УДК 347.1

СОВРЕМЕННОЕ ПРАВО №8 2011 Страницы в журнале: 9-14 

 

А.О. ИНШАКОВА,

доктор юридических наук, профессор, зав. кафедрой гражданского права и процесса Волгоградского государственного университета, профессор кафедры международного права Российского университета дружбы народов

 

Рассматриваются вопросы правового регулирования наукоемких технологий, в том числе нанотехнологий, в действующем внутригосударственном праве Российской Федерации. Изложенные в качестве выводов и рекомендаций результаты проведенного исследования призваны определить и выявить наиболее перспективные унификационные тенденции совершенствования уже существующего правового обеспечения развития инновационной деятельности в сфере нанотехнологий, а также устранить основную методологическую недоработку современных правовых исследований в данной сфере: недостаточно внимательное отношение к проблемам унификации и гармонизации соответствующей области правового регулирования.

Ключевые слова: экономико-правовая глобализация и интеграция мирового сообщества, гражданско-правовое регулирование процесса наноиндустриализации, унификационные тенденции правового обеспечения инновационной деятельности, концепция развития наноиндустрии в Российской Федерации.

 

Problems of the national civil right in the course of the country nanoindustrializatsii

 

Inshakova А.

 

The present research is devoted questions of legal regulation of high technologies which high technologies and innovative technologies, including nanotechnologies, in the operating internal law of the Russian Federation concern. Stated as conclusions and recommendations results of the conducted research urged to define and reveal the most perspective unification of a tendency of perfection of already existing legal maintenance of development of innovative activity in sphere of nanotechnologies, and also to eliminate the basic methodological lack of appearing modern legal researches of sphere of the nanotechnologies, consisting in insufficiently attentive relation to problems of unification and harmonization of corresponding area of the legal regulation.

Keywords: economic-legal globalization and world community integration, civil-law regulation of process of nanoindustrialization, unification of a tendency of legal maintenance of innovative activity, the concept of development of the nanoindustry in the Russian Federation.

 

На сегодняшний день важнейшей общегосударственной задачей, отнесенной к исключительному ведению Российской Федерации, является регулирование наукоемких технологий, к которым относятся высокие и инновационные технологии, в том числе нанотехнологии.

В специальной юридической литературе нанотехнологии понимаются как целенаправленная человеческая деятельность по производству и использованию (включая отображение, измерение, моделирование и управление материей) материалов с преднамеренно внедренными особенностями, вплоть до атомного или молекулярного масштаба, имеющих размер от 1 до 100 нм[1].

Еще в 2007 году в своем Послании Федеральному собранию Российской Федерации от 26 апреля Президент РФ В.В. Путин заявил о необходимости формирования в России научно-технологического потенциала, адекватного современным вызовам мирового технологического развития, особо подчеркивая при этом необходимость создания эффективной системы исследований и разработок в области нанотехнологий, основанных на атомном и молекулярном конструировании.

Президент российского государства публично высказал свои опасения по поводу того, что «...для большинства людей “нанотехнологии” это такая же абстракция, как и ядерные технологии в 30-е годы прошлого века». Однако далее В.В. Путин разъяснил, что «…нанотехнологии уже становятся ключевым направлением развития современной промышленности и науки. На их основе в долгосрочной перспективе мы в состоянии обеспечить повышение качества жизни наших людей, национальную безопасность и поддержание высоких темпов экономического роста. Оценки ученых говорят о том, что изделия с применением нанотехнологий войдут в жизнь каждого — без преувеличения — человека, позволят сэкономить невозобновляемые природные ресурсы...».

Академик В.И. Жуков, обстоятельно проанализировав совокупность причин современного экономического кризиса, в перечне главных (помимо финансовой причины) выделяет смену технологического уклада и переход к так называемому шестому технологическому укладу. «В настоящее время, — отмечает автор, — почти все отрасли производства достигли высшей точки своего развития. Теперь без технологической революции в энергетике, материаловедении, генетике, медицине, информатике и других областях прогресс невозможен».

