УДК 341.231.14 

Страницы в журнале: 116-119

 

А.А. БОРОДАЕНКО,

зам. начальника отдела координации и анализа деятельности в учетно-регистрационной сфере Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии по Краснодарскому краю

 

Рассматривается нормотворческая деятельность Международной комиссии гражданского состояния по актуальной проблеме обеспечения прав внебрачных детей. Особое внимание уделяется таким аспектам, как расширение компетенции органов, полномочных получать признания внебрачных детей; установление материнства внебрачных детей; добровольное признание детей, рожденных вне брака, и др.

Ключевые слова: конвенция, ребенок, права ребенка, внебрачные дети, материнство.

 

На современном этапе развития цивилизации проблема прав и свобод человека и гражданина занимает одно из центральных мест в международных отношениях. Принцип уважения и поощрения прав и свобод человека и гражданина представляет собой основу международного права. В Уставе ООН в качестве одной из главных целей деятельности этой организации закреплено осуществление международного сотрудничества в поощрении и развитии уважения к правам человека и основным свободам для всех, без различия расы, пола, языка и религии. Международные правовые акты регионального характера, посвященные защите и поощрению прав человека, к критериям недискриминации дополнительно относят возраст человека[1].

Во многих международных договорах государства признают, что уважение прав и свобод человека является ключевым фактором мира, справедливости и благополучия, необходимых для обеспечения развития международного права и сотрудничества между всеми государствами. Права человека универсальны, неделимы, взаимозависимы и взаимосвязаны. Международное сообщество должно относиться к правам человека глобально, на справедливой и равной основе, с одинаковым подходом и вниманием. Права ребенка являются неотъемлемой, составной и неделимой частью всеобщих прав человека. Ребенок обладает теми же правами, что и взрослый. Однако вследствие своего неполного физического и умственного развития он должен быть обеспечен особыми правами[2].

Мы всецело солидарны с точкой зрения К. Никонова, согласно которой ребенок составляет особую категорию в понятии «человечество». В современном мире жизнь ребенка с момента появления его на свет подвергается множеству опасностей. Государства все большее внимание уделяют мерам по обеспечению защиты прав ребенка в соответствии с заключаемыми на международном уровне универсальными, региональными и двусторонними договорами. Российская Федерация не является исключением. В последнее время стали актуальными обсуждение и поиск решения проблем, связанных с обеспечением прав ребенка[3].

В этой связи К. Никонов пишет, что в целях привлечения всеобщего внимания к данной сфере правового регулирования в 2008 году в России проводился Год семьи, а 2009 год был объявлен Годом молодежи. В законодательство Российской Федерации, регулирующее правовое положение ребенка, в последнее время вносились значимые изменения, в том числе касающиеся предоставления гарантий обеспечения определенных прав ребенка в зависимости от его возраста. В 2009 году была учреждена должность Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребенка. Однако вопросы эффективности предоставляемых детям защиты и гарантий их прав остаются актуальными[4].

В контексте изложенного ранее представляется особенно актуальной проблема, непосредственно связанная с участием в процессе обеспечения, регулирования и защиты прав ребенка межгосударственных (межправительственных) организаций, которые стали постоянным и чрезвычайно важным явлением международной жизни. В первую очередь это связано с объективными условиями, сложившимися на международной арене. В настоящее время международные организации стали более адекватно отражать реальность современного мира; возросла их роль как инструмента в борьбе за укрепление мира и международного правопорядка; больше внимания уделяется решению глобальных проблем, в том числе по обеспечению прав и основных свобод человека. Возникновение межгосударственных организаций и их последующее функционирование расширяют сферу применения международного права, которое обогащается дополнительными правовыми нормами в результате нормотворческой деятельности межгосударственных организаций[5].

Предметом нашего исследования является нормотворческая деятельность Международной комиссии гражданского состояния в сфере обеспечения прав внебрачных детей.

Международная комиссия гражданского состояния была учреждена в Амстердаме в сентябре 1948 года. Она имеет статус межправительственной международной организации, и в ее состав входят 15 государств-членов. Основателями Международной комиссии гражданского состояния являются Бельгия, Люксембург, Нидерланды, Франция, Швейцария (это подтверждается обменом письмами в декабре 1949 года и подписанием Протокола 25 сентября 1950 г. в Берне); в нее также входят Турция (с 1953 г.), ФРГ (1956); Италия, (1958), Греция (1959), Португалия (1973), Испания (1974), Великобритания (1996), Польша (1998), Венгрия и Хорватия (с 1999 г.). Австрия, являющаяся членом организации с 1961 года, в октябре 2007 года выразила желание выйти из состава Международной комиссии гражданского состояния. В соответствии с Уставом организации решение вступило в силу  8 апреля 2008 г. В дальнейшем шесть стран, в том числе и Российская Федерация, получили статус наблюдателя (Ватикан, Кипр, Литва, Словения, Швеция).

