К.С. ЛИХОВИДОВ,

докторант Военного университета Министерства обороны РФ, кандидат юридических наук, доцент

 

Совершенствование законодательства об ответственности за преступления против военной службы. Практически все предложения, высказанные учеными-юристами и практическими работниками военной юстиции, касаются внесения изменений и дополнений в Уголовный кодекс РФ[2]. В частности предлагается:

· установить уголовную ответственность за преступления против военной службы, совершенные в военное время или в боевой обстановке; разработать и закрепить в военном законодательстве понятия военного времени и боевой обстановки;

· установить уголовную ответственность за неуставные отношения — насильственные действия начальников по отношению к подчиненным, восстановив прежнюю систему военно-уголовных норм о насильственных и должностных преступлениях;

· дополнить УК РФ нормами, предусматривающими уголовную ответственность военнослужащих за нарушение норм международного права (права вооруженных конфликтов);

· предусмотреть уголовную ответственность за преступления против обороны страны, установив в главе 32 УК РФ ответственность за уклонение от призыва по мобилизации, уклонение от военных сборов и нарушение правил воинского учета, уклонение при мобилизации или в военное время от выполнения повинностей либо уплаты налогов;

· установить ответственность за нарушение (разглашение) и охрану военной тайны;

· дополнить примечания к статьям 337 и 338 УК РФ указанием на добровольную явку в часть или к месту службы военнослужащего, самовольно оставившего часть или дезертировавшего;

· дополнить диспозицию ст. 350 УК РФ (нарушение правил вождения и эксплуатации машин) перечнем других, помимо человеческих жертв, тяжких последствий: вывод из строя боевой техники, вооружения, уничтожение иного военного имущества и пр.;

· отказаться от возможности применения ко всем категориям военнослужащих исправительных работ, а военнослужащим, проходящим службу по контракту, — обязательных работ;

· расширить сферу применения штрафа к военнослужащим в качестве как основного, так и дополнительного наказания.

Следует отметить, что указанные изменения и дополнения в УК РФ наряду с проектом федерального конституционного закона «О военном положении» внесены в Государственную думу Федерального Собрания РФ для обсуждения еще в 2001 году. Однако до настоящего времени эти законопроекты не приняты, что негативно отражается на обеспечении обороноспособности и безопасности России, состоянии воинского правопорядка, соблюдении прав и законных интересов военнослужащих, дискредитирует органы военной юстиции[3].

Кроме того, глубокого теоретического осмысления требуют проблемы криминализации и декриминализации деяний военнослужащих с учетом содержания норм, регулирующих их позитивную юридическую ответственность.

В науке уголовного права выработаны определенные криминологические и социально-психологические основания криминализации деяний;

1) необходимость воздействия на общественные отношения уголовно-правовыми мерами лишь тогда, когда нет нормы, эффективно регулирующей соответствующие отношения методами других отраслей права (административного, гражданского и др.);

2) криминализируемое деяние с учетом уровня общественного правосознания, психологии и исторических традиций должно представлять угрозу как для общества, так и для конкретных людей и восприниматься в общественном сознании как нуждающееся в уголовно-правовом запрете;

3) криминализируемое деяние должно иметь относительную распространенность и типичность, однако не должно быть массовым[4].

При переходе на контрактную систему комплектования Вооруженных Сил определенной декриминализации потребуют воинские правонарушения. По аналогии с наметившимися на современном этапе развития юридической науки и практики направлениями декриминализации следует выделить следующие группы воинских правонарушений, подлежащих декриминализации: деяния, за совершение которых не предусматриваются наказания, связанные с лишением свободы. В частности, за совершение некоторых преступлений против военной службы в мирное время, например за оскорбление военнослужащего (ст. 336 УК РФ), нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих (часть первая ст. 349 УК РФ), военнослужащим, проходящим службу по контракту, может быть назначено уголовное наказание, не связанное с лишением свободы (ограничение по военной службе);

некоторые деяния, за совершение которых в качестве наказания предусматривается альтернатива штрафу, ограничению по военной службе и лишению свободы (аресту). Так, за совершение различных видов воинских преступлений (часть первая ст. 343, часть первая ст. 346, статьи 347—348, часть первая ст. 349 УК РФ) для военнослужащих, проходящих службу по контракту, предусмотрены альтернативные наказания;

воинские правонарушения, за совершение которых предусмотрены иные виды ответственности.

