УДК  342.4:340.131.5 

Страницы в журнале: 34-38

 

Н.И. ЯРОШЕНКО,

кандидат юридических наук, доцент кафедры конституционного и муниципального права Российского университета дружбы народов

 

Анализируется содержание статей Конституции РФ о Конституционном, Верховном и Высшем арбитражном судах РФ.

Ключевые слова: Конституция РФ, полномочия, право, суд, Конституционный суд РФ, Верховный суд РФ, Высший арбитражный суд РФ.

 

Disbalance of articles 125—127 of the Constitution of the Russian Federation

 

Jaroshenko N.

 

The maintenance of articles of the Constitution of the Russian Federation about Constitutional, Supreme and the Supreme Arbitration Court of the Russian Federation is analyzed.

Keywords: the Constitution of the Russian Federation, power, the right, court, the Constitutional court of the Russian Federation, the Supreme court of the Russian Federation, the Supreme Arbitration Court of the Russian Federation.

 

Судебную систему Российской Федерации формируют суды общей юрисдикции, арбитражные суды и суды конституционной юстиции. Однако конституционное закрепление полномочий судов России несовершенно. Анализ главы 7 «Судебная власть» Конституции РФ свидетельствует о дисбалансе статей 125—127 и не позволяет четко выделить компетенцию и полномочия судов России.

Так, нормы ст. 125 Конституции РФ относятся к Конституционному суду РФ (далее — КС РФ). Нормы о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации и их компетенции в Конституции РФ нет вообще. Л.В. Лазарев отметил, что ст. 125 Конституции РФ не дает определения КС РФ, характеризующего в краткой форме юридическую природу, функциональную направленность и место в системе власти данного органа[1]. По этому поводу была дискуссия на конституционном совещании в 1993 году. М.А. Митюков пояснил, что составители проекта Конституции РФ к моменту вынесения его на всенародное голосование в 1993 году не сумели прийти к единству в характеристике статуса КС РФ, выраженного в четком определении[2]. Поэтому в Конституции РФ имеется дисбаланс статей 125—127 и конституционные нормы о компетенции и полномочиях судов России различны.

Полномочия, порядок образования и деятельности КС РФ определяются Федеральным конституционным законом от 21.07.1994 № 1-ФКЗ «О Конституционном суде Российской Федерации» (далее — Закон о КС РФ).

КС РФ — это судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства (ст. 1 Закона о КС РФ). И, как отметил сам КС РФ, «он — особый орган правосудия», «окончательно разрешает публично-правовые споры»[3]. Закрепленное определение КС РФ в федеральном конституционном законе о нем содержит основные черты юридической природы КС РФ. По мнению Л.В. Лазарева, к ним относятся «правовой статус — судебный орган, функциональное предназначение — осуществление конституционного контроля, основные принципы деятельности — самостоятельное и независимое осуществление судебной власти, процессуальная форма деятельности — конституционное судопроизводство»[4].

Конституция РФ закрепила за КС РФ ряд важных прав (толковать Конституцию РФ; проверять по жалобам граждан и запросам судов конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, и т. д.). В то же время в некоторых полномочиях КС РФ был ограничен (например, в разрешении дел о конституционности политических партий и иных общественных объединений, в праве проверять конституционность правоприменительной практики)[5]. По действующему законодательству в целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей территории России КС РФ в настоящее время:

1) разрешает дела о соответствии Конституции РФ ряда нормативных правовых актов;

2) разрешает споры о компетенции между различными органами государственной власти;

3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле;

4) осуществляет толкование Конституции РФ;

5) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;

6) выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;

7) осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией РФ, федеративным договором и федеральными конституционными законами;

8) может пользоваться правами, предоставляемыми ему заключенными в соответствии со ст. 11 Конституции РФ договорами о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти России и ее субъектов, если эти права не противоречат его юридической природе и предназначению в качестве судебного органа конституционного контроля.

По справедливому замечанию Л.В. Лазарева, это «как резервное средство в сфере регламентации конституционного контроля»[6].

В отличие от судов общей юрисдикции и арбитражных судов, КС РФ решает исключительно вопросы права и при осуществлении конституционного судопроизводства воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов. И, как разъяснил КС РФ, «предусмотренное статьей 125 Конституции Российской Федерации полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, относится к компетенции только Конституционного Суда Российской Федерации. По смыслу статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные в ее статье 125 (пункты “а” и “б” части 2 и часть 4) акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому утрачивающими юридическую силу»[7].

