А.А. ЛЮКСЕМБУРГ, В.С. СИМКИН

 

Защита права на Победу — необходимое условие поддержания безопасности и процесса развития мировой цивилизации. Однако для понимания этого нужна историческая ретроспектива: без научного причинно-следственного анализа нельзя правильно понять, как, что и почему происходило в прошлом и происходит в современных условиях.

Объективная историческая ретроспектива, основанная на психологических и криминологических характеристиках, показывает, что до Первой и Второй мировых войн в мире общественные отношения в основном определялись системами рабовладения и работорговли, крепостничества, землевладения, феодализма, расизма, колониализма и как в явной, так и в неявной форме — фашизма. Историческая ретроспектива свидетельствует, что если бы во Второй мировой войне победили Германия и Япония, они установили бы свои законы и свой международный порядок, в котором не было бы места правам человека, общественному и международному мнению и таким организациям, как Организация Объединенных Наций, ЮНЕСКО, ОБСЕ, Международный суд. Более того, не было бы места даже некоторым народам.

Все системы уложения права прошлого и системы власти базировались на внутригосударственных и международных правовых отношениях, основой которых была жестокость, угроза применения силы. Поэтому в мире перманентно происходили войны, бунты, мятежи, восстания и революции как способ необходимой самообороны от жестокости, неравноправия и несправедливости. В результате возникла новая общественная социальная система на совершенно иных основаниях права и общественных отношениях, вобравшая в себя результаты человеческого познания. Но она не была признана странами мира, в которых действовали традиционная форма власти и система правовых, сословных и социально-дискриминационных общественных отношений, должностной иерархии и суб-ординации. Кроме того, условия власти не были обеспечены образовательным правом и образовательными полномочиями для осуществления действий самой власти.

Однако при любом определении исторических событий необходимо учитывать, что избавление от жестокости могло осуществляться только вынужденной жестокостью, так как в мире не было единой образовательной системы, не были задействованы законы знания науки в системах законодательства и поэтому не было способа опровержения такой власти и перехода к интеллектуальным способам разрешения внутригосударственных и международных конфликтов на уровне открытых наукой законов, принципов, свойств, особенностей и закономерностей. Именно это пыталась осуществить власть Союза Советских Социалистических Республик.

Но таких преобразований не желали и не желают страны, называющие себя светскими, демократическими, передовыми и цивилизованными. Они пытаются действовать на основании своих субъективных законов, своего мнения и уложений права, несмотря на то, что законы этих стран и уложения права не соответствуют достигнутым наукой знаниям, понятию и определению высшего научного образования и ответственной деятельности, деятельности по сохранению не только мира, но и интеллектуального потенциала развития, интеллектуальных основ, данных современной цивилизации наукой.

В связи с этим современное право, в отличие от рабовладельческого, феодального, колониального и других уложений права прошлого, должно защищать современное интеллектуальное право и опровергать право на власть, не признающую законов Знания и установлений науки. При определении понятий «власть», «право» и «правосудие» нельзя допускать замены законов Знания на произвольное юридическое законотворчество. Не может быть другой исторической необходимости, кроме как необходимости обращения к законам Знания и достоверной научной информации, и потому можно говорить о научной несостоятельности современного способа государственного управления Без научно-образовательной системы не может быть высокообразованных людей, как и без письменности не может быть людей, умеющих читать и писать. Сейчас речь идет о переходе системы образования на причинно-следственный логико-грамматический язык науки, об интеллектуальной активизации всего общества в целом, осуществить которую можно только при условии научного образования.

