К.В. ВИШНЕВЕЦКИЙ,
кандидат юридических наук, доцент, начальник кафедры криминалистики Краснодарского университета МВД России
 
Система виктимологической профилактики в зарубежных странах слагается из элементов, которые можно объединить в три группы: нейтрализация объективных условий виктимизации личности или социальной группы; разъяснительная работа среди отдельных категорий населения, виктимологическая пропаганда; оказание помощи жертвам, включая систему государственных компенсаций и возмещения ущерба. Поскольку поведение жертвы в современных криминологических концепциях трактуется как важный элемент в системе детерминации преступления, постольку виктимологическая профилактика в ряде высокоразвитых стран рассматривается в качестве специфической составной части деятельности государства и институтов гражданского общества по предупреждению преступности. 
 
Основным субъектом предупредительной деятельности в рамках первой выделенной нами группы являются именно государство и органы государственного управления.
По мысли западных виктимологов, общественное самоуправление обладает мощным потенциалом социального регулирования, способным нейтрализовать виктимизирующее воздействие на общество со стороны современных процессов урбанизации. Именно общественное самоуправление может выступить выражением принципиальной культурной разнородности, существующей как в мировом масштабе, так и на региональном и локальном уровнях. Оно представляется наиболее демократичным ответом на вызовы глобализации, заявляющим о необходимости уважения к особенному, уникальному, неповторимому. Кроме того, общественное самоуправление способно смягчить негативные последствия радикализации стратификационных процессов, и прежде всего те, которые связаны с локальным сосредоточением и концентрацией в неблагополучных районах городов представителей низших страт.
Зарубежный опыт свидетельствует о том, что важным, а нередко и основным, элементом системы виктимологического предупреждения преступности являются общественные организации, созданные с целью защиты интересов жертв преступлений, оказания им помощи и противодействия рецидивной виктимизации. Именно участие общественности в предупреждении преступлений составляет одну из главных виктимологических идей.
Стоит заметить, что практическая эффективность деятельности виктимологических организаций определяется не только степенью социальной активности граждан, но и сложившимися в ряде стран традициями лоббистской деятельности, закрепленными и институционализированными на правовой основе. Для обеспечения интересов жертв на законодательном уровне организации проводят официальные и частные встречи с представителями органов власти; участвуют в заседаниях комитетов и комиссий парламента, правительства, в коллегиях министерств; оказывают помощь в подготовке законопроектов; приглашают законодателей, членов правительства на свои съезды, конгрессы, совещания; формируют общественное мнение и регулярно работают со средствами массовой информации; готовят доклады, послания от лица жертв криминальных посягательств к органам власти; осуществляют встречи с высшими руководителями государства.
Анализируя опыт работы различных организаций виктимологической направленности, ученые обычно выделяют четыре позиции: организационную структуру; отношение с другими организациями виктимологического профиля; характер объекта предоставляемой помощи; приоритетные направления преступлений, по которым ведется работа.
В организационной структуре различают добровольные неправительственные организации и организации, в работе которых в той или иной форме участвует государство. Для координации деятельности виктимологических организаций в ряде стран создаются общенациональные органы, комитеты, советы, которые обеспечивают соответствие работы фондов и организаций национальным стандартам благотворительной деятельности, разрабатывают методические рекомендации по совершенствованию виктимологической пропаганды, собирают и обобщают наиболее интересный опыт, обеспечивают связь общественных организаций с правительственными структурами и способствуют установлению контактов с аналогичными организациями за рубежом. В Англии — это Национальная ассоциация поддержки жертвы преступлений (National Association of Victim Support Schemes), действующая с 1979 года. Во Франции — Национальный институт помощи жертвам преступлений (National Institute for Assistance for Victims (INAVEM)), созданный в 1986 году для координирования деятельности более чем шестидесяти местных виктимологических ассоциаций. В Нидерландах действует Национальная организация поддержки жертвы (National Organisation for Victim Support — NOVS). В Соединенных Штатах нет подобной официальной организации, но ее функции во многом выполняет Национальная организация помощи жертвам (NOVA). В Италии также нет единой организации помощи жертвам преступлений, но существуют ассоциации для помощи жертвам террористов, организованной преступности, пострадавшим от краж и т. п., обычно создаваемые оставшимися в живых и родственниками пострадавших.
Среди государственных органов, с которыми виктимологические организации осуществляют систематическое взаимодействие, центральное место занимает полиция. В некоторых случаях офисы организаций непосредственно расположены в полицейских отделениях.
