УДК 347.5 

Страницы в журнале: 79-83

 

Е.В. КАРМАНОВА,

аспирант кафедры гражданского права и процесса Пермского государственного национального исследовательского университета, старший преподаватель Западно-Уральского института экономики и права

 

Исследуются вопросы соотношения деликтных обязательств и обязательств из причинения вреда правомерными действиями. Проводится анализ деликтных обязательств. Дается авторское определение обязательств из причинения вреда правомерными действиями. Выделяются общие черты деликтных обязательств и обязательств из причинения вреда правомерными действиями. Рассматривается связь гражданско-правовой ответственности и обязательств вследствие причинения вреда.

Ключевые слова: деликтные обязательства, обязательства из причинения вреда правомерными действиями, правомерные действия, гражданско-правовая ответственность, компенсация вреда.

 

The tort liabilities and obligations of injury legal actions

 

Karmanova E.

 

The question of the relation tort and obligations of injury legal actions is investigated. The tort liabilities are analyzed. Author gives definition of the obligations of the injury legal actions. Common features between the tort liabilities and obligations of the injury legal actions are distinguished by author. The relation of civil liability and tort liabilities is considered.

Keywords: tort liabilities, obligations of injury legal actions, tort liabilities, legal acts, award damage.

 

Обязательства вследствие причинения вреда являются одним из важнейших средств защиты прав и интересов участников гражданского оборота. Они направлены на обеспечение восстановления имущественного положения потерпевших.

В юридической научной и учебной литературе сформулировано достаточно большое количество дефиниций деликтных обязательств.

Одни авторы приводят общее, объемное определение. Например, В.Т. Смирнов и А.А. Собчак предлагали следующую трактовку деликтного обязательства: «Деликтным называется обязательство, в силу которого лицо, причинившее вред личности или имуществу гражданина или организации, обязано этот вред возместить»[1].

Другие авторы пытаются дать более конкретное, детальное определение обязательства вследствие причинения вреда, например: «Обязательством вследствие причинения вреда называется такое гражданско-правовое отношение, по которому потерпевший (кредитор) вправе требовать от причинителя вреда (должника) полного возмещения вреда, а должник обязан возместить вред в полном объеме»[2].

Но данные определения не учитывают всех особенностей деликтных обязательств, например, таких: причинитель вреда и лицо, ответственное за причинение вреда, не всегда являются одним лицом (при нанесении вреда несовершеннолетним или работником организации при исполнении трудовых обязанностей); вред не всегда возмещается в полном размере (в случае причинения вреда жизни и здоровью человека размер возмещения вреда может быть увеличен, а при грубой неосторожности потерпевшего — уменьшен).

Нам видится возможным воспользоваться определением, сформулированным В.П. Мозолиным, которое достаточно полно отражает признаки обязательства вследствие причинения вреда: «Обязательство, возникающее вследствие причинения вреда, — гражданско-правовое обязательство, в силу которого потерпевший вправе требовать от лица, ответственного за причинение вреда, возместить имущественный вред в натуре или возместить убытки, а также в предусмотренных законом случаях компенсировать неимущественный (моральный) вред, приостановить или прекратить производственную деятельность причинителя»[3].

Обязательства вследствие причинения вреда в юридической литературе именуют деликтными (от лат. delictum — правонарушение).

Действительно, в большинстве своем обязательства из причинения вреда являются деликтными, т. е. возникшими из правонарушения (противоправного действия). Однако весьма спорна позиция, согласно которой обязательства вследствие причинения вреда наступают только из неправомерных действий причинителя.

Не все обязательства вследствие причинения вреда являются деликтными, существуют и обязательства из причинения вреда, когда вред нанесен правомерными, социально полезными действиями (в состоянии крайней необходимости, при реквизиции).

В настоящее время обязательства вследствие причинения вреда — один из основных институтов обязательственного права. Они занимают наряду с договорными обязательствами основное место в системе гражданско-правовых обязательств, им принадлежит главное значение в ряду внедоговорных обязательств.

