К.С. ЛИХОВИДОВ,

докторант Военного университета Министерства обороны РФ, кандидат юридических наук, доцент

 

В условиях построения правового государства юридическая ответственность за правонарушения является наиболее острой темой правовой науки и правоприменительной практики. Достаточно сказать, что без эффективно действующего механизма юридической ответственности нормы, регулирующие права и обязанности членов общества, носят декларативный характер, что влечет за собой, с одной стороны, неспособность правоохранительных органов осуществлять государственное принуждение к исполнению обязанностей и наказание нарушителей правовых запретов и, с другой стороны, произвол  государства, поскольку принуждение применяется по усмотрению власть имущих.

Острота проблемы юридической ответственности военнослужащих определяется особой исключительностью выполняемых ими задач по защите Отечества, соответственно, спецификой их правового статуса и военно-правовых норм.

Воинский правопорядок складывается в результате реализации норм военного права, в том числе и норм о юридической ответственности военнослужащих. В зависимости от того, насколько полно и точно реализованы требования правовых норм о юридической ответственности военнослужащих (наряду с другими факторами), определяется степень прочности воинского правопорядка. Малейшее нарушение порядка военно-служебных отношений может отрицательно сказаться на боеспособности воинских частей и соединений, а значит, нанести ущерб оборонной мощи страны.

Цели и задачи реформирования военной составляющей государства определяют, с одной стороны, повышенные требования к сохранности систем вооружения, военной и специальной техники и иного военного имущества как материальной основы боеспособности и боеготовности войск, а с другой — безотлагательное решение правовых вопросов комплектования Вооруженных Сил, причем преимущественно на контрактной основе, и создание действенного механизма социальной и правовой защиты военнослужащих.

Между тем криминальная обстановка в войсках по-прежнему остается достаточно сложной. В частности, наблюдается высокий уровень преступлений, связанных с превышением должностных полномочий, и чаще всего — с применением командирами и начальниками насильственных действий по отношению к подчиненным. Растут показатели преступности, направленной против порядка пребывания на военной службе; сохраняется высокий уровень нарушений уставных правил взаимоотношений между военнослужащими при отсутствии между ними отношений подчиненности.

Продолжают носить массовый характер нарушения должностными лицами органов военного управления требований Федерального закона  от 27.05.98 г. № 76-ФЗ «О статусе оеннослужащих», арендного, земельного и жилищного законодательства, общевоинских уставов, действующих в Вооруженных Силах Российской Федерации[1].

Одной из основных причин сложившейся в войсках сложной криминальной обстановки является отсутствие со стороны командования и воспитательных органов четкой и отлаженной системы работы по профилактике правонарушений. При этом не следует забывать о том, что профилактические мероприятия будут действенны только в том случае, если будет эффективным механизм юридической ответственности военнослужащих. А эта эффективность, в свою очередь, определяется состоянием законодательного обеспечения различных видов юридической ответственности военнослужащих.

Законодательное обеспечение юридической ответственности военнослужащих охватывает, в частности, такие процедуры, как предзаконодательная деятельность, толкование правовых норм, материально-техническое обеспечение реализации правовых норм, постзаконодательная нормотворческая деятельность. Эти процедуры призваны создать реальные возможности для эффективной работы механизма реализации правовых норм, устанавливающих тот или иной вид ответственности[2].  Большое значение в этом процессе приобретают собственно юридические процедуры, которые охватывают этапы от появления идей, предложений о необходимости разработки закона или изменений и дополнений к нему, разработки законопроекта до проведения доктринального и специального компетентного толкования, основанного на научном познании закономерностей военного права и особенностей различных видов юридической ответственности военнослужащих.

Основной проблемой законодательного обеспечения юридической ответственности военнослужащих является неразрешенность в теории права концептуальных вопросов о понятии, содержании, основаниях и стадиях юридической ответственности в целом и юридической ответственности военнослужащих в частности. В юридической науке бытуют полярные точки зрения на проблему установления пределов применения различных видов юридической ответственности[3]. Концепция юридической ответственности военнослужащих до сих пор недостаточно разработана, что позволяет некоторым ученым, законодателям и практикам «не замечать» специфики такой ответственности[4]. Последнее обстоятельство обусловлено бытующими в науке противоположными взглядами на вопрос о существовании системы военного права как комплексной отрасли права и, соответственно, делении военного права на специальные отрасли — военно-уголовное, военно-административное и др. Между тем юридическая ответственность военнослужащих традиционно рассматривается применительно к отраслям права и не может существовать вне указанной проблематики.

