С.Г. СОЛОВЬЕВ,
кандидат юридических наук, завкафедрой конституционного, административного и муниципального права Южно-Уральского государственного университета
 
Выборы являются одним из ключевых элементов демократического общества, который должен обеспечивать реализацию народом своей власти, так как в соответствии со ст. 3 Конституции РФ единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ; народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и местного самоуправления.
 
Следует присоединиться к мнению А.Х. Румпель о том, что выборы — это комплекс мероприятий, в том числе и не урегулированных правом, целью и результатом которых на основе свободного волеизъявления избирателей является выявление и избрание лиц, которым на определенный срок будет поручено руководство государственными делами[1].
Как отмечает К. Киселев, муниципальные выборы обладают свойствами нормальности, обыденности и периодичности[2]. В связи с этим и в настоящее время, и в перспективе достаточно актуальным будет вопрос о том, насколько существующая процедура выборов позволяет народу реализовывать свою власть и свободно выражать свою волю.
По нашему мнению, одним из ключевых элементов при ответе на поставленный вопрос является анализ механизмов предвыборной агитации, во многом обеспечивающих результаты волеизъявления граждан на муниципальных выборах.
Напомним, что в соответствии с Федеральным законом от 26.11.1996 № 138-ФЗ «Об обеспечении конституционных прав граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы местного самоуправления» (в ред. от 21.07.2005) граждане и общественные объединения вправе проводить агитацию за или против любого кандидата.
Предвыборная агитация может проводиться через средства массовой информации; путем проведения публичных предвыборных мероприятий (собраний и встреч с избирателями, публичных предвыборных дебатов и дискуссий, митингов, шествий, демонстраций и др.); путем выпуска и (или) распространения печатных, аудиовизуальных и иных агитационных предвыборных материалов.
При этом особо указывается, что кандидаты и их уполномоченные представители не вправе передавать избирателям материальные ценности, за исключением вознаграждения за выполнение предвыборной организационной работы, проводить льготную распродажу товаров, бесплатно распространять любые товары, за исключением печатных материалов, а также значков, специально изготовленных для избирательной кампании.
Кандидаты и их уполномоченные представители не вправе при проведении предвыборной агитации воздействовать на избирателей обещаниями передачи им денежных средств, ценных бумаг и иных материальных благ. Со дня регистрации до подведения общих итогов голосования не допускается проведение кандидатами, избирательными объединениями благотворительной деятельности, а также лотерей на территории соответствующего избирательного округа.
Очевидно, что указанные нормы ориентированы на предотвращение подкупа избирателей, который можно определить как совокупность незаконных методов получения дополнительных голосов избирателей в обмен на денежные суммы, ценные бумаги или товары, а также обещания раздачи этих материальных благ в обмен на соответствующее голосование (ст. 141 УК РФ).
Существует немало разновидностей подкупа избирателей, относимых к таковым законодательством Российской Федерации: раздача товаров, сувениров, продуктовых наборов и ценных подарков от имени кандидата, проведение бесплатных концертов и др. Однако, как показывает практика проведения муниципальных выборов, наиболее распространенным видом подкупа избирателей на местном уровне является непосредственная передача им денежных знаков в период предвыборной агитации[3].
Причин продажи своих голосов избирателями можно привести немало, но основной является то, что на сегодня голосование в обыденном сознании превратилось из права в обязанность. В связи с этим, как отмечает в своей работе К. Киселев, многие люди, логично рассуждая, решают, что если государству, начальству, власти, кандидатам нужны голоса, то почему бы не получить за них что-то взамен. Тот факт, что в сферу выборов пришел рынок, подтверждают часто повторяющиеся ситуации, когда избиратели отказываются идти голосовать, пока им не починят крышу, не пустят воду и т. п.
Цену голоса многие объявляют открыто, не стесняясь и невзирая на закон: 50, 100, 200, 500 руб. Заявляемая цена зависит не столько от самоуважения, сколько от оценки реальных возможностей властной должности. Соответственно, чем меньше доход, тем меньше просят. И чем выше оценивается рентная возможность, тем в большую сумму оценивается акт волеизъявления. Другими словами, предполагается, что кандидат, став депутатом или мэром, украдет определенную сумму, которой заранее пропорционально должен поделиться с избирателями[4].
В связи с тем что население достаточно активно продает свои голоса за наличные деньги, на основе анализа практики последних избирательных кампаний можно выделить несколько технологий передачи денежных знаков избирателям.
Первая технология — прямой подкуп — является самой простой и самой банальной, предполагающей непосредственное вручение небольшой суммы денег (100—200 руб.) избирателям в обмен на обещание проголосовать досрочно или в день выборов за «нужного» кандидата.
