Е.Е. ВЕСЕЛКОВА,

кандидат юридических наук

 

Официальные отношения между Российской Федерацией и Европейскими Сообществами были установлены в декабре 1991 года, сразу же после распада СССР. Россия объявила себя правопреемницей СССР, включая все его долги иностранным государствам, международным организациям и частным кредиторам, а также обязательства по Соглашению о торговом, коммерческом и экономическом сотрудничестве между СССР, с одной стороны, и ЕЭС и Евратомом, с другой, подписанному 18 декабря 1989 г.

В мае 1992 года была достигнута договоренность о подготовке нового соглашения, основанного на идее партнерства между Евросообществом и Россией. В ноябре 1992 года начались переговоры, продолжавшиеся более полутора лет.

24 июня 1994 г. на о. Корфу было подписано Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (далее — СПС), охватывающее три важнейших сферы взаимоотношений: политическую, экономическую и культурную[1]. Однако наибольшая, если не абсолютная часть его разделов и статей посвящена торговле и экономическому сотрудничеству, в которых значительное место занимают вопросы, связанные с инвестиционной деятельностью.

Соглашение предоставляет сторонам режим наибольшего благоприятствования в вопросах движения капиталов и текущих платежей. Это имеет ключевое значение для реализации всех других важных положений СПС, касающихся прежде всего режима торговли товарами, услугами, учреждения и работы компаний, так как непосредственно

определяет условия экономической деятельности в соответствующих областях.

Стороны договорились об обеспечении свободного движения капитала в форме прямых инвестиций между резидентами России и Сообщества (п. 2 ст. 52). Это означает свободный перевод средств для первоначальных и дополнительных капиталовложений с целью создания или расширения предприятия, капитал которого полностью или частично принадлежит иностранному инвестору; кредитов на срок свыше 5 лет на цели развития производства, приобретения долей участия в существующем предприятии; сумм, получаемых инвестором в результате частичной или полной ликвидации или продажи предприятия, и другой прибыли от капиталовложения, компенсаций в случае экспроприации или национализации предприятия.

Другие операции, связанные с движением капитала, не подпадают под регулирование СПС. Думается, целесообразно расширить сферу охвата инвестиционной деятельности и урегулировать более широкий круг операций, связанных с движением капитала, например, валютно-финансовые услуги, внешнеторговые операции. Вопрос расширения сферы охвата инвестиционной деятельности весьма важен в связи с обсуждаемой в настоящее время в литературе проблемой вхождения России в общее европейское экономическое пространство (ОЕЭП). На наш взгляд, эта проблема представляется центральной во взаимоотношениях России и ЕС. Нельзя не согласиться также с мнением В. Мау и В. Новикова о том, что концепция ОЕЭП непосредственно связана с проблемой присоединения России к ВТО, что векторы движения к ОЕЭП и к ВТО на данном этапе практически совпадают. В то же время идея ОЕЭП превращает присоединение к ВТО в исторической перспективе в этап на пути формирования единого европейского рынка.

Двусторонняя проблема создания ОЕЭП включает и односторонний, внутренний аспект, поскольку продвижение к ОЕЭП предполагает и либерализацию экономики, базирующейся на среднесрочной правительственной программе.

Концепция ОЕЭП основывается также на СПС и Общей стратегии ЕС в отношении России — базовых документах российско-европейского сотрудничества. Концепция ОЕЭП, по сути, предусматривает расширенное и полномасштабное применение принципов СПС в экономических отношениях России и ЕС и опирается непосредственно на текст Коллективной стратегии, формирующей перспективы ОЕЭП.

ОЕЭП предполагает углубление экономической интеграции России и ЕС, не имея в виду вступление России в Европейский Союз[2].

По СПС Россия сохраняет право вводить ограничения на осуществление ее резидентами прямых капиталовложений за рубежом. Через 5 лет после вступления СПС в силу стороны согласились провести консультации в отношении их сохранения, принимая во внимание все соответствующие валютные, налоговые и финансовые факторы (п. 3 ст. 52 СПС).

Стороны отказались от введения через 5 лет после вступления СПС в силу любых новых ограничений на движение капитала и связанных с ними текущих платежей между резидентами ЕС и России и от ужесточения существующих условий (п. 5 ст. 52).