Недостаточная теоретическая разработка этих вопросов и, соответственно, отсутствие их надлежащего правового регулирования в нормах военного законодательства на практике приводит к подмене одного вида ответственности другим, к неоправданному расширению (а в некоторых случаях сужению) полномочий командования. В результате снижается уровень гарантий правовой защищенности военнослужащих от возможного произвола, а следовательно, боеспособность и боеготовность войск.

Таким образом, законодательное обеспечение юридической ответственности военнослужащих возможно при условии разработки и установления:

· понятия и оснований отдельных видов юридической ответственности;

· пределов применения различных видов юридической ответственности;

· классификации воинских правонарушений;

· порядка согласования идей, научных разработок и предложений по совершенствованию правового механизма реализации юридической ответственности.

В современных условиях проведения судебной и военной реформы в России развитие законодательства, устанавливающего различные виды юридической ответственности военнослужащих, должно осуществляться на основе принципов:

· системности, т.е. принятия пакетов законодательных актов, исключения дублирования правовых норм и правовых пробелов;

· правовой экономии, т.е. уменьшения количества нормативных правовых актов и их кодификации;

· одновременного создания экономических и социальных механизмов обеспечения действия федеральных законов и других нормативных правовых актов, направленных на эффективную реализацию мер юридической ответственности;

· усиления детализации предписаний военного законодательства, устанавливающих  различные виды юридической ответственности военнослужащих[5].

На первой стадии разработки свода военных законов необходимо тщательно изучить и проанализировать опыт развития отечественного военного законодательства. Военное законодательство Российской империи, в том числе и регулирующее вопросы привлечения военнослужащих к различным видам ответственности, было кодифицировано в едином Своде военных постановлений. В результате кодификации акты военного законодательства различной юридической силы приобретали статус закона.

В настоящее время необходимость создания свода военных законов России обусловлена проблемами законодательной систематизации. Нормативные правовые акты военного законодательства России разрабатываются без должной системы и программы, в значительной степени подгоняются под нужды текущей военной политики, правоприменительной практики. В военно-юридической литературе высказываются обоснованные предложения о создании кодифицированного военно-правового акта, регулирующего различные виды юридической ответственности военнослужащих. Актуальность разработки такого законодательного акта обусловлена проблемами современной военно-правовой действительности, особенностями военной службы и военно-служебных отношений, спецификой статуса военнослужащих.

В странах с различными правовыми системами имеются разные варианты конструирования современного военного законодательства, устанавливающего юридическую ответственность военнослужащих.

В обобщенном виде можно выделить четыре таких варианта:

1. Принятие специальных законов, регулирующих различные виды юридической ответственности военнослужащих[6].

2. Принятие Кодекса военной юстиции — комплексного нормативного правового акта, регулирующего воинские охранительные правоотношения в полном объеме[7].

3. Принятие нескольких военно-правовых актов, регулирующих ответственность военнослужащих в различных военных ведомствах[8].

4. Смешанный вариант, т.е. принятие военно-правовых актов, регулирующих отдельные виды ответственности военнослужащих, и единых источников права[9].

Принятие единого кодифицированного законодательного акта, устанавливающего различные виды юридической ответственности военнослужащих, не нарушит общепризнанное правило о дифференциации национальной системы права на составляющие ее части с учетом предмета и метода правового регулирования[10]. 

Это предложение соответствует современному этапу развития всей системы российского права, в рамках которого ведется активная работа по кодификации всех емких в правовом отношении сфер жизнедеятельности общества и государства.

В ходе законодательного обеспечения юридической ответственности военнослужащих становится актуальной проблема оптимизации направлений деятельности органов военного управления, военной прокуратуры и военных судов.

Главным в контексте этой проблемы является вопрос о целесообразности сохранения военных судов и военной прокуратуры (органов военной юстиции) в системе правоохранительных органов Российской Федерации, осуществляющих свою деятельность в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации. Следует заметить, что в ходе проводимых в странах Европейского Союза (в состав которого Россия может интегрироваться в ближайшей перспективе) организационных мероприятий система органов военной юстиции была практически полностью ликвидирована.