Конституционная норма об утрачивании юридической силы актов или их отдельных положений относится к исключительной компетенции КС РФ. В дополнение норм Конституции РФ ст. 6 Закона о КС РФ закрепила обязательность решений КС РФ. Его решения обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений. «...решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов. <…> ...только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение. Поэтому его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации»[8]. Кроме того, «такое решение, вынесенное в порядке конституционного судопроизводства, действует непосредственно, и потому отмена не соответствующего Конституции Российской Федерации закона органом, его принявшим, не требуется, так как этот закон считается отмененным, т. е. недействительным, с момента оглашения постановления Конституционного Суда Российской Федерации»[9].

КС РФ также играет огромную роль в защите конституционных прав и свобод физических и юридических лиц. Именно Конституция РФ предоставила ему это полномочие. Но И.А. Кравец поднимает вопрос: является ли исчерпывающим перечень конституционных прав и свобод, или КС РФ вправе давать расширительное толкование положениям главы 2 Конституции РФ в свете европейских и международных стандартов в области прав человека?[10] Данный вопрос имеет большое значение для науки конституционного права и в практической деятельности, поскольку он относится к компетенции КС РФ и расширению его полномочий.

В юридической литературе уже высказывались разные точки зрения по этому поводу. Так, Т.Г. Морщакова выступает за широкое понимание конституционной защиты прав и свобод человека в практике конституционного правосудия в России[11].

Н.В. Витрук считает, что целесообразно расширить полномочия КС РФ в целях более полного законодательного обеспечения реализации закрепленных в Конституции РФ основных прав и свобод человека и гражданина[12].

Т.Г. Морщакова добавляет, что в этой сфере — в сфере защиты конституционных прав и свобод — юрисдикция КС РФ имеет специфику, которая направлена на защиту прав граждан от неконституционных законов, следовательно, контролирует нормативные правовые акты органов законодательной власти[13]. С учетом норм действующего законодательства на сегодняшний день единственный пример установления дополнительного полномочия КС РФ — это Федеральный конституционный закон от 28.06.2004 № 5-ФКЗ «О референдуме Российской Федерации», закрепивший полномочие КС РФ по проверке на основании запроса Президента РФ требований, установленных Конституцией РФ, к проведению референдума. Но, по справедливому замечанию Л.В. Лазарева, новые дополнительные полномочия необходимо включать в Закон о КС РФ[14]. Юрисдикция КС РФ определена, но полномочия не являются исчерпывающими, могут быть дополнены, конкретизированы, но не изменены или сокращены, поскольку в данном случае необходимо вносить конституционные поправки в ст. 125 Конституции РФ.

«Именно исходя из того, что конституционное судопроизводство в соответствии со статьей 125 возложено на Конституционный Суд Российской Федерации, в статьях 126 и 127 определено, что к полномочиям других судов отнесено судопроизводство по гражданским, уголовным, административным делам и по разрешению экономических споров»[15]. Как справедливо заметил В.М. Лебедев, в России произошло расширение полномочий судебной власти в сфере гражданского и уголовного судопроизводства. Если в области применения уголовного закона прочно и давно утвердился принцип, согласно которому никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом, то в сфере применения иных отраслей материального права подведомственность судебной власти была сильно ограничена.

До января 1988 года судам были подведомственны дела, прямо предусмотренные законом (прочие были отнесены к компетенции иных органов власти); с 1 января 1988 г. до 1 июля 1990 г. — все дела о защите прав и охраняемых законом интересов граждан, кроме случаев, когда законодательством (в том числе и подзаконными актами) был установлен иной порядок их разрешения; с 1 июля 1990 г. (в связи с введением в действие Закона СССР от 2 ноября 1989 г. «О порядке обжалования в суд неправомерных действий органов государственного управления и должностных лиц, ущемляющих права граждан») и до 17 сентября 1991 г. — дела о защите прав и охраняемых законом интересов граждан, кроме случаев, когда законами (но не подзаконными актами) был установлен иной порядок их разрешения; с 17 сентября 1991 г. — дела о защите прав, свобод и охраняемых законом интересов без ограничения[16].