Реализация знаний науки, введение их в образовательную систему есть единственно возможный способ реализации потенциальных интеллектуальных возможностей людей, формирования их рационально-логического мышления, а без такого качественного интеллектуального преобразования у страны нет будущего. Реформа образовательных систем стран мира, и особенно России, не может быть основана на вариативности мнений, суждений и убеждений, на инакомыслии и разномыслии. Ее основой могут стать законы знания, общенаучной логики и методологии науки, она может быть обеспечена только введением запрета на дискредитацию законности самих знаний науки, их конституционности и юрисдикции, а не юрисдикции учителей и профессорско-преподавательского состава или научных и академических званий, так как критерий правоты, права и правильности должны выводиться и определяться законами Знания.

При всеобщности и интернациональности знаний науки не может быть антагонизма разных точек зрения и мнений, а может и должно быть только общенаучное мировоззрение, консолидированное отношение к науке и консолидированная защита ее законов. Если этого нет, нет и высшего общенаучного образования, а потому и дипломы о высшем научном образовании можно считать недействительными или ограниченными фрагментарностью дифференцированного образования.

Высшее фрагментарное образование еще не означает одновременно и высшего общенаучного и социального образования, получения прав и полномочий для ведения государственных дел и права на власть, так как всей полнотой полномочий и власти, ее единством и неделимостью обладают общенаучная и социальная логика, закон разделения, распределения и обеспечения труда и деятельности при единстве логического обеспечения и суждения как алгоритме следствий и обобщений познания и познанного.

Переход на новую научно-образовательную систему не мог быть осуществлен ни в начале, ни в середине XX века, ни в начале XXI века, и поэтому не снимаются психологические стереотипы мифологического и литературного восприятия. Почти никто не говорит об опасности доминирования неквалифицированной публицистики, литературы и ее производных. А такое доминирование отрицает, замещает и вытесняет из общественного обращения знания науки. Это — свидетельство опасной дифференцированности образования в отсутствии междисциплинарной общенаучной социальной логики, методологически объединяющей всю систему образования.

Обществу нужна обязательная научная программа самообразования, без которой невозможно повысить общий образовательный уровень всех и каждого на основе новейших обобщенных научных знаний, особенно знаний о человеке. Вместо этого общество вынуждено «учиться» по газетным, публицистическим, литературным и религиозным источникам информации, не имеющим никакого отношения ни к научному знанию, ни к научной деятельности. Более того, государство никакого сопротивления этому информационному потоку не оказывает: оно не дезавуирует литературные и публицистические лжесвидетельства, софистические и схоластические приемы суждения и иные извращения норм и правил логического суждения. Все это приводит как к преднамеренному, так и к непреднамеренному введению людей в заблуждение, к нарушениям восприятия и понимания истины.

Общество должно избавляться от ложной и недостоверной информации, защищая здравомыслие молодого поколения, которое само, без помощи науки, общества и государства не может распознавать истинность и ложность суждений, оценок и выводов.

Необходимо устранение неправовых отношений, асоциальных традиций и обычаев прошлого, уложений права прошлого. Нужен переход на научные уложения права, на конституционные законы научного Знания, так как знания науки не могут быть неконституционны, а неконституционными могут быть и являются конституции и уложения права, противоречащие законам и принципам научного Знания, как, например, современный Устав Организации Объединенных Наций, не приведенный в соответствие с интеллектуальными основами науки и не осуществивший переход на язык общенаучной логики.

Произвольные свобода слова и мнений, противоречащие законам Знания, доказательствам и опровержениям науки, и есть то самое противоправное, противозаконное информационное воздействие на общество, формирующее общественное мнение. Это информационное воздействие мотивирует и создает индивидуальную и организованную преступность, в том числе экономическую, стимулирует коррупцию, определяет терроризм как право наций на самоопределение, то есть как бы придает преступной террористической деятельности видимость невинной политической деятельности. Оно узаконивает национализм, сепаратизм и инициирует социально-политический, экономический и информационный экстремизм, не опасающийся своевременных санкций и опровержения, привлечения к ответственности за политическое и историческое лжесвидетельство, за введение людей в заблуждение, за подмену научных понятий и научного законодательства, за ложное законодательство свободы слова и мнения, свободы совести, свободы от наказания, за подмену научного знания субъективным мнением. Оно формирует недоверие общества к науке и тем самым приводит к массовой задержке умственного развития, что и является основным результатом современной деятельности произвольной свободы слова или мнения.

