Р. ТУЛИНОВ,
Российская академия правосудия
 
В  арбитражном процессе действует система принципов, в которую входит и диспозитивность. Причем, как ни парадоксально, диспозитивность доминирует над принципом судейского руководства при осуществлении правосудия по частным делам. Начало процесса по делу полностью зависит от истца, а именно от того, будет ли им подан иск, и если будет, то какой именно: каковы будут предмет и цена иска, к какому ответчику и на каком основании он будет предъявлен. В ходе процесса право первым обратиться с вопросами к стороне, которая дает объяснения, принадлежит не суду, а другой стороне. 
 
Закон предоставляет сторонам приоритет перед судом относительно права задавать вопросы свидетелю. В отношении объяснений, изложенных письменно и оглашенных в судебном заседании, данное правило следует из текста заключительной нормы ст. 81 АПК РФ.
К реализации правила диспозитивности имеет отношение и преимущество, которое дано законом сторонам: по завершении объяснений в судебном заседании сначала вопросы друг другу задают стороны, а затем — судьи.
Частью 4 ст. 162 АПК РФ установлен приоритет лица, по ходатайству которого вызваны эксперты и свидетели, первым задавать вопросы эксперту или свидетелю.
Диспозитивность проявляется и в том, что объяснения стороны, как и показания свидетеля, должны быть изложены в судебном заседании в форме свободного рассказа. Такая форма означает, что никто не может перебивать свидетеля, адекватно излагающего то, что ему известно по делу. Только в случае если свидетель явно отклоняется от сути дела, судья обращает на это его внимание и просит его говорить то, что относится к делу. Вопросы свидетелю задает прежде всего та сторона, которая является инициатором вызова свидетеля в суд, затем — другая сторона. В этом проявляется процессуальное равноправие и состязание сторон перед судом. Без состязательности нет диспозитивности, и наоборот.
 Стороны — носители диспозитивных прав и участники состязания, судья же таких прав не имеет и в состязании не участвует. Судья руководит процессом, оценивает позиции сторон, представленные ими факты, доказательства и решает дело. Ему принадлежит право усмотрения. Усмотрение судьи строится на принципах права и правосудия. Судейское усмотрение не имеет ничего общего с произволом. Усмотрение необходимо для того, чтобы процесс строился разумно, рационально и чтобы процессуальные шаги, действия были гибкими, полезными и для сторон, и для наилучшей (оптимальной) опоры на закон.
Стороны самостоятельно, ориентируясь на закон, определяют свои позиции; каждая сторона сама указывает факты и круг доказательств, которыми будет оперировать в судебном состязании. Сторона может действовать в процессе сама (например, индивидуальный предприниматель лично ведет свое дело в суде), либо наряду со стороной может участвовать ее представитель, иногда не один. Есть и третий вариант: в процессе участвует представитель стороны, а сама она включается в судебное разбирательство только тогда, когда это предписывается судом или законом. Вести процесс самому или переложить часть нагрузки на профессионального представителя — дело самой стороны. Право распоряжаться своими процессуальными правами — одно из диспозитивных прав. Суд осуществляет руководство процессом, но его руководящая деятельность не распространяется на сферу формирования стороной фактических обстоятельств, которые она будет излагать перед судом.
Судья не предписывает стороне, какие документы ей представлять. Это — вопрос свободного распоряжения процессуальными правами каждой стороной.  Судья не вмешивается в состязание сторон, не участвует в судебных прениях, не произносит ни речей, ни реплик.
Но судья не безучастен. На судье — ответственность за этический и правовой уровень процесса. Судья отслеживает, соответствуют ли закону действия каждого участника процесса. Состав фактов должен быть ориентирован (определен) на норму материального права, на основании которой должен быть разрешен спор. Судья проверяет каждое представляемое и исследуемое доказательство на соответствие его критериям относимости, допустимости, достоверности и достаточности доказательств, а также их взаимной непротиворечивости.
Законодатель подчеркивает производный характер процессуальных и материально-правовых решений от мнения, высказываемого при обсуждении каждого заявления, ходатайства, жалобы в вышестоящую инстанцию.