В обязательствах вследствие причинения вреда, как и в других обязательствах, участвуют, как правило, два субъекта: должник (причинитель вреда) и кредитор (потерпевший).  Хотя правильнее выделять в качестве первого субъекта не причинителя вреда, а лицо, ответственное за причинение вреда, поскольку лицо, причинившее вред, не всегда несет ответственность за свое деяние, например, в случае его недееспособности.

Объектом обязательства из причинения вреда выступает действие по возмещению вреда, которое должник обязан совершить в пользу кредитора.

Деликтные обязательства являются охранительными правоотношениями. «Охранительное правоотношение призвано обеспечивать восстановление справедливости в общественных отношениях путем воздействия на имущественную сферу правонарушителя. Юридическая цель правоотношения состоит в обеспечении восстановления (защиты) нарушенного субъективного гражданского права потерпевшего лица (или его правового положения)»[4].

Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда правомерными действиями, также являются охранительными и направлены на восстановление субъективного права потерпевшего. «Социально значение обязательств, возникающих вследствие причинения вреда правомерными действиями, определяется их ролью в общей системе правовых мер по охране государственной и личной собственности, собственности общественных организаций, прав и интересов организаций и граждан»[5].

Однако, несмотря на то что деликтные обязательства и обязательства вследствие причинения вреда правомерными действиями схожи по объекту и субъектному составу, а также по роли в системе правовых мер, они существенно отличаются друг от друга. Во-первых, по основанию возникновения: если деликтные обязательства формируются из факта причинения вреда противоправными действиями, то обязательства из причинения вреда правомерными действиями возникают в результате совершения правомерных, социально полезных действий. Во-вторых, в обязательствах вследствие причинения вреда правомерными действиями чаще, чем в деликтных обязательствах, возмещение вреда возлагается не на причинителя вреда, а на иное лицо. Так, обязанность компенсации ущерба, причиненного в состоянии крайней необходимости, может быть возложена на третье лицо, в интересах которого действовал причинитель вреда. Или, например, обязанность по возмещению вреда, причиненного при общей аварии, возлагается на всех участников происшествия.

Деликтные обязательства направлены на компенсацию ущерба, причиненного потерпевшему, поэтому в юридической литературе обязательства вследствие причинения вреда связывают с гражданско-правовой ответственностью.

В литературе понятия «обязательства из причинения вреда» и «ответственность за причинение вреда» нередко употребляются в качестве тождественных, причем дефиниции «ответственность» уделяется главное место. Такая позиция получила отражение и в ГК РФ: глава 59 ГК РФ названа «Обязательства вследствие причинения вреда», а первая же статья этой главы посвящена общим основаниям ответственности за причиненный вред. В дальнейшем закон употребляет главным образом термин «ответственность», а не «обязательство». По мнению Е.А. Суханова, отмеченное употребление понятий не содержит противоречия, «оно обусловлено их тесной взаимосвязью»[6].

«Содержанием деликтных обязательств выступает гражданско-правовая ответственность, то есть претерпевание, несение известных тягот, дополнительного бремени, выступающее в качестве правового последствия за совершенное правонарушение»[7].

Хотя не все ученые разделяют представленную точку зрения. Так, в науке существует мнение, что отождествление этих двух понятий является неправильным, поскольку не все обязательства из причинения вреда можно отнести к гражданско-правовой ответственности. И в качестве примера приводится причинение вреда в состоянии крайней необходимости, когда по усмотрению суда ответственность может быть возложена на третье лицо или третье лицо и причинитель вообще освобождаются от возмещения вреда.

Как справедливо писали В.Т. Смирнов и А.А. Собчак, «деликтные обязательства — …средство и форма реализации гражданско-правовой ответственности»[8]. На наш взгляд, такое утверждение не вызывает возражений, поскольку вред, причиненный противоправным деянием (т. е. при совершении деликта, правонарушения), является основанием возникновения гражданско-правовой ответственности.