Результаты проведенного автором социологического исследования свидетельствуют о неоправданном установлении в мирное время уголовной ответственности военнослужащих-контрактников за самовольное оставление части или места службы, а равно неявку в срок без уважительных причин на службу продолжительностью свыше 10 суток, но не более месяца (часть третья ст. 337 УК РФ). Обоснование такой позиции заключается в том, что сроки и продолжительность выполнения военнослужащими, проходящими службу по контракту, своих служебных обязанностей определены контрактом, регламентом служебного времени и распорядком дня (ст. 226 Устава Внутренней Службы Вооруженных Сил РФ). Согласно контракту о прохождении военной службы, военнослужащий не имеет права самовольно отказаться от исполнения своих служебных обязанностей, изменить место военной службы. В случае уклонения от исполнения данных обязанностей военнослужащий несет дисциплинарную ответственность и ответственность за невыполнение условий контракта вплоть до досрочного увольнения в запас (подп. «в» п. 2 ст. 51 Федерального закона от 28.03.98 г. № 53-ФЗ «О воинской обязанности и военной службе»).

Проведенные автором криминологические исследования эффективности реализации уголовной ответственности военнослужащих в условиях реформирования Вооруженных Сил РФ позволили выделить новые направления совершенствования военно-уголовного законодательства:

· разработка новых видов наказаний, в частности, различных штрафов, условий и порядка возмещения (компенсации) вреда, причиненного интересам безопасности государства, боеготовности Вооруженных Сил РФ, жизни и здоровью граждан и т.д.;

· разработка механизма применения к военнослужащим наряду с уголовным наказанием имущественных мер ответственности за совершение преступлений, предусмотренных статьями 335, 340 — 342, 346 — 349 УК РФ;

· преимущественное установление видов уголовных наказаний, реализуемых в условиях Вооруженных Сил РФ, за совершение самовольного оставления части или места службы, дезертирство, нарушения правил несения боевого дежурства, нарушения правил караульной службы, умышленное уничтожение военного имущества, неуставные взаимоотношения, неисполнение подчиненным приказа начальника и др.

Оптимизация законодательства, устанавливающего материальную ответственность военнослужащих. Материальная ответственность военнослужащих как самостоятельный вид юридической ответственности и как правовой институт установлена Федеральным законом от 12.07.99 г. № 161-ФЗ «О материальной ответственности военнослужащих». Между тем специфика реализации материальной ответственности военнослужащих определяет необходимость оптимизации законодательства с учетом внесения в указанный Закон следующих изменений и дополнений.

1. Закрепить в законе понятие материальной ответственности военнослужащих, отражающее существенные признаки этого правового института, включая и отличия от других видов ответственности (уголовной, гражданско-правовой, дисциплинарной).

2. Определить фактические основания рассматриваемого вида ответственности: воинское имущественное правонарушение, его состав и признаки.

3. Закрепить в законе правило, согласно которому командир (начальник) не может быть привлечен к материальной ответственности за ущерб, причиненный подчиненным, пока непосредственный причинитель ущерба не возместит этот ущерб. Установить справедливое соотношение объема и размеров материальной ответственности командиров (начальников) и ответственности непосредственных причинителей ущерба.

4. Разработать критерии определения нахождения военнослужащего при исполнении служебных обязанностей как условия привлечения к рассматриваемому виду юридической ответственности. (Таким критерием может являться только связь военнослужащего с материальными ценностями, возникающая в ходе имущественных отношений между ним и государством в лице воинской части.)