Приведенное выше высказывание о значимости и приоритетности развития направлений современной науки в сфере нанотехнологий в полной мере касается и права, призванного упорядочить процесс наноиндустриализации. Сегодня перед юридическим экспертным сообществом стоит непростая задача по совершенствованию законодательства, обеспечивающего развитие инновационной деятельности в сфере нанотехнологий.

По нашему мнению, надо устранить основную методологическую недоработку современных правовых исследований в сфере нанотехнологий, которая заключается в недостаточно внимательном отношении к проблемам унификации и гармонизации соответствующей области правового регулирования, вызванном объективным явлением экономико-правовой глобализации и интеграции. В настоящее время невозможно сделать адекватные выводы относительно тенденций и перспектив развития национального законодательства в области наноиндустрии без учета влияния процесса экономико-правовой интеграции как базиса необходимой правовой унификации всех уровней правового регулирования в условиях нарастающего взаимодействия и взаимовлияния международного и внутригосударственного права. Не последнее место в такого рода исследованиях должно быть отведено также вопросам выбора надлежащего метода унификации.

Вопросы совершенствования наукоемких технологий, необходимых для развития отечественной экономики, а также для обеспечения обороны и безопасности страны, должны занимать сегодня особое место в российском гражданском праве и требуют самого пристального внимания со стороны национального законодателя. В связи с необходимостью правового обеспечения необратимых экономических процессов в ходе наноиндустриализации страны, новые задачи встают и перед правом, их регулирующим, и в первую очередь перед хозяйственным правом.

Так, 17 января 2008 г. Правительством РФ  была одобрена Программа развития наноиндустрии в Российской Федерации до 2015 года[2] (далее — Программа). Цель Программы — формирование к 2011 году конкурентоспособного сектора исследований и разработок в области наноиндустрии для поддержания научно-технического паритета  России с экономически развитыми странами мира по перспективным направлениям науки. Программа акцентирует внимание экспертного сообщества на направлениях, определяющих, в частности, стратегию развития наноиндустрии и безопасность применяемых наноматериалов и нанотехнологий для здоровья и жизни человека, создание эффективной системы коммерциализации объектов интеллектуальной собственности в области нанотехнологий, рост объемов производства уже выпускаемой и востребованной продукции нанотехнологий, безопасной для здоровья человека, насыщение соответствующих рынков, разработку новых нанотехнологий и видов нанотехнологической продукции, которые могут быть доведены до промышленного внедрения и производства в течение последующих двух-трех лет. Конечной же целью, которая должна быть достигнута к 2015 году, является формирование условий для масштабного наращивания объема производства новых видов продукции наноиндустрии и выхода профильных российских компаний на мировой рынок высоких технологий.

Задачами Программы являются: формирование инфраструктуры наноиндустрии на современном уровне экономически развитых стран, включая ее приборно-инструментальную, информационно-аналитическую и методическую составляющие; формирование условий устойчивого функционирования и  развития  системы подготовки, переподготовки и закрепления кадров для обеспечения эффективности исследований и разработок в области наноиндустрии; опережающее развитие исследований  и разработок, обеспечивающих создание новых конкурентоспособных нанотехнологий и видов нанотехнологической продукции, которые могут быть доведены до промышленного внедрения и производства в течение двух-трех лет; создание системы содействия продвижению продукции наноиндустрии на внутренний и внешний рынки, формирование инфраструктуры системы обеспечения единства измерений, стандартизации, оценки соответствия и безопасности в области нанотехнологий с целью роста объемов производства уже выпускаемой и востребованной продукции нанотехнологий, насыщения указанной продукцией нанотехнологий соответствующих рынков; совершенствование механизмов коммерциализации научных результатов исследований и разработок в области наноиндустрии, в том числе на основе государственно-частного партнерства.

Таким образом, целевое назначение Программы с юридической точки зрения по сути заключается в том, что она представляет собой фундамент для развития правовых механизмов, обеспечивающих эффективное и легитимное прохождение процессов наноиндустриализации в России. Кроме того, на основе правового анализа Программы возможно определить сферы правового регулирования цивильного, и в первую очередь хозяйственного, права, оказывающиеся наиболее востребованными данным направлением экономического развития мира.