Иначе обстоит дело с обязательствами вследствие причинения вреда правомерными действиями. Можно согласиться с А.С. Шевченко, который писал, что «обязанность же по возмещению вреда, причиненного правомерно, не носит характер ответственности, а является мерой защиты субъективных гражданских прав»[9].

Обязанность возместить причиненный вред не всегда может подразумевать под собой ответственность. «Основанием ответственности должно выступать именно правонарушение, а не всякое нарушение субъективных прав»[10].

Однако некоторые исследователи высказывают иную точку зрения. Например, И.С. Кокорин считает, что основанием ответственности могут быть и иные юридические факты. В качестве примера он приводит причинение вреда в состоянии крайней необходимости (ст. 1067 ГК РФ)[11].

По нашему мнению, не каждое обязательство вследствие причинения вреда является мерой гражданско-правовой ответственности. Обязательства вследствие причинения вреда включают в себя обязательства вследствие причинения вреда как противоправными, так и правомерными действиями.

Правомерное причинение вреда другому лицу может стать основанием возникновения обязательства по его возмещению только при наличии специальных условий — «тех нормативных требований, которым в каждом конкретном случае должно отвечать основание (юридический факт) и при отсутствии которых не могут возникнуть или подвергнуться изменению соответствующие изменения, поскольку соответствующий факт не приобретает юридического значения (не становится юридическим фактом)»[12].

Гражданско-правовая ответственность несет на себе отпечаток государственного и общественного осуждения. «Гражданско-правовая ответственность за причинение вреда выступает как охранительное обязательственное правоотношение, в то время как обязанность по возмещению вреда, не относящаяся к мерам ответственности, будет выступать лишь обязанностью вследствие причинения вреда»[13].

Хотя законом и предусматривается компенсация ущерба, причиненного правомерными действиями, такое возмещение не может рассматриваться как мера гражданско-правовой ответственности, «не может оцениваться в названном качестве обязанность возместить вред, причиненный в результате правомерных действий, а также возмещение вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны или крайней необходимости»[14].

Как писал известный российский цивилист М.М. Агарков, «ответственность не может иметь место, если поведение человека было безупречно»[15].

Возмещение вреда, причиненного правомерным поведением, не есть мера ответственности именно потому, что поведение причинителя этого вреда не является противоправным.

Другой не менее известный российский цивилист О.А. Красавчиков писал, что «обязанность по возмещению вреда, причиненного противоправными действиями, носит характер гражданско-правовой ответственности. Обязанность по возмещению вреда, причиненного правомерными действиями, является мерой защиты субъективных гражданских прав»[16].

Так, в названии и в тексте ст. 1067 ГК РФ законодатель термин «ответственность» не употребляет, а ограничивается нейтральным понятием — «причинение вреда в состоянии крайней необходимости». Причинитель вреда, действуя в состоянии крайней необходимости, поступает правомерно в интересах общества и государства, «и если он все же обязывается к возмещению ущерба, то не в порядке юридической ответственности, а лишь в силу предусмотренного законом целесообразного распределения риска»[17].

А.С. Шевченко в своем исследовании приходит к выводу, с которым следует согласиться: «Обязанность возместить вред, причиненный в состоянии крайней необходимости, выполняет только компенсационную (восстановительную) функцию в отношении лиц, чьи права были нарушены в результате таких действий, и лишь в этом она сходна с ответственностью»[18].

Авторы Концепции совершенствования гражданского законодательства (разработана согласно Указу Президента РФ от 18.07.2008 № 1108 «О совершенствовании Гражданского кодекса Российской Федерации») вносят предложение о конструировании нового способа защиты гражданских прав — компенсации имущественных потерь, причиненных правомерными действиями участников гражданского оборота. «В настоящее время такие имущественные потери возмещаются в случаях, предусмотренных законом, по правилам о возмещении убытков. Очень часто закон прямо называет такие потери убытками»[19].

В действующем законодательстве универсальным способом защиты гражданских прав является возмещение убытков (ст. 15 ГК РФ). При этом возмещение убытков рассматривается как форма гражданско-правовой ответственности.

