УДК 347.44 

Страницы в журнале: 67-70

 

В.В. ШИРОБОКОВ,

аспирант Московской финансово-юридической академии

 

научный руководитель:

В.В. КУЛАКОВ,

 кандидат юридических наук, доцент, заместитель заведующего кафедрой гражданского права Российской академии правосудия

 

Рассматриваются признаки, характеризующие договор водоснабжения как самостоятельный вид гражданско-правового договора.

Ключевые слова: договор, кауза договора, предмет договора.

 

Water contract — as a single type of civil contract

 

Shirobokov V.

 

The signs characterizing the contract of water supply as an independent kind of the civil-law contract are considered.

Keywords: contract, causa of contract, subject of contract.

 

Говорить о самостоятельности любого гражданско-правового договора можно лишь в том случае, если установлена кауза (цель) договора, а также его предмет.

Поэтому для того, чтобы установить, что договор водоснабжения выступает как самостоятельный вид гражданско-правового договора, необходимо определить каузу и предмет договора.

В основе любого обязательства (договор водоснабжения не является исключением) всегда лежит объективная потребность, нацеленная на какое-то благо и побуждающая вступать индивидов в отношения[1].

Представляется, что именно общая цель является связующим началом для всех элементов правоотношения и позволяет разграничивать близкие, но не связанные одной целью правоотношения, или, наоборот, выявлять неразрывно связанные[2].

Практическая деятельность субъектов отношений всегда носит целевой характер. Если обязательственное правоотношение представить в качестве системы, то она непременно должна иметь цель, которая объединяет все элементы обязательства воедино. Представляется, что, указав цель обязательства, можно правильно установить все ее составляющие, поскольку они взаимосвязаны, и, соответственно, применить необходимые правовые нормы. Если правоприменитель неверно определит цель обязательства, фактическое отношение будет неккоректно квалифицировано, что приведет к судебной ошибке[3].

Как справедливо отмечает А.К. Кравцов, «правильное понимание цели обязательства как заранее мыслимого результата деятельности его субъектов играет значительную роль в раскрытии сущности обязательства»[4].

Необходимо различать экономическую цель и правовую цель сторон обязательства. Экономическая цель состоит в конкретном экономическом результате, который преследуют стороны, вступая в обязательство, т. е. в желаемом благе[5].

Правовая цель заключается, во-первых, в наделении сторон правовыми средствами, позволяющими этого блага достичь. На это обращал внимание М.В. Гордон, который, на наш взгляд, справедливо указал: «Правовая цель является средством достижения экономической задачи... <...> В пределах одной экономической цели могут существовать и почти всегда существуют различные правовые средства, которые, в свою очередь, выступают как цели правовые»[6].

Во-вторых, правовая цель заключается в правовом оформлении перехода блага от одного субъекта к другому.

Оформляя договор, стороны преследуют разные цели, что нередко приводит к конфликту между сторонами, который исчерпывается согласованностью воли.

И.В. Бекленищева различает каузу в широком и узком смысле слова.

Под каузой сделки в широком смысле следует понимать то, что всякая сделка (договор) имеет целью установление правовых последствий. В этом смысле юридическое значение каузы состоит в том, чтобы отграничить сделки, порождающие правовые последствия, от иных нравственных, так называемых джентльменских, соглашений. Под каузой сделки в узком смысле следует понимать цель отдельно взятого вида сделки, как то: направленность на возмездное отчуждение вещи в купле-продаже, на выполнение работы и передачу ее результата заказчику в подряде и т. п.[7]

Далее И.В. Бекленищева предлагает различать каузу договора как сделки и каузу обязательства. Кауза обязательства — это никогда не цель обязательства, но его основание или причина[8].

Полагаем, что если все-таки учитывать традиционное понимание каузы как основания сделки, ее связь с целью обязательства неразрывна.

Итак, каузу договора следует рассматривать как цель, которую преследуют стороны, вступающие в договорные отношения.

Заключая договор водоснабжения, организация водопроводно-канализационного хозяйства (далее — организация ВКХ) преследует цель отпустить определенное количество воды абоненту, а абонент ставит своей целью получение определенного количества воды от организации ВКХ. Заключая договор водоснабжения и абонент, и организация ВКХ достигают как экономических, так и правовых целей.

Таким образом, кауза (цель) договора водоснабжения состоит в передаче абоненту организацией ВКХ определенного количества воды и приема от абонента сточных вод. А поскольку процесс водоснабжения носит непрерывный характер, каузой договора стоит назвать снабжение абонента питьевой водой и прием от абонента сточных вод. Способом такой передачи является водопроводная (канализационная) сеть абонента.