Рассмотренный документ относится к категории так называемых программно-целевых актов, издаваемых органами государственной власти и органами местного самоуправления. Его правовой целью является установление единообразных целей, желаемых эффектов, сроков их достижения, необходимых для этого мероприятий и ресурсов. В данном случае речь идет о широком применении в сфере нанотехнологий такого метода унификации права, основанного на принципе регулирования, как гармонизация. Законодатель, следуя указанному в документе направлению — принципу правового регулирования, — абсолютно самостоятельно в соответствии с законодательной компетенцией, основанной на конституции государства, определяет содержание нормы или системы норм правового регулирования, а также их место в национальной правовой системе. Программно-целевые акты относятся к категории нормативных правовых актов, обязательных для исполнения. Специфические требования к подготовке программно-целевых документов излагаются, как правило, в специальных нормативных правовых актах, посвященных порядку разработки, утверждения и реализации целевых программ. Так, на федеральном уровне данные требования закреплены Порядком разработки и реализации федеральных целевых программ и межгосударственных целевых программ, в осуществлении которых участвует Российская Федерация, утвержденным постановлением Правительства РФ от 26.06.1995 № 594; на уровне субъектов Российской Федерации и муниципальных образований — нормативными правовыми актами о порядке разработки и реализации соответственно региональных и муниципальных целевых программ. Можно констатировать, что Программа  заложила правовой фундамент для развития наноиндустрии в России. Реальную же основу современной внутригосударственной законодательной базы, непосредственно посвященной рассматриваемой области, составляет Федеральный закон от 19.07.2007 № 139-ФЗ «О Российской корпорации нанотехнологий» (далее — Закон о Роснанотех)[3], регламентирующий правовое положение, принципы организации, цели создания и деятельности, порядок управления деятельностью, порядок реорганизации и ликвидации Российской корпорации нанотехнологий.

Основными целями деятельности Российской корпорации нанотехнологий, определенными в Законе о Роснанотех (ч. 1 ст. 3), являются содействие реализации государственной политики в сфере нанотехнологий, развитие инновационной инфраструктуры в сфере нанотехнологий, реализация проектов создания перспективных нанотехнологий и наноиндустрии. Согласно ч. 3 ст. 3 данного закона корпорация для достижения целей своей деятельности осуществляет такие основные функции, как выбор и мониторинг реализации проектов в сфере нанотехнологий в целях возможного предоставления и контроля финансовой поддержки из средств корпорации; организационная и финансовая поддержка научно-исследовательских и опытно-конструкторских разработок в сфере нанотехнологий; финансирование проектов по подготовке специалистов в сфере нанотехнологий; привлечение заемных средств, в том числе осуществление эмиссии облигаций при наличии обеспечения, соответствующего требованиям, установленным законодательством Российской Федерации о ценных бумагах, и т. д.

Что касается необширного по объективным причинам ретроспективного анализа становления и развития законодательства, посвященного правовому регулированию деятельности хозяйствующих субъектов России в сфере наноиндустрии, то на него следует все-таки обратить внимание и остановиться на некоторых ключевых национальных нормативных документах.

Первым законодательным упоминанием о необходимости реализации в стране комплексной программы развития нанотехнологий является распоряжение Председателя Верховного Совета РФ от 08.09.1992 № 3476/1рп-1 «О государственной поддержке Академии технологических наук Российской Федерации». Документ содержит поручение, адресованное Академии технологических наук РФ, заинтересованным постоянным комиссиям палат и комитетам российского парламента, активно участвовать в разработке концепции технологического возрождения России в целях углубления социально-экономических реформ, включая программу по нанотехнологии и наноэлектронике, при участии общественных ассоциаций, российских и международных объединений специалистов в этой области.

Целостная же концепция развития наноиндустрии в Российской Федерации получила свое закрепление в Федеральном законе от 20.07.1995 № 115-ФЗ «О государственном прогнозировании и программах социально-экономического развития Российской Федерации. Посредством данного нормативного правового акта впервые на законодательном уровне были определены цели и содержание системы государственных прогнозов и программ социально-экономического развития Российской Федерации, а также общий порядок их разработки.

