УДК 342.534 

Страницы в журнале: 21-25

 

О.Г. ЮТОВЕЦ,

аспирант кафедры конституционного права России и зарубежных стран юридического факультета Воронежского государственного университета oxana.yutovets@yandex.ru

 

C помощью системных исследований определяется место депутата в сложной структуре демократического правового социального государства, устанавливаются связи и механизмы его взаимодействия с другими элементами института представительных органов власти и иных институтов, составляющих структуру демократического правового социального государства.

Ключевые слова: депутат, государство, демократический, правовой, социальный, институт, система, элемент, компонент, структура, взаимодействие, результат.

 

Deputy in the system of democratic legal social state

 

Yutovets O.

 

Through the systems researches the deputy’s role in the complex structure of social democratic legal state is determined, besides the connections and the mechanisms of its interaction with another elements of the institution of the representative body and another institutions that structure are established.

Keywords: deputy, state, democratic, legal, social, institute, system, element, component, structure, interaction, result.

 

С  принятием 12 декабря 1993 г. Конституции РФ Россия, отказавшись от социалистического типа развития, вступила на путь построения сильного, эффективного и конкурентоспособного демократического правового социального государства[1]. Это сложный и многогранный процесс, предполагающий прежде всего создание правового поля для успешного функционирования такого государства. Ключевой фигурой в решении столь сложной задачи выступает депутат как Государственной Думы Федерального Собрания РФ, так и законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации[2].

В то же время наблюдаемые деструктивные процессы между депутатами представительных органов различных уровней власти, другими институтами, составляющими сложную структуру демократического правового социального государства, по меньшей мере абстрагируют от достижения желаемого результата. Это актуализирует проблему сбалансированного взаимодействия депутатов различных уровней между собой и с другими элементами институтов строящегося нашим обществом государства, направленного на создание соответствующего правового пространства. В связи с этим создается необходимость решения двух взаимосвязанных задач: во-первых, определить место депутата в сложной структуре демократического правового социального государства; во-вторых, установить связи и механизмы взаимодействия депутата с другими элементами института представительных органов власти и иных институтов, составляющих структуру демократического правового социального государства.

Характер поставленных задач дает нам методологический ориентир их решения — системный подход, наиболее характерной чертой которого, по выражению П.К. Анохина, «является то, что в исследовательской работе не может быть аналитического изучения какого-то частичного объекта без точной идентификации этого частного в большой системе»[3].

С одной стороны, как отмечает Д.А. Керимов, системный подход к познанию явлений и процессов имеет «исключительно важное теоретическое значение», поскольку позволяет вскрыть внутреннее единство той или иной изучаемой сложной структуры, «органическую взаимосвязь и гармоническое взаимодействие частей», ее составляющих[4].

С другой стороны, обращаясь к системному подходу как эффективному инструменту в исследовательской работе, мы сталкиваемся с некоторыми методологическими сложностями, природа которых заложена в формировании так называемой концепции общей теории систем. Дело в том, что впервые сформулированное Л. Берталанфи понятие системы как комплекса элементов, находящихся во взаимодействии[5], подверглось резкой критике. Так, например, по мнению П.К. Анохина, поскольку «общая теория систем», сформулированная Л. Берталанфи, «не вскрыла того фактора, который из множества компонентов с беспорядочным взаимодействием организует “упорядоченное множество” — систему», примененный к ней «термин общая...  не имеет достаточного логического обоснования. Именно это чрезвычайно ограничивает ее конструктивное использование в научно-исследовательском процессе»[6]. И далее автор приходит «к очень важному выводу: взаимодействие, взятое в его общем виде, не может сформировать системы из “множества компонентов”»[7]. В связи с этим А.И. Уемов укажет, что «теория Берталанфи, ориентирующаяся на его определение, не является общей теорий систем. В лучшем случае это — общая теория взаимодействий»[8].

Тем не менее, именно дефиниция Л. Берталанфи легла в основу классического понимания системы. Например, в философском словаре под системой понимается «совокупность элементов, находящихся в отношениях и связях между собой и образующих определенную целостность, единство»[9]; в философии права система — это объективное объединение «по содержательным признакам определенных правовых частей в структурно упорядоченное целостное единство, обладающее относительной самостоятельностью, устойчивостью и автономностью функционирования»[10].

Преимущественно на это понятие системы опираются и исследователи системы представительных органов разных уровней власти, допуская при этом ту же методологическую ошибку, что и Л. Берталанфи и его последователи. Так, «для представительных органов разных уровней власти в современной Российской Федерации, — утверждает А.Т. Карасев, — характерно в целом системное единство. Оно определяется рядом факторов. Во-первых, единым источником власти, в качестве которого выступает многонациональный народ страны.