В настоящее время согласно ст. 126 Конституции РФ Верховный суд РФ (далее — ВС РФ) является высшим судебным органом по гражданским, уголовным, административным и иным делам, подсудным судам общей юрисдикции, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Указанная статья не определяет, что является компетенцией ВС РФ и каковы его полномочия. В целом статья дает только дефиницию ВС РФ; отсылка конституционной нормы к федеральному процессуальному законодательству позволяет более конкретно понять, в чем предметная подсудность дел судов общей юрисдикции.

В гражданском процессе предметная подсудность дел прописана в главе 3 ГПК РФ. Суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают:

1) исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений;

2) дела, разрешаемые в порядке приказного производства;

3) дела, возникающие из публичных правоотношений;

4) дела особого производства;

5) дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов;

6) дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.

В ГПК РФ отдельные нормы посвящены перечню гражданских дел, подсудных мировому судье в качестве суда первой инстанции (ст. 23); предметной принадлежности судов общей юрисдикции субъекта Российской Федерации (ст. 26); предметной подсудности дел ВС РФ

(ст. 27). При этом ВС РФ субъекта Российской Федерации рассматривает дела об оспаривании нормативных правовых актов органов государственной власти субъекта Федерации, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан и организаций, но КС РФ в постановлении от 18.07.2003 № 13-П «По делу о проверке конституционности положений статей 115 и 231 ГПК РСФСР, статей 26, 251 и 253 ГПК Российской Федерации, статей 1, 21 и 22 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации” в связи с запросами Государственного Собрания — Курултая Республики Башкортостан, Государственного Совета Республики Татарстан и Верховного Суда Республики Татарстан» признает «норму, наделяющую прокурора правом обращаться в суд с заявлением о признании нормативных правовых актов субъектов Российской Федерации противоречащими закону, не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статьям 66 (части 1 и 2), 76 (части 3, 4, 5 и 6), 118 (часть 2), 125 (части 2, 3 и 5), 126 и 128 (часть 3), в той мере, в какой данная норма допускает обращение прокурора в суд общей юрисдикции с заявлением о признании положений конституций и уставов противоречащими федеральному закону».

Гражданские дела, подсудные военным судам, определены ст. 7 Федерального конституционного закона от 23.06.1999 № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации». К ним относятся:

1) гражданские и административные дела о защите нарушенных и (или) оспариваемых прав, свобод и охраняемых законом интересов военнослужащих Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов (далее — военнослужащие), граждан, проходящих военные сборы, от действий (бездействия) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятых ими решений;

2) дела об административных правонарушениях, совершенных военнослужащими, гражданами, проходящими военные сборы;

3) дела по заявлениям о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок по делам, подсудным военным судам.

В силу конституционной нормы ст. 46 Конституции РФ, так же как и все, граждане, уволенные с военной службы, граждане, прошедшие военные сборы, вправе обжаловать в военный суд действия (бездействие) органов военного управления, воинских должностных лиц и принятые ими решения, нарушившие права, свободы и охраняемые законом интересы указанных граждан в период прохождения ими военной службы, военных сборов.

Полномочия и предметную подсудность дел в уголовном процессе позволяют выявить нормы УПК РФ. Рассмотрение уголовных дел осуществляется судом коллегиально или судьей единолично согласно ст. 30 УПК РФ, закрепившей составы суда первой инстанции по рассмотрению конкретных уголовных дел. Мировому судье подсудны уголовные дела о преступлениях, за совершение которых максимальное наказание не превышает 3 лет лишения свободы, за исключением некоторых уголовных дел о преступлениях, предусмотренных ст. 31 УПК РФ. Районный суд вправе разрешать все уголовные дела, кроме дел, подсудных мировому судье. Несколько преступлений, перечисленных в частях 3 и 4 ст. 31 УПК РФ, подсудны Верховному суду субъекта Российской Федерации и ВС РФ соответственно. Гарнизонный военный суд рассматривает уголовные дела обо всех преступлениях, совершенных военнослужащими и гражданами, проходящими военные сборы, за исключением уголовных дел, подсудных вышестоящим военным судам. Окружному (флотскому) военному суду подсудны уголовные дела, указанные в ч. 3 ст. 31 УПК РФ, в отношении военнослужащих и граждан, проходящих военные сборы. И, как разъяснил КС РФ в постановлении от 06.04.2006 № 3-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального конституционного закона “О военных судах Российской Федерации”, федеральных законов “О присяжных заседателях федеральных судов общей юрисдикции в Российской Федерации”, “О введении в действие Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации” и Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Президента Чеченской Республики, жалобой гражданки К.Г. Тубуровой и запросом Северо-Кавказского окружного военного суда», «возможно рассмотрение окружным военным судом с участием присяжных заседателей уголовных дел об особо тяжких преступлениях против жизни, совершенных на территории, на которую распространяется юрисдикция этого суда».

