А.В. КУРАКИН,

доцент Московского университета МВД России, кандидат юридических наук

 

На современном этапе развития перед международным сообществом встала необходимость в первоочередном порядке проводить согласованную политику, направленную на защиту от коррупции, включая принятие соответствующего национального и международного законодательства и превентивных мер в этой сфере. Коррупция — одна из наиболее обсуждаемых проблем. Во многих странах постоянно фиксируются факты, свидетельствующие об актуализации проблем борьбы с коррупцией, ведутся дискуссии о необходимости принятия государствами согласованных действий для предупреждения и пресечения этого негативного социального явления. Коррупция угрожает верховенству закона, правам и законным интересам физических и юридических лиц, подрывает основы государственного управления, ведет к искажению условий конкуренции и наносит серьезный урон моральным устоям общества.

Согласно исследованию, проведенному в 1997 году в Великобритании, в последние годы размер взяток, выплачиваемых в мире за год, составляет 80 млрд долл. При этом абсолютное большинство среди мировых взяткодателей составляют западные компании, действующие в развивающихся странах. Особенно высоки взятки при заключении контрактов на поставку вооружений[2]. По оценкам экспертов США, объем международного взяточничества в 1998 году составил 30 млрд долл[3]. По утверждению специалистов, международная коррупция наносит не только моральный, но и экономический ущерб мировому сообществу, так как значительно увеличивает стоимость проектов.

Способы получения взяток от иностранных компаний весьма разнообразны, из них часто выделяют протекционистские меры и завышенные комиссионные. Взятка становится формой сделки между иностранной компанией и госслужащими принимающей стороны. Коррупция госслужащих отражается на жизненном уровне граждан.

Следует сказать, что международное законодательство по борьбе с коррупцией разработано недостаточно. Правовых оснований для судебного преследования компаний или отдельных лиц, занимающихся взяточничеством за пределами национальных границ, до недавнего времени не предусматривалось ни в одной стране. В связи с этим международным сообществом в середине XX в. разрабатываются правовые нормы и организационные средства, направленные на предупреждение и пресечение коррупции. Одними из первых таких международных документов являются Декларация ООН от 16.12.66 г. «О борьбе с коррупцией и взяточничеством в международных коммерческих операциях», а также Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3514 (XXX) от 15.12.75 г., в которой осуждаются все виды коррупции, включая взяточничество, практикуемые транснациональными и другими корпорациями, их посредниками и причастными к этому сторонами в нарушении законов и правил принимающих сторон.

В 1989 году под эгидой ООН прошел международный семинар по проблемам коррупции в сфере государственного управления, результаты которого послужили серьезной предпосылкой для рассмотрения этого вопроса на VIII Конгрессе ООН. Предопределяя проект резолюции этому конгрессу, Экономический и Социальный Совет дал следующие рекомендации: «Поскольку коррупция среди государственных должностных лиц может свести на нет потенциальную эффективность всех видов правительственных программ, затруднить развитие и создать угрозу для отдельных лиц и групп людей, в высшей степени важно, чтобы все государства:

1) рассмотрели адекватность своего законодательства, включая процессуальные нормы, чтобы реагировать на все виды коррупции, и соответствующие санкции, которые обеспечат соответствующее содержание;

2) разработали административные механизмы и механизмы регулирования для предупреждения коррупции и злоупотребления властью, которые должны включать: разработку стратегий по борьбе с коррупцией в качестве особо приоритетных направлений планов экономического и социального развития, которые бы включали элементы по борьбе с коррупцией как неотъемлемую часть соответствующих программ; повышение общественной осведомленности о праве пользоваться государственными услугами и программами и обеспечение эффективных каналов для подачи жалоб; создание надлежащих внутренних процедур управления в правительственных учреждениях для борьбы с коррупцией; принятие мер в рамках правительственных учреждений для обеспечения отчетности, эффективных дисциплинарных мер и средств правовой защиты в отношении государственных служащих; при необходимости совершенствование банковских и финансовых правил и механизмов в целях предупреждения крупных переводов, полученных в результате коррупции;

3) установили процедуры выявления и расследования и осуждения коррумпированных должностных лиц;

4) разработали правовые положения для конфискации средств и имущества, приобретенных в результате коррупции, и применяли экономические санкции к предприятиям, причастным к коррупции»[4].

Проблема борьбы с коррупцией специально обсуждалась и на VIII Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями (Гавана, 1990). В резолюции «Коррупция в сфере государственного управления» конгресс одобрил подготовленное Секретариатом ООН руководство «Практические меры борьбы с коррупцией» и призвал обеспечить его широкое распространение.

Особую заинтересованность в международной борьбе с коррупцией проявил Совет Европы, подтверждением чему является принятие в ноябре 1996 года программы действий по борьбе с коррупцией. В рамках данной программы были подготовлены конвенции от 27.01.99 г. «Об уголовной ответственности за коррупцию» (ETS № 173) и от 04.11.99 г.

«О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» (ETS № 174). Особое место в их подготовке было уделено формулировкам понятия «коррупция», использованным в других документах, — таких, как Конвенция Европейского Союза от 26.05.97 г. «О борьбе против коррупции должностных лиц Европейского Сообщества и должностных лиц государств — членов Европейского Союза» и Конвенция Организации экономического сотрудничества и развития от 17.12.97 г. «О борьбе с подкупом должностных лиц иностранных государств при проведении международных деловых операций». В ходе подготовки упомянутых конвенций выяснилось, что на сегодняшний день в определении коррупции нет полной ясности и правовой точности, в связи с чем было признано целесообразным рассматривать в Конвенции «Об уголовной ответственности за коррупцию» понятие коррупции исходя из внутреннего законодательства государств-участников, а в Конвенции «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» дать ее определение только для целей этой Конвенции.