Между тем необходимость и целесообразность не только существования, но и дальнейшего развития системы органов военной юстиции в России обусловлена, в частности, следующими объективными факторами:

· органы военной юстиции осуществляют свою деятельность по охране правопорядка в специфической сфере военно-служебной деятельности;

· органы военной юстиции выполняют свои функции не только в местностях, где отсутствуют органы общей юрисдикции, но и в условиях военного времени, чрезвычайного положения, в боевой обстановке;

· для осуществления правоохранительной деятельности в войсках требуется специальная система подготовки военно-юридических кадров, отражающая специфику жизнедеятельности Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований России;

· даже в тех странах, где военные суды упразднены (например, во Франции), они существуют в виде армейских военных трибуналов при войсках, базирующихся или действующих за границей[11].

Более того, Европейская комиссия по правам человека, обсудив проблему военных судов на предмет их соответствия требованиям, предъявляемым к надлежащему судебному органу, пришла к выводу, что если судьи военных судов назначаются на должность и освобождаются от должности в том же порядке, как и гражданские судьи, и если они не обязаны отчитываться перед военным начальством об отправлении правосудия (что в полной мере соответствует действующему в России законодательству о судебной системе и военных судах) )Выделено мной. — К.Л.), то они достаточно независимы[12]. Это положение в полном объеме распространяется и на деятельность независимой от командования военной прокуратуры[13].

Между тем, несмотря на видимую и обоснованную целесообразность существования системы военных судов и военной прокуратуры в России, в последние годы предпринимаются определенные действия, направленные на нивелирование рассматриваемой системы военно-юридических органов, в том числе и с помощью законодательных механизмов.

В частности, Федеральным законом от 27.05.2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации» предусмотрено создание трех самостоятельных видов государственной службы: гражданской, военной и правоохранительной.

Возникает вопрос: к какому виду федеральной государственной службы — военной или правоохранительной — следует отнести службу в органах военной прокуратуры и в военном суде?

В настоящее время служба в правоохранительных органах включает в себя не только федеральную службу на гражданских должностях в правоохранительных органах, но и военную службу в военной прокуратуре и военных судах на должностях, замещаемых лицами офицерского состава.

Поскольку совмещение военной и правоохранительной службы в рамках действующих военной прокуратуры и военного суда вряд ли возможно, да и упомянутым законом не предусмотрено, напрашивается самое простое решение — ликвидировать саму систему военной юстиции, передав ее полномочия и инфраструктуру соответствующим правоохранительным органам общей юрисдикции, что представляется неоправданным.

По действующему законодательству о военной службе на военных судей, следователей и прокурорских работников распространяется статус военнослужащего.

Военнослужащие указанных правоохранительных органов проходят службу в соответствии с контрактом о прохождении военной службы. Они вправе изменить место службы, получить назначение для прохождения военной службы, например, в Министерстве обороны РФ, в ином федеральном органе исполнительной власти. Необходимость существования военной прокуратуры как относительно обособленной части единой системы прокуратуры Российской Федерации обусловлена спецификой организации и прохождения военной службы, определяемой не только законом, но и другими нормативными актами, в частности общевоинскими уставами, действующими в Вооруженных Силах, других войсках и воинских формированиях Российской Федерации.

Учитывать эту специфику могут только лица, непосредственно проходящие военную службу. Более того, необходимость сохранения военной службы в органах военной прокуратуры (как и самой системы военной прокуратуры) определяется тем обстоятельством, что структура военной прокуратуры строится применительно к структуре Вооруженных Сил и других военизированных организаций, законность деятельности которых входит в объект надзора военной прокуратуры. Таким образом обеспечивается повседневная непосредственная связь органов прокуратуры с поднадзорными воинскими частями, учреждениями и организациями, максимальная приближенность к ним. Поэтому и образованы Главная военная прокуратура в составе Генеральной прокуратуры РФ, военные прокуратуры военных округов, флотов, военные прокуратуры объединений, соединений, гарнизонов и т.д.[14].

По аналогичным принципам организована и функционирует система военных судов[15].

Как военные суды, так и военная прокуратура в своей деятельности не подотчетны военному командованию и другим органам военного управления.

Таким образом, законотворческая деятельность, направленная на ликвидацию действующей системы военной юстиции, является не только ошибочной, но и представляет серьезную опасность интересам обороноспособности государства.