Суд руководствуется правилами гражданского законодательства, один из принципов которого выражен следующими двумя нормами ГК РФ: «Граждане (физические лица) и юридические лица приобретают и осуществляют свои гражданские права своей волей и в своем интересе. Они свободны в установлении своих прав и обязанностей на основе договора и в определении любых не противоречащих законодательству условий договора» (абзац первый п. 2 ст. 1). В приведенных формулировках нормативно закреплен основной смысл свободы субъекта распоряжаться своими правами, осуществлять свои гражданские права и обязанности своей волей.
Воля — «способность выбирать из различных данных возможностей, и как таковая она содержит в себе размышление, т. е. рассмотрение мотивов, и собственно решение, которое непосредственно ведет за собой совершение определенного акта… По господствующей теории индивидуальная воля есть источник гражданского права; она является необходимым элементом всякой юридической сделки, которая есть изъявление воли, ведущее к тем юридическим последствиям, какие желают стороны, и лишь постольку, поскольку они этого желают»[1].
Отсюда следует, что договор или иное гражданско-правовое действие, совершенное по принуждению, обману или в состоянии заблуждения, не могут рассматриваться как законные. Их можно оспорить в судебном порядке. Обращаться ли с целью доказать недействительность таких действий, определяет сам субъект права — гражданин или организация, юридическое лицо.
 Обращаясь в суд с иском, субъект права становится истцом. Без его волеизъявления или помимо его воли суд приступить к рассмотрению частного (гражданского) дела, по общему правилу, не может: «Без истца нет суда».
В судебном процессе проявляется «вторая жизнь» диспозитивности — возможность юридического лица, индивидуального предпринимателя или гражданина свободно, а не по приказу, распоряжению другого лица и тем более не по принуждению,  самостоятельно определиться, начинать ли подготовку будущего гражданского иска, заявлять ли его в суд, когда заявлять, по каким основаниям, какие представить доказательства, с тем чтобы провести процесс и получить законное решение. Таким образом, диспозитивностью арбитражного процесса подкрепляется диспозитивность как принцип материального гражданского права.
Изучение проблемы диспозитивности в арбитражном и гражданском процессах убеждает в том, что ее понимание едино. Но на уровне отдельных норм или функционально взаимосвязанных групп норм (процессуальных институтов ) различия есть, и немалые. Например, при определенных основаниях судья по правилам гражданского процессуального закона отказывает в принятии поданного искового заявления. По АПК РФ у судьи такого полномочия нет.
АПК РФ ввел предварительные обеспечительные меры, которые по обращению истца принимаются судом. По нормам ГПК РФ судья не может ограничить распорядительные права ответчика как собственника конкретно определенного имущества раньше, чем в производстве суда появится дело по имущественному иску.
Право истца просить о предварительных обеспечительных мерах в ГПК РФ не предусмотрено, значит, оно отсутствует, поскольку здесь недопустимы ни расширительное толкование, ни применение по аналогии другого закона (ст. 99 АПК РФ о предварительных обеспечительных мерах). Вряд ли возможно применение аналогии закона, когда это сопряжено с риском ухудшения материально-правового положения другой стороны. Данное право истца сопряжено с обременением ответчика: арестом его имущества или денежных средств, запретом ответчику совершать конкретные действия относительно предмета судебного спора и др.
Суть диспозитивности — в свободном распоряжении сторонами объектом процесса. Осуществление частного права согласно волеизъявлению правообладателя не противоречит публичному интересу, так же как не противоречит публичному интересу и отказ субъекта права от продолжения начатого по его инициативе дела в арбитражном суде в таких случаях, как, например, заключение с ответчиком мирового соглашения или начало нового этапа партнерских взаимоотношений между организациями, истцом и ответчиком.
Согласованные сторонами просьбы подлежат удовлетворению судом, если не противоречат закону и здравому смыслу (например, можно было бы в законе установить, что таким образом возможно изменение ранее назначенного судом процессуального срока). Но вопросы публичного порядка, вопросы, регулируемые императивными нормами АПК РФ или других законов, применяемыми при рассмотрении дела в арбитражном процессе, не могут быть разрешены иначе, чем предписано такими правилами. Пространство диспозитивности заканчивается там, где начинается сфера действия публичности.
 
Библиография
1  Малый энциклопедический словарь. В 4 т. Т.  I. — М., 1997. С. 950.