Международная комиссия гражданского состояния является организацией, главная цель деятельности которой — установление международного взаимодействия в области гражданского состояния путем разработки и принятия соответствующих конвенций и рекомендаций, направленных прежде всего на совершенствование законодательства, относящегося к статусу и правоспособности субъектов, семьи и гражданства, а также на оптимизацию работы служб гражданского состояния в странах-участницах.

Конвенции и рекомендации, как правило, открыты для присоединения всех стран, входящих в Совет Европы. Аутентичные тексты конвенций существуют исключительно на французском языке, который является официальным языком Международной комиссии гражданского состояния. Безусловно, это обстоятельство в определенной мере ограничивает расширение круга государств-участников. Депозитарием конвенций (независимо от места их подписания и состава участников) выступает Федеральный совет Швейцарии — Правительство Швейцарской Конфедерации.

Известно, что одним из методов, применяемых межгосударственными организациями при решении возникающих перед ними задач, является нормотворчество. Важно отметить, что роль нормотворчества межгосударственных организаций в общем процессе международного нормотворчества постоянно повышается[6].

В нормотворчестве Международной комиссии гражданского состояния (находящем свое выражение главным образом в разработке и принятии конвенций и рекомендаций) по проблеме обеспечения прав внебрачных детей особое внимание уделяется таким аспектам, как: расширение компетенции органов, полномочных получать признания внебрачных детей; установление материнства внебрачных детей; добровольное признание детей, рожденных вне брака, и др.

Указанные темы нашли свое отражение в следующих конвенциях, выработанных и принятых в рамках Международной комиссии гражданского состояния: «О расширении компетенции органов, полномочных получать признания внебрачных детей» 1961 года (далее — Конвенция 1961 года), «Об установлении материнства внебрачных детей» 1962 года (далее — Конвенция 1962 года), «Об узаконении браком» 1970 года (далее — Конвенция 1970 года), «О добровольном признании детей, рожденных вне брака» 1980 года (далее — Конвенция 1980 года).

Первой конвенцией Международной комиссии гражданского состояния, имеющей прямое отношение к рассматриваемой проблеме, явилась Конвенция 1961 года. Представляется, что принятие этого документа происходило под непосредственным влиянием тех идей, принципов и норм, которые были закреплены в Декларации прав ребенка 1959 года.

В  Преамбуле к Конвенции 1961 года говорится, что государства-участники преисполнены желания «позволить гражданам своих соответствующих государств подписывать признания внебрачных детей на территории других Договаривающихся государств так же, как они могли бы это сделать на территории своего собственного государства, и тем самым облегчить подобные признания».

Исходя из смысла ст. 1 Конвенции 1961 года, очевидно, что она направлена на регулирование порядка признания внебрачных детей на территории государств-участников со стороны отцов.

Статья 1 гласит: «В значении настоящей Конвенции акт, при помощи которого лицо заявляет о себе в качестве отца внебрачного ребенка, обозначается термином “признание с родством” или термином “признание без родства” — в зависимости от того, ставит данное заявление целью или нет установить юридическую связь родства между тем, кто его подписывает, и внебрачным ребенком, который является его объектом».

Следует особо отметить, что согласно ст. 2 Конвенции 1961 года на территории государств-участников, чье законодательство предусматривает исключительно признание без родства, гражданам других государств-участников, законодательство которых предусматривает признание с родством, разрешается подписывать признание с родством. А по смыслу ст. 3 на территории государств-участников, чье законодательство предусматривает исключительно признание с родством, гражданам других государств-участников, законодательство которых предусматривает признание без родства, разрешается подписывать признание без родства. Необходимо подчеркнуть, что предусмотренные в статьях 2 и 3 заявления получает должностное лицо, ведающее актами гражданского состояния, или любой другой компетентный орган в нотариальной форме, определяемой местным законом; в данных заявлениях всегда должно быть указано гражданство, на которое опирается заявитель. Заявления имеют такую же силу, как если бы они были подписаны перед компетентным органом страны заявителя (ст. 4). Кроме того, заверенные копии или выписки из актов, содержащих предусмотренные в статьях 2 и 3 заявления и скрепленные подписью и печатью органа, который их выдал, освобождаются от легализации на территории государств-участников (ст. 5).

12 сентября 1962 г. в Брюсселе была подписана Конвенция 1962 года, которая призвана гармонизировать правила, касающиеся установления материнства внебрачных детей, а также устранить явный пробел в деле обеспечения прав внебрачных детей, поскольку Конвенция 1961 года содержит в себе нормы, регламентирующие порядок признания внебрачных детей лишь со стороны отцов.

В соответствии со ст. 1 Конвенции 1962 года если лицо указано в свидетельстве о рождении внебрачного ребенка в качестве матери последнего, материнство является установленным при помощи такого указания. Данная родственная связь, однако, может быть оспорена.