Люди, не желающие учиться, чтобы познать объективные законы науки, не могут быть допущены ни к публичной, ни к государственной, ни к международной деятельности, так как их недостаточная образованность будет определять не только всемирную непредсказуемость последствий их деятельности, но и мировой системный кризис, а значит, порождать социальную и международную нестабильность. Эти люди у власти будут формировать предпосылки информационного противостояния и интервенции, информационной обвинительной жестокости, нарушающих процесс прогрессивного движения к высокоразвитому сознанию и мышлению. В результате правосудие, по существу, не защищает общество от информационного террора, так как не использует законы Знания в своей деятельности.

Произвольные свобода слова и мнений девальвировали и дискредитировали право Победы, честь и достоинство победителей и суверенность страны, как и право Победы на установление новых, не приводящих к войнам и международным конфликтам уложений права, девальвировали право Победы на установление образовательного порядка, образовательного пространства, иерархии и субординации как оснований общественных и международных отношений, которые не могут определяться декларациями об абстрактных правах и свободах.

Субъективная свобода слова формирует информационную и эволюционную катастрофу, нарушая процесс интеллектуального развития, процессы саморегуляции и самоидентификации современного человека.

Научная несостоятельность власти инициирует международные конфликты, разногласия и политические, экономические и информационные войны, противостоять которым можно только с позиции единой всеобщей научно-образовательной системы, единого образовательного пространства. Эта научная несостоятельность требует переосмысления и пересмотра всей мировой политики, в том числе и деятельности Организации Объединенных Наций и средств массовой информации. Ведь средства массовой информации не имеют права защищать чье-либо мнение или чьи-либо интересы. Они могут защищать законы Знания и социальные уложения науки, единое образовательное пространство, и только при этом условии интеллектуальное воздействие на неинтеллектуальную деятельность глав государств и правительств может быть положительным. Это позволит устранить возможность силового разрешения споров, обвинения, претензии, требования и ультиматумы.

Должно быть сохранено положение послевоенного мирного времени и введен в действие закон статус-кво как основной закон дипломатической, государственной и общественной деятельности, ориентированной на установления науки, а не на субъективные мнения, публикации и комментарии средств массовой информации.

Только законы Знания могут определять законность в современном мире, а всякое противодействие этим законам и социальным уложениям науки должно квалифицироваться как противозаконное, и в действие должен вступать принцип неотвратимости наказания за нарушение закона, так как нарушается равенство перед законом и социальная справедливость как производная от законов Знания категория.

Социальные нормы и правила есть производные следствия, которые выводятся из установленных наукой свойств, особенностей и закономерностей, как и в целом обобщенные научные знания и общенаучная логика есть основа мышления и здравомыслия, и поэтому только научные нормы и правила объективны и необходимы для общества, защищают мыслеспособность и разумность человека, а не те произвольные и конвенционные нормы и правила, которые действовали в прошлом и действуют в настоящем как на правительством уровне, так и в депутатском собрании России и в парламентах других стран мира.

Общество не может обходиться без всеобщих норм и правил, как без норм и правил не может обходиться рационально-созидательная, полезная и предсказуемая деятельность.

Несоблюдение всеобщих норм и правил, как и их отсутствие, определяется наукой как недостаток или утрата критичности и здравомыслия, как расстройство сознания, отклоняющееся и непредсказуемое поведение, лишающее общество интеллектуальной мотивированности и возможности консолидации и идентификации. Ведь при отсутствии централизованных на государственном уровне норм, правил и установлений науки общество не может прогнозировать поведение своего правительства, в частности министерства иностранных дел, а также правоохранительной системы, системы правосудия, армии и др.