Для того чтобы гражданско-правовой договор считался заключенным, а значит, и возникшим, необходимо согласование сторонами всех существенных условий. В качестве единственно обязательного условия для всех договоров в соответствии с п. 1 ст. 432 ГК РФ выступает предмет договора.

Легальное определение этой категории в законодательстве отсутствует, но в доктрине под ним обычно понимают то, по поводу чего заключается договор[9].

Существует несколько подходов к определению предмета договора. Согласно наиболее распространенной точке зрения предмет договора — какой-либо объект правоотношения[10].

Представители другого подхода, в частности В.В. Витрянский, указывают, что предметом всякого гражданско-правового договора являются действия (бездействие)[11].

Однако всегда были попытки найти компромисс между этими взглядами. О.С. Иоффе различал юридический и материальный объекты обязательства. В качестве юридического объекта обязательства ученый признавал определенное поведение обязанного лица, а в качестве материального — имущество[12].

Ф.И. Гавзе под предметом гражданско-правового договора подразумевал действия, которые должен совершить должник, и объект направления этих действий[13].

А.Н. Обыденнов в качестве предмета договора понимает объективно существующие явления окружающего мира, непосредственно затрагиваемые в ходе исполнения договора и вследствие этого в нем индивидуализированные. Кроме того, ученый упоминает термин «объект договора» — объект гражданских прав, по поводу которого заключен договор. Объект договора выступает как существенное условие договора лишь в случаях совпадения его с предметом, признания его законом в качестве необходимого для данного вида договоров и в других предусмотренных федеральным законом случаях[14].

Констатируя отсутствие единства мнений по исследуемому вопросу, приведем слова Г.Ф. Шершеневича: «Содержание договора, или, как неправильно выражается наш закон, предмет договора, есть то юридическое последствие, на которое направлена согласная воля двух или более лиц»[15].

Очевидно, что значительная часть ученых предмет договора связывают с объектом правоотношения, из этого договора возникнувшим. Другие считают предметом договора действия, которые должны быть совершены по данному договору.

Однако будет неверно сводить предмет договора только к предмету исполнения обязательства. В этой связи следует согласиться с высказыванием В.В. Кулакова, что, обсуждая проблему объекта договора, необходимо иметь в виду разное понимание договора — как сделку или как обязательство[16].

Определив в юридическом факте (сделке) то, по поводу чего возникает в дальнейшем обязательство, тем самым мы устанавливаем его объект[17].

В связи с этим интерес представляет позиция А.В. Егорова, который утверждает: «Предмет как существенное условие договора-сделки является одновременно и объектом договорного обязательства (договора-правоотношения)»[18].

Однако следует иметь в виду, что по поводу одинаковых объектов могут возникать разные обязательства. Это предполагает включение в предмет договора и действий, как утверждает В.В. Витрянский[19].

Ввиду того что одни ученые понимают договор как сделку, а другие — как обязательство, приходится констатировать смешение в литературе понятий «договор как сделка» и «договор как правоотношение»[20].

Если говорить о предмете договора-сделки, то он включает в себя как минимум два элемента:

— определение объектов предполагаемого правоотношения (их перечень является исчерпывающим (ст. 128 ГК РФ));

— установление необходимых действий по поводу этого объекта, указывающих на направленность договора. В обязательстве, которое появится из этого договора, данные действия найдут отражение в соответствующей юридической обязанности[21].

Отметим, что мы рассматриваем договор не как сделку, а как обязательство, а точнее — обязательственное правоотношение. Поскольку безобъектных обязательств быть не может, на наш взгляд, предмет договора необходимо рассматривать в тесной связи с объектом обязательства, так как в ряде случаев объект и предмет договора могут совпадать.

В юридической литературе нет единства мнений по вопросу предмета договора водоснабжения.

По мнению А.А. Бочина, предмет договора водоснабжения носит смешанный характер, поскольку регулирует два правоотношения: отпуск питьевой воды и прием сточных вод. Следовательно, предметом договора водоснабжения, с одной стороны, является питьевая вода, передаваемая в собственность абонента путем ее подачи через присоединенную водопроводную сеть, а с другой стороны, оказываемые абоненту услуги по приему сточных вод, отводимых в сеть канализации. При этом необходимо иметь в виду, что процесс подачи питьевой воды и оказания услуг по приему сточных вод осуществляется через сети водопровода и канализации абонента, которые непосредственно присоединены к сетям водопровода и канализации организации ВКХ[22].