Анализ различных концептуальных взглядов на виктимологическую профилактику как социальное управление в условиях трансформации общества показывает, что в странах Западной Европы и США акцент делается на мягких регулирующих воздействиях субъекта управления на объект. Важнейшей функцией виктимологической профилактики становится поддержание в обществе необходимого соотношения между неизбежными, являющимися следствием объективных причин, процессами криминализации и процессами декриминализации социума. Это означает, что в профилактической деятельности должны существовать достаточно большие зоны социальной самоорганизации, не подверженные прямому воздействию субъекта управления. Эти зоны представляют собой механизм развития способностей общества к самоорганизации, к поддержанию социального порядка и укреплению законности.
К сожалению, в России отсутствует система виктимологической защиты населения и целенаправленная виктимологическая политика государства, которая была бы по своим масштабам сопоставима с западными аналогами. Между тем актуальность ее развития в условиях глобализации и сопутствующей ей транснационализации криминальных угроз очевидна. Сегодня, оценивая предпосылки создания подобной системы в Российской Федерации, можно констатировать разную степень зрелости каждого из трех необходимых элементов, которые обнаружили себя на различных этапах развития виктимологической профилактики на Западе.
В то же время в нашей стране имеется всесторонне разработанная теоретическая база формирования системы виктимологической профилактики, без которой, как показала практика, виктимологическое движение может носить только стихийный характер. Вопросам виктимологической профилактики посвящены как специальные исследования, так и отдельные главы, параграфы, статьи в работах отечественных криминологов. Созданы первые общественные организации виктимологической или частично виктимологической направленности (общества обманутых вкладчиков, общества защиты прав потребителей, Комитет солдатских матерей и т. п.). Однако они пока еще не объединены сознанием общности целей, в их идеологии слабо выражены собственно криминально-виктимологические мотивы, отсутствует стремление опереться на теоретическую базу отечественной и зарубежной виктимологии.
Виктимологическое движение в России пока воспроизводит итальянскую модель. Однако, учитывая слабое развитие институтов и интенций гражданского общества, можно предположить, что она вряд ли будет у нас столь же эффективна. Необходимо структурирование (и стимулирование) виктимологического движения, осуществляемого из единого центра. Поэтому целесообразным представляется образование единой координирующей и непосредственно действующей виктимологической ассоциации по английскому образцу при активной роли государства.
Организационная роль государства и органов государственной власти в формировании единой системы виктимологической профилактики, разработка ее законодательной базы пока не соответствуют масштабу современных антикриминогенных задач. Опыт западных стран свидетельствует, что в развитии виктимологического движения инициирующую роль выполняют институты гражданского общества. Однако в условиях их слабости и неразвитости в России, а также с учетом того, что необходимо ускоренными темпами преодолевать существующий разрыв, становится очевидной задача опережающего формирования и реализации государственной виктимологической политики.
Построение системы виктимологической профилактики в России предопределено и обосновано разработанной отечественной криминологической наукой теорией предупреждения преступности. Ее собственно криминологические аспекты достаточно легко ложатся в основу построения системы виктимологической профилактики в Российской Федерации. Так, объектами общей виктимологической профилактики являются: виктимность и ее виды; виктимогенные факторы и ситуации, формирующие виктимное поведение и обусловливающие совершение преступлений в отношении конкретных лиц; виктимогенные (в наибольшей степени подверженные опасности стать жертвами преступлений) группы населения. Учитывая многоуровневость объектов общей виктимологической профилактики, а также ее специфические меры воздействия, характеризующиеся масштабностью и многосторонностью, следует отметить, что правоохранительные органы не могут воздействовать на все ее аспекты, тем более устранять их собственными силами. Здесь необходим комплексный подход различных органов государственной власти и общественного самоуправления, а также специализированных общественных организаций и объединений.
По аналогии с существующими криминологическими канонами предупреждения преступности, общесоциальное предупреждение виктимизации представляет собой единую систему социально-экономических, политических, правовых, организационных и иных мер, предпринимаемых обществом и государством в различных социальных сферах, которые сами по себе не направлены на борьбу с преступностью. Специально-криминологическая виктимологическая профилактика преступлений, осуществляемая правоохранительными органами, — это специфическая деятельность специальных субъектов по осуществлению комплекса мер предупреждения преступности или отдельных видов преступлений нетрадиционным путем, прежде всего ориентированных на: выявление отдельных лиц и групп риска с повышенной степенью виктимности и воздействие на них в целях восстановления или активизации их защитных свойств и последующей девиктимизации; недопущение, устранение или нейтрализацию (совместно с другими субъектами этой деятельности) детерминационного комплекса виктимности — участие в разработке либо совершенствование в повседневной практической деятельности уже имеющихся специальных видов, форм и методов повышения охранно-защитных возможностей потенциальных жертв преступлений.