Анализируя национальную правовую базу реализации научных проектов, в том числе и в сфере нанотехнологий, следует упомянуть и Федеральный закон от 23.08.1996 № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической политике» (в ред. от 01.03.2011), предписания которого посвящены отношениям между субъектами научной и научно-технической деятельности, органами государственной власти и потребителями научной и научно-технической продукции (работ и услуг).

Можно упомянуть и другие смежные с рассматриваемой сферой законодательного регулирования документы, повлиявшие на развитие и становление российского правового обеспечения наноиндустриализации. К таким актам следует отнести Федеральный закон от 09.01.1996 № 3-ФЗ «О радиационной безопасности населения», содержащий ряд положений о безопасном использовании микро- и наночастиц, а также ныне утративший силу Федеральный закон от 13.04.1998 № 60-ФЗ «О конверсии оборонной промышленности в Российской Федерации» (далее — Закон о конверсии), который к основным принципам проведения конверсии[4] относил создание экономических условий для конверсируемых организаций[5]  в целях сохранения и развития высоких технологий для производства наукоемкой, технологически сложной продукции гражданского назначения, конкурентоспособной на внутреннем и внешнем рынках. Основным достижением Закона о конверсии стало легитимное закрепление отдельных видов нанотехнологий, относящихся теперь не только к оборонным видам продукции, но и к результатам деятельности в сфере народного хозяйства, как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

В списке актуальных в контексте данного исследования документов федерального значения Федеральный закон от 18.07.1999 № 183-ФЗ «Об экспортном контроле», посвященный вопросам правового обеспечения отношений органов государственной власти России и российских участников внешнеэкономической деятельности при осуществлении экспортного контроля. Действие данного закона распространяется на внешнеэкономическую деятельность в отношении товаров, информации, работ, услуг, результатов интеллектуальной деятельности (прав на них), в том числе нанотехнологий и наноматериалов, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения.

В качестве основных направлений развития высшего и послевузовского профессионального образования в комплексе государственных мер, обеспечивающих способность производственной и социальной среды применять на практике наукоемкие, технологичные, экологически безопасные, экономичные и прогрессивные научные и конструкторские разработки, выполненные в организациях системы образования, внедрение в целом в образовательную деятельность элементов наукоемких технологий, закрепил Федеральный закон от 10.04.2000 № 51-ФЗ «Об утверждении Федеральной программы развития образования».

Важнейшими источниками правового регулирования и финансового обеспечения нанотехнологий на федеральном уровне являются постановления и распоряжения Правительства РФ, среди которых выделяются постановления Правительства РФ от 28.02.2008 № 127 «О направлениях, порядке и условиях инвестирования, предельном размере инвестируемых временно свободных средств государственной корпорации “Российская корпорация нанотехнологий”», от 23.04.2010 № 282 «О национальной нанотехнологической сети»; распоряжения Правительства РФ от 25.08.2006 № 1188-р «О Программе координации работ в области нанотехнологий и наноматериалов в Российской Федерации», от 05.10.2009 № 1454-р «Об имущественном взносе и предоставлении государственных гарантий государственной корпорации “Российская корпорация нанотехнологий”».

Необъяснимым фактом в контексте объективной необходимости для страны наличия фундаментальной базы для реализации научных проектов в сфере нанотехнологий, обнаруженным в процессе проведения данного исследования, явилось то обстоятельство, что на сегодняшний день, к сожалению, соответствующее внутригосударственное нормативно-правовое обеспечение не нашло своего отражения в таких основных гражданско-правовых документах, как ГК РФ и ГрадК РФ.

Так, например, в ст. 1225 ГК РФ в перечне охраняемых результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации не предусмотрены такие объекты, как результаты интеллектуальной деятельности в сфере нанотехнологий. Отсутствуют и специальные нормы, регулирующие вопросы осуществления деятельности в сфере наноиндустрии, что в значительной степени затрудняет процесс развития данной сферы, несмотря на особый интерес к ней, проявляемый на уровнях как государственной власти, так и научного экспертного сообщества.