5. Установить, что противоправными в институте материальной ответственности военнослужащих могут являться лишь те виновные действия (бездействие), которые выражаются в нарушении конкретных правил, требований и норм, содержащихся в воинских уставах, приказах, наставлениях, инструкциях и других документах, определяющих правила поведения для одного или группы (состава) военнослужащих.

6. В состав, исключающий материальную ответственность военнослужащих, включить следующие обстоятельства:

· добросовестное исполнение приказа командира (начальника);

· оправданный в данных конкретных условиях служебный риск;

· уничтожение имущества по военным обстоятельствам на театре военных действий;

· гибель (смерть) должника, если после него не осталось имущества;

· неустановление виновного лица;

· необходимая оборона;

· крайняя необходимость;

· задержание преступника;

· нахождение лица в состоянии невменяемости;

· причинение ущерба вследствие обстоятельств непреодолимой силы.

Все это позволит существенно повысить эффективность реализации данного вида юридической ответственности военнослужащих.

Разработка межвидового института юридической ответственности воинских должностных лиц. Законность и неотвратимость наступления ответственности обеспечиваются прежде всего систематической работой государственного аппарата, в частности юрисдикционных органов. Очевидно, что важным средством обеспечения надлежащей работы этих органов должна быть ответственность определенных должностных лиц за допущенное ими бездействие или иное нарушение законности. Это утверждение особенно актуально для Вооруженных Сил РФ, поскольку деятельность командиров (начальников), связанная с привлечением военнослужащих к различным видам ответственности, является одновременно служебной ответственностью, элементом их исполнительной и распорядительной деятельности. В этой связи возникает необходимость в разработке нового межвидового института юридической ответственности военнослужащих — ответственности воинских должностных лиц в ходе исполнительно-распорядительной деятельности. В рамках этого института необходимо решить проблему персонификации ответственности конкретных должностных лиц.

Кроме того, требует разрешения проблема адекватности (соразмерности) применяемых к воинскому должностному лицу мер ответственности наступившим в результате издания им  незаконного приказа (распоряжения) последствиям в виде существенного нарушения прав и законных интересов военнослужащих, государственных или общественных интересов.

Некоторые авторы обоснованно предлагают разработать нормы, устанавливающие уголовную ответственность должностных лиц, принимающих решения, в результате которых стране наносится ущерб в особо крупных размерах. При этом предлагается исключить необходимость доказывания прямого или косвенного умысла при привлечении к уголовной ответственности[5].

Эти и другие проблемы юридической ответственности должностных лиц за необеспечение реализации законодательства о юридической ответственности военнослужащих и вытекающих из него прав и законных интересов военнослужащих требуют глубокой проработки и изучения и должны базироваться на существующей теории юридической ответственности военнослужащих. При разработке материальных оснований реализации такой ответственности целесообразно использовать учение о составах должностных преступлений.

В заключение следует отметить, что совершенствование военного законодательства, устанавливающего юридическую ответственность военнослужащих, должно осуществляться по следующим направлениям:

· разграничение оснований юридической ответственности различных видов;

· создание логически стройной системы мер правового воздействия;

· отражение адекватности применяемых санкций совершенным воинским правонарушениям.

 

Библиография

1 Окончание. Начало см. в № 7’2004.

2 См.: Белый И.Ю. Специально-криминологические меры предупреждения хищений оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ в Вооруженных Силах Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2000; Зателепин О.К. Объект преступления против военной службы: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 1999; Ищенко А.В. Дифференциация и индивидуализация наказаний, назначаемых военнослужащим Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2000; Толкаченко А.А. Правовые основы исполнения уголовных наказаний, применяемых к военнослужащим: Дис. ... д-ра юрид. наук. — М., 1997 и др.

3 См. проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации» (в части совершенствования военно-уголовного законодательства), внесенный в ГД ФС РФ 19 сентября 2001 г.

5 Антонов А.Д. Теоретические основы криминализации и декриминализации деяний: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. — М., 2001. С. 18—19.

6 См.: Глазьев С.Ю., Дамаскин О.В. Юридическая ответственность должностных лиц исполнительной власти // Законность. 2001. № 12. С. 3—5.