Казалось бы, противодействовать ей просто. Как отмечает в своей работе Л. Вишневский, «все, что для предотвращения подобных явлений нужно, чтобы правоохранительные органы стояли во время выборов не с закрытыми глазами, как они стоят обычно. Взять с поличным очень просто — но делать этого не хотят»[5]. Однако на деле не все так просто. Как отмечается Верховным судом РФ, сами по себе факты подкупа избирателей при отсутствии доказательств того, что он осуществлялся кандидатом в депутаты, не являются основанием для отмены регистрации кандидата или  признания выборов недействительными[6].
К примеру, в практике избирательных кампаний достаточно часто возникает следующая ситуация:
1. Имеется достаточно свидетелей, которые дают показания, что им предлагались денежные средства в обмен на обещание проголосовать досрочно или в день выборов за «нужного» кандидата.
2. Однако денежные средства предлагаются не самим кандидатом или его доверенным лицом, а агитаторами, с которыми, как правило, не заключается никаких договоров; деньги выдаются не из избирательного фонда и без заполнения ведомостей. В связи с этим при возникновении судебных споров суду не может быть представлено данных о конкретных лицах, осуществлявших подкуп, не могут быть представлены и доказательства, что это делалось по поручению названного круга лиц[7].
3. Следовательно, судебные органы не могут признать представленные доказательства в качестве прямых, так как кандидаты, естественно, отрицают свою причастность к людям, пытавшимся подкупить избирателей. Кроме того, учитывая примеры судебной практики, подобные доказательства легко опровергнуть тезисом о том, что это действия конкурентов или инициатива самих агитаторов. Изучение правоприменительной практики судебных органов показывает, что нельзя исключить фактов, что таким образом может вестись противоборство кандидатов-конкурентов, чтобы создать видимость нарушения избирательного закона в части проведения агитационной работы отдельными кандидатами[8].
4. Добыть прямые доказательства подкупа со стороны кандидата или его доверенных лиц можно лишь путем проведения скрытых аудио- и видеозаписей в штабе кандидата, что правоохранительным органам не допускается производить в соответствии с законодательством, так как санкция, предусмотренная ч. 2 ст. 141 УК РФ, является недостаточной для проведения подобного рода оперативно-розыскных мероприятий.
Второй технологией непосредственного подкупа избирателей, более проработанной с точки зрения достижения желаемого результата, является «вертушка».
Схематично содержание данной технологии состоит  из следующих элементов:
1. В непосредственной близости от избирательного участка размещается квартира, машина или иной пункт по сбору избирательных бюллетеней.
2. Заинтересованные лица предлагают избирателю зайти на участок, получить бюллетень, но в урну не опускать, а принести им в обмен на денежную сумму.
3. Затем принесенный бюллетень заполняется нужным образом и передается следующему избирателю. Он опускает его в урну, а незаполненный выносит с участка и отдает его заинтересованным лицам.
Подобная процедура может длиться до тех пор, пока есть желающие продать свой голос. Противодействовать приведенной технологии, казалось бы, достаточно просто, если у правоохранительных органов есть желание заниматься подобными правонарушениями. Однако, как показывает практика проведения муниципальных избирательных кампаний, несмотря на достаточно широкое распространение подобной технологии, привлеченных к уголовной ответственности лиц почти нет, так как правоохранительные органы не в состоянии контролировать всю территорию множества образуемых избирательных участков.
Третью, более грамотную с правовой точки зрения, технологию подкупа избирателей, связанную с непосредственной передачей наличных денежных средств избирателям, можно обозначить как «договор». Суть ее состоит в массовом заключении возмездных договоров с избирателями. Число подобных договоров может достигать нескольких тысяч в зависимости от финансовых возможностей кандидата.
Указанные договоры предполагают законодательно допускаемую 100%-ю предоплату в сумме от 100 до 500 руб. В зависимости от содержания договоры можно подразделить на два вида. Первый вид предусматривает выполнение избирателями, нанятыми в качестве агитаторов, достаточно условной работы в предвыборный период: вывешивание листовок в своей квартире, проведение агитации в пределах своей семьи и знакомых, посещение встреч кандидата и др.
Второй вид указанных договоров предусматривает выполнение кандидатом (если он станет депутатом) определенных работ или услуг избирателям: установка железных дверей в подъездах, освещение улиц, асфальтирование дворов и др.
Можно привести немало иных условий, которые содержатся в подобного рода договорах. Однако это не столь важно, так как большинство этих договоров являются фиктивными и заключаются для прикрытия основной сделки. Реальное содержание этой сделки заключается в том, что избирателю выплачивается денежная сумма, а он должен прийти и проголосовать за «своего» кандидата.