Соглашение представляет сторонам возможность применения защитных мер в отношении движения капитала между резидентами России и ЕС. Такие меры, вводимые только на период, не превышающий 6 месяцев, не должны затрагивать операции, связанные с движением капитала в форме прямых инвестиций (п. 6 ст. 52).

Положение о стремлении к либерализации капитальных операций, и особенно операций, связанных с портфельными инвестициями и коммерческими кредитами, а также имеющих отношение к финансовым займам и кредитам, привлекаемым российскими резидентами от резидентов Сообщества, содержится в п. 8. ст. 52 СПС.

Норма п. 9 ст. 52, касающаяся режима наибольшего благоприятствования в отношении порядка проведения текущих и капитальных операций между резидентами сторон и в отношении способов платежей, соответствует духу СПС и соотносится с другими международными договорами и соглашениями, исполняемыми Российской Федерацией, а также нормами ВТО.

Вместе с тем достигнута договоренность о том, что сотрудничество направлено на создание благоприятного климата для отечественных и иностранных инвестиций, в первую очередь путем улучшения условий их защиты, перевода капиталов и обмена информацией об инвестиционных возможностях (ст. 58). Цели такого сотрудничества таковы: заключение при необходимости между Россией и государствами-участниками соглашений о поощрении и защите инвестиций и соглашений об избежание двойного налогообложения обмен информацией об инвестиционных

возможностях в рамках торговых ярмарок, выставок, торговых недель и других мероприятий, а также о законодательстве, нормативной документации и административной практике в области инвестиций[3].

Соглашение действует в течение 10 лет с последующим продлением, если одна из сторон не объявит заблаговременно о своем намерении выйти из него. В целом же СПС создало солидную основу для долговременного и стабильного сотрудничества между Россией и ЕС. В определенном смысле его можно назвать уникальным: другого такого соглашения с наиболее развитыми государствами современного мира (конкретно — с США и Японией) Россия не имеет и вряд ли заключит в ближайшие годы.

С начала 1992 года и вплоть до августа 1998 года сотрудничество между Россией и ЕС развивалось по восходящей линии, хотя и не без трудностей и осложнений. Именно в 1998 году экономические отношения между Россией и ЕС оказались в состоянии кризиса, который проявился в трех важнейших областях: торговой, инвестиционной и валютно-финансовой. Впервые с 1992 года сократился объем прямых иностранных инвестиций в российскую экономику, в том числе западноевропейских.

Основу негативной динамики составляют структурные факторы — такие, как колоссальные экономические деформации и диспропорции, незавершенность процессов создания основ рыночного хозяйства, огромные масштабы «теневой» экономики, социальная и политическая нестабильность, слабость государственной власти и кризис легитимности, утрата идейных и нравственных ориентиров значительной частью населения на всех ступенях социальной лестницы, разгул беззакония, коррупции и преступности.

Для России сотрудничество с ЕС в области инвестиционной деятельности имеет не только экономическое, но и политическое значение. Правительство Российской Федерации инвестиционную деятельность рассматривает важной частью промышленной стратегии страны и реальным подтверждением деклараций западных государств об их стремлении содействовать реформам в России и ее интеграции в мировую экономику.

К числу приоритетных секторов, в которых практическое сотрудничество уже началось, относятся энергетика, черная и цветная металлургия, машиностроение, легкая и пищевая промышленность, химия, телекоммуникации, транспорт, городское строительство (отели, банки и т.д.).

Определились также и основные формы участия Запада, в том числе государств — членов ЕС, в структурной перестройке российской промышленности: кредиты, создание совместных предприятий, прямые и портфельные инвестиции, обучение российского персонала менеджменту и маркетингу, консалтинговые услуги.

Но масштабы сотрудничества пока очень ограниченны. В последние годы место России в рейтинге риска иностранных вложений, публикуемом журналом «Евромани», постепенно повышалось: со 136-го места в 1995 году до 71-го в марте 1998 года. Августовский дефолт отбросил ее далеко назад — на 161-е место. Однако в этой мрачной картине есть и обнадеживающие признаки. Страну покинул в основном спекулятивный капитал, связанный с рынком государственных ценных бумаг и игравший на валютной бирже. Оттока из реального сектора практически не было, и действовавшие в нем западноевропейские компании лишь «заморозили» до лучших времен новые инвестиционные проекты.