Если же мать не указана в свидетельстве о рождении, то она имеет право сделать заявление о признании перед компетентным органом каждого из государств-участников (ст. 2). Но если мать указана в свидетельстве о рождении и предъявляет доказательства того, что заявление о признании все же является необходимым в целях удовлетворить требованиям закона какого-либо государства-участника, то она вправе сделать подобное заявление перед компетентным органом каждого из государств-участников (ст. 3).

В целях принятия единообразных правил, которые должны эффективно содействовать признанию (узаконению) внебрачных детей, а также признанию и обнародованию узаконений, состоявшихся за рубежом, государства—члены Международной комиссии гражданского состояния подписали 10 сентября в Риме Конвенцию 1970 года.

В Конвенции 1970 года закрепляется положение о том, что если согласно внутреннему праву национального закона[7] отца или матери брак между ними влечет за собой узаконение внебрачного ребенка, то такое узаконение является действительным во всех государствах-участниках. Данное правило применяется как к узаконениям, вытекающим из одного лишь заключения брака, так и к узаконениям, констатированным впоследствии судебным решением (ст. 1 Конвенции 1970 года).

На момент подписания, ратификации, принятия, утверждения или присоединения к Конвенции 1970 года каждое государство-участник может оставлять за собой право не считать узаконение действительным: 1) если установлено, что ребенок не рожден от тех, кто его узаконил; 2) если закон не признает действительность брака, заключенного на его территории; 3) если закон не признает действительность брака его гражданина; 4) если ребенок, рожденный от одного из его граждан, является в отношении последнего результатом прелюбодеяния.

Данное право не сможет осуществляться в случае, если внутренний закон этого государства не запретил бы подобное узаконение (ст. 2).

Таким образом, положения Конвенции 1970 года хотя и направлены на принятие единообразных правил, призванных оказать содействие в сфере признания (узаконения) внебрачных детей, а также признания и обнародования узаконений, состоявшихся за рубежом, все же содержат в себе нормы, позволяющие (в определенных ситуациях) каждому государству-участнику оставить за собой право не считать такое узаконение (признание) действительным.

Что касается Конвенции 1980 года, то следует отметить, что она (аналогично Конвенции 1970 года) также содержит в себе нормы, предоставляющие реальную возможность (на момент подписания, ратификации, принятия, утверждения или присоединения) каждому государству-участнику оставить за собой право не считать такое признание (узаконение) внебрачного ребенка действительным.

В связи с этим необходимо отметить, что в дополнение к нормам ограничительного характера, закрепленным в ст. 2 Конвенции 1970 года, Конвенция 1980 года в ст. 4 содержит ряд условий, при которых каждое государство-участник вправе не признать узаконение внебрачного ребенка действительным: если признание раскрывает кровосмесительный характер родства (факт инцеста), а заявитель или ребенок является гражданином данного государства; если признание было сделано без согласия ребенка или его законного представителя, а ребенок является гражданином государства-участника; если признание было сделано без согласия матери, а она и ее ребенок являются гражданами государства-участника; если признание не было сделано в письменной форме.

Таким образом, эволюционное развитие норм, содержащихся в конвенциях Международной комиссии гражданского состояния, регулирующих взаимоотношения государств-участников в сфере признания внебрачных детей (и сам порядок такого признания), наглядно свидетельствует о том, что такое развитие постоянно испытывало на себе не только воздействие  идей, принципов и норм, зафиксированных в международных правовых документах универсального характера (например, в Декларации прав ребенка 1959 года), но и влияние международной практики, главным образом в области гражданского состояния.

В заключение необходимо подчеркнуть, что нормотворческая деятельность Международной комиссии гражданского состояния, направленная на позитивное решение важной проблемы обеспечения прав внебрачных детей, органично дополняет и развивает более общую тематику, а именно широкий спектр вопросов, связанных с обеспечением, регулированием и защитой прав и основных свобод человека. Данное обстоятельство, с нашей точки зрения, придает особую актуальность комплексному изучению деятельности Международной комиссии гражданского состояния.

 

Библиография

1 См.: Никонов К. Современные теоретические аспекты международно-правовой защиты прав ребенка: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2010. С. 3.

2 См.: Жавзандолгор Б. Международно-правовая защита прав детей (международно-правовые аспекты): Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — М., 2004. С. 3.

3 См.: Никонов К. Указ. раб. С. 3.

4 См.: Никонов К. Указ. раб. С. 3—4.

5 См.: Мартиросьянц Р.Э. Правила процедуры как выражение собственной юридической воли межгосударственных организаций: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. — СПб., 2004. С. 3.

6 Там же. С. 4.

7 В соответствии с официальным комментарием к Конвенции 1970 года (так называемым «Разъяснительным докладом») использованное в ее тексте выражение «внутреннее право национального закона» относится к положениям национального законодательства каждого государства-участника, за исключением его норм международного частного права. Это позволяет избежать ситуации, когда закон одного из родителей (внутренние положения которого, например, допускают узаконение) отсылает к внутреннему закону другого родителя, который запрещает подобное узаконение.