Во-вторых, единой конституционно-законодательной основой деятельности разных представительных органов власти (в законодательной части ее еще предстоит сформировать).

В-третьих, едиными целями, принципами формирования и деятельности представительных органов. В-четвертых, наличием у них единых функций (представительской, правотворческой, контрольной и финансовой). В-пятых, в основном одинаковыми формами их деятельности»[11].

Таким образом, А.Т. Карасев, опираясь, по всей видимости, на понятие системы, сформулированное в трудах по философии права, пытается объединить элементы системы представительных органов разных уровней власти посредством их содержательных единых признаков. В таком случае мы получаем не систему, а комплекс элементов представительных органов различных уровней власти, если, конечно, понимать под комплексом (от лат. complexus — связь, сочетание) совокупность предметов, составляющих единое целое[12]. При этом система представительных органов разных уровней власти — несколько иное понятие. Она будет образована, точнее, сформулирована, лишь тогда, когда в своих предметных исследованиях мы будем опираться на такое базовое понятие системы, в котором присутствует фактор, радикально ограничивающий степени свободы ее элементов.

Такой фактор был выявлен П.К. Анохиным. По его словам, только фокусированный полезный результат «является неотъемлемым и решающим компонентом системы, инструментом, создающим упорядоченное взаимодействие между всеми другими ее компонентами»[13]. Во-первых, фокусированный полезный результат представляет собой в такой системе ее органическую часть, оказывающую решающее воздействие как на ход ее формирования, так и на все ее последующие реорганизации. Во-вторых, наличие фокусированного полезного результата приводит к недостаточности понятия «взаимодействие» при оценке отношений элементов (компонентов) системы между собой. Именно результат отбирает все адекватные для данного момента степени свободы элементов (компонентов) системы и фокусирует их усилие на себе. В-третьих, в случае, если деятельность системы заканчивается полезным в каком-то отношении результатом, то «взаимодействие» ее элементов (компонентов) всегда будет протекать по типу их взаимосодействия, направленного на получение фокусированного полезного результата. В-четвертых, взаимосодействие элементов (компонентов) системы достигается тем, что каждый из них под влиянием афферентного синтеза или обратной афферентации освобождается от избыточных степеней свободы и объединяется с другими элементами (компонентами) только на основе тех степеней свободы, которые вместе содействуют получению фокусированного полезного результата. И последнее, поскольку в концепции П.К. Анохина результат оказывает центральное организующее влияние на все этапы формирования системы и является, несомненно, функциональным феноменом, свой подход он назвал методом функциональной системы. Функциональную систему П.К. Анохин формулирует как «только такой комплекс избирательно вовлеченных компонентов, у которых взаимодействие и взаимоотношения принимают характер взаимосодействия компонентов на получение фокусированного полезного результата»[14].

Поскольку концепция П.К. Анохина сформулирована в пределах общей теории систем, допустим проектирование ее основных положений на наши предметные исследования. Прежде всего, сформулируем понятие системы представительных органов разных уровней власти. Для этого необходимо, во-первых, выделить элементы (компоненты) данной системы, во-вторых, сформулировать фокусированный полезный результат.

А.Т. Карасев, например, исходя из понятия представительной власти как вида «публичной власти (государственной, муниципальной), осуществляемой выборными органами, коллегиальными по составу и порядку выработки и принятия решений, призванными представлять граждан (народ, население) соответствующих политико-территориальных образований при осуществлении всех своих властных полномочий», считает, что только обладающие этими «свойствами органы публичной власти могут характеризоваться как представительные органы». Однако, на его взгляд, «включение в состав представительных органов единоличных выборных органов… неосновательно». Таким образом, к представительным органам А.Т. Карасев относит: Федеральное собрание РФ, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации, представительные органы муниципальных образований[15].

Соглашаясь с этим мнением, в качестве элементов (компонентов) исследуемой системы мы выделим Федеральное собрание Российской Федерации, законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации и представительные органы муниципальных образований. Что касается фокусированного полезного результата, на данном этапе построения демократического правового государства он очевиден — создание правового поля для успешного функционирования такого государства. Соответственно, систему представительных органов разных уровней власти мы можем представить как комплекс системообразующих элементов — Федерального собрания РФ, законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов Российской Федерации и представительных органов муниципальных образований, — взаимодействие и взаимоотношения которых принимают характер взаимосодействия, направленного на создание правового поля для успешного функционирования демократического правового социального государства.

В такой системе конкретным механизмом взаимодействия депутатов различных уровней представительных органов выступает их освобождение от излишних степеней свободы, т. е. не являющихся необходимыми для достижения определенного результата — создания правового поля для успешного функционирования демократического правового социального государства, — и наоборот, сохранение тех степеней свободы, которые способствуют достижению данного результата.

