, но без права изменения их решений, и только в том случае, если ранее гражданин обжаловал эти решения или действия (бездействие) в судебном или административном порядке, но остался не согласен с принятым решением.