Конвенция «Об уголовной ответственности за коррупцию» была открыта для подписания 27 января 1999 г. По состоянию на апрель 2000 года ее подписали более 30 государств, в том числе и Российская Федерация.

Данная Конвенция обеспечивает на основе общих элементов различных правовых подходов криминализацию широкого круга деяний, включая составы активной и пассивной коррупции, объективная сторона которых совершена должностными лицами государств, иностранных государств, международных и национальных институтов, членами парламентов ассамблей, судьями; составы активного и пассивного взяточничества в сфере частного предпринимательства; торговлю влиянием; отмывание доходов, полученных от совершения актов коррупции, а также коррупцию в сфере аудита. Кроме того, она содержит другие нормы материального и процессуального права, касающиеся компетенции специализированных служб, ответственности юридических лиц, сотрудничества между ведомствами государств, защиты свидетелей.

Конвенция «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» была открыта для подписания 4 ноября 1999 г. Сторонами данной Конвенции могут быть как государства — члены Совета Европы, так и государства, не являющиеся его членами, но участвовавшие в разработке Конвенции. Ее подписали уже 14 государств, Российская Федерация готовится к подписанию.

Конвенция «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» содержит такое определение коррупции: коррупция означает просьбу, предложение, дачу или получение, прямо или косвенно, взятки или любого другого ненадлежащего преимущества, или обещания такового, которые искажают нормальное выполнение любой обязанности или поведение, требуемое от получателя взятки, ненадлежащего преимущества или обещания такового.

Согласно данной Конвенции каждая сторона предусматривает в своем внутреннем законодательстве следующее:

· нормы, закрепляющие право лиц, понесших ущерб в результате коррупции, подать иск с целью получения полного возмещения ущерба (такое возмещение может охватить материальный ущерб, упущенную финансовую выгоду и нематериальный вред);

· условия, которые должны быть выполнены для того, чтобы ущерб подлежал возмещению: ответчик совершил или не предпринял разумные шаги для предотвращения акта коррупции; истец понес ущерб; существует причинно-следственная связь между актом коррупции и нанесенным ущербом;

· надлежащие процедуры, позволяющие лицам, понесшим ущерб в результате акта коррупции, совершенного публичными должностными лицами в ходе осуществления ими своих функций, требовать возмещения ущерба от государства или, в случае, если сторона не является государством, — от соответствующих властей данной стороны; помимо этого, государства должны в своем внутреннем законодательстве предусматривать, что объем возмещения ущерба уменьшается или в его возмещении может быть отказано, если истец по собственной вине способствовал причинению ущерба или его усугублению;

· любой контракт или положение контракта, предусматривающие совершение акта коррупции, являются недействительными и не имеющими юридической силы.

Также каждая сторона в рамках своего внутреннего законодательства должна предусматривать защиту от любой неоправданной меры служащих, которые имеют серьезные основания подозревать о наличии коррупции и добросовестно сообщают о своем подозрении компетентным лицам и властям; необходимые меры для того, чтобы ежегодные отчеты компаний составлялись правильно и давали правдивое и честное представление о финансовом положении компании, а также устанавливать эффективные процедуры для получения доказательств в гражданском судопроизводстве, вытекающие из акта коррупции.

Конвенция «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию» предусматривает сотрудничество государств по вопросам, связанным с гражданским судопроизводством по делам о коррупции: предоставление документов, получение доказательств за рубежом, разграничение юрисдикции, признание и исполнение иностранных судебных решений и судебных расходов в соответствии с положениями международных договоров о международном сотрудничестве в гражданско-правовой и коммерческой сфере, участниками которых они являются, а также в соответствии с их внутренним законодательством.

Любое государство, которое подписало или присоединилось к Конвенции «О гражданско-правовой ответственности за коррупцию», к моменту вступления ее в силу автоматически становится членом Группы государств против коррупции и осуществляет контроль за исполнением данной Конвенции, руководящих принципов борьбы с коррупцией и других соглашений или правовых документов, принятых Советом Европы в соответствии с Программой действий против коррупции.

Как уже отмечалось, Россия пока не подписала данную Конвенцию. Стоит сказать, что законодательные акты нашей страны затрагивают некоторые вопросы, урегулированные Конвенцией, но без специального указания на акты коррупции, в частности — Гражданский кодекс РФ: ст. 168 «Недействительность сделки, не соответствующей закону или иным актам», ст. 169 «Недействительность сделки, совершенной с целью, противной основам правопорядка и нравственности»; глава 59 «Обязательства вследствие причинения вреда».

 

Библиография

1 Статья написана при информационной поддержке компании «КонсультантПлюс».

2 См.: Батушенко А. Годовой баланс мировой коррупции // Эксперт. 1997. № 48. С. 8.

3 См.: Предупреждение и борьба с коррупцией. Выводы и рекомендации международной научно-практической конференции // Рос. юстиция. 1999. № 12. С. 7—8.

4 Практические меры борьбы с коррупцией: Руководство, подготовленное Секретариатом ООН. A/CONF 144/B. 29. May, 1989. P. 4.