В течение 1999 года были приняты некоторые важные законы, улучшающие условия деятельности иностранных инвесторов. Наиболее важные из них — законы «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации», «О координации международных и внешнеэкономических связей субъектов Российской Федерации», «О мерах по защите экономических интересов Российской Федерации при осуществлении внешней торговли товарами», «Об экспортном контроле» и т.д. Эти и другие акции, а главное — тот факт, что российская экономика выбралась из кризиса быстрее и легче, чем предполагали на Западе, привели к тому, что с середины 1999 года приток иностранных инвестиций в Россию возобновился, а удельный вес прямых инвестиций даже значительно возрос по сравнению с предыдущими годами.

По мнению Ю.А. Борко, «...итоги 1999 года можно расценить как первый успех, который предвещает дальнейший рост западных, в том числе европейских, капиталовложений. Следует при этом учесть, что он достигнут до того, как состоялись парламентские и президентские выборы. Их результаты, как полагают некоторые зарубежные эксперты, открыли перспективу продвижения России к политической стабильности, возобновлению роста экономики, проведения структурных реформ и курса на развитие сотрудничества с развитыми странами Запада, особенно с ЕС. Вряд ли можно прогнозировать в ближайшее время бум иностранных инвестиций, но постепенный их рост представляется вполне вероятным»[5].

Ю.А. Борко считает, что взаимодействию в области инвестиционной деятельности, заложенному в СПС, способствовало бы заключение специализированных соглашений, относящихся к отдельным главам и статьям СПС или вызванных новыми процессами и переменами в Европе. Специализированное соглашение в области торговли, инвестиций и инвестиционной деятельности помогло бы созданию оптимальных условий для стабильного развития взаимной торговли и существенного роста иностранных инвестиций в экономику России, основное назначение которых — содействие перестройке российской промышленности и адаптации к условиям и требованиям европейского рынка.

Усилия мирового сообщества, в первую очередь в лице международных финансовых институтов, по оказанию помощи в продвижении иностранного капитала в Россию, их непосредственное участие в акционерном капитале российских предприятий могут существенно улучшить общий инвестиционный климат и привлечь к инвестированию крупные ТНК.

Ю.А. Борко считает, что особое место в сотрудничестве между ЕС и Россией занимают программы Технического содействия СНГ (ТАСИС), призванные содействовать использованию в России и других странах СНГ западноевропейского ноу-хау в различных секторах рыночной экономики и управления на государственном, региональном и местном уровнях и сыграть важную роль в размещении финансовой помощи, прежде всего в подборе для российских предприятий возможных партнеров. Техническое содействие ЕС, призванное ускорить процесс реформирования экономики России, ориентировано на приватизацию и реорганизацию предприятий. Значение этой деятельности исключительно важно для России еще и потому, что дефицит знаний по деятельности в условиях рыночной экономики крайне ощутим при продвижении по пути экономических реформ[6].

Однако главную роль в решении этих проблем должна сыграть сама Россия: четко обозначить национальные интересы, приоритеты экономического и социального развития, принять обоснованную программу реформ для достижения поставленных целей. Все это сделает международно-правовое регулирование инвестиционной деятельности в России более последовательным и эффективным.

Одним из направлений сближения должно стать взаимное открытие рынков России и ЕС, формирование в перспективе зоны свободной торговли, а затем и зоны свободного перемещения капиталов и рабочей силы. Поэтому, помимо указанных выше операций, связанных с движением капитала, России необходимо привести в соответствие с европейскими стандартами законодательство о банках и финансовых услугах, корпоративное и антимонопольное законодательство.

 

Библиография

1 Борко Ю.А. Европейский Союз на пороге XXI века. — М., 2001. С. 364—366.

2 Мау В., Новиков В. Отношения России и ЕС: пространство выбора или выбор пространства? // Вопросы экономики. 2002. № 6. С. 134.

3 Документы, касающиеся сотрудничества между ЕС и Россией. — М., 1994. С. 115—117, 123—124, 139—140.

4 Борко Ю.А. Европейский Союз на пороге XXI века. — М., 2001. С. 365—367, 371, 376—378; Он же. Отношения России с Европейским Союзом и их перспективы. — М., 2001. С. 24, 44—45, 82—86.

5 Европейские Сообщества: научно-технические программы и техническая помощь России. — М., 1992. С. 96—98; Программа Европейского Союза: взгляд из России. — СПб., 1997; Улыбышева Е. ЕС и Россия: опыт стимулирования иностранных инвестиций // Мировая экономика и международные отношения. 1996. № 10. С. 123—129.