В этой связи представляется целесообразным сформулировать некоторые прикладные рекомендации по усовершенствованию действующего национального законодательства. В первую очередь необходимо, на наш взгляд, предусмотреть в ГК РФ специальные нормы, обеспечивающие надлежащую правовую охрану результатов интеллектуальной деятельности в сфере наноиндустрии. Так, в п. 1 ст. 1225 ГК РФ рекомендуется добавить подп. 17, изложив его в следующей редакции: «17) разработки в области нанотехнологий». Кроме того, раздел VII части четвертой ГК РФ следовало бы дополнить главой 78 «Право использования разработок в сфере нанотехнологий». В рамках данной главы необходимо, на наш взгляд, закрепить определение понятия «нанотехнологии», под которыми следует понимать совокупность технологических методов и приемов, используемых при изучении, проектировании и производстве материалов, устройств и систем, включающих целенаправленный контроль и управление строением, химическим составом и взаимодействием составляющих их отдельных наномасштабных элементов (с размерами порядка 100 нм и меньше как минимум по одному из измерений), которые приводят к улучшению либо появлению дополнительных эксплуатационных и/или потребительских характеристик и свойств получаемых продуктов.

Таким образом, данная дефиниция не только будет закреплена на должном качественном законодательном уровне, но и станет соответствовать новейшим позитивным тенденциям трансформации действующего внутригосударственного законодательства Российской Федерации при проведении масштабной отраслевой кодификации и унификации национального гражданского права в сфере нанотехнологий с минимальными правовыми стандартами, выработанными, например, Международной организацией по стандартизации, ИСО (International Organization for Standardization, ISO), в рамках которой принят стандарт «Нанотехнологии. Термины и определения нанообъектов. Наночастица, нановолокно и нанопластина», содержащий специальные положения, определяющие понятие «нанотехнологии». Кроме того, сформулированная дефиниция будет полностью согласовываться с определениями, приведенными в Международной энциклопедии ЮНЕСКО «Нанонаука и нанотехнологии». Несмотря на то что данная энциклопедия не может относиться к категории нормативных актов, она представляет безусловный интерес как свод минимальных правовых стандартов, используемых в сфере наноиндустрии. Что касается унификации на национальном уровне России и соответствия рассматриваемой дефиниции российским федеральным нормативным актам, определяющим  понятие «нанотехнологии», то здесь следует принимать во внимание постановление Правительства РФ от 23.04.2010 № 282 «О национальной нанотехнологической сети» и приказ Росстата от 08.02.2010 № 83 «Об утверждении статистического инструментария для организации статистического наблюдения за деятельностью предприятий и организаций в сфере нанотехнологий».

Кроме того, предлагаемая глава 78 в качестве единообразного правового фундамента должна содержать нормы, регулирующие вопросы, определяющие право на разработки в сфере нанотехнологий. Так, следует предусмотреть в ГК РФ норму следующего содержания: «Исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности в сфере нанотехнологий, признаются и подлежат защите в соответствии с правилами настоящего Кодекса». С точки зрения защиты прав на результаты интеллектуальной деятельности в сфере нанотехнологий могут применяться общие нормы, содержащиеся в главе 69 раздела VII части четвертой ГК РФ.

В ГрадК РФ отсутствуют специальные нормы, регулирующие процесс применения высоких технологий в строительстве. В этой связи п. 7 ст. 2 ГрадК РФ, определяющей основные принципы законодательства о градостроительной деятельности, предлагается изложить в следующей редакции: «7) осуществление градостроительной деятельности с соблюдением требований технических регламентов и с применением достижений наноиндустрии с целью обеспечения надежности строительных объектов». Следует, по нашему мнению, указать и на необходимость включения специальных норм, регулирующих порядок инвестирования средств ОАО «Российская корпорация нанотехнологий», в строительную сферу. Принятие соответствующих норм могло бы способствовать развитию строительства на основе современных технологий и, как следствие, повышению надежности строительных объектов.