Но гражданское право наряду с возмещением убытков предусматривает выплату компенсации за вред, причиненный правомерными действиями (например, при реквизиции — ст. 242 ГК РФ).

Однако в законодательстве не существует специального механизма возмещения этого ущерба. В Концепции совершенствования гражданского законодательства указывается, что для таких случаев механизм возмещения убытков, закрепленный ст. 15 ГК РФ, не должен применяться. В то же время порядка компенсации ущерба в случаях, когда имущественные потери причинены правомерными действиями, ГК РФ не содержит.

Следовательно, такой механизм необходимо разработать.

Однако некоторые ученые отмечают, что закрепленная в ГК РФ конструкция возмещения убытков «позволяет рассматривать такие отношения как возмещение убытков и использовать привычный для гражданского права термин»[20].

Но такая позиция представляется неверной, поскольку термин «убытки» носит характер ответственности, наказания. А возмещение вреда, причиненного правомерными действиями, наказанием не является.

По нашему мнению, конструкция возмещения (компенсации) вреда, причиненного правомерными действиями, должна быть выделена в отдельный правовой механизм, который включал бы в себя определенные процедуры.

Таким образом, обязательства по возмещению вреда, причиненного правомерными действиями, являются внедоговорными обязательствами, относятся к охранительным обязательствам, связаны с деликтными обязательствами, но не выступают их разновидностью, направлены на восстановление нарушенных прав и интересов.

Деликтные обязательства подразумевают появление гражданско-правовой ответственности, а обязательства вследствие причинения вреда правомерными действиями — возникновение обязанности компенсации причиненного вреда.

 

Библиография

1 Смирнов В.Т., Собчак А.А. Общее учение о деликтных обязательствах в советском гражданском праве. — Л., 1983.С. 9—10.

2 Поляков И.Н. Ответственность по обязательствам вследствие причинения вреда. — М., 1998. С. 10.

3 Гражданское право: Учеб.: В 2 ч. Ч. 2 / Отв. ред. В.П. Мозолин. — М., 2007. С. 864.

4 Кархалев Д.Н. Развитие законодательства о защите гражданских прав и охранительных правоотношений // Российская юстиция. 2011. № 1. С. 9.

5 Шевченко А.С. Возмещение вреда, причиненного правомерным поведением: Дис. … канд. юрид. наук. — Л., 1986. С. 35.

6 Российское гражданское право. Учеб.:  В 2 т. Т. 2: Обязательственное право / Отв. ред. Е.А. Суханов. — М., 2010. С. 1078.

7 Гражданское право: Учеб. / С.С. Алексеев, Б.М. Гонгало, Д.В. Мурзин [и др.]; под общ. ред. С.С. Алексеева. — М., 2007. С. 362.

8 Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 27.

9 Шевченко А.С. Указ. соч. С. 99.

10 Там же.

11 См.: Кокорин И.С. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный применением физической силы, специальных средств и оружия сотрудниками органов внутренних дел: Дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2006. С. 102.

12 Смирнов В.Т., Собчак А.А. Указ. соч. С. 56.

13 Милохова А.В. Гражданско-правовая ответственность вследствие причинения вреда: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 11.

14 Кузнецова Л.В. Основные вопросы деликтной ответственности // Меры обеспечения и меры ответственности в гражданском праве: Сб. ст. / Рук. авт. кол. и отв. ред. М.А. Рожкова. — М., 2010. С. 358.

15 Агарков М.М. Обязательство по советскому гражданскому праву. — М., 1940. С. 66.

16 Красавчиков О.А. Ответственность, меры защиты и санкции в советском гражданском праве // Проблемы гражданской ответственности и защиты субъективных прав. — Свердловск, 1980. С. 9.

17 Иоффе О.С. Избранные труды: В 4 т. Т. III: Обязательственное право. — СПб., 2004. С. 770—771.

18 Шевченко А.С. Указ. раб. С. 80.

19 Гутников О.В. Концепция совершенствования общих положений Гражданского кодекса Российской Федерации: основные идеи // Закон. 2009. № 5. С. 33.

 

20 Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. — М., 2009. С. 135.