Разработка и принятие кодифицированного военно-правового акта, устанавливающего различные виды юридической ответственности военнослужащих, может рассматриваться как дело долгосрочной перспективы, требующее проведения комплекса специальных военно-правовых исследований, обосновывающих функции и роль военного права в общей системе права, концепцию юридической ответственности военнослужащих и организационно-правовые направления деятельности органов военной юстиции в войсках в современных условиях строительства Вооруженных Сил, других войск и воинских формирований Российской Федерации.

В качестве законодательного обеспечения юридической ответственности военнослужащих представляется оправданным оптимизировать существующий механизм реализации правовых норм, устанавливающих различные виды ответственности военнослужащих, что предполагает решение следующих задач:

· законодательное обеспечение дисциплинарной ответственности военнослужащих;

· законодательное обеспечение деятельности военной полиции;

· совершенствование законодательства об ответственности за преступления против военной службы;

· оптимизация законодательства, устанавливающего материальную ответственность военнослужащих;

· разработка межвидового института юридической ответственности воинских должностных лиц.

Законодательное обеспечение дисциплинарной ответственности военнослужащих. Необходимость принятия на федеральном уровне законодательного акта, регулирующего вопросы дисциплинарной ответственности военнослужащих — федерального закона «О дисциплинарной ответственности военнослужащих» — назрела давно.

Достаточно отметить, что привлечение военнослужащих к различным видам юридической ответственности, за исключением дисциплинарной, регламентируется федеральными законами.

В федеральном законе «О дисциплинарной ответственности военнослужащих» подлежат закреплению: понятие, состав и классификация дисциплинарных проступков; процессуальный порядок реализации дисциплинарной ответственности военнослужащих; состав и полномочия органов, осуществляющих расследование и привлечение военнослужащих к дисциплинарной ответственности. Кроме того, в нем должны получить правовое закрепление критерии для разграничения дисциплинарного проступка и преступления, а также критерии разграничения дисциплинарного проступка и воинского имущественного правонарушения и административного правонарушения[16].

В рамках рассматриваемых проблем законодательного обеспечения дисциплинарной ответственности военнослужащих следует особо выделить законность и обоснованность применения к военнослужащим ареста с содержанием на гауптвахте. Указом Президента РФ от 30.06.2002 г. № 671 дисциплинарный арест был исключен из общевоинских уставов как вид дисциплинарного взыскания, внесудебный (административный) порядок применения которого противоречил требованиям части второй ст. 22 Конституции РФ и нормам международного права — Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Между тем в современных условиях ослабления дисциплины и воинского правопорядка в Вооруженных Силах РФ и других войсках наложение моратория на применение дисциплинарного ареста военнослужащих или исключение этого дисциплинарного взыскания из числа мер дисциплинарной ответственности подрывает сущность принципа единоначалия и отрицательно сказывается на боеспособности воинских частей и соединений[17].

Следует отметить, что применение к военнослужащим дисциплинарного ареста властью командиров предусмотрено действующими законами или уставами Вооруженных Сил многих европейских государств. Причем в ряде стран установлено несколько различных режимов ареста. В частности, в Италии на военнослужащих может быть наложен строгий арест на срок до 15 суток. В Нидерландах любой офицер имеет право арестовать младшего по званию военнослужащего на срок до 24 часов, если обстоятельства требуют немедленного лишения свободы. Командир подразделения вправе арестовать подчиненного и на более длительный срок. Однако по истечении 14 суток ареста военнослужащий может обратиться в военный суд, но не с жалобой на арест, а лишь с ходатайством об установлении срока, в течение которого командир соединения должен вынести решение о передаче дела в военный суд либо о прекращении содержания под арестом.

Представляет интерес и сложившаяся практика Европейского Суда по правам человека о соотношении прав человека и основных свобод с военно-административными нормами, регулирующими порядок наложения и приведение в исполнение дисциплинарного ареста. Так, в решении по делу «Энгель и другие против Нидерландов» Европейский Суд по правам человека отметил, что «государства — участники Конвенции обладают соответствующей системой военной дисциплины, которая по самой своей природе подразумевает возможность наложения на некоторые права и свободы военнослужащих ограничений, которые не могут быть применены к гражданским лицам». Причем применение к военнослужащим дисциплинарных мер, которые не могут быть применены к гражданским лицам, по мнению суда, «...не приводит к какой-либо дискриминации, несовместимой с Конвенцией, поскольку условия и требования армейской и гражданской жизни различны по своей природе»[18].