В Европе (и не только в Германии, Италии, Венгрии, Румынии и Болгарии, но и в других странах, входивших в агрессивную коалицию) до и во время Второй мировой войны в явной и в неявной форме действовали колониализм, расизм и фашизм, а в Японии — милитаризм.

Но именно в Европе в настоящее время ставится под сомнение историческая Победа над фашизмом и милитаризмом; более того, оспаривается право Победы и ее требования отказа от асоциальных и аморальных уложений права, которые и приводили к войнам, бунтам, восстаниям и революциям, к общемировой жестокости и репрессиям как в ходе восстаний и революций, так и в ходе подавления восстаний и при победе контрреволюций.

Европа полностью исключила свою историческую ответственность перед Россией и перед другими странами мира и продолжает настаивать на своей исторической невиновности, предъявляя к России и другим государствам необоснованные требования и претензии.

Но решенные самим ходом истории вопросы не могут привноситься в современность, особенно в виде обвинений, и даже не могут обсуждаться и рассматриваться современностью как имеющие право быть ввиду принципа необратимости времени и событий, ввиду аннулирования наукой исторических уложений права и необходимости перехода современности на научные основания права, на научное законодательство и придание законам научного Знания государственного и юридического статуса.

Более того, нельзя забывать, что есть еще понятия эволюции и преобразования, прогрессивных и регрессивных формационных переходов, в последнем случае происходящих под воздействием ненаучного информационного обеспечения, основанного на информационной зависимости людей, когда такое информационное обеспечение нарушает процессы саморегуляции функциональных систем организма человека, адаптации, приспособления, самоидентификации, а следовательно, процессы становления интеллектуальных общественных отношений. При нарушении процессов функциональных систем адаптации, приспособления и самоидентификации происходит поворот от положительной эволюционной тенденции преобразования и совершенствования образовательной системы и просвещения к отрицательной тенденции, к регрессивному воздействию политической, экономической и юридической агитации и пропаганды, противоречащему законам природы и всему ходу познания, т.е. накопления научных данных, их классификации, систематизации и обобщения. В результате происходят ускоренная деинтеллектуализация, деградация человека и общества и вырождение цивилизации.

Не только Россия как основной победитель во Второй мировой войне, понесшая наибольшие по сравнению с другими странами потери и неисчислимый ущерб, защищая себя и страны Европы от нашествия, должна сегодня защищать Победу и ее право. Все страны мира должны защищать эту Победу, так как это была не просто очередная, одна из тысяч в истории человечества военная победа, а Победа эволюционная, прогрессивная и жизнеутверждающая, Победа всего человечества и во имя всего человечества.

Утрата или дискредитация Победы, ее обесценивание, непризнание ее права и ее состоявшихся полномочий автоматически возрождает, реставрирует в новых исторических и интеллектуальных условиях, по существу, не только довоенный порядок, но и асоциальное уложение как государственного, так и международного права, реабилитирует неравенство, неравноправие, несправедливость, неправосудие и фашизм, восстанавливает дискреционную власть.

Современное правовое светское социальное государство должно иметь своим основанием и оправданием полномочий централизованное правовое контрольное и апелляционное положение законов Знания, их юрисдикцию, снимающую и ограничивающую должностную и юридическую дискрецию, так как неправовым, а значит неправильным и ошибочным, может быть любое мнение и действие любого государства, но не могут быть неправильными или ошибочными законы научного Знания, проверенные исторической практикой их применения. Действия этих законов подтверждаются независимо от мнений, убеждений и субъективных определений картины мира, так как они не только определяют систему координат в точных научных дисциплинах, но и задают точку отсчета для социальных явлений, а значит, определяют социальное уложение права, т.е. возможность объективной реальной предсказуемости, предупреждения и предотвращения нежелательного, избежания опасностей и самоуничтожения цивилизации.

Праздник Победы — это всемирное торжество избавления современности от исторической нецивилизованности мировых отношений.