УДК 347.44:330.322.3

Страницы в журнале: 41-44 

 

С.В. ТЫЧИНИН,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского права и процесса Белгородского государственного национального исследовательского университета,

 

В.Ю. ТУРАНИН,

кандидат юридических наук, доцент кафедры трудового и предпринимательского права Белгородского государственного национального исследовательского университета,

 

А.А. БЕЛЕЦКАЯ,

ассистент кафедры трудового и предпринимательского права Белгородского государственного национального исследовательского университета

 

Рассматриваются договорные формы инвестирования в инновации; исследованы договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ; представлена концепция самостоятельного договора инвестирования в инновации.

Ключевые слова: договор инвестирования в инновации, договор на выполнение научно-исследовательских работ, договор на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ.

 

Contractual forms of investment to innovations

 

Tichinin S., Turanin V., Beletskaja A.

 

In article existing contractual forms of investment are presented to innovations, contracts on performance of research, developmental and technological works are investigated, the concept of the independent contract of investment in an innovation is developed.

Keywords: agreement to invest in innovation, contract for research, contract to carry out research and development and technological works.

 

Современная Россия взяла курс на модернизацию экономики, развитие новых технологий, способных минимизировать сырьевую зависимость. Важным аспектом данного курса является поддержка инновационной деятельности, создание условий для максимально эффективного производства продукции. Реализация поставленных стратегических задач по обновлению российской экономики невозможна без надлежащего правового обеспечения инновационной сферы.

Однако в настоящее время на нормативно-правовом уровне не разработаны функциональные механизмы регулирования отношений между субъектами инновационного процесса, обеспечивающие защиту прав на результаты инновационной деятельности. Формирование инновационной политики Российской Федерации происходит в условиях незавершенности ее законодательной основы. Как отмечает М.В. Волынкина, «нарождающийся законодательный массив об инновационной деятельности выглядит как самостоятельный правовой блок, практически не связанный с уже существующими и вполне устоявшимися в системе права образованиями»[2].

Кроме того, одной из ключевых правовых проблем инновационной тематики остается проблема формирования договорных правоотношений. Это связано с обоснованием решения вопроса о том, необходимо ли создание специальных правовых конструкций для регулирования отношений, возникающих в процессе инновационной деятельности, либо в предмет регулирования имеющихся юридических механизмов уже включены данные отношения.

При анализе договорных форм инвестирования в инновации считаем необходимым определить прежде всего, какие договоры, связанные с инновационной деятельностью, закреплены в ГК РФ и других правовых актах. К таким договорам можно отнести:

— договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ, направленных на разработку инновационной продукции;

— договоры об отчуждении (приобретении) исключительных прав на использование или лицензионные договоры об использовании готовых результатов интеллектуальной деятельности (программ для ЭВМ, изобретений, полезных моделей, промышленных образцов, секретов производства (ноу-хау) единых технологий), применяемых при создании инновационного продукта;

— договоры поставки нового оборудования, используемого при производстве инновационных продуктов;

— договоры коммерческой концессии;

— договоры подряда на изготовление опытных образцов инновационных изделий, работ по установке нового оборудования, новых технологических линий и т. п.;

— договоры аренды нового оборудования, используемого при производстве инновационных продуктов, в том числе договор финансовой аренды (лизинга).

Отметим, что в качестве основных договорных форм, используемых при создании инновационной продукции, применяются договор на выполнение научно-исследовательских работ и договор на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ.  Эти два договора образуют единый договорный тип, являются консенсуальными, взаимными и возмездными.

Согласно положениям ст. 769 ГК РФ, по договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ — разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию. Заказчик же обязуется принять работу и оплатить ее.

Следовательно, предметом первого договора  служат научные исследования, направленные на получение новых знаний и проводимые в ходе творческого выполнения технического задания заказчика. В этом случае отрицательный результат рассматривается как один из возможных вариантов исполнения договора с точки зрения проделанной работы. Предметом договора на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ служит образец нового изделия, конструкторская документация или новая технология. Сходство двух анализируемых договоров проявляется в том, что на момент их заключения стороны могут не знать точных параметров конечного результата разработки, однако эти параметры должны соответствовать технико-экономическим характеристикам, обозначенным в техническом задании.

Заметим, что вопрос о предмете указанных договоров является дискуссионным. Так, М.И. Брагинский, комментируя ГК РФ, подчеркивает, что в качестве предмета договора на выполнение научно-исследовательских работ рассматривается «не результат работ, а работы как таковые»[3]. По его мнению, для договора на выполнение научно-исследовательских работ юридически значима сама работа, хотя она и завершается определенным результатом. В данном случае предполагается, что результат не важен, особенно для договора на выполнение научно-исследовательских работ. Гораздо более значим процесс научного исследования или разработки, и именно этот процесс оплачивается заказчиком. Данная позиция подкрепляется тем, что в ситуации получения отрицательного результата заказчик все равно обязан оплатить работу исполнителя.