Представляется, что разрешить проблему реализации дисциплинарной ответственности военнослужащих в виде дисциплинарного ареста можно одним из следующих способов:

· созданием системы дисциплинарных (административных) судов в Вооруженных Силах РФ, других войсках, воинских формированиях и органах, где предусмотрена военная служба, и, соответственно, внесением изменений в Конституцию РФ и федеральные законы о судебной системе;

· разработкой комплекса правовых (в том числе и судебных) гарантий законности и обоснованности применения командирами (начальниками) дисциплинарного взыскания в виде ареста с содержанием на гауптвахте;

· разработкой правового механизма передачи соответствующими командирами (начальниками) материалов о дисциплинарных проступках военнослужащих, по которым возможно наложение дисциплинарного взыскания в виде ареста с содержанием на гауптвахте, в суд и судебной процедуры по данным делам.

Законодательное обеспечение деятельности военной полиции. Качество исследований воинских правонарушений, изучение их динамики и эффективность их профилактики значительно снижаются в связи с отсутствием надлежащим образом организованной системы получения информации о различных видах совершенных и готовящихся правонарушений в целом и дисциплинарных проступков в частности. Данная проблема обусловлена отсутствием в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях специального штатного органа (военной полиции), призванного вести учет преступлений, проступков и происшествий и обладающего одновременно розыскными и определенными процессуальными полномочиями по ведению дознания и административного расследования. Существующая система органов дознания и административного расследования в Вооруженных Силах РФ полностью себя изжила[19]. При отсутствии органа, выполняющего указанные функции, реальное воздействие военной прокуратуры и других правоохранительных органов на состояние законности в войсках и эффективность реализации юридической ответственности военнослужащих значительно снижается.

Об актуальности и своевременности принятия федерального закона «О военной полиции» свидетельствуют результаты опроса военнослужащих различных категорий, большинство участников которого на вопрос о необходимости создания органов военной полиции дали утвердительный ответ. Более того, опыт армий практически всех развитых стран мира подтверждает целесообразность существования специальных органов, именуемых военной полицией. Создание системы органов военной полиции позволит повысить эффективность профилактических мероприятий в войсках, создать реально действующий механизм реализации юридической ответственности и снизить латентность (сокрытие) воинских правонарушений.

Предполагается, что военная полиция должна решать, в частности, следующие основные задачи:

· предупреждать, пресекать и раскрывать преступления и другие правонарушения, совершенные военнослужащими, гражданами, призванными на военные сборы, а также гражданским персоналом Вооруженных Сил при исполнении ими служебных обязанностей;

· вести учет происшествий и преступлений;

· производить дознание, осуществлять розыск и задержание военнослужащих, самовольно оставивших место службы, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания;

· осуществлять розыск похищенного (утраченного) военного имущества;

· нести патрульную службу и обеспечивать правопорядок среди военнослужащих в гарнизонах;

· конвоировать военнослужащих, содержащихся под стражей на гауптвахте, в военную прокуратуру, на судебные заседания военных судов, а также в дисциплинарную часть или следственный изолятор.

 

Библиография

1 Правопорядок — гарантия сильной армии. Пресс-конференция Заместителя Генерального прокурора РФ — Главного военного прокурора А. Савенкова // Красная звезда. 2003. 14 янв..

2 См.: Гойман В.И. Механизм обеспечения реализации закона в современных условиях // Советское государство и право. 1991. № 12. С. 18—19.

3 См.: Лиховидов К.С. Актуальные проблемы теории юридической ответственности // Юрист. 2002. С. 11—13.

4 В частности, профессор Бахрах рассматривает материальную и дисциплинарную ответственность военнослужащих как разновидность административной ответственности.

5 См.: Озеров В.А. Конституционно-правовые основы военной реформы в Российской Федерации: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2001. С. 13—14.

6 Например, в Германии материальная ответственность военнослужащих регулируется правовыми нормами Закона «О правовом положении военнослужащих» (параграф 24) 1956 года (с измен. и доп.). Уголовная ответственность военнослужащих установлена Военно-уголовным законом от 30.03.57 г. (в ред. от 13.08.97 г.).