Косвенно об этом свидетельствуют указываемые на бланках тиражи — 1000, 2000 экземпляров, что подтверждает масштабный характер осуществлявшегося подкупа избирателей, так как сам по себе факт заключения подобных соглашений не исключает возможности выплаты денежных средств этим лицам при условии голосования на выборах за «нужного» кандидата и не свидетельствует о выполнении ими какой бы то ни было организационной или агитационной работы.
К сожалению, правоохранительным органам очень сложно реально противодействовать подобной технологии подкупа избирателей, так как доказать факт фиктивности таких сделок не представляется возможным. Заключение указанных соглашений, договоров и оплата агитационной работы предусмотрены действующим законодательством и в период предвыборной кампании кандидатом в депутаты не запрещены.
Соглашения с гражданами на ведение агитационной работы, в соответствии с которыми последние принимают на себя обязательства ведения агитации за определенного кандидата (например, вывесить на видном месте в квартире (доме) агитационную листовку), получая за эту работу по 50 руб., соответствуют действующему избирательному законодательству.
Для суда важно, чтобы при этом агитаторы были проинструктированы о правилах ведения агитационной работы, недопустимости предлагать деньги за обещание проголосовать, что должно быть подтверждено свидетельскими показаниями. Кроме того, все денежные средства, израсходованные на оплату подобных соглашений и договоров, должны поступать из средств избирательного фонда кандидата, и это должно находить отражение в представленном кандидатом финансовом отчете[9].
Исходя из анализа результатов муниципальных выборов во многих регионах России, можно сделать вывод о том, что использование подобных предвыборных избирательных технологий превращает выборы в «спектакль»,  где побеждает, как правило, не тот кандидат, который имеет соответствующую подготовку и желает работать, а тот, кто может выделить больше денег на подкуп избирателей.
Это порождает ситуацию, когда к власти в муниципальных образованиях приходят совершенно неподготовленные люди, что, впрочем, не является новым явлением. В связи с этим можно привести мнение Герберта Спенсера, который отмечал, что «из всех чудовищных заблуждений людей самое чудовищное заключается в том, что для того, чтобы овладеть каким-нибудь несложным ремеслом, например ремеслом сапожника, необходимо долго учиться, а единственное дело, которое не требует никакой подготовки, — это искусство создавать законы для целого народа»[10]
Очевидно, что с подобной ситуацией нужно бороться и на законодательном, и на правоприменительном уровне. В связи этим, считаем, стоит рассмотреть следующие предложения по совершенствованию законодательства о муниципальных выборах, направленные на исключение подкупа как средства агитации в муниципальных избирательных кампаниях.
Во-первых, есть смысл внести изменения в уголовное и уголовно-процессуальное законодательство, ужесточающие ответственность за подкуп избирателей и дающие возможность правоохранительным органам проводить оперативно-розыскные мероприятия в виде скрытых аудио- и видеозаписей в штабах кандидатов, в отношении которых имеются данные о проведении ими подкупа избирателей.
Во-вторых, необходимо внести изменения в законодательство о местных выборах, жестко ограничивающие число возмездных  договоров на выполнение предвыборной организационной и агитационной  работы, которые могут быть заключены с избирателями, участвующими в процессе предвыборной агитации.
В-третьих, целесообразно закрепить в избирательном законодательстве Российской Федерации пропорциональную систему муниципальных выборов, что, по нашему мнению, создаст объективно серьезные препятствия для подкупа избирателей, так как подкуп населения всего муниципального образования является более сложным, как с точки зрения объема финансовых средств, так и с точки зрения конспирации указанных противозаконных действий.
 
Библиография
1 См.: Румпель А.Х. Принципы избирательного права как критерий демократичности избирательных систем: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1993. С. 6—7.
2 См.: Киселев К. Выборы и символическая политика в Российской Федерации // Муниципальная служба. 2005. № 3. С. 48.
3 К примеру, подобная технология подкупа избирателей очень активно использовалась при выборах депутатов Собрания депутатов Миасского городского округа в декабре 2005 года // www.news.miass.ru
4 См.: Киселев К. Указ. ст. С. 50.
5 Вишневский Л. Пять технологий подкупа избирателей // www.democracu.ru/library/pratice/media
6 См.: Определение ВС РФ от 23.04.2002 по делу № 33-Г02-6 // www.kodeks.net
7 Похожая ситуация стала предметом рассмотрения Судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда РФ при рассмотрении дела и вынесении Определения ВС РФ от 11.02.2004 по делу № 79-Г03-7 // www.kodeks.net
8 С подобной ситуацией столкнулась Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда РФ при рассмотрении дела и вынесении Определения ВС РФ от 23.04.2002 по делу № 33-Г02-6// www.kodeks.net
9 См. Определение ВС РФ от 07.07.2004 по делу № 16-Г04-12 // www.kodeks.net
10 Спенсер Г. Грех законодателей // Социологические исследования. 1992. № 2. С. 136.