Поскольку общесоциальные меры предупреждения виктимизации носят комплексный характер, они должны учитывать особенности виктимизации каждой из социальных групп с учетом мировых тенденций глобализации. При этом следует органично сочетать социальную профилактику виктимизации на индивидуальном уровне и на уровне социальной страты. Основу методов такой профилактики должна составить деятельность по девиктимизации социальных групп в сочетании с нейтрализацией негативных элементов образа жизни личности. В этой точке органично сочетаются и взаимодополняют друг друга меры общесоциальной и специальной (целенаправленной) виктимологической профилактики, имеющей прямой целью нейтрализацию виктимогенных факторов и условий, предотвращение фактов виктимизации личности и ее ближайшего социального окружения.
Использование организационных мер предупреждения виктимизации населения подразумевает необходимость изучения жертвы, проведения масштабных виктимологических исследований в целях получения информации для профилактики преступлений. Следует организовать на федеральном уровне систематические исследования виктимности и процессов виктимизации социальных статусов, взяв за образец опыт организации соответствующей работы в США. Только систематический сбор информации в течение ряда лет позволит составить научно обоснованную картину виктимности социальных статусов и своевременно корректировать профилактические мероприятия.
Результатом этой работы должна стать разработка криминологической модели виктимности социальных страт с учетом комплекса их основных статусных характеристик. При этом следует исходить из того, что виктимность социальных страт представляет собой разновидность групповой виктимности. Объем данного понятия уже объема понятия групповой виктимности, поскольку в число его содержательных элементов не входят непосредственно биофизические характеристики (к примеру, физическая слабость индивида). В любом случае в аспекте социальной стратификации эти характеристики рассматриваются как социально опосредованные.
Представляется целесообразным проводить перекрестные исследования в отношении социальных страт, разделенных на два базовых класса. К первому классу могут быть отнесены страты, выделенные по социо-экономическому принципу (основной принцип стратификации): богатые, состоятельные, середина (аналог среднего класса), малообеспеченные, бедные, «социальное дно». На более высоком уровне постановки исследовательских задач данную схему можно было бы дополнить исследованиями процессов глобальной стратификации. Ко второму классу целесообразно отнести страты, выделенные по половозрастному принципу: женщины, мужчины, дети, лица младшего, среднего, преклонного возраста (наиболее изучаемые в западной виктимологии категории) и страты с лабильной виктимностью: прежде всего мигранты. Итогом исследования по каждой из страт должен стать расчет уровня виктимности по формулам, предложенным в свое время профессором Д.В. Ривманом.
Ранговая корреляция данных исследований по второму и первому классам страт позволит составить развернутую таблицу их качественно-количественных параметров, определяющих характер стратовой виктимности. В качестве основных должны рассматриваться следующие зависимости: процент мужчин и женщин, являющихся жертвами преступных посягательств, по каждой страте; аналогичные показатели для числа преступников; процент лиц молодого и пожилого возраста, являющихся соответственно жертвами и преступниками в каждой из страт; мера соответствия стратовой виктимизации социально-демографической структуре региона; присутствие в регионе мигрантов, по своему социальному статусу близких представителям данной страты. Дополнительно могут выступать такие параметры, как зависимость виктимности от пьянства и наркомании; родственных, соседских и т. п. отношений между жертвой и преступником; числом посягательств на незнакомых / знакомых лиц и т. п. Для различных социальных страт является более или менее характерным преобладание посягательств, связанных с насильственной, корыстной, корыстно-насильственной, экономической преступностью. Особое внимание следует уделять выявлению жертв латентных преступлений, особенностей виктимизации отдельных зон проживания граждан, ее зависимости от внешней среды и т. п.