7 Типичным примером такого кодекса является действующий в США Единый кодекс военной юстиции от 5 мая 1950 года с многочисленными изменениями и дополнениями.

8 Например, в Великобритании параллельно действуют Закон об Армии 1955 года, Закон о Военно-воздушных силах 1955 года и Закон о дисциплине в Военно-Морском Флоте 1957 года, которые регламентируют различные виды ответственности военнослужащих.

9 Примером может служить система законодательства КНР и России. Так, в Китае и России нормы об ответственности за воинские преступления включены в Уголовный кодекс. В то же время другие институты юридической ответственности военнослужащих (например, в России — материальная ответственность) установлены специальными законами.

10 См.: Мигачев Ю.И., Тихомиров С.В. Военное право: Учеб. — М., 1998. С. 18—19.

11 См.: Шулепов Н.А. Уголовная ответственность военнослужащих по законодательству зарубежных стран // Актуальные проблемы применения законодательства о воинской обязанности и военной службе и статусе военнослужащих. Материалы научно-практического семинара. — М., 1997. С. 44 — 50; Он же. Теоретические основы реализации уголовной ответственности военнослужащи: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 2001.

12 Финдли против Соединенного Королевства. Судебное решение от 25.02.97 г.; Макгинли и Иган против Соединенного Королевства. Судебное решение от 09.06.98 г.

13 О безусловной законности деятельности военных судов в России высказался и Конституционный суд РФ: Определение КС РФ от 01.04.99 г. № 42-О «По жалобе гражданина Пронина Анатолия Петровича на нарушение его конституционных прав статьями 18 и 20 Положения о военных трибуналах // Вестник КС РФ. 1999. № 4.

14 См.: Федеральный закон от 17.01.92 г. № 2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации». Статьи 11, 15, 16, 18—19.

15 См.: Федеральный конституционный закон от 23.06.99 г. «О военных судах Российской Федерации», ст. 1.

16 Результаты проведенного автором в 2003 году социологического исследования правосознания военнослужащих свидетельствуют о том, что большинство опрошенных поддерживают идею разработки и принятия федерального закона «О дисциплинарной ответственности военнослужащих». Необходимость разработки и принятия закона, по мнению респондентов, определяется прежде всего задачами законодательного регулирования дисциплинарной ответственности как отдельного вида (института) юридической ответственности. Значительная часть респондентов убеждена в том, что указанный закон призван разрешить назревшую проблему декриминализации некоторых деяний военнослужащих с переводом их в разряд дисциплинарных проступков. По мнению 1/3 опрошенных военных судей, такой закон позволит осуществить законодательное разграничение дисциплинарных проступков с воинскими преступлениями и административными правонарушениями.

17 Более половины респондентов рассматривают применение дисциплинарного ареста единолично командиром в качестве элемента военно-административного процесса привлечения военнослужащих к дисциплинарной ответственности, характеризуемого реализацией действующего в войсках принципа единоначалия. Тем самым презюмируется, что внесудебный порядок применения ареста обусловлен реализацией особого статуса военнослужащего с определенными ограничениями конституционных прав и свобод человека и гражданина в целях защиты основ конституционного строя, обеспечения обороны страны и безопасности государства. Дисциплинарный арест с содержанием на гауптвахте в сознании военнослужащих ассоциируется с действенным и оперативным (не терпящим промедления) инструментом командира — единоначальника по поддержанию воинской дисциплины и правопорядка в войсках.

18 См.: Европейский Суд по правам человека. Избранные решения. Т. 1. — М., 2000.

19 Результаты проведенной автором научной работы по изучению эффективности механизма юридической ответственности военнослужащих свидетельствуют о том, что качество исследований воинских правонарушений, изучение их динамики и эффективность их профилактики в связи с отсутствием действенной системы мониторинга зачастую носят субъективный характер.

20 См.: Белый И.Ю. Специально-криминологические меры предупреждения хищений оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ в Вооруженных Силах Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2000; Зателепин О.К. Объект преступления против военной службы: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1999; Ищенко А.В. Дифференциация и индивидуализация наказаний, назначаемых военнослужащим Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2000; Толкаченко А.А. Правовые основы исполнения уголовных наказаний, применяемых к военнослужащим: Дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 1997 и др.