Однако система представительных органов разных уровней власти является лишь подсистемой (субсистемой) большой системы демократического правового социального государства, наряду с другими подсистемами (субсистемами). Например, Ф.А. Вестов рассматривает систему демократического правового социального государства как «комплекс избирательно вовлеченных институтов, составляющих правовое государство…»[16]. Поэтому на данном этапе исследования нужно установить связи и механизмы взаимодействия подсистемы представительных органов различных уровней власти (компонента) с другими подсистемами (компонентами) большой системы, или суперсистемы, демократического правового социального государства. Весьма важным является то, какие механизмы соединят данные подсистемы (компоненты), имеющие различия в архитектуре, а в иных случаях и сформулированном полезном результате, в единый организм — суперсистему демократического правового социального государства.

В соответствии с концепцией П.К. Анохина, эта проблема решается следующим образом. «Все функциональные системы, — пишет он, — независимо от уровня своей организации и от количества составляющих их компонентов имеют принципиально одну и ту же функциональную архитектуру, в которой результат является доминирующим фактором, стабилизирующим организацию систем. <…> ...именно полезный результат системы, какой бы малой она ни была, представляет тот реальный вклад, который она может сделать при образовании суперсистемы, или “большой системы”. Отсюда следует, что при образовании иерархии систем всякий более низкий уровень систем должен как-то организовать контакт результатов, что и может составить следующий, более высокий уровень систем и т. д. <…> Естественно, что в этом случае “иерархия систем” превращается в иерархию результатов каждой из субсистем предыдущего уровня»[17].

Подводя итог, сформулируем некоторые выводы, отражающие наше мнение по проблеме сбалансированного взаимодействия депутатов представительных органов различных уровней власти между собой и с другими элементами институтов демократического правового социального государства.

Во-первых, наиболее оптимальным вариантом решения данной проблемы является метод функциональной системы.

Во-вторых, в соответствии с методом функциональной системы депутат является структурным элементом системы представительных органов разных уровней власти, входящей, в свою очередь, в качестве подсистемы (субсистемы) в большую систему демократического правового социального государства.

В-третьих, конкретным механизмом взаимодействия депутатов различных уровней, как между собой в системе представительных органов разных уровней власти, так и с элементами других систем, входящих в качестве подсистем (субсистем) в структуру большой системы, или суперсистемы, демократического правового социального государства, выступает освобождение их от излишних степеней свободы, т. е. не являющихся необходимыми для получения фокусированного полезного результата, под которым нами понимается создание правового поля для успешного функционирования демократического правового социального государства, и наоборот, сохранение всех тех степеней свободы, которые способствуют получению данного результата.

 

Библиография

1 См.: Осейчук В.И. Конституционные основы строительства демократического правового социального государства в России: моногр. — Тюмень, 2006. С. 18.

2 См., например: Федеральный закон от 08.05.1994 № 3-ФЗ «О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» // СЗ РФ. 1994. № 2. Ст. 74; Закон Воронежской области от 07.12.2006 № 102-ОЗ «О статусе депутата Воронежской областной думы» // Молодой коммунар. 2006. 16 дек. № 140.

3 Анохин П.К. Очерки по физиологии функциональных систем. — М., 1975. С. 19.

4 Керимов Д.А. Философские проблемы права. — М., 1972. С. 274.

5 Bertalanffy L. Problems of life. — N.Y., 1960. P. 148.

6 Анохин П.К. Указ. соч. С. 25.

7 Там же. С. 39.

8 Уемов А.И. Л. фон Берталанфи и параметрическая общая теория систем // Системный подход в современной науке. — М.,  2004. С. 39.

9 См.: Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. 6-е изд., перераб. и доп. — М., 1991. С. 408.

10 См.: Керимов Д.А. Указ. соч. С. 278.

11 Карасев А.Т. Депутат в системе представительной власти (конституционно-правовое исследование): автореф. дис. … д-ра юрид. наук. — Екатеринбург, 2009. С. 11—12.

12 См.: Советский энциклопедический словарь / гл. ред. А.М. Прохоров. 2-е изд. — М., 1982. С. 613.

13 Анохин П.К. Указ. соч. С. 34—35.

14 Анохин П.К. Указ. соч. С. 37—38.

15 См.: Карасев А.Т. Указ. соч. С. 11.

16 Вестов Ф.А. Системный подход к построению правового государства в России // Известия Саратовского университета. Новая серия. Сер.: Экономика. Управление. Право. 2012. Т. 12. Вып. 2. С. 103.

 

17 Анохин П.К. Указ. соч. С. 42—43.