К сожалению, нельзя не упомянуть и тот факт, что анализ положений Концепции развития гражданского законодательства Российской Федерации (одобрена решением Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства от 07.10.2009[6]; далее — Концепция) выявил отсутствие в документе конкретных предложений, которые были бы направлены на совершенствование гражданского законодательства в контексте проблематики данного исследования и с учетом требований современной действительности. Так, в п. 2.1 раздела VII «Законодательство о правах на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации (интеллектуальных правах)» Концепции лишь констатируется, что на сегодняшний день «важное место занимают проблемы, обусловленные научно-техническим прогрессом. Российское гражданское законодательство должно соответствовать современному уровню развития техники, стимулируя разработку и широкое использование новых технологий при одновременном обеспечении защиты интересов правообладателей». Однако сколько-нибудь конкретных мер данный документ не предусматривает, хотя упоминание в Концепции пусть даже общих условий, касающихся вопроса применения современных технологий, уже заслуживает одобрения и является, пожалуй, первым и долгожданным упоминанием законодателя об объективной необходимости развития норм гражданско-правового регулирования в сфере нанотехнологий.

Еще одна проблема внутригосударственного регулирования сферы нанотехнологий не может остаться незамеченной. Вопросы безопасности производства наноматериалов законодательно не конкретизированы[7]. С одной стороны, такое положение дел позволяет применять общие правовые нормы, присущие обеспечению безопасного проведения работ, соблюдения правил охраны труда, защиты пациентов, закрепленные в ТК РФ, Федеральном законе от 30.03.1999 № 52-ФЗ «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения» и др.

С другой стороны, специфика нанотехнологий такова, что существующие законодательные ограничения не всегда позволяют обеспечить надлежащую безопасность. Таким образом, необходимо более тщательно проработать указанные вопросы и пути их законодательного закрепления с учетом приобретаемого и обобщаемого опыта изучения вредных воздействий производства и применения наноматериалов на окружающую среду, здоровье и жизнь человека. В этой связи пришло время задуматься об очевидной, по нашему мнению, целесообразности пополнения национальной правовой базы в сфере нанотехнологий специальным законом «О наноиндустрии в Российской Федерации» федерального уровня регулирования. Подобный закон должен определить специфику данной хозяйственной отрасли, ее субъектов, их права, обязанности, ответственность, проблемы обеспечения безопасных условий труда в сфере наноиндустрии, а также целый ряд других вопросов.

 

Библиография

1 См., например: Зульфугарзаде Т.Э., Хатаева М.А. Основы правового регулирования нанотехнологий в Российской Федерации // Адвокат. 2009. № 5. C. 93—113.

2 Федеральный интернет-портал: Нанотехнологии и наноматериалы. — Режим доступа: http://www.portalnano.ru/read/ documents/met/mon-sm-538_16_16072010/program_2015

3 Федеральным законом от 27.07.2010  № 211-ФЗ «О реорганизации Российской корпорации нанотехнологий» установлен порядок реорганизации корпорации в форме преобразования в открытое акционерное общество.

4 Конверсия (конверсия оборонной промышленности) — регулируемый государством процесс организационных, правовых, технологических, научно-технических и социально-экономических преобразований оборонной промышленности в целях частичной или полной переориентации на выпуск продукции гражданского назначения ранее задействованных в оборонном производстве производственных мощностей, научно-технического потенциала и трудовых ресурсов организаций оборонной промышленности.

5 Конверсируемая организация — организация оборонной промышленности, научная и (или) производственная деятельность которой по обеспечению федеральных государственных нужд в области поддержания обороноспособности и безопасности Российской Федерации сокращается или прекращается и в которой осуществляются мероприятия по разработке новых технологий, в том числе технологий двойного применения, по выпуску продукции гражданского назначения и утилизации вооружения и военной техники.

6 См.: Вестник ВАС РФ. 2009. № 11.

7 Отдельные нормы, касающиеся безопасности наноматериалов, содержатся в постановлении Главного государственного санитарного врача РФ от 31.10.2007 № 79 «Об утверждении Концепции токсикологических исследований, методологии оценки риска, методов идентификации и количественного определения наноматериалов»// Российская газета. 2007. 1 дек.