Важнейшей частью криминолого-виктимологического подхода к предупреждению преступности выступает прогнозно-аналитическое исследование региональной криминологической обстановки. Сущность социально-криминологического и виктимологического прогнозирования преступности сводится к оценке основных тенденций ее изменения на основе системного анализа состояния и перспектив развития под влиянием экономических и социальных процессов, протекающих в разных частях региона, а также перспектив регулирования преступности. Использование такого подхода к прогнозированию предполагает:
· учет приоритета развития социально-экономических подсистем более высокого ранга (поскольку вычленение одного региона или части его и прогноз их развития вне связи с экономической, социальной, уголовно-правовой политикой страны не реальны);
· необходимость оценки изменений состояния преступности на основе выдвигаемых программ (концепций) развития региона, использование сравнений и аналогий с уже известными последствиями криминогенных процессов и явлений в других странах и регионах;
· выделение среди всей совокупности факторов двух основных групп — виктимогенных и девиктимогенных;
· оценку влияния обеих только что названных групп факторов на развитие преступности в различных регионах;
· корректировку полученных результатов с учетом общекриминологических тенденций и свойств преступности.
Решение этих и других вопросов позволит выявить наиболее виктимные в настоящее время социальные статусы в России и в странах Запада, спрогнозировать тенденции их дальнейшей виктимизации и на этой основе дать рекомендации по совершенствованию общесоциального и специально-криминологического виктимологического предупреждения преступлений с учетом необходимости дифференцированной работы с каждым из виктимизированных социальных слоев.
В числе наиболее значимых направлений виктимологической политики должны быть зафиксированы:
· стремление к максимально эффективному использованию общественного потенциала, возможностей институтов гражданского общества, религиозных объединений, социальных фондов, органов местного самоуправления для снижения уровня криминальных угроз населению, для пропагандистской работы, для оказания оперативной моральной, организационной и по возможности материальной помощи жертве преступления;
· создание предпосылок для сотрудничества всех заинтересованных субъектов виктимологической профилактики России с государственными органами и общественными организациями, осуществляющими виктимологическую профилактику в различных государствах мира, с целью координации деятельности по защите личности от криминальных угроз в эпоху глобализации, изучения опыта зарубежных государств и решений ООН по правам человека, разработке совместных программ по девиктимизации социума;
· обеспечение приоритета в защите прав жертвы правонарушения и общественных интересов перед защитой прав правонарушителя при неуклонном соблюдении общих прав человека;
· неуклонное осуществление принципа общей и юридической справедливости в отношении преступника и его жертвы;
· стремление к дифференциации принципов и методов работы с наиболее виктимогенными слоями населения (дети, лица пожилого возраста, женщины, молодые мужчины и т. п.),
· координацию виктимологической и миграционной политики государства;
· обеспечение учета уголовно-правового значения личности и поведения потерпевшего в процессе квалификации преступлений;
· обеспечение учета личностных особенностей потерпевшего при решении судом вопроса об уголовном наказании;
· создание финансовых, законодательных и организационных предпосылок для формирования единой системы материальных компенсаций и реституций жертве преступления, для ее социальной реабилитации. Считать первоочередной задачей возмещение ущерба жертвам насильственных преступлений, лишившимся трудоспособности полностью или частично, а также лицам, находившимся у них на иждивении или иждивении погибших в результате преступления;
· признание приоритетом при осуществлении виктимологической профилактики правоохранительными органами работу с прямыми и косвенными жертвами террористических актов, а также с представителями наиболее виктимогенных слоев и статусов населения.
Центральным звеном системы организации виктимологической профилактики должны быть, как уже отмечалось, институты гражданского общества: общественные и религиозные организации, органы местного самоуправления. Они призваны:
· проводить систематическую работу по виктимологической пропаганде;
· разрабатывать и доносить до каждой аудитории (в первую очередь, детской) обучающие курсы прикладной виктимологии, с учетом региональной и стратовой специфики готовить информацию виктимологического характера для освещения в СМИ;
· осуществлять деятельность по защите и представительству в органах власти, страховых компаниях, в адвокатуре интересов жертв криминальных преступлений, особенно в том случае, если они не способны это сделать сами (больные, неадаптированные мигранты, дети и т. п.);
· оказывать моральную и материальную поддержку жертвам преступлений;
· осуществлять коррекцию межличностных и групповых отношений, складывающихся в рамках внутристратовых связей или на определенной территории;
· в пределах своей компетенции осуществлять меры по социальной защите, социальной реабилитации и ресоциализации жертвы.
Эффективность деятельности каждого из субъектов виктимологической профилактики и скоординированность работы всей системы будет зависеть от факта существования и возможностей единой организации виктимологического профиля, регулирующей профилактическую работу в масштабах всего общества и осуществляющей самостоятельные программы прямого действия. Думаем, это должна быть общественная организация, возможно по английскому, французскому или голландскому образцу. В российском варианте ее возможности должны быть усилены поддержкой на государственном уровне.