Иного взгляда на предмет договора на выполнение научно-исследовательских работ придерживается А.П. Сергеев, рассматривая его как «тот результат, который должен быть получен исполнителем»[4]. Полагаем, что данная позиция более актуальна, особенно при проведении прикладных инновационных исследований. Двоякое же толкование предмета договора ограничивает возможности его использования в современных условиях.

На концептуальном уровне представляется возможным предложить обособленный договор инвестирования в инновации, объективность существования которого основана на принципе свободы договора. Он может быть отнесен к группе непоименованных договоров (неизвестных закону, но не противоречащих основам и смыслу российского гражданского законодательства).

В соответствии с условиями договора инвестирования в инновационную деятельность инвестор обязуется вложить денежные средства в разработку инновационной продукции и выплатить вознаграждение инноватору, а инноватор — разработать данную продукцию, оформить ее в соответствии с требованиями правовой охраны интеллектуальной собственности и передать инвестору.

Соответственно, предметом данного договора является инновационная продукция. В свою очередь, появление продукции предполагает наличие общественных отношений, опосредующих инвестиционную деятельность, а также общественных отношений, складывающихся по поводу разработки инновационной продукции и связанных единым производственным циклом.

Полагаем, что в договоре инвестирования в инновационную деятельность должен быть закреплен режим конфиденциальности сведений о разработке и о получении результатов.

Под конфиденциальными сведениями следует понимать научную, техническую, организационную, коммерческую и иную информацию, ценность которой состоит в том, что она не известна третьим лицам и к ней нет свободного доступа. Это не только сведения, которые получены в процессе выполнения работ, но и сведения, которые имеются у сторон на момент заключения договора. Будучи обладателями подобной информации, стороны обязаны обеспечить ее конфиденциальность.

Сторонами договора инвестирования в инновации, исходя из его содержания, являются инвестор (лицо, осуществляющее вложение средств и получающее инновационную продукцию, охраняемую комплексом прав интеллектуальной собственности) и инноватор (лицо, осуществляющее разработку продукции).

По нашему мнению, поиск оптимальной структуры договора инвестирования должен базироваться на разумном сочетании общих признаков, характеризующих договор как инвестиционный, и индивидуальных признаков, отражающих его специфику. Из договора при этом должно явствовать, когда он заключен, в какой момент его следует признать расторгнутым, в какие сроки должны быть исполнены обязанности сторон; должен быть определен порядок пользования комплексом исключительных прав на результаты инновационной деятельности.

Считаем возможным выделить следующие специфические черты договора инвестирования в инновационную деятельность.

Договор инвестирования в инновационную деятельность предполагает возможность возникновения множественности лиц на стороне инвестора. При этом вступление в договорные правоотношения для других инвесторов происходит на основе договора присоединения, когда все условия обязательства уже сформулированы в виде единого документа. Привлечение же третьих лиц к исполнению договора на стороне инноватора возможно на основании положений о подряде.

Основная цель заключения договора инвестирования в инновационную деятельность состоит в получении инвестором дохода от вложения средств в разработку инновационной продукции. Источником дохода является результат деятельности инноватора, отвечающий критериям инновационности.

Договор определяется рисковым характером. Для инвестора риск заключается в том, что объем инвестиций может оказаться больше стоимости созданной инновационной продукции. Инноватор несет риск, связанный с недостижением положительного результата инновационных разработок, и, следовательно, риск неполучения всей суммы вознаграждения по договору.

Договор не предоставляет инвестору права самостоятельно участвовать в той инновационной деятельности, которая может принести доход. Инвестор вправе получать доход (часть дохода) не в силу факта участия в его создании, что происходит в случае с предпринимателем, а в силу наличия соответствующего правоотношения — договора, заключенного между ним и инноватором.

Наличие инновационной составляющей в предмете договора, т. е. элемента новизны. Каким бы ни было имущественное благо, по поводу которого складываются правоотношения (продукт, технология, имущественное право, работа, услуга), оно должно отвечать критерию инновационности. Только тогда, когда конечный результат инновационной деятельности, в который и было произведено инвестирование, отвечает всем признакам инновационной продукции, цель договора может считаться достигнутой. При этом обязанность подтверждения того факта, что созданная продукция инновационна, должна быть возложена по договору на инноватора.

В условиях договора инвестирования в инновационную деятельность должно найти отражение положение о том, что после разработки продукции она проходит обязательную экспертизу на инновационность, проведение которой организует инвестор.

Подводя итог изложенному выше, отметим, что место договора инвестирования в системе гражданско-правовых договоров обусловлено новыми экономическими реалиями, в которых, в частности, используемые на практике договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ не в полной мере удовлетворяют потребности правового обеспечения инновационной деятельности.

 

Библиография

1 Настоящее исследование выполнено в рамках федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009—2013 годы (гос. контракт № 14.740.11.0554 от 5 октября 2010 г.).

2 Волынкина М.В. Гражданско-правовая форма инновационной деятельности: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2007. С. 33.

3 Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. — М., 1996. С. 387.

 

4 См.: Гражданское право: Учеб. Ч. 2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. — М., 1997. С. 365.