Отсюда следует, что в предмет договора водоснабжения входит также и прием сточных вод — еще одно действие, которое совершается в отношении объекта договора. Таким образом, договор водоснабжения сочетает в себе одновременно два взаимосвязанных процесса: отпуск питьевой воды и прием сточных вод. И эти процессы происходят непрерывно в силу особенностей технологического процесса. Отсюда следует, что договор водоснабжения содержит в

себе как бы два договора — собственно договор водоснабжения и договор водоотведения — и, таким образом, является смешанным, как это следует из содержания ст. 421 ГК РФ.

Объектом договора водоснабжения является вода — то материальное благо, по поводу которого стороны договора водоснабжения заключают договор.

Итак, мы определили, что предмет договора водоснабжения носит комплексный характер:  он включает в себя объект договора — воду, а также действия, совершаемые сторонами в отношении объекта договора, — отпуск питьевой воды и прием сточных вод.

Договорные формы отношений по водоснабжению носят различный характер. Однако при этом они имеют общие черты, обладают единством цели (каузой договора), что позволяет объединить их в один вид договорных отношений — договор водоснабжения.

Есть ряд признаков, являющихся общими для всех договоров водоснабжения, присущих только им, определяющих этот вид договоров и, как следствие, делающих их самостоятельными. К числу таких признаков относятся предмет договора водоснабжения, кауза договора.

Все вышеизложенное позволяет нам сделать следующие выводы.

Во-первых, каузой договора водоснабжения следует считать снабжение абонента питьевой водой и прием от абонента сточных вод.

Во-вторых, предмет договора водоснабжения носит комплексный характер: он включает в себя объект договора — воду, а также действия, совершаемые сторонами в отношении объекта договора, — отпуск питьевой воды и прием сточных вод.

В-третьих, наличие особого предмета, а также каузы договора делает договор водоснабжения самостоятельным видом гражданско-правового договора.

 

Библиография

1 См.: Кулаков В.В. Обязательство и его осложнения в гражданском праве. — М., 2010. С. 84.

2 Там же. С. 86.

3 Там же. С. 85.

4 См.: Кравцов А.К. Понятие и общая характеристика планово-договорного хозяйственного обязательства // Известия вузов. Правоведение. 1969. № 2. С. 45.

5 См.: Кулаков В.В. Указ. соч. С. 86.

6 Гордон М.В. Система договоров в советском гражданском праве // Учен. зап. Харьковского юрид. ин-та. Вып. 5. 1954. С. 85.

7 См.: Бекленищева И.В. Гражданско-правовой договор: классическая традиция и современные тенденции. — М., 2006. С. 48—50.

8 Там же.

9 См.: Кулаков В.В. Указ. соч. С. 60.

10 Там же. С. 61.

11 См.: Витрянский В.В. Существенные условия договора в отечественной цивилистике и правоприменительной практике // Вестн. ВАС РФ. 2002. № 6. С. 78—79.

12 См.: Иоффе О.С. Правоотношение по советскому гражданскому праву // Избранные труды по гражданскому праву. — М., 2000. С. 588; Он же. Советское гражданское право. — М., 1967. С. 215.

13 См.: Гавзе Ф.И. Обязательственное право (общие положения). — Мн., 1968. C. 26.

14 См.: Обыденнов А.Н. Предмет и объект как существенные условия гражданско-правового договора // Журнал российского права. 2003. № 8. С. 61—67.

15 Шершеневич Г.Ф. Курс русского гражданского права. Т. 2. — М., 2001. С. 74.

16 См.: Кулаков В.В. Указ. соч. С. 62.

17 Как отмечает Л.В. Чилингарян, объект правоотношения, так же как и объект обязательства, сделки, договора, представляет собой теоретическую категорию, во всяком случае в той части, в которой указанная категория не имеет правового толкования в законе. См.: Чилингарян Л.В. Проблемы соотношения категорий «предмет» и «объект» в крупных сделках и сделках с заинтересованностью // Юридический мир. 2007. № 3. С. 55—59.

18 Егоров А.В. Предмет договора комиссии // Актуальные проблемы гражданского права. Вып. 5 / Под ред. В.В. Витрянского. — М., 2002. С. 87—146.

19 См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. — М., 2004. С. 208.

20 Кулаков В.В. Указ. соч. С. 65.

21 Там же.

22 См.: Бочин А.А. Основные положения договора подачи питьевой воды и оказания услуг по приему сточных вод // Право и экономика. 2002. № 2. С. 22—27.