В соответствии со ст. 127 Конституции РФ Высший арбитражный суд РФ (далее — ВАС РФ) является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Дисбаланс этой статьи Конституции РФ по отношению к статьям 125 и 126 очевиден. Статьей 127 не определена предметная подсудность дел и полномочия арбитражных судов России. Не ясно, что такое «экономический спор», поскольку в тексте Конституции РФ нет специальной статьи об экономике России или экономической системе страны.

Понять предметную подсудность дел арбитражных судов в России можно только из главы 4 «Компетенция арбитражных судов» АПК РФ. Арбитражному суду подведомственны дела по экономическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности;  арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, а также с участием России, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Суды рассматривают в порядке искового производства возникающие из гражданских правоотношений и в порядке административного судопроизводства возникающие из административных и иных публичных правоотношений экономические споры и иные дела, связанные с осуществлением организациями и гражданами предпринимательской и иной экономической деятельности; дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение (ст. 30 АПК РФ); дела об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов (ст. 31); дела о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений (ст. 32); дела специальной подведомственности, например, о несостоятельности (банкротстве), о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности и другие дела (ст. 33). 

Итак, в главе 7 Конституции РФ наблюдается дисбаланс статей 125—127. При этом нет упоминания о конституционных (уставных) судах субъектов Российской Федерации, о существовании судов общей юрисдикции субъектов Российской Федерации и арбитражных судов субъектов Российской Федерации. Из содержания указанных статей не ясна компетенция судов России, хотя обозначена по исчерпывающему принципу. Более подробная регламентация содержится в процессуальных кодексах и федеральных конституционных законах. Изменение или отмена компетенции судов возможны только путем внесения поправок в статьи 125—127 Конституции РФ и последующего реформирования процессуального законодательства.

 

Библиография

1 См.: Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного суда России. — М., 2003. С. 21.

2 См.: Митюков М.А. К истории конституционного правосудия России. — М., 2002. С. 143—145.

3 См. постановления КС РФ от 16.06.1998 № 19-П «По делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации » // СЗ РФ. 1998. № 25. Ст. 3004; от 11.04.2000 № 6-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона “О прокуратуре Российской Федерации” в связи с запросом судебной коллегии по гражданским делам Верховного суда Российской Федерации» // СЗ РФ. 2000. № 16. Ст. 1774; определение КС РФ от 19.04.2001 № 65-О «По ходатайству полномочного представителя Президента Российской Федерации в Приволжском федеральном округе об официальном разъяснении определения Конституционного суда Российской Федерации от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия—Алания и Республики Татарстан» // СЗ РФ. 2001. № 20. Ст. 2059.

4 Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 22.

5 См.: Кряжков В.А., Лазарев Л.В. Конституционная юстиция в Российской Федерации. — М., 1998. С. 46—49, 74—77.

6 Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 27.

7 Постановление КС РФ от 16.06.1998 № 19-П.

8 Постановление КС РФ от 16.06.1998 № 19-П.

9 Постановление КС РФ от 11.04.2000 № 6-П.

10 См.: Кравец И.А. Защита конституционных прав и свобод в Конституционном суде России (проблемы толкования) // Правовые проблемы укрепления российской государственности: Сб. статей. Ч. 34 / Под ред. В.Ф. Воловича. — Томск, 2006. С. 19—25.

11 См.: Морщакова Т.Г. Конституционная защита прав и свобод граждан судами Российской Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. 2004. № 4. С. 125.

12 См.: Витрук Н.В. Конституционное правосудие в России (1991—2001 гг.): Очерки теории и практики. — М., 2001. С. 241.

13 См.: Морщакова Т.Г. Судебная защита основных прав граждан в общем и конституционном судопроизводстве: соотношение и особенности // Судебный контроль и права человека / Под общ. ред. В.М. Савицкого. — М., 1996. С. 29.

14 См.: Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 27.

15 Постановление КС РФ от 16.06.1998 № 19-П.

16 См.: Лебедев В.М. Судебная власть в современной России: проблемы становления и развития. — СПб., 2001. С. 67—68.